Меню

Сражение у реки каялы



Битва на реке Каяле: дата. Где находится река Каяла?

Название «река Каяла» встречается читателю только в одном древнерусском произведении, а именно в «Слове о полку Игореве», которое таит в себе восемьсот лет со времени своего создания бесчисленное количество тайн и загадок.

Инок-поэт написал не более 8000 слов, а число работ на эту тему скоро подойдет к двадцати тысячам. Слависты всего мира читают и перечитывают его и комментируют каждый раз, привнося все новые и новые уточнения и находя что-то незамеченное, толкуя заново древний текст.

Зачем изучают какое-либо произведение

Зачем изучают происхождение произведения, место, где оно было написано, время написания? Чтобы заглянуть в его содержание, понять его суть. Загадочна и таинственная река Каяла. Она в тексте книжника упоминается восемь раз. Исторические географы не могут достоверно сказать, где находится река Каяла. В 70-х годах прошлого века украинские археологи производили большие изыскания, но не нашли никаких следов сражения. Если бы не три произведения, мы бы никогда и не узнали о каком-то заштатном князе Игоре, тем более не услышали бы о реке, около которой состоялась битва. Река Каяла – это полумифическая река.

Психология творчества

Древнерусские писатели писали не от себя, а по благодати, в молитве. У них было совершенно другое отношение к писанию, то есть монаха призвал игумен монастыря и дал послушание. Так вот и автор «Слова…» – не исключение. Любой древнерусский книжник не хотел выдавать, выпячивать себя, а желал раствориться в своем труде.

Поэтому, скорее всего, никто не найдет его имени. Но время свое он тщательно не скрывал. И оно теперь отдельными литературоведами датируется между 1188-1200 годами, и предполагается, что оно создано, скорее всего, в Выдубицком монастыре в Киеве, там, где хранилась Ипатьевская летопись, уже написанная, в которой можно было уточнить детали. Но, похоже, что монах был и участником этого похода, поскольку он иногда вкладывает в текст личные впечатления.

А зачем автор написал «Слово. »?

Если посмотреть на всю древнерусскую словесность XI-XII веков, то можно заметить, что она не знает вымысла. Река Каяла, которая упоминается в «Слове», видимо, в современных названиях имеет другое наименование. Академик Д. Лихачев видел в ней реку Сюурлий.

А сам корень слова связан с глаголом «каяться». Так книжник-поэт именовал реку, где Игорь не случайно потерпел поражение. И, как видно из повествования, покаяться князю было необходимо. У древнего книжника преобладало религиозно-символическое мышление. Это осмысление событий через тексты Священного Писания. Все — и монахи, и миряне — были православными людьми, на все смотрели, сверяясь с Писанием, с Божественным промыслом, особенно иноки. Они полагали, что нет ничего такого в исторических событиях, чего бы уже не было описано в Библии. Они стремились показать, как православному человеку спасти свою душу, особенно в преддверии конца мира, которого в те времена со страхом ждали и православные, и католики. Поэтому нельзя чисто по-светски подходить к этим произведениям. Надо искать в них те смыслы, которые закладывает автор. Этим занимаются исследователи «Слова» почти двести лет.

Поход Игоря

Когда-то в Библии было сказано, что Сим, Хам, Иафет, сыновья праведного Ноя, разделили землю, и был договор, что не преступают они земли друг друга. Свою землю должно и нужно защищать, но в завоевательные походы ходить категорически запрещено. Вот этот запрет и нарушает Игорь Святославович.

За год до его похода половцы была разгромлены. В тот поход выступили на вторую неделю Великого Поста. И сражались в пятницу, тоже в день поста. И Господь дал им победу. Князь Игорь не смог принять участие в том походе из-за заболевших копыт его коней, изранившихся об лед. Игорево войско было вынуждено вернуться. Он не завоевал тогда славы.

Ненужный поход

И вот теперь он ее жаждет, да и разбитые половцы слабы, они не смогут ему противостоять. Он решительно идет походом на чужую землю не защищаться, но завоевывать и богатство, и честь, и славу. Одно это уже скверно и противоречит библейским заповедям, его ведет гордыня – величайший грех. И Бог дает ему знак – остановись, повороти назад. Он посылает полное солнечное затмение.

