Меню

Железные находки из реки



Поиск монет, кладов и железа по берегам рек и водоёмов

Искать монеты можно везде, где когда-то ступала нога человека. Поэтому берега рек- довольно таки интересные места для поиска с металлоискателем. Сегодня я постараюсь описать о особенностях копа монет на берегах и немного рассказать о своей практике.

Реки с самого начала были ориентирами для человека. Вдоль них люди строили деревни, мельницы, хозяйственные кооперативы, люди пользовались реками как транспортной артерией. То есть, река кормила народ и была их помощником. Как я сказал выше, где были люди, там сейчас лежат монеты.

В основном, деревни вдоль рек были несколько богаче тех, что были расположены в отдалении от воды. В таких деревнях, как правило, были мельницы и порой весьма крупные, так как обслуживали несколько деревень и сел одновременно. Еще вдобавок скажу, что почва по берегам рек песчаная или глинистая, что способствует более лучшему сохрану монет.

Давайте же теперь я расскажу о паре своих выходах к рекам. Один раз копал на месте старой пристани. Металлоискатель был Кощей-5И. Находок особо не было. Нашелся только крупный чермет.

Другой же выход увенчался определенным успехом. Копал немного в отдалении от жилой деревни. Сначала собирал пробки, фольгу, проволоку и послереформенные потеряшки. Также попадалась современная ходячка. Еще был найден значок речного флота реки Камы. Как он тут оказался?) В этот выезд я как раз первый раз вывез Garrett Euro Ace на природу. Отойдя немного в сторону, был пойман цветной сигнал. И вот с глубины около 20 см был извлечен николаевский рубль 1896 года. Сначала я глазам не поверил. Это была моя первая достойная находка. Но по некоторым причинам пришлось оставить это место. Теперь буду его добивать в сезон 2014 года. Возможно там еще что есть.

На берегах рек можно выкопать много всякого. Начиная от гор металлолома и заканчивая царским серебром). Главное правильно выбрать место, да и прибор играет некоторое значение.

Источник

Город под Невой: какие находки встречаются в реках и каналах Санкт-Петербурга

В начале ноября археологи обнаружили в Неве у Эрмитажа остов деревянного судна – предположительно XIX века. Это не единственная подобная находка: несмотря на регулярную очистку, петербургские водоёмы продолжают преподносить свои сюрпризы. Как проходит уборка на дне рек и каналов Санкт-Петербурга и легко ли найти там что-то ценное для науки, выяснил «Диалог».

фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» Уборка вместо науки

Разочаруем любителей пиратских кладов: чаще всего поиски предметов на дне петербургских рек и каналов не имеют ничего общего с научными исследованиями и старинными находками. Главная задача сугубо бытовая – очистить русло от мусора. В Санкт-Петербурге ситуация с загрязнением водоёмов осложняется ещё и природными особенностями – в городе, построенном на болотах, реки текут медленно, а илом заносятся быстро. Эту закономерность заметили сразу, так что работы по очистке дна в Петербурге велись ещё со времён Петра I.

Сегодня очисткой петербургских водоёмов занимается комитет по природопользованию и охране окружающей среды. В его задачи входит как уборка плавающего мусора, так и ликвидация разливов нефти, кошение водных растений и экологическое восстановление водоёмов, частью которого считается очистка дна. Делают это обычно с помощью землечерпательных машин, экскаваторов на понтоне, размывочных комплексов, катеров КС-100, буксиров и водолазных станций. Чаще всего предметы поднимают со дна случайно вместе с илом и грязью, так что определить, где они изначально лежали, довольно трудно – да и почти бессмысленно, так как течение могло отнести их далеко от места падения. В таких условиях о полноценных научных исследованиях дна говорить не приходится.

фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог»

«Ключевой задачей комитета является экологическое восстановление водных объектов. При этом составной частью таких работ является извлечение затопленных предметов. Принимая во внимание, что комитетом производятся не дноуглубительные, а дноочистные работы, применение понятия «культурный слой» (слой земли на месте поселения человека, который сохраняет следы его деятельности, археологический термин – ИА «Диалог») в данном случае некорректно», – считают в комитете по природопользованию и охране окружающей среды.

