Меню

Течет речка по песочку через речку мостик через мост лежит дорожка



«Течет реченька по песоченьку…»

«Течет реченька по песоченьку…»

Если в начале «цыганомании» хоры исполняли в основном фольклор, то начиная примерно с 20-х годов XIX века, в их репертуар все больше проникают песни, написанные русскими поэтами. В этот период появляются фигуры, являющиеся, говоря современным языком, поэтами-песенниками.

Молодежь со смаком распевает студенческие песни юного Николая Михайловича Языкова (1803–1846), которые он и сам, бывало, задорно горланил в тесном кругу:

Полней стаканы, пейте в лад!

Перед вином — благоговенье:

Ему торжественный виват!

Душа героев и певцов,

Вино любезно и студенту:

Оно его между цветов

Ведет к ученому патенту.

Люди посолиднее и постарше воздают хвалу знаменитой паре А. Ф. Мерзлякова (1778–1830) и Н. Г. Цыганова (1797–1831).

Их главная заслуга в постройке мостика между чисто народной песней и песней авторской.

В своем творчестве они использовали известные произведения, перерабатывали их на более современный лад, оставляя из оригинала лишь несколько строк и основную тему.

Интересно, что если Алексей Федорович Мерзляков редко исполнял свои песни сам, то Николай Григорьевич Цыганов частенько пел авторский репертуар под аккомпанемент гитары. Пожалуй, самыми известными его произведениями остаются «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан…» и «Течет речка по песочку…»

Если первая до сих пор звучит в каноническом варианте, то вторая сегодня известна более как лагерный фольклор, хотя начиналось все вполне невинно:

Течет речка по песочку,

Через речку — мостик;

Через мост лежит дорожка

К сударушке в гости!

Ехать мостом, ехать мостом,

Аль водою плыти —

А нельзя, чтоб у любезной

В гостях мне не быти!

Не поеду же я мостом —

Не пропустят злые люди

Славы по народу…

Худа слава — не забава…

Что в ней за утеха?

А с любезной повидаться —

Речка не помеха.

Но за двести лет «реченька» на российских просторах утекла в другое русло:

Течет реченька да по песочечку,

К бережочку сносит,

А молодой жиган, молодой жульман

«А ты начальничек, ключик-чайничек,

Отпусти на волю,

Повидать бы мне, повстречать бы мне

«Отпусти тебя, отпусти тебя —

Воровать ты будешь.

Ты напейся воды холодненькой —

Про любовь забудешь…»

Художник Михаил Шемякин, вспоминая об организованных им в своей домашней студии в Париже записях Владимира Высоцкого, говорил:

«Вот, взять хотя бы песню „Течет речечка…“ Он ее обожал. Он говорил: „Я ее много раз исполнял, но мне сейчас ее снова хочется записать — так, как я ее на сегодняшний день понимаю!“ После этой песни он уже ничего не мог петь. С него валил пот градом… Он весь выложился, вот в этой одной песне, которая абсолютно ему не принадлежала! Вообще у него не было вот этого — петь только самого себя. Как бывают мастера, которые с удовольствием копируют другого мастера, так же отдают при этом душу — и создают что-то абсолютно новое. Новое понятие данной вещи. Вот Делакруа копировал Рубенса — и создавал вещь, может быть, иногда в чем-то превосходящую оригинал этого великолепного мастера. Так вот и Володя из простой песни сделал совершенный шедевр…»

Николай Цыганов всю жизнь играл комические роли в московских театрах. Но его жизнь оборвалась трагично: он скончался в возрасте 33 лет во время эпидемии холеры. Сохранилось около четырех десятков его песен, которые неоднократно переиздавались. А вот портрета его не сохранилось…

Каркнул ворон на березе…

Свистнул воин на коне…

Погибать тебе, красотке,

В чужедальней стороне.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Все течёт и все изменяет…

Все течёт и все изменяет… Иду я вечером по улице и вижу – сидит парень и обнимается с девушкой. На следующий день иду по той же улице и вижу того же самого парня, но девушка уже другая. А сегодня парень опять сидит на лавочке, но уже с третьей девушкой. Выпьем же за