Такое полное, что днем видны только звезды на небе, а солнце выглядит как тонкий серп месяца. Так это описывает Лаврентьевская летопись. Но Игоря уже даже этим не остановить. Он спешит копье преломить, испить шеломом воды, то есть завоевать земли половецкие. Он хочет доказать, что в прошлом году он не испугался своих бывших союзников-половцев и на этот раз вопреки всему он всем докажет, что он храбрый воин. А его бояре головы-то понурили. Они поняли, какое испытание выпадет. Река Каяла просто им не дастся.

Продолжение похода

И видит и Игорь, и его брат Всеволод, который является вассалом Игоря, и сын Владимир, и племянник, князь Святослав, как описывает поэт, войско, покрытое мглой. Но Игорь упорствует. Он считает, что лучше погибнуть. Пусть будет битва на реке Каяле, чем дожидаться со страхом половецкого набега, сидя дома. «Хочу, — говорит, — или сложить голову, или победить половцев».

Да, исполнился князь ратного духа и наполнил им своих спутников. А Божье знамение все усиливается и усиливается. Русская светлая земля осталась за их спинами. Ночь стонала грозой, птицы пробудились, как бы стараясь, чтобы Игорь задумался, суслики и те засвистели. Вся природа стремится остановить Игоря на его пути, в конце которого будет гибель.

Поход на погибель

Эти страшные и грозные знамения усиливают впечатление от будущего трагического исхода немногочисленного Игорева войска. А грозные волки, помощники половцев, уже по оврагам селятся, ждут нечаянной добычи, птицы хищные на поле битвы по дубам сидят, дожидаются поживы. Получается, что степные звери то сочувствуют русским, тревожатся за них, то грозят им и злобствуют.

Да, добрая светлая русская земля осталась уже за холмами – впереди только тьма. Маленький, пять тысяч человек, отряд приближается к Дону, туда, куда, возможно, впадает Каяла-река. Современные читатели-любители видят в Каяле Потудань, впадающую в Дон.

Тмутаракань

Эта область находилась в районе нынешней Тамани. У византийцев она называлась иначе – Таматарха. Но в XI веке она была русским княжеством с многочисленным русским населением и управлялась черниговскими князьями. Не потому ли Игорь ее видел своим уделом, свою «отчину», насильно отторгнутую половцами, которую следует вернуть. На отрогах Кавказских гор, в ущельях, возможно, брала начало река Каяла. Это где она была, по определению поэта, быстрой. А равнинные и степные реки все плавные, с медленным течением, и состоялась битва на реке Каяле в ее тихом, небурном течении.

Ночь перед сражением

Длинной меркнущей ночью войско Игоря дожидается схватки. Автор верно заметил, что бессонная ночь с напряженным ожиданием всегда кажется томительно долгой и тревожной.

Ночь спускалась постепенно, наступало утро. Светлеет, заря поднимается, свет свой роняет. Поля покрылись мглой. Соловьи умолкли. Галки пробудились. Здесь образно говорится о смене ночи на день, так как соловей — птица ночная, а галка – дневная. И русские воины уже к утру построились в боевой порядок. А половцы с большой поспешностью, по бездорожью, по болотам и гатям подходят к войску Игоря. Вот-вот начнется битва на реке Каяле (год 1185 от Рождества Христова).

Первое столкновение

Но половцев врасплох не застигнуть. А Игорь именно на это рассчитывал. Войска Игоря выстроились по боевому порядку. Четыре из них были основными. В центре – полк самого Игоря, справа – полк Всеволода, слева – Святослава, племянника Игоря, впереди – Владимира, сына Игоря. Ему, кстати сказать, было 14 лет. И он должен был первым принять удар на себя. Впереди строя встали отборные, самые лучшие из всех полков лучники.

