Меню

В каких городах снимали угрюм река



Как снимали сериал «Угрюм-река»

На три дня суздальская речка Каменка стала Чусовой

Вчера на «Первом» стартовал сериал «Угрюм-река». Первая одноименная экранизация книги Вячеслава Шишкова вышла в 1968 году – 4 серии. И там главную роль исполнил Георгий Епифанцев – отец сегодняшнего героя боевиков Владимира Епифанцева. Сегодняшнюю экранизацию (16 серий) начали снимать в позапрошлом году и часть многосерийки была отработана в Суздале. В качестве других площадок были Минск, Москва, Кинешма (Ивановская область) и деревня Каменка на реке Чусовая, что недалеко от Первоуральска.

Режиссером фильма выступил Юрий Мороз, известный нам по сериалам «Каменская», «Братья Карамазовы», «Инквизитор», «Пелагия и белый бульдог» и другим, изначально запланировал включить в сериал мистическую составляющую. Многосерийка, наверное, очень «по мотивам».

Продюсерами Константином Эрнстом и Денисом Евстигнеевым к съемкам были привлечены именитые российские актеры Александр Балуев в роли Петра Громова и Юлия Пересильд, жена режиссера Алексея Учителя, в роли Анфисы. Одна из ключевых ролей Прохора Громова сыграна Александром Горбатовым – несколько лет назад он сыграл Степана в ремейке «Тихого Дона» режиссера Урсуляка.

Три дня на съемки

В Суздале съемки начались 5-го июля 2019 года, закончились 7-го. К набору массовки Морозов отнесся со всей серьезностью. На просторах интернета проскочило интересное «желательны не современные стрижки и прически». Еще бы, действие книги и фильма происходит в Сибири на стыке XIX-XX веков. Так что соискатели с дредами были бы отвергнуты.

Снимать начали на территории Спасо-Евфимиева монастыря. На следующий день кинематографисты переместились в скверик напротив Торговых рядов, где появились беседка и фонари той эпохи. А 7-го числа – улица Варганова, что неподалеку от Суздальского кремля, там расположились торговые точки по продаже лодок и пушнины. Та часть городка вообще фантастически преобразилась под торговую пристань конца 19-го века.

В новой экранизации сюжетный акцент смещен с классовой борьбы к мелодраме и мистике. Но историко-географическая канва – та же: рубеж XIX–XX веков, Сибирь, «золотая лихорадка». В центре событий та же зажиточная семья Громовых.

Нет плохой погоды?

Первый съемочный день прошел по плану, а на второй с утра пошел дождь. По сценарному плану должны были снимать фрагмент «В городском парке», в скверике напротив суздальских Торговых рядов под открытым небом. А тут – льет не переставая. И как за пеленой воды герой Александра Горбатова будет драться с горсткой гимназистов? Как горожане будут слушать духовой оркестр, сидя под дождем? Съемки перенести было нельзя, на этот парковый эпизод отвели один день и точка! Любые пробуксовки в кинопроизводстве – деньги, а проект и без того не из дешевых.

Во второй половине дня дождь прекратился, показалось солнце и в скверике началось движение: по одной из дорожек стали рассыпать песочек, поднимали уложенные до съемок фонарные столбы той эпохи, на крыше оркестровой беседки крепили российские триколоры.

К 18.00 подтянулся более серьезный техперсонал. И снова пошел ливень. Погода была категорически против съемок. Но киношники натянули несколько шатров для оборудования, а персонал надел дождевики. Часть статистов укрылась от дождя в галерее Торговых рядов. «Мотор!» И статисты принялись за работу.

Первое, второе и компот

Пятеро, с которыми пообщались – региональный «интернационал». Виталий с приклеенными усами и в котелке и Павел в картузе – суздальцы, а девчата приехали из Владимира и Иваново. Да и по жизни все разные. Виталик – педиатр, Павел – слесарь.

Нелегко им было в тот летний день и вечер. Одеться и загримироваться много часов назад и ждать, ждать, ждать. Ребята не распространялись по поводу гонорара, но еще накануне было известно, что москвичи платят массовке по 700 рублей за съемочный день. Плюс обед!

— Ребята, кормили-то хоть хорошо?

— Да! Борщи, гуляши, салаты…

Как по часам в 19.00 дождь закончился, снова вышло солнце. Сразу перед командой режиссера «Мотор!» начали репетировать. Оркестр – в беседке, а неподалеку от парочки мокрых лип актер Горбатов, одетый в короткое серое пальтецо, под руководством спеца по постановке кинодрак репетировал, как он раскидывает в парке приставших к нему гимназистов.

