Меню

Там за рекой в баснера



Песня «Там за рекою»

Нажмите, чтобы узнать подробности

История создания песни. Биография авторов песни. Видеоролик песни. Слова песни.

Просмотр содержимого документа
«Песня «Там за рекою»»

«Там за рекою» Песня из фильма «Армия Трясогузки» 1964г Выполнила: ученица 8в класса ГБОУ СОШ № 2 «ОЦ» им. Г.А. Смолякова с. Большая Черниговка Савельева Эвелина

Песня из фильма «Армия Трясогузки»

Выполнила: ученица 8в класса

им. Г.А. Смолякова

с. Большая Черниговка

Авторы Композитор: Вениамин Баснер Автор слов: В. Суслов

Армия трясогузки Песня «Там за рекою» из фильма «Армия трясогузки» режиссера Александра Лейманиса по повести А. Власова и А. Млодика «Армия трясогузки». Герои этого фильма-мальчишки безпризорники, решившие помочь Красной армии. О том как именно они помогали большевикам освобождать город от белогвардейце и рассказывает эта картина.

  • Композитор: Вениамин Баснер
  • Автор слов: В. Суслов

Сюжет и характер песни Сюжет песни разворачивается во времена Гражданской войны и повествует нам о мальчике, который смог стать героем. В чистом поле его подобрал отряд кавалеристов и дал важную работу, набивать к пулемету ленты. Ночью, когда налетели атаманы, пулеметчик был убит пулей, но мальчик подскочил и «запел, ударил пулемет». В конце песни проскальзывает очень хорошая мысль о том, что героями быть никогда не поздно. Песня написана простым, доступным языком, без сложных рифм. Поэтому она понятна и хорошо запоминается. Песня очень звонкая, ритмичная, четкая. Под нее удобно маршировать и исполнять хором.

  • Песня «Там за рекою» из фильма «Армия трясогузки» режиссера Александра Лейманиса по повести А. Власова и А. Млодика «Армия трясогузки». Герои этого фильма-мальчишки безпризорники, решившие помочь Красной армии. О том как именно они помогали большевикам освобождать город от белогвардейце и рассказывает эта картина.

Сюжет и характер песни

«Там, за рекою» муз. В. Баснер сл. В. Суслов Шёл в степи отряд кавалеристов, Подобрал мальчишку в поле чистом На коня вскочил мальчишка быстро Улыбнулся, песню затянул! Припев: Там за рекою, там за голубою, За синими озёрами, зелёными лесами Ждут нас тревоги, ждут пути-дороги И под огнём свою найдём с которой не свернём! 2. Дали парню важную работу Набивал он ленты к пулемёту А врагов в степи кругом без счёта А патронов каждый на счету! 3. Налетели атаманы к ночи- Не успел к

  • Сюжет песни разворачивается во времена Гражданской войны и повествует нам о мальчике, который смог стать героем. В чистом поле его подобрал отряд кавалеристов и дал важную работу, набивать к пулемету ленты. Ночью, когда налетели атаманы, пулеметчик был убит пулей, но мальчик подскочил и «запел, ударил пулемет». В конце песни проскальзывает очень хорошая мысль о том, что героями быть никогда не поздно.
  • Песня написана простым, доступным языком, без сложных рифм. Поэтому она понятна и хорошо запоминается. Песня очень звонкая, ритмичная, четкая. Под нее удобно маршировать и исполнять хором.

«Там, за рекою» муз. В. Баснер сл. В. Суслов

  • Шёл в степи отряд кавалеристов, Подобрал мальчишку в поле чистом На коня вскочил мальчишка быстро Улыбнулся, песню затянул!

Припев: Там за рекою, там за голубою, За синими озёрами, зелёными лесами Ждут нас тревоги, ждут пути-дороги И под огнём свою найдём с которой не свернём! 2. Дали парню важную работу Набивал он ленты к пулемёту А врагов в степи кругом без счёта А патронов каждый на счету!

3. Налетели атаманы к ночи- Не успел к «максиму» пулемётчик Повалился пулями сраженный Но запел, ударил пулемёт!

4. Шёл мальчишка сквозь огонь и воду Через горы шёл и через годы Через грозы битвы и походы И летела песенка звеня! 5. Нам ещё скакать лавиной грозной, Нам ещё летать дорогой звёздной. Быть героем никогда не поздно Это нам в поход поёт труба!