И начался бой

Кратким словом ободрил Игорь свое войско и князей. И началась битва на реке Каяле (дата – 5 мая 1185 года, пятница). Половцы тоже выстроили своих стрельцов. Они дали залп из луков и побежали назад. Боевой строй половцев был разрушен. Передовые полки погнались за ними. Игорь и Всеволод, не торопясь, шли, сохраняя боевой строй. Удача в пятницу им сопутствовала. Они захватили пленных и овладели кочевыми жилищами половцев на телегах. Часть полков гналась за погаными долго, до ночи и вернулась назад с полоном. По свидетельству Ипатьевской летописи, русские после первой стычки захватили богатую добычу. Это были богатые византийские ткани, высоко ценившиеся везде, попоны и покрывала, верхняя одежда, подбитая дорогим мехом и крытая дорогими тканями, шитая золотыми нитями и копья, и бунчуки – конские хвосты на древке, служившие знаком власти. Волос бунчука красился в красный.

День второй и третий

Поэтически книжник описывает идущие с моря черные тучи. Это метафора служит в народной поэзии символом надвигающегося врага. Эти грозовые тучи хотят накрыть наших отважных князей и их войско. И в тучах трепещут, сверкают, мечутся сине-фиолетовые молнии. Все поволоклось мглою.

Битва, как обычно, началась издали перестрелкою лучников, которые двигались впереди строя. Попутный ветер со стороны моря, как и тучи, давал половцам преимущество. Их стрелы точно попадали в цель, а у русских воинов отлетали в разные стороны произвольно. Как символ печали поэт изображает картину мутно текущих рек, взмученных в своих верховьях сильным дождем. Эта мутная вода, означающая горе-печаль в народной поэзии, изображает картину надвигающегося несчастья. Она предвещает поражение Игоря на реке Каяле. И пыль взметается в выжженной степи предгрозовым вихрем. «Поднимается силушка злая, неверная». Половцев было очень много. Они окружили маленький отряд, как густой лес, плотным кольцом, через которое нельзя было пробиться.

Печальный конец

Трое суток пытался Игорь выйти к Донцу. От жажды страдали люди, а еще больше кони. Много было раненых и убитых в русских полках. Зеленой паполомой, то есть черной погребальной тканью, покрывают умерших, но здесь имеется в виду, что травой покрываются они.

С утра и до вечера отчаянно билось войско. Сражались воины и вторую ночь, а на заре дрогнули ковуи (тюркские воины, жившие в черниговском княжестве). Игорь не смог их удержать. А на обратном пути был взят в плен. Он видел, как сражается его брат Всеволод и просил, по словам летописи, смерти, чтобы не видеть гибели брата. Из всего русского войска спаслось полтора десятка человек. Остальные же утонули.

Впервые русское войско потерпело страшное поражение. Этот особый трагизм приковал такое большое внимание к походу Игоря. И были составлены повести о степном походе русского князя. А относительно реки Каялы следует сказать, что ее поиск – задача историков-географов и археологов. Возможно, и следы ее пропали, как пропали места сражения Игоря.

Источник

Битва на реке Каяле

Поход Игоря Святославича Новгород-Северского на половцев (1185) — поход северских князей против половцев, находившихся под впечатлением успехов киевских князей 1183—1184 годов, имевший возможной целью возвращение контроля над Тмутараканским княжеством.

Содержание

  • 1 Силы сторон
  • 2 Тактические особенности
  • 3 В искусстве
  • 4 Примечания

Силы сторон

Весной 1185 года Святослав Всеволодович уехал в свои северо-восточные владения собирать воинов, чтобы идти к Дону на половцев на всё лето [1] , а Игорь вместе с его братом Всеволодом, князем Курским и Трубчевским, и племянником Святославом Ольговичем, князем Рыльским, предприняли новый поход. Вместе с дружиной ковуев (зависимое от черниговских князей кочевое население левого берега Днепра, родственное правобережным чёрным клобукам, зависимым от киевских князей) они двинулись к берегам Донца.

Источники указывают на участие в столкновении почти всех известных половецких племенных групп юго-восточной Европы (токсоба, дурут, етоба и др.), за исключением разбитых в 1183—1184 годах лукоморских половцев и бурчевичей (бурджоглы).