В тот день обошлось без пострадавших.

ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕР!

Краткая фабула экранизации. Рубеж позапрошлого и прошлого веков. Данила Громов нажил солидное состояние разбоем, в чем он признался своему сыну Петру перед смертью. Петр Громов вложил унаследованные деньги в свое дело, которое в свою очередь тоже передал сыну, Прохору. Благодаря своей предпринимательской жилке Прохор добился большого успеха, но цена жизни «в шоколаде при деньгах» оказалась высока. Годы спустя Прохору Громову пришлось расплачиваться за грехи деда.

Источник

По волнам «Угрюм-реки»: где и как снимал сериал Юрий Мороз

Начало марта 2021 года порадовало поклонников масштабных телесаг стартом показа на Первом канале российского 16-сериного фильма «Угрюм-река», снятого по одноименному роману писателя и инженера Вячеслава Шишкова. Создателям телеэпопеи пришлось изрядно потрудиться при поиске подходящих под требования режиссера локаций, подборе реквизита и обустройстве декораций для различных сцен. О том, где и как проходили съемки сериала «Угрюм-река», — в материале 24СМИ.

Написавший захватывающее произведение о тяжелой доле семейства Громовых, история которых разворачивается на фоне золотой лихорадки конца XIX – начала XX веков, Вячеслав Шишков полтора десятилетия провел в сибирской тайге в составе разномастных исследовательских экспедиций. Проникся суровой красотой местной природы и наслушался разномастных рассказов, некоторые из них в итоге и вдохновили инженера попробовать собственные силы в писательском ремесле.

Читайте также:  Вытегорский район реки карта

Как и некогда самому автору, группе кинематографистов, отвечавшей за съемки сериала «Угрюм-река», во главе с режиссером Юрием Морозом пришлось приложить массу усилий, ища места, напоминающие описываемые Шишковым в романе. Да еще и такие, чтобы из-за каждого куста не торчали признаки современной цивилизации вроде асфальтовых дорог или телеграфных столбов.

И потому география съемок оказалась весьма впечатляющей, растянувшейся на большую часть территории страны, а то и выходящей за ее пределы.

Суздаль и Кинешма, столица и Подмосковье, Минск и Екатеринбург, а также глухие таежные уголки Урала и Сибири — всюду побывали создатели телевизионной эпопеи, совершив за восемь месяцев работы семь экспедиций (три из них — «на природу»), в которые неизменно приходилось тащить не только самих себя, но и громоздкие баулы с необходимой аппаратурой.

Потому и на подготовку ушло немало времени — вместе со съемками, начавшимися в июле 2019-го и закончившимися в январе 2020-го, весь цикл занял год с лишним.

Усложняло работу и то, что на каждом новом месте приходилось сооружать декорации. Причем иногда весьма серьезные в плане объемов работы. Так, под Екатеринбургом, в расположенной на реке Чусовой деревне Каменка, кинематографисты в мае 2019 года воспроизвели поселок времен конца позапрошлого столетия. Собрали бревенчатые избы с заборами, мельницу, мост, колодцы и баню. Построили даже пристань, которую, к сожалению, в апреле 2020-го снесло паводком.

В Суздале кинематографисты работали на территории Спасо-Евфимиева монастыря, где нашлись соответствующие эпохе произведения постройки, и в сквере рядом с городскими Торговыми рядами — там декораторы к съемкам сериала «Угрюм-река» поставили старинные фонари и собрали вписывающуюся в стиль начала прошлого века беседку. А рядом с кремлем — на берегу реки — организовали развалы, подобные тем, с которых некогда торговали пушниной.

Не обошли создатели «Угрюм-реки» и горячо любимую кинематографистами Кинешму. Городок со своими аккуратными особнячками и очаровательным видом, открывающимся со здешней набережной, удивительным образом умудрился сохранить в современном безумном беге времени чарующий дух провинциальной глубинки XIX столетия.

Но трудности с постоянными переездами между локациями и необходимостью сооружать достоверные декорации меркли по сравнению с проблемами, что ждали кинематографистов впереди, когда съемки перебазировались поближе к тем краям, где и разворачивались события романа-первоисточника. Самыми сложными оказались условия во время работы на природе, где снимались эпизоды с реками, — в Сибири и на Урале.

Тяжело пришлось, когда работали над сценой, в которой герои сплавлялись, с трудом преодолевая пороги, по бурной реке, роль которой сыграла уральская Исеть. Шестиметровую лодку приходилось доставлять к берегу на автомобиле, а потом с осторожностью спускать на полсотни метров непосредственно к месту съемок.