ТАМ, ГДЕ ТЕЧЕТ СУНГАРИ

ТАМ, ГДЕ ТЕЧЕТ СУНГАРИ Эйко-сан переселилась в особняк к Ирине и Клавдии. Здесь к ее хозяйственным заботам прибавилась еще одна — присматривать за котельной, где дежурили кочегары-японцы. У каждого особняка имелась своя котельная, куда подвозили уголь. Я видела этих

ТЕЧЕТ ДУНАЙ…

ТЕЧЕТ ДУНАЙ… О, быстрое движение сини и голубизны… Прикрываются веки, и кажется — в Дунае шелестят осины и кверху поднимаются ветки. Покойный, как добрая эта страна, течет он. Сверкает его струя. О Дунай, стремительный, как стрела, — как величава поступь

«Все течет и все проходит…»[161]

«Все течет и все проходит…»[161] Все течет и все проходит, Даже боль… Кто же в бездну нас уводит Исподволь? Мы зовем Тебя к ответу, Отвечай! Много бродит нас по свету, Ищут рай. Все мы судьи, все мы слепы, Как кроты, Роем собственные склепы, Как и Ты. Все нас кровью

Всё течет и всё изменяет…

Всё течет и всё изменяет… Иду я вечером по улице и вижу — сидит парень и обнимается с девушкой. На следующий день иду по той же улице и вижу того же самого парня, но девушка уже другая. А сегодня парень опять сидит на лавочке, но уже с третьей девушкой. Выпьем же за

Там, где течет героиновый Стикс

Там, где течет героиновый Стикс Не берусь защищать ЦРУ — в его работе, как у разведок любой страны, при желании найдешь немало сомнительных акций. Но как не рассказать о некоторых аспектах деятельности министерства внутренних дел Таиланда, полезных для нас, особенно из

А в Мирвале время течет своим чередом

А в Мирвале время течет своим чередом Моя деревня находится в районе Муззаффаргар. До сих пор она была никому не известна, затерянная в долине Инда на юге Западного Пенджаба. Полицейский участок имеется в Джатое, в пяти километрах. Ближайшие крупные города — Дера Гази Хан

ВСЕ ТЕЧЕТ

ВСЕ ТЕЧЕТ Павел Губенко, он же Остап Вишня, он же лекпом лагерного пункта «Кирпичный завод», не был рецидивистом, наоборот, то была первая его судимость. Губенко был большесрочником, осужденным по «делу Скрыпника» и обвиненным в украинском национализме. Большесрочниками

И река течет

И река течет Черты ее лица не были мягкими, она свободно контролировала его выражение. Ее темно-карие глаза светились спокойствием и уверенностью. Казалось, она сознает и принимает как должное свое положение. Матушка Джоуд (Джон Стейнбек. Гроздья гнева) Что является

Течет река

Течет река В самом начале последнего десятилетия XX века — в июле 1990 года вместе с Алешей, которому было в то время четырнадцать лет, по приглашению Майкла и Инны мы поехали в Англию. Алеша ещё не имел паспорта, выдававшегося тогда в шестнадцатилетнем возрасте, потому, по

Огонь и вода («Она течет, течет, течет…»)[664]

Огонь и вода («Она течет, течет, течет…»)[664] Ф.М. Она течет, течет, течет, А ветер раскаленный дует. И пусть, свободный, он бушует. Она свой тайный счет ведет. Ее холодная струя — Не мертвая струя забвенья. Она выносит смех и пенье Из глубины небытия. Он — как пожар. Но без

«Древняя тщета течет по жилам…»

«Древняя тщета течет по жилам…» Древняя тщета течет по жилам, Древняя мечта: уехать с милым! К Нилу! (Не на грудь хотим, а в грудь!) К Нилу – иль еще куда-нибудь Дальше! За предельные пределы Станций! Понимаешь, что из тела Вон – хочу! (В час тупящихся вежд Разве

Источник

Текст песни оля — Песенка про мостик и овечку

Кто круче?

Протекала речка, через речку мост.
На мосту овечка, а у овечки хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Мы проплыли речку, мы прошли на мост.
Погладили овечку, увидали хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Пересохла речка, обвалился мост.
Умерла овечка, отвалился хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Читайте также:  Волга река права человека

Жалко нам ту речку, жалко нам тот хвост.
Жалко нам овечку, жалко нам и хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Мы запрудим речку, мы отстроим мост.
Оживим овечку, припаяем хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Снова течёт речка, снова стоит мост.
И жива овечка, припаяли хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Выпьем мы за речку, выпьем мы за мост.
Выпьем за овечку, выпьем и за хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Пусть течёт та речка, пусть стоит и мост.
Пусть живёт овечка, а у овечки хвост.