Тактические особенности

Летописная повесть о походе князя Игоря на половцев [2] содержит сведения о боевом порядке войск русских князей того времени, который по сравнению с XI веком стал дробиться не только по фронту, но и в глубину, при этом перед большим полком впервые упоминается также полк, составленный из стрелков от всех остальных полков. При первой встрече с половцами на реке Сюурлий (утром в пятницу) удача сопутствовала Игорю, была захвачена большая добыча. Было организовано преследование передовым полком Владимира Игоревича и полком левой руки Святослава Ольговича, при этом основные силы (большой полк Игоря и полк правой руки Всеволода) продолжали сохранять построение.

На берегах Каялы русское войско столкнулось с основными силами половцев (утром в субботу). Численное превосходство половцев было настолько серьёзным, что последующий бой вёлся русскими войсками в окружении. Ведя бой, они двигались к Донцу. Вариант бегства от половцев в конном строю Игорь отмёл, так как не хотел бросать на произвол судьбы чёрных людей. Летопись также сообщает любопытную подробность, также свидетельствующую об особенностях военного дела того времени: получив рану, Игорь продолжил движение на коне. Утром в воскресенье, после суток непрерывного боя на ходу, войска вышли к озеру и начали его огибать. «Слово о полку Игореве» содержит отсутствующую в летописной повести подробность о том, что Игорь изменил направление движения своего полка для помощи полку Всеволода. Ковуи не выдержали и побежали, пытаясь вырваться из окружения. Игорь поскакал им наперерез, чтобы попытаться их вернуть, но ему это не удалось. Вернуться обратно сам он также не смог. Он был взят в плен, как и остальные князья. Многие воины погибли. «Слово о полку Игореве» обобщённо говорит о трёх днях боя с половцами, уточняя, что на третий день стяги Игоря пали к полудню.

Половцы вторглись на Русь по двум направлениям: к Переяславлю и в Посемье. В Переяславле сел в осаду Владимир Глебович, а в Курск и Путивль Святослав Всеволодович успел прислать своих сыновей Олега и Владимира. Одновременно Святослав соединился с Рюриком у Заруба, готовясь форсировать Днепр, чтобы прийти на помощь осаждённым в Переяславле. Половцы не стали дожидаться столкновения и ушли. Половцам удалось сжечь только город Римов.

Из плена Игорь бежал, оставив там своего сына Владимира, который вернулся позже, женившись на дочери Кончака.

В искусстве

Этот поход Игоря Святославича на половцев послужил канвой для знаменитого «Слова о полку Игореве».