Источник

Там, за рекой

Там, за рекой

Автор: Вячеслав Иванович Пальман
Жанр: Природа и животные
Серия: Песни чёрного дрозда
Год: 1990

Роман включает в себя три повести («Восточный кордон», «Там, за рекой», «Песни черного дрозда»), продолжающие одна другую и рассказывающие о борьбе с браконьерами в горных лесах, о природе и животных Кавказского заповедника.

Уже в феврале запахло весной.

Чаще открывалось голубое небо. Солнце поднялось выше к зениту и обливало все Кавказское предгорье теплом и светом. Снег искрился так, что глазам делалось больно. Лесные поляны, покрытые девственно-чистым снегом, сияли нестерпимо ярко. На заснеженные горы опустилась семицветная радуга, и некуда было спрятать глаза от этого бешеного танца света.

Весной надевали тёмные очки. Без них ходить не рисковали.

Саша Молчанов забыл очки. Он возвращался с высокогорного приюта, куда ходил проведать зубров, собравшихся в небольшой долине по ручью Рысистому, где зимой открывались выдувы с ожиной, столь излюбленной этими животными, и росло много молодого ясеня. Молчанов нашёл зубров, в бинокль пересчитал их, оглядел места выпасов и теперь, поспешая домой, резал на лыжах прямиком через буковый лес. Когда выходил на открытое место с блестевшим снегом, то лишь опускал пониже козырёк меховой шапки, надвинутой на самые глаза, и старался смотреть только на свои лыжи: все-таки тёмный предмет в этом болезненном для глаз царстве сияния.

Там, за рекой скачать fb2, epub бесплатно

Кратер Эршота

В фантастическом романе «Кратер Эршота» вы прочитаете об удивительных приключениях геологической поисковой партии 14-бис, таинственно пропавшей без вести в нехоженых горных дебрях Якутского севера. Вместе с героями повести, отважным Петей Одинцовым и его друзьями, вы отправитесь в опасный путь, завершившийся необыкновенными встречами и открытиями. Вместе с ними вы полюбите суровую красоту горной Якутии и узнаете много нового об этом прекрасном крае.

Песни чёрного дрозда

Роман включает в себя три повести («Восточный кордон», «Там, за рекой», «Песни черного дрозда»), продолжающие одна другую и рассказывающие о борьбе с браконьерами в горных лесах, о природе и животных Кавказского заповедника.

Восточный кордон

Роман включает в себя три повести («Восточный кордон», «Там, за рекой», «Песни черного дрозда»), продолжающие одна другую и рассказывающие о борьбе с браконьерами в горных лесах, о природе и животных Кавказского заповедника.

Кольцо Сатаны. Часть 2. Гонимые

В первой части автор, бывший заключенный колымских лагерей, рассказывал о лагерной одиссее своего героя (кстати, Сергей Морозов — Вячеслав Пальман). Во второй — Вячеслав Иванович повествует о том, как работал по вольному найму в Западном горнопромышленном управлении (ныне Сусуманский район), в частности в совхозе «Сусуман», который прекратил свое существование в середине 90-х годов прошлого века. Как осваивал вместе с товарищами по несчастью колымскую землю, на которой выращивал капусту, картофель, зелень, а в теплицах — помидоры и огурцы. «Описание многих событий страшных лет были получены мною из разных источников, в том числе — слухов. Немало рассказов о том же я слушал из уст людей, прошедших лагерные годы: эти разговоры были, конечно, и явные, и искаженные, мне трудно было отсеять истинное от наносного, отсюда — цепь ошибочных картин, домыслов. Рядом с ними — увиденное своими глазами, услышанное от людей, переживших злые месяцы и годы. Но главное, что стало костяком рукописи, было и остается — личные мои переживания, — все увиденное и услышанное от людей, как и я, прошедших страшные годы. Что-то от таких источников было ошибочно, что-то приукрашено, но основа написанного в романе — мои переживания — не из числа придуманного. И основа-то событий — это явь. Страшная и живая. Явь. которая и ныне, временами, не дает покоя душе.» Вячеслав Пальман (из письма)

За линией Габерландта. Роман

Много поколений русских людей отдали свой труд и жизнь Дальнему Востоку и Сибири. Второе освоение этих русских земель началось уже при Советской власти.