А ну-ка: — раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь.
— семь, шесть, пять, четыре, три, два, один. The river flowed through the river bridge.
On the bridge, sheep , and a sheep ‘s tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

We floated the river , we passed the bridge.
Pat the lamb , saw the tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

Dried up the river , the bridge collapsed .
Lamb died , fell off the tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

Sorry for us the river , it is a pity that we tail.
It’s a pity we were sheep , pity us and tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

We dam the river , we shall build a bridge.
Relive lamb solder tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

Again flowing river, again worth a bridge.
And alive sheep , soldered tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

We have a drink in the river , we ‘ll drink for the bridge .
Let’s drink to the sheep , drink and tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

Suppose that the river flows , and should let the bridge.
Let live sheep and a sheep ‘s tail.

Come : — one, two , three, four , five, six , seven.
— Seven , six, five , four, three , two, one .

Источник

Течет речка по песочку через речку мостик через мост лежит дорожка

ПОДБОРКА ФРАГМЕНТОВ ИЗ ПЕСЕН РУССКОГО ШАНСОНА

ТЕЧЁТ РЕЧКА ПО ПЕСОЧКУ (Казачий народный вариант, ХIХ в.)

Течёт речка по песочку,
Через речку мостик.
Эх, молодой казак, молодой казак
Полковника просит…
Отпусти меня, полковник,
Из полка до дому.
— Эх, рад бы, рад бы отпустить бы,
Боюсь, дома долго будешь…
Помер казак, помер младой,
Осталась его надежда.
Эх, его сбрую золотую
Отдали, ох, его брату.

Многократно перелагаемая народная песня нашла отражение и в русском шансоне.

ТЕЧЁТ РЕЧКА (Обработка В.Высоцкого в стиле «кандальных» песен Х1Хв.)
Течёт – о, течёт речика // да по песочику, бережок – о, // бережочик моит,
А молодой жульман – о, да молодой жульман начальничка // молит: 2 раза
«Ой, ты, начальничек // да над начальниками, // отпусти – о, отпусти на волю,
Там соскучилась, // а может, ссучилась на свободи // дроля». 2 раза
«А отпустил бы // тебя на волю я, но воровать – о, // воровать ты будишь.
Поди, напейся ты // воды, воды, воды холоднинькой, про любовь // забудишь»… 2 раза
Ой, гроб несут, // коня ведут, никто слезы, никто // не проронит,
А молодая – о // да комсомолочка жульмана // хоронит.
Течёт, // течёт, течёт речика да по песочику, // моит, моит золотишко…
А молодой жульман, ох, да молодой жульман // заработал // вышку…

«Блатных» вариантов песни существует несколько. Все они характерны применением ряда слов фени и уменьшительных суффиксов. Интересно, что «дроля» (милая, любимая) в разных вариантах называется «краля», «фройляйн», «зазноба», «милая», а «комсомолочка» фигурирует как «жантонеточка», «проституточка», «цыганочка», «девчоночка».

ПЕСНЯ О КОНОГОНЕ ( Народная шахтёрская, ХIХв.)
Вот лошадь мчится по продольной, // По тёмной, узкой и сырой,
А коногона молодого // Предупреждает тормозной:
«Ах, тише, тише, ради бога! // Здесь ведь и так большой уклон.
На повороте путь разрушен, // С толчка забурится вагон!»
И вдруг вагончик забурился, // Беднягу к парам он прижал,
И к коногону молодому // Друзей на помощь кто-то звал.
Через минуту над вагоном // Уже стоял народ толпой,
А коногона к шахтной клети // Несли с разбитой головой…

Жанр трудовых песен. Характерный мотив этой песни много раз использовался с другими текстами, в частности, с военным.