Источник

Тайна битвы на Каяле

Битва при Каяле

Надо сказать, место битвы Игоря с половцами вот уже двести лет ищут многие известные исследователи и историки, начиная с Н.Карамзина и заканчивая Б.Рыбаковым. Но пока безрезультатно. Наиболее обоснованную версию о маршруте движения полков древнерусского князя в половецкую степь и возможном месте его гибели, по мнению украинских специалистов, выдвинул харьковчанин Михаил Гетманец.
Впрочем, что касается маршрута движения Игоря из его родного города Новгород-Северского к реке Сальница, что впадает в Северский Донец близ Изюма, то тут у большинства исследователей разногласий не возникает. А вот куда он отправился дальше — в этом ученые расходятся по сей день.
К примеру, харьковский историк Д.Багалей считал, что отсюда Игорь двинулся к реке Кальмиус (в нынешнюю Донецкую область). Н.Карамзин полагал, что он пошел к Тмутаракани и Азовскому морю, где и произошло его сражение с половцами. Кстати, это одна из наиболее спорных гипотез. Прежде всего потому, что вряд ли могли отважиться семь тысяч воинов, пусть даже самых храбрых и опытных, пройти с боями почти тысячу километров в глубь степи половецкой. А с другой стороны, им просто не хватило бы времени дойти до места своей гибели — по летописным источникам известно, что после переправы через Сальницу Игорь потерпел поражение уже на третий день.
Что же касается академика Б.Рыбакова, то он «отправил» Игоря Святославича на Юг — к реке Самара, в бассейн Днепра, где, по его версии, и нашло русское войско погибель. Михаил Гетманец с этим категорически не согласен. Российский историк, говорит он, аргументирует свою версию всего лишь одним сомнительным фактом: Ярославна, мол, обращалась к Днепру с просьбой вернуть ей попавшего в плен мужа. Но она, замечает М.Гетманец, одновременно обращается и к Дунаю, и к солнцу, и к ветру, а потому все эти ее «причитания» носят чисто риторический характер и географически не привязываются к местности. К тому же, Сальницу и Самару разделяют более 100 километров. Пройти такое расстояние конное войско, да еще с обозом, за одну ночь просто не могло. А главное — нужно ли было Игорю идти в такую даль на половцев? По мнению Михаила Федосеевича, поход Игоря в 1185 году был обычным набегом на ближайшие поселения кочевников в районе рек Северский Донец и Оскол. И не более того. Аналогичные походы в этот район Игорь, согласно летописным источникам, совершал и после возвращения из плена. Например, вместе со своими братьями в 1191 году.
Надо сказать, Гетманец изучил множество существовавших до него версий. Наиболее правдоподобной ему показалась гипотеза изюмского историка Николая Сибилева, который полагал, что битва Игоря с половцами произошла где-то между Изюмом и Славянском. Гетманец взял ее за основу и начал проверять. Причем в ходе исследований впервые соединил теоретическое изучение вопроса по летописным источникам с краеведческими материалами. Именно это и стало ключом к разгадке многих тайн похода древнерусского князя на половцев. Ибо до него события 800-летней давности никто из ученых на местности не «примерял».
Михаил Федосеевич целых пятнадцать лет изучал район предполагаемых боевых действий русских и половецких полков, пешком исходил не одну тысячу километров. Больше того — он провел даже экспериментальный конный переход от Новгород-Северского до речки Сальница, максимально приближенный к условиям Игоревого похода 1185 года. Все это позволило ему до мелочей обосновать выдвигаемую им версию. Причем с учетом географических и топографических ориентиров, которые упоминаются как в летописях, так и в самом «Слове». Многие из его «открытий» теперь взяты на вооружение российскими и украинскими исследователями, включая самого Б.Рыбакова.