Чужеземные авантюристы и захватчики шли на все, чтобы затруднить проникновение русских на Восток. Борьбе с такими авантюристами и посвящен этот роман.

Еще в начале века группа ссыльных во главе с ботаником Зотовым столкнулась с чужеземцами. Зотов погиб. В годы последней войны сюда приезжает сын погибшего, Петр Зотов. И вместе со своими друзьями он после настойчивых поисков обнаруживает убийц, которые все еще продолжали свою преступную деятельность на Колыме.

Красное и зеленое

«Красное и зеленое» — это фантастический роман о необычайном изобретении советского ученого-биолога. Развивая и расширяя гипотезу Тимирязева и Нисского о сближении хлорофилла растений и гемоглобина крови — о связи этих двух сложных и самых пока еще таинственных веществ органического мира, — ученому удалось создать особый препарат — «зеленое вещество». С его помощью животные организмы, подобно живым зеленым растениям, приобретают способность ассимилировать углекислоту из воздуха. Такие зеленые животные могут жить за счет прямого усвоения лучистой энергии солнца, свободно обходясь без органической пищи.

По следам дикого зубра

Судьба зубров, самых крупных зверей на континенте Европы, очень трагична. Эти могучие быки появились на Земле миллионы лет назад. Современники саблезубых тигров, мамонтов и пещерных медведей, они оказались пластичнее этих вымерших зверей, перенесли тысячелетние оледенения на западе Европы и на Восточно-Европейской равнине. Еще десять веков назад бесчисленные стада их паслись на просторе от верхней Волги до Кавказа, в бассейнах Вислы, Дуная и Рейна.

Читайте также:  Диктанты по теме наречие 7 класс купание в реке

Перемены, связанные с деятельностью людей, вырубка лесов ограничивали среду обитания зубров. В начале прошлого вена их насчитывали всего несколько тысяч. В начале нашего — только сотни.

Первая мировая война, потом гражданская нанесли последний удар по зубрам. Их истребили повсюду. Исключение составили десятки зубров в зоопарках и зверинцах разных стран. И ученые России предприняли попытку спасти, воссоздать утраченный вид.

История эта полна самых драматических событий. Вторая мировая война вновь захватила последние ареалы расселения зубров…

В книге повествуется о событиях, ставших историей, о людях — реальных и созданных воображением автора, — чья воля и труд привели к возрождению вида и расселению зубра по старым и новым местам обитания.

Сюжет романа динамичен, в нем много приключений, горестных утрат и счастливых свершений. Главные действия романа происходят на Западном Кавказе, на территории нынешнего Кавказского заповедника.

Кольцо Сатаны. Часть 1. За горами - за морями

Почему автор так назвал свое произведение? Мы не узнаем никогда, ибо В.И.Пальман ушел из жизни в 1995 году, так и не увидев опубликованным свой главный творческий труд. Но хотел увидеть, и был согласен на публикацию хотя бы отдельных глав в различных московских изданиях и в Магадане. Но жизнь, и не только жизнь, распорядилась иначе… «Кольцо Сатаны» состоит из двух частей: первая «За горами, за долами» повествует о колымских лагерях 30-40-х годов, вторая — «Гонимые» рассказывает о жизни автора на Колыме после освобождения, и опять же о лагерях. В.И.Пальман был реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР 17 июня 1958 года (справка о реабилитации № 4н-2719/58). Книга «Кольцо Сатаны» вышла в свет в том виде, в котором была тайно написана автором еще в 70-80-е годы, без каких-либо изменений и дополнений со стороны издателя. Издание осуществлено Ягоднинским обществом «Поиск незаконно репрессированных» при финансовой поддержке Фонда Гражданских Свобод.

С лицензией - за семгой

С ЛИЦЕНЗИЕЙ — ЗА СЕМГОЙ

Нашу поездку в Мурманск породило желание половить лососевых.

Но еще по дороге из аэропорта видели: у каждой речки объявление «Семужья река, всякий лов рыбы запрещен».

Утром следующего дня узнали, как найти общество охотников и рыболовов, и отправились туда. Зашли в контору правления. Женщина выписывает мужчине какие-то бумаги, тот платит деньги и собирается уходить.

— Извините, что вы такое выписали?