НА ПОЛЕ ТАНКИ ГРОХОТАЛИ (Песня Великой Отечественной войны, автор неизвестен)
На поле танки грохотали, // Солдаты шли в последний бой,
А молодого командира // Несли с пробитой головой.
По танку вдарила болванка — // Прощай, родимый экипаж!
Четыре трупа возле танка // Дополнят утренний пейзаж…
В углу заплачет мать-старушка, // Смахнёт слезу старик-отец,
И молодая не узнает, // Какой у парня был конец.
И будет карточка пылиться // На полке пожелтевших книг –
В военной форме, при погонах — // И ей он больше не жених…

Текст этой военной песни напет группой «Чиж & Co», 1997г. Характерны народные словечки: «вдарила», «карточка», «при погонах», в то же время введены литературные слова и специальные термины: «экипаж» (танка), «боекомплект», «башенных орудий», «четыре трупа», «пейзаж», «пожелтевших книг».

ДАЛЬНОБОЙЩИК ( Г.Заречный, 2001г.)
По ухабам Родины своей // И по заграничным автотрассам
Напрягают сотни лошадей // Мерседесы, МАНы и КАМАЗы.
В адскую жару и холода, // Будь то Украина или Польша,
За рулём всегда, за рулём всегда // Дальнобойщик, дальнобойщик. 2 раза
Бежит дорожка под колёса, // Бегут часы, бегут года.
За папироской папироса, // За летом – осень, как всегда.
А за окном мелькают рощи, // И жизнь проходит, чёрт возьми…
Куда ты мчишься, дальнобойщик? // Остановись, передохни!

Современная лирическая трудовая песня с применением аббревиатур. Повторы отдельных слов и строк заостряют внимание и придают песенный характер стихам.

ПОЗАБЫТ-ПОЗАБРОШЕН ( Народная песня начала ХХв.)
Там, в саду при долине // Громко пел соловей,
А я, мальчик, на чужбине // Позабыт от людей.
Позабыт-позаброшен // С молодых юных лет,
Я остался сиротою, // Счастья-доли мне нет…
Вот нашёл уголочек, // Да и тот не родной –
В исправдоме за решёткой, // За кирпичной стеной…
Вот убьют, похоронят, // И не будет меня,
И никто не узнает, // Где могилка моя…

Грустная песня беспризорников, которых ждёт тюрьма-малолетка. По контрасту – образ соловьиного пения. Записана по памяти.

ПОСТОЙ, ПАРОВОЗ! ( Н.Ивановский, 40-е г.г., народный вариант)
Постой, паровоз, не стучите, колёса,
Кондуктор, нажми на тормоза!
Я к маменьке рОдной с последним приветом
Хочу показаться на глаза.
Не жди меня, мама, хорошего сына,
Твой сын уж не такой, как был вчера.
Меня засосала опасная трясина,
И жизнь моя – вечная игра…

В русском шансоне образ матери – святой, сын всегда возвращается к ней и кается. Перестановка ударения в слове «родной» подчёркивает народность образа. Записано по памяти.

КАЛИНА КРАСНАЯ ( В.Цыганов, И.Слуцкий, 1997г.)
Пал туман на чисто поле, к ночи будут холода.
Ой, ты, горюшко, ты горе, моя горькая беда…
Первый снег не за горами, на калине – снегири,
А над нами, а над нами горько плачут журавли.
Калина красная, калина горькая…
Опять мне выпала разлука долгая.
Разлука долгая, дорога дальняя…
Калина горькая, калина красная…

Читайте также:  Проекты благоустройства набережной реки

Песня настроения, начинается с описания состояния природы, которое соответствует ситуации прощания. Традиционно обращение к образам улетающих журавлей и красных гроздьев калины.

КРЕСТЫ КУПОЛОВ ( И.Горячев, 2004г.)
А над зоной как ангел // Вьюги белые кружат –
Сопки, снег, лагеря… // Но когда отсижу,
Я вернусь и с надеждой, // Что ты встретишь, как прежде,
Там, покаявшись Богу, // Может быть, завяжу…
И не в цепи душа, // И на волю попросится,
Будоражит апрель, // Брачный крик журавля…
А вот сможешь ли ты // Отогреть душу грешника
За пятнадцать годков — // От звонка до звонка?

Исповедальная песня преступника. Его согревают вера в Бога и в женскую любовь. И здесь упомянут крик журавлей.