По оценке на 1999 год, общий объём, на который водные объекты Санкт-Петербурга заносит илом и другими отложениями, ежегодно составляет около 1,5 млн. кубических метров. Однако реки и каналы очищают неравномерно – как сообщают в комитете, приоритетность очистки зависит от степени загрязнения водоёма и обращений власти и граждан. Например, в центре города реки ожидаемо грязнее, чем в пригородах, а в Обводном канале очень много ила.

Монеты и мотоциклы

Не меньше, чем природные особенности, загрязнению рек и каналов способствуют сами петербуржцы. Причём не только заводы и фабрики, но и отдельные граждане – как правило, находки в городских водоёмах очень бытовые.

«Попадание так называемых «посторонних» предметов в водные объекты связано с антропогенной деятельностью. Именно поэтому фраза «чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят» имеет самое прямое отношение к экологическому состоянию водных объектов», – рассказывают в пресс-службе комитета по природопользованию и охране окружающей среды.

Читайте также:  Реки кавказа имеющие ледниковое питание

Так, чаще всего современные петербуржцы отправляют на дно тележки из супермаркетов, бытовую технику и дорожные знаки. Одной из самых необычных речных находок в комитете считают мотоцикл. Подобные «подарки» охотно спускали в водоёмы и в девяностые, когда плывущий по реке шкаф не был редкостью. Часто находят залежи металла – железные ограждения, якоря, трубы и канализационные люки. Небольшие предметы вроде монет могут попадать в воду из системы дождевой канализации.

фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог»

А вот по-настоящему ценные исторические находки в водах Петербурга, отмечают в комитете по природопользованию, обнаружить сложно. Так как очистка дна проводится регулярно с петровских времён, попавшие в воду предметы просто не успевают состариться и обрести научную значимость. Чаще всего из прошлых веков до нас доходит, как ни странно, древесина: еще при Петре водоёмы города использовались для сплава леса, и затонувшие брёвна по большей части относятся к той эпохе. Периодически встречается и оружие – сабли, мушкеты, эфесы от шпаг и более современные пистолеты и гранатомёты. Кое-что из находок может быть опасно до сих пор – на дне находят снаряды времён Великой Отечественной войны, поэтому перед очисткой дна водоём исследуют на наличие взрывоопасных предметов. По информации комитета, безопасную часть таких находок отправляют для размещения на полигоны.

Впрочем, с неисторичностью речных находок города на Неве можно поспорить. Долгое время научными исследованиями дна петербургских водоёмов действительно никто не занимался, однако в 2019 году Невой заинтересовалось Русское географическое общество. Водолазы Центра подводных исследований ЦПИ РГО совместно с Институтом археологии РАН впервые проводят археологическое исследование акватории Невы, но ищут не просто предметы, а затонувшие суда и корабли.

По информации ТАСС, сегодня исследовано уже 80% дельты реки в черте города. С помощью специального прибора – многолучевого эхолота – археологи получают детальную съёмку рельефа речного дна и могут фиксировать аномалии. Попросту говоря, аномалии – это предметы странной формы, которые могут оказаться как творением человека, так и просто большим камнем или другим природным объектом. Так что, хотя 150 аномалий уже зафиксировано, представление об их научной ценности могут дать только подводные раскопки.

фото с сайта pixabay.com

Однако некоторые из них уже точно не брёвна и камни, а настоящие исторические артефакты. Например, 6 ноября 2020 года в Неве возле Эрмитажа обнаружили деревянный остов судна с адмиралтейским якорем. Якорь датировали XIX веком, но был ли он современником самого судна – всё ещё вопрос. Как отмечает Русское географическое общество, здесь тоже легко столкнуться с главной проблемой подводной археологии: если предметы на дне лежат рядом, это ещё не значит, что их не принесло друг к другу течением.