КАРТА ПОХОДА КНЯЗЯ ИГОРЯ
— «Слово о полку Игореве» оставило нам большое количество загадок — исторических, географических, лингвистических, — говорит Гетманец. — Одной из них является река Каяла, на берегах которой трагически закончился поход Игоря Святославовича. Найти Каялу — это значило еще теснее привязать литературный памятник к исторической эпохе, а описанные в нем действия к конкретной местности.
Как известно, после Сальницы дружины Игоря вступили на половецкую территорию, шли ночь и рано утром на речке Сюурлий встретили половецкие полки. Учитывая опыт, накопленный в экспериментальном переходе от Новгород-Северского до Сальницы, Гетманец пришёл к выводу, что за короткую майскую ночь Игорь прошел, по летописи, «помалу идястя» не более 30 километров. Как раз на таком расстоянии от современного Изюма он и стал искать Сюурлий.
Но прежде ему необходимо было найти старинную дорогу. Ведь войска в древности передвигались только известными историческими путями. Предположение о том, что полки могли пойти прямо через дикую степь — глубочайшее заблуждение. Во-первых, дикое поле покрывали густые заросли из трав, кустов и деревьев, что делало его практически непроходимым. А во-вторых, на открытой местности половцы сразу же могли «засечь» русичей. Поэтому до Сальницы войско шло «изюмской сакмой», а дальше, согласно старинной «Книге Большому Чертежу», путь раздваивался: одна дорога — «горская» — вела к нынешнему Славянску, а другая в противоположную сторону — к Муравскому шляху.
В «Слове» была упомянута длинная гора — «шеломя», пройдя которую воины воскликнули: «О Русская земле! Уже за шеломянем еси!» Эту гору можно увидеть и сегодня, если из Изюма выехать в сторону Славянска. Гетманец отправился по «торской» дороге вдоль неизвестной речки к другому топографическому ориентиру — к Сюурлию. Семитысячное конное войско не могло обойтись в длительном переходе без воды. Гетманвц полагает, что этой неизвестной речкой вполне могла быть современная Каменка.
А дальше в летописи сказано, что на заре им дорогу преградили полки половецкие, стоящие близ реки Сюурлий. Она должна была быть не очень далеко (километров за 25-30 от Сальницы), к тому же небольшой и неглубокой, поскольку известно, что половцы с противоположного берега «пустивше по стреле на Русь… поскочиша», а русичи без каких-либо осложнений эту речку «переехале». По версии Михаила Федосеевича, нынешняя река Голая Долина и есть, видимо, тот самый Сюурлий.
— Я внимательно изучил эту местность и обнаружил там высокий курган, очень удобный для наблюдения за степью, — говорит Гетманец. — Думаю, что ставка хана Кончака была в Славянске на реке Тор. А по Сюурлию он наверняка выставил передовые отряды, которые прикрывали землю половецкую. Ибо не мог он держать открытым поле в сторону Руси.
Именно здесь и произошло первое сражение между русичами и половцами. Полки Игоря одержали победу над сравнительно небольшими отрядами кочевников, начали их преследование в глубь степи, а вечером, вернувшись с «полоном», решили здесь заночевать. А когда рано утром 11 мая князь проснулся, то увидел, что со всех сторон русские дружины обступили половцы, и «идут они от Дона, и от моря», «аж пыль поля прикрывает». И тогда он принимает решение пробиваться в направлении Донца, который всего в шести километрах, чтобы прикрыться лесом.
Но половцы разгадали его намерение и, перекрыв путь, стали прижимать русские полки к речке с крутыми берегами — Каяле. И было сражение великое: «с раннего утра и до вечера», а потом «с вечера до света». «И летели стрелы каленые, и гремели сабли о шлемы, и трещали копья булатные в поле незнаемом, среди земли Половецкой». С берегов Каялы, по летописи, плененный Игорь видел своего брата Всеволода, который отчаянно бился, идя «вкруг при езере». Финальные события битвы происходят на берегу озера, ибо летописец заканчивает свое повествование словами: «а прочие в море истопоша». Это означает, что озеро было большим. И к полудню на третий день, говорит автор «Слова», пали стяги Игоревы. «Черная земля костьми была засеена, кровью полита». Так закончили свой поход храбрые русичи, «полегши за землю Русскую».
Учитывая все эти факты, Гетманец стал искать огромное поле, на котором могли бы поместиться семь тысяч русичей и еще больше половцев, чтобы рядом были озеро и речка для водопоя и неподалеку — Северский Донец. И нашел его вблизи села Глубокая Макатиха. А дальше занялся поиском легендарной Каялы, ставшей местом гибели русского войска.
Кстати, до Гетманца многие исследователи ее считали рекой символической, рекой «гибели и покаяния», которой на географической карте и быть не могло. Михаил Федосеевич стал первым, кто не согласился с этой устоявшейся версией. Прежде всего потому, что в летописи Каяла называется рекой половецкой и перечисляется в ряду других — Сюурлий, Сальница, Оскол, Донец…
— С тюркского Каяла переводится, как «скалистая», а потому ее берега должны были оправдывать это название, — поясняет М.Гетманец. — Но вблизи подобной реки не было. Не считая небольшой Макатихи, которая весной, как в «Слове», становилась полноводной и быстрой.
Но однажды он обратил внимание на то, что расположенные рядом колхозные поля усеяны огромными камнями. Местные жители рассказали, что раньше здесь была «скеля» и с нее рубали камень. Гетманец стал раскапывать берега Макатихи и… обнаружил ее скалистые берега. Это уже было открытие. Версия о том, что Каяла — река символическая, по сути, была опровергнута.
Впрочем, есть и другие факты, подтверждающие догадку Гетманца о том, что события «Слова» разворачивались между Изюмом и Славянском. Да и сам князь Игорь, как указывается в летописи, был в плену в районе реки Тор у Славянска.
Не все сегодня считают гипотезу Михаила Гетманца единственно верной. Но, согласитесь, она очень близка к истине.

Читайте также:  Он медленно пятится вверх по течению реки

Александр ИЛЬИН. Добро пожаловать в Харьков!