А потом артистам требовалось еще на ней и плыть, продолжая держаться в образе. Возни было столько, что порой за целый световой день удавалось в лучшем случае сделать всего пару дублей.

И это с учетом того, что в тех краях подобранные съемочной группой локации отделяли от ближайших населенных пунктов по полторы-две сотни километров тайги. И к месту съемок очередного эпизода еще необходимо было доставить людей, припасы, технику и требуемое оборудование. Впрочем, режиссера и остальных не слишком смутили подобные сложности в процессе, ведь важнее было то, что зрители смогут вдоволь насладиться красочными пейзажами настоящей дикой природы.

К счастью, современные технические новшества позволяли заметно упрощать работу. Так, восхитительные в своем очаровании кадры заставки, предваряющей начало каждой серии, снимали под Красноярском, на реке Мане, с использованием дронов, к помощи которых прибегали и на Исети. По словам режиссера, в прошлом так снять не получилось бы — элементарно не собрали бы необходимого количества вертолетов, в то время как дроны прекрасно справились с задачей.

Резиденцию Прохора Громова буквально собирали по кусочкам. В расположенных под Минском Смолевичах, на натурной площадке «Беларусьфильма», кинематографисты нашли пейзажи, в которые идеально вписывались декорации имения. Местное озеро решили превратить в сибирскую речку, возведя на берегу поблизости бараки и прииск. Не забыли построить и гармонично дополнившую пейзаж дамбу.

Завод и лесопилку, принадлежащие семье главных героев произведения, построили и сняли на Урале. А роль самого имения, внутренние помещения которого снимали в студийных павильонах, сыграла подмосковная усадьба Середниково.

Запоминавшуюся с первого взгляда благодаря своей неповторимой форме башню, которую Прохор в книге выстроил высотой с 30-этажный дом, дабы обозревать тайгу на десятки километров вокруг, создали с помощью компьютерной графики, а затем гармонично вписали в окружение.

Такой разброс мест съемок, однако, не привел к тому, что у зрителя создается впечатление разнородности пейзажей. Напротив, благодаря компьютерным эффектам и грамотному монтажу все «раскиданное» по России и Белоруссии имение воспринимается как единое целое и смотрится вполне достоверно и компактно.

Стоит отметить, что на всех отобранных для съемок площадках кинематографистам приходилось появляться не по одному разу. Например, в Суздаль группа заезжала в самом начале работы, в июле, а потом возвращался уже в октябре и декабре 2019-го. Аналогичная картина была и со Смолевичами, куда после запечатления осенних видов кинематографисты вновь наведались уже зимой.

Читайте также:  Картинка речка с ивами

Кстати, говоря о зиме, не получится обойти стороной и такой момент, как капризы природы, с которыми пришлось столкнуться создателям сериала во время работы над проектом. Казалось, что природа решила самым наглым образом посмеяться над всеми надеждами и чаяниями съемочной группы, заставляя идти на всевозможные ухищрения и искать оригинальные решения там, где в идеале все обязано получиться было естественным путем.

Так, во время работы на уральской натуре часто случались всевозможные накладки: например, кинематографисты с раздражением встречали ясные погожие деньки с 30-градусной жарой, поскольку как раз в тот период были запланированы съемки эпизодов с дождем. И потому непогоду создавали самостоятельно при помощи всевозможной техники, чтобы не затягивать процесс.

Не порадовала и зима, выдавшаяся в том сезоне на удивление бесснежной. И в результате вместо того, чтобы надеяться на внезапные изменения погоды и обильное выпадение осадков, приходилось использовать искусственный снег. Поэтому все сугробы в 16-серийной ленте созданы вовсе не могучими силами природы, а техническим гением человека.

В завершение разговора о том, как проходили съемки сериала «Угрюм-река», стоит упомянуть, что создатели картины со всем тщанием подходили не только к подбору подходящих для переноса на экран мест, но и к созданию соответствующего реалиям реквизита. Начиная с костюмов, немалая часть которых шилась вручную, и автомобилей, которые пришлось одалживать у музеев, заканчивая аутентичной времени пищей.

Источник

Заброшенные кино-декорации в деревне Каменка

Когда-то имя Свердловской киностудии гремело на весь Союз. Здесь было снято более 200 художественных, 500 документальных фильмов. Так же снимали телевизионные фильмы и мультфильмы.

Здесь были созданы такие картины как: «Во власти золота», «Приваловские миллионы», «Демидовы», «Угрюм-река», «Безымянная звезда», «Найти и обезвредить», «Груз 300», «Житие Александра Невского», «Зеркало для героя» и многие другие.