Предположительно таких судовых корпусов на дне Невы лежит около 80 – для сравнения, это больше, чем число боевых кораблей в японском флоте, в котором их около 70. По данным «Российской газеты», осенью 2020 года помимо баржи возле Эрмитажа в Неве обнаружили ещё три корабельных остова: два у Румянцевского сада и один под Биржевым мостом. Датировки находок также неизвестны: по внешнему виду остова мало что можно сказать, потому что российские судна выглядели примерно одинаково и при Петре I, и в XX веке. Точные сведения предоставит только радиоуглеродный анализ – так что часть своих тайн петербургские реки всё ещё хранят.

Подготовила Дарья Строгальщикова / ИА «Диалог»

Источник

Опасные находки в Железной реке

На этот раз мы решили организовать свои поиски на Железной реке она же «Пчёвжа» — река в Новгородской и Ленинградской областях России. Длина 157 км.

Сразу же разочарование для тех, кто решил, что это будут эпичные поиски с лодками и водолазами. Операцию будет выполнять Николай, надев резиновые сапоги и водонепроницаемый костюм недалеко от берега.

Первая находка долго себя не заставила ждать, спустя час мы нашли «Ротейт», а точнее ствол без приклада.

Опасные находки в Железной реке

Сначала думали, что он в грязи, но как оказалось он почернел, зато у него сохранился и крепко держится «штык».

Осколки в корнях

После часа другого решили переместиться ближе к берегу, и там мы обнаружили осколки реактивных снарядов, которые заросли корнями деревьев. После себя такое оставляли реактивные системы залпового огня- они же «РСЗО»

Опасные находки в Железной реке

Опасный снаряд

А вот и опасная находка, достать её оказалось непросто

Опасные находки в Железной реке

Реактивный снаряд по нашим предположениям, возможно, и Советского производства.

Опасные находки в Железной реке

Немецкий головной убор

А вот так элегантно Николай на своей ноге достает немецкий колпак.

Опасные находки в Железной реке

Каска даже неплохо сохранилась

Опасные находки в Железной реке

Очередная опасная находка — снаряд

Опасные находки в Железной реке

И вот опять река подарила нам снаряд, происхождение мы не знаем, маркировки не сохранились, но предполагаем, что немецкого производства.

Источник

Коп по дну реки — что там может быть интересного?

Приятно возвращаться в родные места. Каждый раз, когда едешь туда, где прошли твои детство и юность, то переполняешься воспоминаниями от прожитого. В моём же случае это ещё и воспоминания о поисковых работах, первых находках, первых шурфах и много чего «первого» вдобавок.

Читайте также:  Бассейн реки оки живут

Проезжаешь по всем родным дорогам и в голове всё всплывает как наяву — вот здесь нашёл эту монету, там была найдена царская помойка с бутылками из красивого узорного стекла, а здесь был найден боец, тут немец в полном «фарше», там СВТ лежал на краю обрыва и у позиции. Этим воспоминаниям нет конца и ведь, что интересно, есть ещё места, где ты ни разу не копал за прошедшие 15 лет! И туда хочется направиться. Так и у меня — была одна локация, копал там только по верхам обрыва, где шла линия обороны. О старине тогда ещё и не думал, а ведь стоило спуститься пониже, ближе к реке, как тебе достались бы все первые медные и серебряные (а вдруг и золотые!) монеты Империи! Но тогда мы о старине думали иначе — только шурф, только случайные монеты, больше война или царские помойки.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

И я спустился с того обрыва ближе к реке. Приехал прямо на машине, благо есть внедорожник, а не «пузотёрка» и на нём можно легко кататься по накатанным рыбаками и охотниками тропами. Именно тропами, ибо дорогой это не назовёшь, скорее приятное и интересное времяпрепровождение! Машину на обочину, чуть-чуть загнав её между кустов, место же находится в пограничной зоне, а лишнее внимание нам никогда не нужно. На себе камуфляж немецкий — флектарн, такой быстрее затеряется в весеннем ландшафте, сломает изображение и глаз не зацепит уже за 30 м от местонахождения копаря. 🙂