Источник

Битва на Каяле, Калке и Куликовом поле

Во времена перестройки я как-то посетил книжный магазин на Сретенке. На книжных полках посвящённым истории России кроме книг российских историков Соловьёва, Карамзина, Татищева стройными рядами стояли тома новой хронологии (НХ) А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, рядом же располагались многочисленные тома критиков новой хронологии. К счастью, НХ не преподают в школе и дискуссии о ней стали предметом частных научных споров.
В целом плодотворная идея о мистификации татаро-монгольского нашествия (ТМН) в XIII — XV веках явилась для создателей новой хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского основанием для подмены ТМН процессом объединения Руси под властью одного правителя московской династии русских князей. Причём 400-летний сдвиг русских исторических событий вынудил авторов НХ совместить в одном лице Чингиз-хана, великого князя Георгия Даниловича и его фантомных дубликатов — Георгий Всеволодович, якобы в XIII веке, Юрий Долгорукий Ростовский, якобы в XII веке, Мстислав Удалой, брат и соправитель Ярослава Мудрого, якобы в XI веке.
На мой взгляд, роль татаро-монгольского ига в российской историографии действительно была завышена. Вот, что говорится в БСЭ о монголо-татарском иге:
» Монголо-татарское иго на Руси, система властвования монголо-татарских феодалов над русскими землями в 13-15 вв., имевшая целью регулярную эксплуатацию завоёванной страны путём различных поборов и грабительских набегов. М.-т. и. было установлено в результате Монгольских завоеваний в 13 в. = Русские княжества не вошли непосредственно в состав Монгольской феодальной империи и сохранили местную княжескую администрацию, деятельность которой контролировалась баскаками и другими представителями монголо-татарских ханов. Русские князья были данниками монголо-татарских ханов и получали от них ярлыки на владение своими княжествами. На территории Руси не было постоянного монголо-татарского войска. М.-т. и. поддерживалось карательными походами и репрессиями против непокорных князей. До начала 60-х гг. 13 в. Русь находилась под властью великих монгольских ханов, а затем — ханов Золотой Орды. = М.-т. и. формально было установлено в 1243, когда отец Александра Невского князь Ярослав Всеволодович получил от монголо-татар ярлык на Великое княжество Владимирское и был признан ими «стареи всем князем в Русском языце». Регулярная эксплуатация русских земель путём сбора дани началась после переписи 1257-59, проведённой монгольскими «численниками» под руководством Китата, родственника великого хана. Единицами обложения были: в городах — двор, в сельских местностях — хозяйство («деревня», «соха», «плуг»). От дани освобождалось только духовенство, которое завоеватели старались использовать для укрепления своей власти. Известно 14 видов «ордынских тягостей», из которых главными были: «выход», или «царёва дань», налог непосредственно для монгольского хана; торговые сборы («мыт», «тамка»); извозные повинности («ям», «подводы»); содержание ханских послов («корм»); различные «дары» и «почестья» хану, его родственникам и приближённым и др. Ежегодно из русских земель уходило в виде дани огромное количество серебра. «Московский выход» составлял 5-7 тыс. руб. серебром, «новгородский выход» — 1,5 тыс. Периодически собирались большие «запросы» на военные и другие нужды. Кроме того, русские князья были обязаны по приказу хана присылать воинов для участия в походах и в облавных охотах («ловитвах»). «Ордынские тягости» истощали экономику Руси, мешали развитию товарно-денежных отношений. Постепенное ослабление М.-т. и. было результатом героической борьбы русского народа и других народов Восточной Европы против завоевателей. = В конце 50 — начале 60-х гг. 13 в. дань с русских княжеств собирали мусульманские купцы — «бесермены», откупавшие это право у великого монгольского хана. Большая часть дани шла в Монголию, великому хану. В результате народных восстаний 1262 в русских городах «бесермены» были изгнаны. Обязанность сбора дани перешла к местным князьям. Для поддержания М.