НЕ НАДО ГРУСТИТЬ, ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ ( В.Раменский, 70-е г.г. )
Не надо грустить, господа офицеры,
Что мы потеряли — уже не вернуть.
Пусть нету Отечества, нету уж веры,
И кровью отмечен нелёгкий наш путь.
Оставьте, поручик, стакан самогона,
Ведь вы не найдёте забвенья в вине.
Быть может, командовать вам эскадроном,
Чему удивляться – все мы на войне…
И вы, капитан, не тянитесь к бутылке,
Юнцам подавая ненужный пример.
Я знаю, что ваши родные в Бутырке,
Но вы же не мальчик – ведь вы офицер.

Белогвардейская эмигрантская песня. Текст записан с исполнения А.Северным. Темы ответственности перед Родиной и пьянства от тоски или ностальгии характерны для русского шансона. Для офицеров Белой гвардии здесь наступает момент истины…

KURFUERSTENDAMM ( В.Кузема, 2000г. )
Я здесь живу и не живу, тихонько лямочку тяну,
По-русски мыслю и дышу, а по-немецки говорю.
С работы поздно прихожу, Москву в приёмнике ищу…
Родные – здесь, друзья все там – вот так вся жизнь напополам.
Я подшофе, я подшофе на своём чёрном БМВ.
Ночной Берлин, Курфюрстендамм… Заеду в русский ресторан.
Там с полуночи до утра гуляет русская душа.
Полжизни – здесь, полжизни – там… Курфюрстендамм…

Современная эмигрантская песня этнического немца-переселенца в Германию. В тексте наряду с разговорными оборотами «жизнь напополам», «подшофе» фигурирует немецкое слово Kurfuerstendamm – улица-набережная в Берлине (буквально – «княжеская дамба»).

АХ, ОДЕССА! ( Автор неизвестен )
Ах, Одесса – жемчужина у моря!
Ах, Одесса, ты знала много горя…
Ах, Одесса – цветущий южный край,
Цвети, моя Одесса – и расцветай!
Вдали туманы над волной покрыты бирюзой,
Стоит у моря голубой любимый город мой,
Здесь песнями встречают и песней провожают.
Одесса – город милый и родной…

Одна из песен о городах и весях. Записано с исполнения ансамблем «Братья Жемчужные», 70-е г.г. Запев начат с рефрена, что показывает высокую вариативность песен русского шансона.

Я КУПЛЮ ТЕБЕ ДОМ (М.Танич, С.Коржуков, 1992г.)
Я куплю тебе дом у пруда в Подмосковье
И тебя приведу в этот собственный дом.
Заведу голубей, и с тобой и с любовью
Мы посадим сирень // под окном…
П р и п е в
Мало шансов у нас, но мужик-барабанщик,
Что кидает шары, управляя лотком,
Мне сказал номера (если он не обманщик),
На которые нам выпадет // дом.
А белый лебедь на пруду
Качает павшую звезду,
На том пруду,
Куда тебя я приведу…

Бытовая лирика. «Белый лебедь на пруду» — устойчивый архетип, символ любви и благополучия. Но герой песни надеется не на свой труд, а на удачу в игре «Спортлото»…

НЕ ЗАМЕДЛИТЬ, НЕ УСКОРИТЬ ( С.Махотин, М.Шелег, 1997г.)
Одесский пляж, июльский зной… // Девчонку в шапочке смешной
Накрыла вдруг волна // В четыре роста.
Меня разряд не подкачал, // К тому же рядом был причал,
А дальше всё у нас пошло // Легко и просто.
Просто! Просто! Просто!
«Если спас, — она сказала, —
Знать, судьба тебя послала,
Нас двоих навек связала.
А с судьбой не надо вздорить,
Нам её не переспорить,
Не замедлить, не ускорить!»

Песня о любви. Действие фатума-судьбы в русском шансоне обычно, причём не исключает активных действий персонажей.

ТАНЬКА-КРАСАВИЦА ( С.Трофимов, 1995г.)
Её глаза небесно-васильковые // Притягивали взгляды, как магнит.
За ней ходила вся шпана дворовая, // А я среди шпаны был знаменит.
И если к нам ломились посторонние // Увидеть васильковые глаза,
Ремень солдатский с пряжкой золочёною // Мог за меня доходчиво сказать:
«Танька — красавица, // Она мне нравится,
Да я без Таньки – никуда!
Танька-красавица // Со мной останется,
А вы свободны, господа!»

Пример того, как о верной любви можно спеть слогом русского шансона.