Расчехляю прибор и прикидываю местность, что же здесь есть и куда направляться. Вся история в том, что современная дорога и новый мост прошли на метров 500-600 от этого места, на высоте, где безопаснее. Но в старину здесь всё было иначе и опытный глаз выцепляет из ландшафта домовые ямы и очертания той, старой дороги, которая была здесь все последние 500 и более лет! Немного в стороне была усадьба местного помещика, а чуть далее её постройки. В основном, стояли сараи, но не мудрено, что в одной из построек была небольшая корчма, место же удобное. Старинный тракт с мостом через ручей, путники должны были останавливаться, ночевать, пить и есть, гулять и веселиться где-то. В нескольких километрах был морской порт, где путешественники и купцы могли погрузиться на суда и отплыть в соседние страны, в Европу. Чуть вглубине континента уже была старинная крепость и некогда крупный город, который во время Ганзейского торгового союза был одной из ключевых точек в этих землях, а значит старина тут везде.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Опытный взгляд замечает и шурф прошлых копателей. Шурф сделан непрофессионально, только по верхам и без углубления.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

По краям остатки камней и керамики. Охотились явно не за металлом, а искали бутылки. Не там искали, конечно, это видно и по шурфу, что он был небольшой и быстро заканчивался. Не стали бы люди вывозить мусор вблизи от тракта и рядом с мостом через ручей, а вывозили бы выше и дальше, куда никто не забредёт просто так и не будет отдыхать. А вдоль ручья это самое лучшее место для отдыха, можно и коней напоить, и воды набрать, кто будет мусорить на месте отдыха? Только недалёкие люди, как те, что шурфили тут, например. И селиться совсем близко к воде никто не будет — половодье весной и осенью поднимает уровень реки и ручья очень хорошо.

Собственно там и я решил пройти, по размываемому берегу. Да, он полон ила, но слой ила выносится совсем в устье ручья, а берега должны быть более-менее нетронутыми.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Устье ручья решил пробить, на всякий случай. Ходить было удобно только по поваленным деревьям и палкам, иначе проваливаешь на глубину по колено и более, вылезти из такой трясины тяжело. Но она же и даёт находки, что интересно! Помимо пробок и бутылок полезла и первая старина.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Лопатой раскапываешь ил и как только лопатой подцепляешь грунт так лопата отвечает звучным таким чавканием. Наверное такой же звук происходит и когда болотная трясина захватывает человека и накрывает его с головой, погружая в бесконечность.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Места тут полны историей и война не обошла стороной. Ил скрывал в себе несколько снарядов и патроны, обоймы. Видимо был сброс. Сохран у всего металла будто его положили недавно, следы ржавчины есть, но сама цветнина ещё покрыта необычным цветом.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

От таких штук лучше держаться подальше, пусть это и всего-лишь кумулятивная противотанковая граната от немецкого ручного гранатомёта, но в случае взрыва гарантированно оторвёт конечности и будет уже не до приборного поиска. Так что будьте аккуратнее на копе и осторожнее с неизвестными вам предметами цилиндрической и круглой формы разных размеров.

Читайте также:  Характерное течение реки волга

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

По фото выше можно оценить, как разливается река в половодье и орошает илом прибрежные берега. Из мощной широкой реки в половодье она переходит в небольшой ручей ближе к середине весны, но местность у новообразованного берега становится непроходимой. Проваливаешься на довольно большую глубину, ил затягивает и не отпускает ноги, потому если и ходить, то только по поваленным деревьям. Очень сложный грунт для любого металлоискателя, а обилие металлического мусора не даёт возможности правильно отстроить баланс грунта на приборе, потому я рекомендую выставлять нейтрально значение — у кого Эквинокс это 0, а на остальных приборах (Деус, Гарретт и прочие) порядка 85-90.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Долго на таком месте не получается работать. Понимаю, что совершил ошибку, когда не взял снайперку-катушку с собой, в реке сигналов море. И старина тоже лезет.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Интересное ядрышко, старинное, давало хороший и сильный цветной сигнал.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Непонятная часть из цветного металла, но с гербом Российской Империи! Красота!