Я бы назвал ее Светлой

«Я БЫ НАЗВАЛ ЕЕ СВЕТЛОЙ»

Солнце уже поднялось в зенит, когда мы, я и мой сын Саша, оставив шумный Красноярск и проплыв по Енисею более 100 км, сошли с моторной лодки. Перед нами открылось устье речки с ласкающим слух названием Большая Веснина. Отсюда начинается дорога к ее притоку — Черной речке — цели нашего путешествия.

Бодро зашагали по лесу. К вечеру тропа привела нас к Черной.

Мы были ошеломлены: речка исчезла! По каменистому руслу тихо журчали слабенькие струйки воды по колено воробью. Можно было перейти на другой берег не замочив ноги. «Зачем же мы добирались сюда?» — разочарованно подумал я.

Источник

Там за рекою там за голубою текст песни

Порядок вывода комментариев:

В ЗАСТАВКЕ: Н. М. Кочергин (1897—1974) обложка первого издания повести А. Е. Власова и А. М. Млодика «Армия «Трясогузки»», «Детгиз», Л. 1969, авторский скан Анатолия Кайдалова.

ТАМ ЗА РЕКОЮ

Из к/ф «Армия Трясогузки снова в бою»* (1968)

Музыка Вениамина Баснера
Слова Вольта Суслова

Шёл в степи отряд кавалеристов,
Подобрал мальчишку в поле чистом.
На коня вскочил мальчишка быстро,
Улыбнулся, песню затянул!

Там за рекою, там за голубою,
За синими озёрами, зелёными лесами
Ждут нас тревоги, ждут пути-дороги,
И под огнём свою найдём, с которой не свернём!

Дали парню важную работу,
Набивал он ленты к пулемёту,
А врагов в степи кругом без счёта,
А патронов каждый на счету!

Налетели атаманы к ночи –
Не успел к “максиму” пулемётчик,
Повалился, пулями прострочен,
Но запел, ударил пулемёт!

Шёл мальчишка сквозь огонь и воду
Через горы шёл и через годы,
Через битвы, штормы и походы,
И летела песенка, звеня!

Нам ещё скакать лавиной грозной,
Нам ещё летать дорогой звёздной,
Быть героем никогда не поздно –
Это нас в поход зовёт труба!

* за давностью лет уже совсем смутно вспоминаются сюжет и герои этого фильма. Отчего-то первым – весь из себя не советский Гунар(с) Цилинский , игравший чекиста, засланного в Гражданскую в тыл к врагу; ещё сейчас подумалось: фильм черно-белый и, может быть, это стало художественной удачей – военные страницы чаще всплывают в памяти лишёнными цвета.

А вот песня понравилась и потому – запомнилась. Чёткой, живой ритмикой и стихотворным строем она напоминала довоенные песни с их верой, незамутнённой ещё паскудством репрессий и горькой правдой пережитой вскоре в Великую и Страшную Войну. Песня осталась в памяти живым, трепетным призывом к борьбе за дело в правоте которого убеждён.

Между прочим, разыскивая материал о Вольте Николаевиче Суслове, авторе текста песни, открыл для себя, что это был незаурядный человек и талантливый литератор.

Не ставя себе целью написать подробную биографическую справку, попробую свести воедино сведения о Суслове, рассыпанные в Рунете (биобиблиографической статьи о нём нет, увы, и двадцать лет после его ухода). Пусть этот краткий дайджест станет своего рода нашим общим благодарным поклоном в память о человеке, многие годы добросовестно делавшим своё дело и тем оставивший след в истории отечественной детской литературы.

Вольт Николаевич Суслов (справа) и композитор Яков Исаакович Дубравин в гостях в детском клубе “Жаворонок”. Омск, 1981.

Вольт Николаевич СУСЛОВ (печатался так же под псевдонимом В. Николаев) [24. 12. 1926, Ленинград – 22.11. 1998, СПб], литератор, детский поэт, сатирик, журналист и редакторский работник, участник Великой Отечественной Войны, один из зачинателей движения красных следопытов в СССР, секретарь ЛО СП РСФСР. Член ВКП(б)-КПСС 1944-91; «Заслуженный работник культуры РСФСР», лауреат премии имени Ленинского комсомола (1987).

Отец – инженер-железнодорожник, мать – врач. Пережил в Ленинграде (на Васильевском острове) первую блокадную зиму, эвакуирован в Алма-Ату.