Снимали фильмы не только в павильонах, но и на натуре. Своими воспоминаниями с нами поделилась дочь директора картины Свердловской киностудии Ксения Зубрицкая.

«Мама вместе с оператором и фотографом уезжала на несколько дней, а то и недель, чтобы отсмотреть натуру, найти хорошие ракурсы. Затем шла сложная работа по согласованию с вышестоящими инстанциями (ОБКОм, вроде, называлась такая организация), составлялась смета, потом в Москву она ездила, чтобы отчитаться за каждую копейку.

В Свердловской области много где снимали: Красноуфимск, Арамиль, под Первоуральском. Кстати, в деревне Каменка (под Первоуральском, прим. автора) был построен целый деревянный городок. Там и башня была, избы, ворота, здесь были сняты многие фильмы».

Деревня Каменка стала для Свердловской киностудии излюбленным местом съемок: скалистый берег, река, пруд. Вначале 80-х здесь начинают возводить деревянный городище для фильма «Семен Дежнёв», который был снят в 1983 году. Затем здесь снимают «Демидовы» (1983 г), «Золотая баба» (1986), «Похищение чародея» (1989), «Житие Александра Невского» (1991).

Источник

Чусовая, Реж и Исеть стали притоками «Угрюм-реки»

График съёмок сериала по роману Вячеслава Шишкова сродни расписанию остановок поезда «Москва – Владивосток» ― столь же обширен, и, кажется, его придерживаются с такой же неукоснительностью. Одна только география 16-серийной киноэпопеи чего стоит: Минск, Москва, Суздаль, Кинешма… Большой блок связан и с нашим регионом: натурные съёмки прошли в Каменске-Уральском, Алапаевском и Первоуральском городских округах, а также в Полевском на территории Северского трубного завода.

«Уральский Голливуд»

Декорации для натурных съёмок возвели на реках Исеть, Реж и Чусовая. Кстати, на берегах последней Ярополк Лапшин на Свердловской киностудии снимал частично первую, четырёхсерийную экранизацию «Угрюм-реки» (1968 г.) Тогда в кадре было село Слобода, теперь – соседняя деревня Каменка. На крутом берегу издали видны древние сторожевые башни – остатки «натуры» от съёмок ещё советской поры. К этому месту неспроста прилипло название «уральский Голливуд»: здесь снимали фильмы «Семён Дежнёв» (1983), «Демидовы» (1983), «Золотая баба» (1986), «Похищение чародея» (1989), «Житие Александра Невского» (1991), «Золото» (2012).

Автор материала наведался в Каменку за месяц до начала съёмок. К тому времени декорации (на них ушло 80 кубометров пиломатериала) уже отстроили. Для этого из Ялты прибыла специальная команда киношных строителей – они работают не только в России, но также во Франции и США. Перед Ключ-Камнем разместилась резиденция Петра Громова: склады, мельница, контора, пристань с помостом для приёма груза. Аккурат под самой скалой собрали старую избу, перевезённую из посёлка Прогресс. Весь новодел – это по сути только стены: внутренние съёмки будут происходить в павильонах. Снаружи всё выглядит очень основательно и натурально, но кажущаяся простота и естественность – результат кропотливой профессиональной работы: например, мне довелось взглянуть на шесть (!) эскизов небольшого мостка через речку Каменка.

Из «полицейского» – в «мужика»

Тогда же, в июле, удалось добыть координаты помощника режиссёра, отвечающего за подбор артистов массовых сцен. Хотелось не только со стороны, как на перроне, посмотреть за ходом этого киношного локомотива, а проехать в нём хотя бы одну остановку. Удалось. Правда, «коротка кольчужка» оказалась: форма полицейского была мала, и пришлось влиться в ряды «мужиков» из числа возрастных первоуральцев.

Читайте также:  История реки десна в россии

Четвёртый из шести дней, отведённых для работы на локации в деревне Каменка, режиссёр Юрий Мороз посвятил съёмкам сцены у дома Анфисы ( Юлия Пересильд). Саму роковую красавицу к тому времени уже порешили, а потому основной груз «скорбных» сцен лёг на Александра Балуева, воплощающего образ Петра Громова. Актёр прилетел на один день, поэтому задействовали его по полной.

На площадке было много узнаваемых лиц, но для далёкого от мира кино человека все они – из серии «где-то видел». Зеваки, да и массовка активно делали селфи на их фоне.

— Вы знаете, кто это? ― спрашиваю одного из счастливцев со смартфоном.

— А какая разница? ― слышу в ответ.