Решил идти вдоль берега и искать, ведь должны быть монеты где-то.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Наткнулся на остатки старого моста, который был разрушен уже после войны. Местами видны деревянные сваи, которые ещё стоят в воде, но поверх дороги уже крепко заросли деревья и вросли своими корнями в каменную опалубку берега.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Рядом с мостом всё усеянно керамикой. Интересно, может ли здесь быть клад? Хотя вряд ли, место уж больно людное, у всех на виду, в таких местах ничего прятать не будешь.

Коп по дну реки - что там может быть интересного?

Что по итогу? Несколько железяк, ядрышко, старинная штука, рассыпуха советских монет, на которые не очень интересно смотреть. Где же имперские монеты? Неудивительно, что таким илом их могло давно уже нанести и никакой металлоискатель их уже не цепляет и не видит. Реальность она такова, что если ил вскопать трактором, то Имперских монет полезет много, но трактора, увы, нет.

Есть идея летом уже пройтись по воде, в сапогах или в костюме для дайвинга, на ноги обязательно надо что-то надеть, ведь дно полно мусора и железяк, неисключены возможности травм. Взять скуп и прибор подводный, воды там где-то не выше пояса, так что все шансы есть.

Источник

Приключения подводных археологов. Какие сокровища можно найти на дне реки?

Удивительные древности в Великом Новгороде теперь ищут не только на суше, но и под водой. Попадаются экспонаты, которым нет цены. Археологи объясняют, что в реке старинные вещицы сохраняются не хуже, чем в земле, на дне есть шанс обнаружить невредимой даже берестяную грамоту, и рассчитывают на действительно великие открытия. А потому, не обращая внимания на риск и неудобства, работают даже в ледяной воде.

Репортаж Юрия Левикова.

Один из водолазов готовится к погружению. Очень скоро 15-тонный понтон, вставший на Волхове, остается у него над головой. Температура воды — немногим выше 0, видимость — не дальше метра. Подводник подходит к ранее пробитому шурфу, напором воды размывает скопившийся грунт — и вот первая находка.

В этом году подводные археологи продолжают поиски опор Великого моста. В старину он соединял две стороны Новгорода — Софийскую и Торговую.

Айвар Степанов, руководитель подводных археологических работ на реке Волхов: «Мы сейчас размываем грунт в том месте, где вероятнее всего находится одна из трех старинных опор моста, если, конечно же, мост был прямым».

Водолазы уже отыскали пушечное ядро XVII века и форму для отливки крестов — складней, в которых в старину хранили мощи святых. Теперь ученые предполагают, что ювелирные мастерские в Великом Новгороде в средние века могли располагаться прямо на мосту через Волхов. Не менее уникальна и еще одна находка — печать совета господ, датируемая XV веком.

Сергей Трояновский, заместитель председателя новгородского общества любителей древности: «Эта печать Великого Новгорода, которой скреплялись важнейшие документы вечевой республики. В коллекции находок она всего лишь 13-ая, большая редкость».

Специалисты продолжают надеяться на неожиданности. Одной из уникальных находок было бы обнаружение на дне реки берестяной грамоты. И это не выглядит фантастикой, ведь береста хорошо сохраняется в воде: водолазы уже находили свитки березовой коры, однако текста на них не было. Всего же за последние годы на Волхове обнаружили тысячи находок, и энтузиасты подумывают о создании нового музея.

Айвар Степанов, руководитель подводных археологических работ на реке Волхов: «У нас есть для этого и целый комплекс находок, и помещение нам выделяют, осталось только зарегистрироваться».

После окончания работ на Волхове водолазы начнут подготовку к летней экспедиции на озере Ильмень. Подводные археологи планируют обследовать несколько точек акватории. Если верить скудным летописным данным, в XV веке там затонула новгородская флотилия, сражавшаяся против присоединения Новгорода к Москве, и несколько кораблей с беженцами.

Источник