Мобилизован к нестроевой службе (формально как “доброволец”, из-за роста 137 см дважды отклонялся призывной медицинской комиссией* – см. пост 4) в янв. 1944; водитель 3-го класса (апрель 1944), отдельная дезинфекционная рота № 144 (отд. обмывочно-дезинфекционная рота) на Ленинградском фронте, начальник полевой походной бани (котёл с топкой и насосной подкачкой, монтированные на шасси полуторки «ГАЗ-АА») и два автомобиля с автопароформалиновыми камерами (в просторечии, «вошебойки»). Войну закончил в Вост. Пруссии. Демобилизован в апр. 1950. Филологический факультет ЛГУ (1948-53, два первых курса заочник).

Один из создателей детского журнала «Искорка» (1957-91, перв. гл. ред. Мар. Степ. Зыкова), многолетний редактор-составитель этого издания, член редколлегии журнала. Литературный сотрудник, заместитель редактора газеты «Ленинские искры» (1954 –1975). В 60-80-ые годы и, в особенности в последние несколько лет жизни, активно сотрудничал с журналом «Костёр».

Читайте также:  Река московского области бассейна реки москвы

Печатался с 1956 (перв. опубл. стихотворение: «Никому не известный отряд», 1957). Издал сборники стихов и документальных рассказов для детей и юношества (более сорока наменований без учёта переизданий), сатирические миниатюры, эпиграмы, эссе, очерки, статьи, рассказы и заметки краеведческого характера. Первая книга: «Хитрый ёж» (в соавторстве с Львом Ник. Гавриловым, Лениздат, 1960). Многие стихи и рассказы В. Н. Суслова посвящены теме войны и блокады. Более полувека Вольт Николаевич писал главный труд своей жизни – «50 рассказов о блокаде» (изд. 1994).

Занимался так же переводами и переложением иноязычных произведений для детей с французского (сб. «Галльский петух рассказывает», Л., 1978) и молдавского («Бочка смеха», В. Ф. Руснак, Кишинёв, 1988) языков.

Творческому стилю Суслова были свойственны хорошо воспринимаемая на слух лёгкая и подвижная ритмика, музыкальность, жизнерадостность и, вместе, умудрённый взгляд на своего юного читателя, но не сверху – с высоты возраста, а словно бы оглянувшись назад из собственного детства. Поэту было присуще тонкое понимание детской психологии, неизменное уважение к личности маленького человека.

Секретарь правления Ленинградской писательской организации, руководитель секции детской и юношеской литературы. Более четверти века работал в авторском коллективе ленинградских художников и поэтов-сатириков “Боевой карандаш”.

Один из зачинателей движения красных следопытов в СССР (1957, “Генка-ординарец” при штабе игры, созданном в редколлегии газ. «Ленинские искры»). Автор текстов нескольких песен для этого движения, в т. ч. «Следопытский костер» («Песни наших отцов», комп. Я. И. Дубравин, варианты редакций 1962-84), в исполнении ансамбля песни и пляски Ленинградского военного округа под управлением Н. И. Кунаева завоевала первое место среди армейских и флотских ансамблей песни и пляски Всеармейском конкурсе в Москве, посвященном 40-летию Победы, 1985.

Цыганская, “А где мой табор, маманя с батей?” (В. Баснер – В. Суслов)
из кинофильма «Армия Трясогузки снова в бою» – исп. Юрий Коржов (1954), 1967.

А где мой табор, маманя с батей?
Пришли солдаты, да на закате.
И грянул выстрел, другой, да третий
И сиротою рассвет я встретил.

Лишь звон гитары, да конь буланый
Со мной остались в степи бурьянной.
Свистел, смеялся бродяга ветер:
“Один, один ты на белом свете…”.

И солнце в небе, да помутнело.
Спросило б солнце когда б умело:
“Ну что ж случилось? Ну что ж такое?
Горит-пылает земля войною”.

На стихи В. Н. написаны более 300 песен, созданных им в соавторстве с Георгим Портновым, Вениамином Баснером, Яковым Дубравиным (создавшим большой вокально-поэтический цикл на стихи поэта), Александром Брицыным (ещё один цикл для детского хора и эстрадно-симфонического оркестра «О стране родной»), Ф.Бруком, С.Важовым, В. Дмитриевым, Б.Кравченко, Ф.Лоу, Юрием Щёкотовым…

Песни на слова В. Суслова были включены в репертуар многих исполнителей ленинградской эстрады: Марии Пахоменко, Эдиты Пьехи, Германа Орлова, Сергея Захарова, Майи Лепянской, Николая Копылова, Эдуарда Хиля, Михаила и Сергея Боярских, Виля Окуня и др.