МЫШКА ( М.Круг и гр. «Попутчик», 2000г.)
Как мало в моём доме тишины, // И досыта наелась песен грусть,
А сойки-попрыгуньи – это сны, // Готовые с ладони упорхнуть…
Ты просто мышка, ты просто тень,
Ты прожитый вчерашний будний день,
Мелькнувшая за поворотом шаль,
А жаль, как жаль!
А я тебя когда-то так любил, // Тебе стихи и песни посвящал,
В разлуке по тебе одной грустил // И обижать другим не позволял.
Ты просто мышка и ты – не та,
Чьё имя – первая любовь и красота,
А имя твоё – горькая печаль,
А жаль, как жаль!

В этой песне Михаил Круг прощается с первой любовью. Девушка, которую он встретил снова, стала наркоманкой, глаза её потухли, и ничего ей стало не надо, кроме дозы… Он сравнивает её с серой мышкой, промелькнувшей тенью, переживает даже во сне. Живая метафора: тревожные сны – это сойки-попрыгуньи.

ДРУЗЬЯМ ( В.Бочаров, 2004г. )
Поговорим, ребята, за друзей. // Права молва – их не бывает много.
Друзья, как и любовь, всегда от Бога, // Порою в жизни ближе нет людей.
Мы дружбою обязаны друзьям. // Они для нас – единственная малость
И счастье, что не каждому досталось. // У них ключи и к душам, и к сердцам…
Нашу дружбу нам всем до конца нести,
Она крепче с течением лет.
Но у дружбы нет срока давности
И у чувств срока давности нет…
Друзья всегда напомнят о себе, // В Нью-Йорк напишут и в далёкий лагерь.
И пусть для всех ты – далеко не ангел, // Нужна поддержка друга и тебе…
Ну, оторвитесь вы от суеты, // С друзьями встретьтесь, как бывало раньше!
И станет на Земле вдруг меньше фальши, // И будут наши помыслы чисты…

Одна из песен о дружбе и товариществе. Тема, которой нет в «жестоких» балладах и романсах. Записана дуэтом Ириной Круг и Леонидом Телешевым.

КЛАВОЧКА ( Л.Филатов, 80-е г.г.)
… А снабженец Соломон Ароныч Лифшиц — // В дедероновом костюме цвета бэж –
Обещал сообразить японский лифчик // И бесплатную поездку за рубэж,
Говорил ей, как он хаживал по Риму, // Как в Гонконге с моряками пировал,
И глушил он Клавку так, как глушат рыбу — // Беспощадно, чтобы враз и наповал…
«Клавочка, вам водочки, а может, помидорчик?
Клавочка, позвольте вас на разговорчик…».
Как сомы под сваями вкруг её юбчонки
Крутятся да вертятся лысые мальчонки.

Ироническая песенка. Передаётся псевдо-интеллигентный говор соблазнителя, прельщающего своей мнимой важностью и «спецвозможностями» номенклатуры.

ПЛАНЕТАРИЙ ( К.Беляев, 1997г.)
Соседи Сёва с Моней отправились в лекторий,
Жена моя – Дуська билет взяла в кино,
А я – пролетарий подался в планетарий,
Хотел посмотреть на Вселенную давно…
Летають кометы, вращаются планеты,
Давно бы пора бы отдать бы якоря…
Сижу еле-еле, конечности взапрели,
Сымаю калоши, сымаю прохаря…

Шуточно-ироническая песенка напоминает райкинское: «В греческом зале, в греческом зале…». Имитируется речь городских окраин. «Прохаря» — сапоги.

КАВКАЗ ( М.Марьяновский, 30-е г.г. )
Карапэт влюбился в красотку Тамару // И, душа лубэзный, савсэм нэ под пару.
Ты цвэтёшь, как роза радного Кавказа, // Будэм ми с табой жениться, радость мая.
Ах, аставь ты, старый Карапэт,
У мине муж маладой Ахмэт,
Коль узнает он тваи слова,
То тибе атрубит галава!
На Кавказе есть гара самая балшая, // А внызу тэчёт Кура, мутная такая,
Если на гору залезть и с неё кидаться, // Очень многа шансов есть с жизнею расстаться…

Читайте также:  Легенда про реку белую

Пример песенки с использованием инородческого акцента для придания весёлого колорита. Правлено по памяти.