Разница, между тем, есть. Например, обладатель двух премий «Ника» Александр Яценко (исполнитель главной роли в фильме «Аритмия») играет приказчика Громовых Илью Сохатых (в экранизации 1968 года эту роль играл Александр Демьяненко).

— Ну чего стоите, рты разинули?! – прикрикивает Сохатых. – Забирайте, давайте, Петра Данилыча…

Это он мне и ещё трём «мужикам», стоящим поодаль от завалинки, где лежит Александр Балуев. По сюжету Громова-старшего хватил удар от того, что он увидел в трагическую ночь в окне дома Анфисы. Подходим, касаюсь плеча лежащего, и тут звучит команда: «Стоп! Снято!».

Интервью «коллеге»

В следующий раз приближаюсь к Громову-Балуеву в перерыве между съёмочными эпизодами.

– Интервью для «Областной газеты» дадите?

— Для «Областной» дам. Присылайте корреспондента.

Приятно, что можешь удивить чем-то видавшего виды человека. Дождавшись сцены, где актёр не задействован, укрываемся под навесом от припустившего дождика.

– Александр Николаевич, у вас более ста киноролей. Как думаете, Пётр Громов будет стоять в их череде как-то наособицу?

— По крайней мере, надеюсь, она не пройдет незамеченной. Вообще, я не берусь играть, если не рассчитываю на то, что это найдёт какой-то отклик у зрителей. Не соглашаюсь на роль, не прочитав сценарий. Смотрю, есть ли там драматургия, характер, конфликт кого-то с кем-то или с обществом. В данном случае сценаристу и режиссёру Юрию Морозу всё это удалось соединить. К тому же в партнёрах у меня блестящие актёры. Так что должна получиться не проходная история, а значимая для меня и для зрителя.

– Не пересматривали перед съёмками первую экранизацию «Угрюм-реки»? Художник-постановщик говорил, что специально этого не делал, чтобы уйти от невольных повторов.

– Этот фильм смотрел давным-давно. Повторов же и так не должно быть, ведь в основе той картины лежит тема классовой борьбы, которая сегодня уже не актуальна. Не секрет, что сценарная команда кое-что додумала за романиста. Вернее, не так: вычленили из густоты событий романа то, что нужно. Сейчас, насколько знаю, акцент сделан на мелодраматическую и мистическую линии.

– Отличие уже видно. Той сцены, которую сегодня снимают, вообще не было у Лапшина. Кстати, у вашего героя прямо какой-то демонический образ. Слышал, как партнёрша сравнила вас с Распутиным…

— На самом деле, характер Петра Громова от меня лично далёк. Я человек, не претендующий на превосходство над кем-либо. А здесь именно такой характер. Но играть его интересно. Что до Распутина…Если будут некоторые переплетения, ничего плохого в этом не вижу. Просто вся эта история гораздо объёмней, чем можно про это снять кино.

– Даже если оно – в 16 серий?

— Да. Потому что втиснуть весь роман – будет очень ёмко и раздёргано, в плохом смысле. Нужно вычленять основу из этого романа. Я думаю, что у Юры ( Юрия Мороза. – Прим.ред.) сценарий ещё в работе, не готов окончательно финал. Непонятно, что с Петром делать, как его судьбу завершить.

– Ну, когда берёшься переписывать что-то, к этому надо быть готовым. Персонажи часто начинают вести себя непредсказуемым образом. А если уж мистика вкрадывается, то тем более… К слову, сами ничего такого не почувствовали здесь – на Чусовой?

– Нет. Может, для этого времени больше надо. Для уральцев, понятно, она имеет большее значение, чем, скажем, для жителей средней полосы. Как Волга для волжан играет колоссальную роль не в географическом и геополитическом плане, а просто как река-кормилица, с красотой окрестных мест. Что до Чусовой, то, конечно, она – исторически значимая водная артерия…

Собеседник на секунду замолкает, глядя на струю, сбегающую с тента, потом, с улыбкой, продолжает.

— Вот второй год подряд приезжаю в эти места (в 2018 году на съёмки фильма «Золото Лагина»), и каждый раз меня дождь застаёт. До этого, говорят, сухо, а как появлюсь – льёт. Вон, разверзлись хляби небесные… Может, в этом тоже что-то есть от мистики?

Актёра приглашают на площадку. С двустволкой он в очередной раз устремляется к дому Анфисы. К моросящему дождику для верности добавляют искусственного, а также отблески молний и громовые раскаты. Грянет ли киноистория семьи Громовых, как полвека назад? Поживём, как говорится, увидим.

  • Опубликовано в №139 от 07.08.2019

Источник