разворот из книжки Вольта Суслова “Тридцать три мушкетёра” (илл. Вадима Ив. Гусева, 1931-2008), “Детгиз”, 1963 год.

Третий год сидели рядом
Два Игнатьевых Игната.
Было этим двум Игнатам
Всё известно наперёд.

И ещё – иллюстрации к произведениям Вольта Николаевича создали признанные мастера, классики детской книжной графики, некоторые из которых становились его соавторами на многие годы: В.И.Курдов, М.С.Беломлинский, В.А.Гальба, В.И.Гусев, Л.М. и В.И. Коломейцевы, Е.И.Аносов, Л.Д.Каминский, В.И.Игнатьев, В.А.Травин, Л.М.Московский, Г.И.Ясинский, Надежда Эверлинг, Борис Калаушин. Среди художников, работавших над страницами книг Вольта Николаевича – Н.И.Зверев, В.М.Меньшиков, Сергей Яковлев, Николай Кошельков, Евгений Морозов, М.Эйхман, А.Явтушенко, П.Швец, В.Синани, М. Майофис, А.Брей, а так же В.Иванов и Е. Алексеева (публикации последних лет поэта в журнале “Костёр”, 1985-88).

Дочь: Ирина (9. 12. 1948, Ленинград), востоковед, специалист по корейской этнографии, с 1973 сотрудник ЛЧ Ин-та этнографии АН СССР / МАЭ им. Петра Великого (Кунсткамера, главный специалист отдела учёта и хранения), куратор корейских коллекций МАЭ (с 1997).

* В. Суслов: “На учебное стрельбище надо было идти далеко. Два раза сходил туда в строю, на третий винтовку у меня отобрали (ибо с примкнутым штыком была выше меня), и я стал носить мишени… Лыжи и огневая… И снова медкомиссия. И снова сантиметров во мне оказалось недостаточно. Решили: «Годен к нестроевой службе». Так я попал в учебный автомобильный полк. Весною получил права водителя 3-го класса»” (Анатолий Нутрихин, см. по ссылке ниже).

Об одном из увлечений В. Н. упоминает в своём рассказе о Ю. Кукине известный меломан Р. Рублёв (Рудольф Фукс): “Суслов в то время был одним из немногих профессиональных литераторов, не только с большим интересом относившихся к творчеству бардов, но и коллекционировавших их песни. У него был неплохой, по тем временам, магнитофон «Комета», скопированный отечественной промышленностью с одной из ранних моделей западногерманского «Грюндига», и довольно обширная фонотека. От него я получил очень качественные записи песен Юрия Визбора”.

Подробная библиография Суслова до сих пор не составлена, на ряде сайтов Рунета имеются достаточно обширные материалы к ней (сайт РНБ – nlr.ru, сайт Ленинградской областной детской библиотеки (ЛОДБ, издания книг поэта переданы в фонды И. В. Сусловой) – deti.spb.ru и др. ресурсы).

Сочинения: Суслов В.Н. 50 рассказов о блокаде/ Ил. В.А.Травин.-СПб.: Нотабене, 1994.-206c.: ил.; Верны мы подвигу отцов. Песни на слова В. Суслова для голоса в сопровождении фортепиано/”Музыка”, 1982г. номер 2786; Суслов В.Н. Покладистый Ложкин: Стихи, рассказы, фельетоны/ Худож. Л.Д.Каминский.-Л.: Дет.лит., 1980.-111c.: ил.; За тебя, революция: Очерки, рассказы, стихи/ Сост. В.Н.Суслов.-Л.: Дет.лит., 1978.-335c.: ил.-(По дорогим местам); Извините за краткость: Сатирические миниатюры/ Ил. Л.Д.Каминский.-Л.: Сов.писатель, 1982.-71c.: ил.; Рассказы о Ленинграде/ Ил. С.Яковлев.-Л.: Дет.лит., 1984.-316c.: ил. …

О нём: Писатели Ленинграда: библиографический справочник/ Сост. В.С. Бахтин, А.Н. Лурье. –Л.: Лениздат, 1982; Анатолий Нутрихин «Может быть, и нас добром помянут…», публ. окт. 2011.