А Я ПЬЯНЫЙ ТАКОЙ ( В.Чупретов, 2003г. )
На душе разыгралась весна, // Помнит сердце цветы-незабудки,
Ничего, что в висках седина, // Ловелас ещё тот – на минутку!
Снова божьих коровок с руки // В небо синее я отпускаю.
Эх, тряхнём стариной, мужики! // Налива-аю…
А я пьяный такой, // Веселится душа и буянит.
А я пьяный такой, // И меня к моей женщине тянет.
А я пьяный такой, // И ничто мне людское не чуждо.
А я пьяный такой // Потому что…
Снова яблонь цветения дым // Веселит, как игристые вина.
Ощущаю себя молодым, // Бесшабашным и пьяным в дымину…
И опять всё у нас впереди, // И трясутся от страсти поджилки.
Эх, пьянею на женской груди // Без бутылки…

Современная удальская песня. Традиционно: если цветы — то незабудки; если вина — то игристые; если пьян — то в дымину… Песня монологическая, но может быть и застольной хоровой.

НОВАЯ МУРОЧКА ( Е.Амирамов, 2002г.)
Для тебя, моя родная дурочка, // Сквозь фальшивый и тупой галдёж
Будет спета новенькая «Мурочка», // А ты другую песню не поймёшь!
Убери назад наган откопанный — // И без тебя здесь могут убивать!
И Россия начисто обобрана, // Даже неудобно воровать…
Без претензий на эффект пророчества, // Просто ложь в молчаньи не терплю,
И сказать такую гадость хочется // Родине, но я ж её люблю.
Но всё же, чтоб слеза с соплёю из носу // Хоть немного скрасила наш сон,
Группа диссидентов шоу-бизнеса // Вдруг сошлась под кличкою «шансон»…

Песня настроения с болью за Россию и шансон-рефлексией, что подчёркивается «крепкими» словесными оборотами.

СТРАНА ВСЕОБЩЕГО ВРАНЬЯ ( А.Новиков, 2000г.)
Уже не врут, не лгут, не брешут, // А льют помои через темечко страны.
Уже не мнут, не бьют, не режут, // А норовят тишком пальнуть из-за спины…
А в телевизоре – одни и те же рожи, // Визжат, басят и буратинят голоса,
И все похожи, и всё похоже // На попугайно-канареечный базар…
Уже не чествуют, не здравят и не славят, // Уже развешивают тихо ордена.
Не назначают, не снимают и не ставят, // А поднимают и вдевают в стремена.
Уже давным-давно не пахнет россиянством, // И не поймёшь теперь, где гусь, а где свинья,
И всем присвоено ещё одно гражданство: // Я — гражданин Страны Всеобщего Вранья…

Пример социальной сатиры в русском шансоне на злобу дня. Момент истины: исчезновение «россиянства» в действиях властей.

СПОРТИВНАЯ РЫБАЛКА ( В.Токарев, 1983г.)
Я увлекаюся спортивною рыбалкой, // Ловлю я рыбу даже в дождь, жару и снег,
И не отвадишь от рыбалки даже палкой, // Люблю рыбалку, как спортсмен, как человек.
Эх, хвост-чешуя, не поймал я ни…чего.
Однажды баба заказала мне сазана. // Как никогда, вдруг натянулася блесна,
Со дна я вытащил живого партизана — // Не знал он, бедный, что закончилась война!
Эх, хвост-чешуя, не поймал я ничего.
Намедни я ловил с рассвета до рассвета, // Поймал мешок я кистепёрых окуней,
Пришёл домой под утро – бабы нету, // И партизан, подлец, ушёл, конечно, с ней!
Эх, хвост-чешуя, не поймал я ничего.

Песенные куплеты с народным танцевальным ритмом. Обыгрываются типичные анекдотические сюжеты.

ГОРОДСКИЕ ЧАСТУШКИ ( 2004г.)

Калужские усмешки (Из собр. Т.Азаровой):

. Ох, попала я в беду — // Никак мужа не найду.
Пригласила сразу пять, // Напились, и не с кем спать!
Дед забрался в Интернет, // И чаво там только нет!
Встретил там нахальную // Бабку виртуальную.
Домой к хиппи-неформалу // Переписчики пришли,
И какого же он полу — // Разобраться не смогли.
До чего дошёл процесс — // Демократии прогресс.
Нам – либеризация, // Им – прихватизация.