Архивы: ЦГАЛИ СПб/Ф. Р-713 (фонд В. Н. Суслова, документы 1902-98 гг); ЦГАЛИ СПб. Фонд Р-213. Опись 3-1. Дело 346.

Источник

Там за рекой в баснера

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 272 520
  • КНИГИ 639 020
  • СЕРИИ 24 256
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 601 013

Вячеслав Иванович Пальман

Там, за рекой - i_001.png

Там, за рекой - i_002.png

Уже в феврале запахло весной.

Чаще открывалось голубое небо. Солнце поднялось выше к зениту и обливало все Кавказское предгорье теплом и светом. Снег искрился так, что глазам делалось больно. Лесные поляны, покрытые девственно-чистым снегом, сияли нестерпимо ярко. На заснеженные горы опустилась семицветная радуга, и некуда было спрятать глаза от этого бешеного танца света.

Весной надевали тёмные очки. Без них ходить не рисковали.

Саша Молчанов забыл очки. Он возвращался с высокогорного приюта, куда ходил проведать зубров, собравшихся в небольшой долине по ручью Рысистому, где зимой открывались выдувы с ожиной, столь излюбленной этими животными, и росло много молодого ясеня. Молчанов нашёл зубров, в бинокль пересчитал их, оглядел места выпасов и теперь, поспешая домой, резал на лыжах прямиком через буковый лес. Когда выходил на открытое место с блестевшим снегом, то лишь опускал пониже козырёк меховой шапки, надвинутой на самые глаза, и старался смотреть только на свои лыжи: все-таки тёмный предмет в этом болезненном для глаз царстве сияния.

Читайте также:  Какая рыба водиться в реке катунь

Стояли тихие, безветренные дни с особенно прозрачным, хрустально-чистым воздухом. К вечеру попахивало талой водой, горечью мокрых живых побегов и звонким, но не страшным морозцем. Кроны деревьев уже полностью стряхнули с себя снег, ветки распрямились и приобрели живую гибкость. Где-то в глубине их тканей началось скрытое, пока едва ощутимое, движение соков земли. Кожура на молодых ветках орешника и лозы слегка позеленела.

Древесина потеплела: около комля деревьев снег вытаял и образовались воронки. На месте выгревов, у стенок обрывов и на южном склоне канав появились первые куцые сосульки, похожие на морковку-каротель; часам к двум пополудни то там, то здесь слышалась робкая капель. Обтаивали заячьи следы, сбитые ветром сучки и веточки. Жизнь, притихшая в зимние месяцы, давала о себе знать множеством самых разнообразных примет.

Декабрь и январь в этом году случились холодными и жестокими. Многодневные, почти не прекращающиеся метели завалили лес, что называется, с головой. Олени и косули спустились вниз. Убежав от одной опасности — от голода, они попали в другую: зверей увидели вблизи селений и станиц. Пришли первые вести о гибели оленей. В лесу стали замечать чужих людей, слышали выстрелы. Лесники растерялись. Редкие посты не могли контролировать десятки троп и большие лесовозные дороги, по которым браконьеры пробирались в заповедные участки.

От всего этого делалось тревожно…

К висячему мосту через речку Саша подошёл уже на закате солнца. Отряхнул и связал лыжи. Но прежде чем ступить на обсохшие бревна переправы, внимательно осмотрел тропу. Позавчера для контроля он засыпал дорожку ровным слоем чистого снега. Сейчас на подтаявшем снегу отпечатались следы трех человек. Кто они, зачем и куда направились? На этой стороне реки зубровый заповедник — и только. Впрочем, это могли быть лесорубы, решившие пройти к леспромхозу, который расположен за невысокой грядой километрах в восьми восточней заповедной долины.

Поправив на груди карабин, Саша взял лыжи под мышку и пошёл через мостик. Бревна на старой переправе поскрипывали, тросик, натянутый вместо перильцев, почернел, местами из него торчали и крючились разорванные концы. Давно пора ремонтировать.

За мостом шла дорога и начинался посёлок.

Елена Кузьминична стояла на крылечке, кутаясь в шаль. Ждала. Ничего не сказала сыну, но по тому, как вздохнула — словно гору с плеч сняла, — он понял, что очень беспокоилась.

— Как там? — спросила уже в комнате, помогая снять рюкзак и куртку.

— Порядок, — сказал Саша и, бросив взгляд на трубку рации в углу комнаты, спросил: — Контора не вызывала?