О.Долгий (г.Калязин):

. Обещал нам всем богатство // Президент – родной отец.
…Ни работы, ни зарплаты — // Вот такой стабилизец!
Горе горькое – война // Олигархам – мать родна.
Если б не было Чечни, // Что б придумали они?

А.Чистяков (г.Москва):

. Аты-баты, шли солдаты. // «Вы куда?» — спросила мать.
И ответили ребята: // «Олигархов защищать».
«Ну, а как же Родина?» — // «Родина распродана!»

«Солёные» куплеты и частушки народ сочиняет и в городах. Они хорошо вписываются в концерты и альбомы русского шансона.

ЧЕТЫРЕ ХОДОЧКИ ( Ю.Алмазов, 1998г.)
Мать пила, отец – бил, // За блатную мне жизнь говорил…
А мой сводный братишка по папе // С детства руки к карманам пришил.
Нам – что в масть, что не в масть, // Лишь бы где-то чего-то украсть…
И пошёл профиль наш и анфас // По ментовкам таскаться не раз.
У нас с братишкой на двоих четыре ходочки,
Четыре ходочки, четыре ходочки,
И поменялась у меня походочка,
Походочка моя!
Ну, дела… Вот дела! // На гоп-стопе видала бурла.
Били, падлы, ногами жестоко, // Сколько злости в них – просто беда!
Нам беда – не беда, // Мы ж на зоне как дома всегда.
И ещё по одной нам сверкает… // На двоих – это шесть, господа!

Пример маргинального (воровского) куража в русском шансоне, с «блатной романтикой».

ЧУЯ ( Группа «Красная плесень», 2002г. Ударение на букву «я».)
Я был когда-то на Чуе — // Запомнилась она мне:
Один крутой там план растёт, // И Интерпол всё стережёт.
Я с другом ездил в Казахстан — // Спасал меня от скуки план –
И кашу хавал я – ништяк, // Но пережрал её, дурак.
Я двое суток пролежал — // Каких-то там гусей гонял,
Потом решили с друганом // Обмыть всё это молоком.
Чуя, Чуя, там нету ни х….
Там Интерпол всегда торчит
И по мозгам вам настучит…

Другой пример песенки маргинального куража, исполненной в духе шансон-андерграунда. Элемент жаргонного и матерного натурализма, применяемый для эпатажа слушателей.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Авторы песен приведены так: сначала – автор стихов, затем – автор мелодии. Годы указаны по срокам появления, записи или издания цитируемого песенного текста.
2. Часть текстов записана на слух с учётом интонаций исполнителей, поэтому пунктуация может отличаться от авторской.
3. Знак // означает микропаузы в пении, соответствующие ритму пения или задержкам дыхания.

Источник

Детские песни

Популярные песни

ТЕЧЕТ РЕЧКА ПО ПЕСОЧКУ…

Слова Н. Цыганова

Течет речка по песочку,
Через речку – мостик;
Через мост лежит дорожка
К сударушке в гости!

Ехать мостом, ехать мостом
Аль водою плыти –
А нельзя, чтоб у любезной
В гостях мне не быти!

Не поеду же я мостом –
Поищу я броду…
Не пропустят злые люди
Славы по народу…

Худа слава – не забава…
Что в ней за утеха?
А с любезной повидаться –
Речка не помеха.

Известная народная песня «Течет речка по песочку…» и ее варианты из «лагерного» фольклора уже XX века совпадают с песней Цыганова только своим зачином. Музыка А. И. Дюбюка.

Антология русской песни / Сост., предисл. и коммент. Виктора Калугина. — М.: Изд-во Эксмо, 2005.

Николай Цыганов (1797-1831, по др. данным 1832) — актер Саратовского, затем московского Малого театра, поэт, автор мелодий песен, участник кружка любителей пения при Малом театре. Малый театр в те годы был «генератором» популярных песен, для его постановок были написаны, в частности, «Вниз по Волге-реке» А. Шаховского и «Когда-то жил в Англии царь удалой» Ф. Кони . В творчестве Цыганова и его младшего современника — Алексея Кольцова — жанр «русской песни» достиг своего высшего расцвета. «Русские песни Н. Цыганова» опубликованы были уже посмертно в 1834 году. Многие тексты Цыганова не сохранились: возможно, среди песен, чье авторство не установлено, есть песни Цыганова.

Источник