— Батюшки мои, как же я сразу не сказала! — Елена Кузьминична застыла с половником в руке. — Открой шкафчик, там записка.

Саша выдвинул ящик. На листке чернели две строчки, написанные нетвёрдой рукой матери. «Двадцать четвёртого февраля явитесь в контору заповедника, имея при себе полную выкладку. Котенко».

Это значит, с оружием. Саша держал в руках радиограмму и силился понять, что за вызов. Если хотят устроить облаву, то почему Котенко? Такие события касаются не отдела науки, а главного лесничего. Он — начальник охраны. А Котенко — зоолог.

— Наверное, в экспедицию пойдёте, наверх, — подсказала мать.

— Наверно… — Саша ответил машинально, но про себя подумал, что и Котенко может стать инициатором облавы, особенно когда дело идёт об оленях.

Ел он с завидной быстротой, обжигаясь борщом. Мать сидела напротив и смотрела на него с доброй улыбкой.

— Холодно наверху? — спросила она.

— Весна только здесь, — сказал он, проглотив обед. — Там светит, но не греет. Снег будто вчера выпал, белей нейлоновой рубашки, которую ты мне купила. Как в Арктике.

— Когда ж ты теперь в контору?

— А вот сейчас отдохну и тронусь.

— А может, утром? Хоть выспишься дома.

— Я к десяти у Ростислава Андреевича уже буду. Там и высплюсь.

Елена Кузьминична стала собирать рюкзак.

Саша привык к своей работе, а мать — к его постоянным отлучкам. Провожая его, она больше не плакала, не просила остерегаться и беречь себя, потому что поняла бессмысленность этой всегдашней материнской просьбы. Чего напоминать? В горах всегда трудно и почтя всегда опасно. А у Саши нет даже собаки, способной защитить хозяина, отвести от него беду, прибежать, наконец, домой, чтобы оповестить о случившемся.

Щенка Архыза, сына Самура, ещё осенью взял зоолог заповедника Котенко. Сказал, что хочет понаблюдать за этим полуволком, поучить его не столько уму-разуму, сколько любви к людям. Дома без собаки плохо. Когда Саша в отлучке, Елене Кузьминичне скучно и пусто: во дворе одни куры. Нет там милых зверят, с которыми она провела все лето. Так привыкла к ним, что, когда Саша отвёл в лес и выпустил на волю оленёнка Хобика, а потом и озорного, подросшего медвежонка Лобика, чуть не плакала.

За окнами быстро потемнело. День прибавился пока ещё очень мало, и к шести делалось сумеречно. Зажгли свет.

Саша собрал оружие, патроны, взял у матери уже готовый рюкзак, разложил по кармашкам бритву, мыло, книжку и в две минуты оделся.

— Ну… — Он остановился у дверей. Рослый хлопец с пытливыми светлыми глазами. Чуть рыжеватые волосы, высохшие, пока он обедал и собирался, лежали непричёсанной копной над открытым лбом.

Лицо его, спокойное и по-ребячьи светлое, опять огорчило мать недостатком серьёзности:

«Дитё. Господи, когда же он станет мужчиной. »

— Ты уж это… — Она хотела сказать, чтобы аккуратней вёл себя, осторожней, если придётся делать что-нибудь опасное, но не решилась и сказала совсем другое: — Сообщи, куда поедете и когда вернёшься, чтобы я знала.

— Непременно. — Он улыбнулся, поняв её переживания. — Постреляем по мишеням — и назад.

— Если бы так. — вздохнула Елена Кузьминична и поцеловала его.

На улице посёлка жёлто, вполнакала и, кажется, совсем напрасно горели фонари — они освещали только небольшой круг утоптанного снега под столбами да сами кривые, небрежно обтёсанные дубовые столбы.

Дорожка, раскисшая за тёплый день, уже окрепла, заледенела. Снег не скрипел. Вечерний воздух хоть и морозный, а какой-то добрый, с привкусом талой воды. И леса вокруг не белые от зимней пороши, а чёрные-чёрные, уже таившие в себе загадку близкого обновления.

Время к теплу. К весне.

Саша свернул с улицы влево и остановился около лесовозной дороги, спускавшейся с хребта к старой трассе. Глаза его приметили высоко на горе бегающие лучики от автомобильных фар. Вниз, к дороге, шёл гружёный лесовоз.

Источник