-т. и. ханы Золотой Орды неоднократно предпринимали вторжения в русские земли. Только в 70-90-х гг. 13 в. ими было организовано 14 походов. Однако борьба Руси за независимость продолжалась. В 1285 великий князь Дмитрий, сын Александра Невского, разгромил и изгнал карательное войско «ордынского царевича». В конце 13 — 1-й четверти 14 вв. неоднократные «вечевые» выступления в русских городах (в Ростове — 1289 и 1320, в Твери — 1293 и 1327) привели к ликвидации системы баскачества. С усилением Московского княжества М.-т. и. постепенно ослабевает. Московский князь Иван I Данилович Калита (княжил в 1325-40) добился права собирать «выход» со всех русских княжеств. С середины 14 в. распоряжения ханов Золотой Орды, не подкрепленные реальной военной силой, русскими князьями уже не выполнялись. Московский князь Дмитрий Иванович Донской (1359-89) не подчинялся ханским ярлыкам, выданным его соперникам, и силой захватил Великое княжество Владимирское. В 1378 он разгромил карательное монголо-татарское войско на р. Воже (в Рязанской земле), а в 1380 одержал победу в Куликовской битве 1380 над правителем Золотой Орды Мамаем. Однако после похода Тохтамыша и взятия Москвы в 1382 Русь была вынуждена снова признать власть монголо-татарских ханов и выплачивать дань, но уже московский князь Василий I Дмитриевич (1389-1425) получил великое княжение без ханского ярлыка, как «свою отчину». При нём М.-т. и. носило номинальный характер. Дань выплачивалась нерегулярно, русские князья проводили в значительной степени самостоятельную политику. Попытка главы Золотой Орды Едигея (1408) полностью восстановить власть над Русью окончилась неудачей: взять Москву ему не удалось. Начавшиеся в Золотой Орде усобицы поставили под вопрос дальнейшее сохранение М.-т. и. = В годы феодальной войны на Руси в середине 15 в., ослабившей военные силы русских княжеств, монголо-татарские феодалы организовали ряд опустошительных вторжений (1439, 1445 1448, 1450, 1451, 1455, 1459), но восстановить своё владычество над Русью уже не смогли. Политическое объединение русских земель вокруг Москвы создало условия для ликвидации М.-т. и. Великий московский князь Иван III Васильевич (1462-1505) в 1476 отказался от уплаты дани. В 1480 после неудачного похода хана Большой Орды Ахмата и т. н. «Стояния на Угре 1480» М.-т. и. было окончательно свергнуто. = М.-т. и. имело отрицательные, глубоко регрессивные последствия для экономического, политического и культурного развития русских земель, явилось тормозом для роста производительных сил Руси, находившихся на более высоком социально-экономическом уровне по сравнению с производительными силами монголо-татар. Оно искусственно законсервировало на длительное время чисто феодальный натуральный характер хозяйства. В политическом отношении последствия М.-т. и. проявились в нарушении процесса государственной консолидации рус. земель, в искусственном поддержании феодальной раздробленности. М.-т. и. привело к усилению феодальной эксплуатации русского народа, который оказался под двойным гнётом — своих и монголо-татарских феодалов. М.-т. и., продолжавшееся около 240 лет, явилось одной из главных причин отставания Руси от некоторых западно-европейских стран. = Лит.: Насонов А. Н., Монголы и Русь, М. — Л., 1940; Греков Б. Д., Якубовский А. Ю., Золотая Орда и ее падение, М. — Л., 1950; Каргалов В. В., Освободительная борьба Руси против монголо-татарского ига, «Вопросы истории», 1969, ¦ 2-4. = В. В. Каргалов.» [БСЭ].
В китайской хронике, переведённый на монгольский язык и описывающей деяния Чингиз-хана, отмечен лишь один поход на Русь ! Где же остальные многочисленные походы татаро-монголов ? Может быть они покоряли только ближайшие к себе тюркские народы Сибири и половцев Причерноморья ? Да и могли ли разрозненные стоянки-улусы монголов, без какой-либо административной организации собираться по зову верховного хана в мощную военную силу и через многие, многие расстояния совершать набеги на Древнюю Русь ? Историки пишут, что татаро-монголы не содержали постоянного войска на территории подчинённой им Руси (им для этого не хватило бы людских ресурсов), а только контролировали местную власть и собирали дань для Золотой орды в лице своих представителей-баскаков. Русские князья, таким образом, просто откупались от орды. Возможно и так, но это разве иго ? С таким же успехом отдельные русские князья, преуспевающие в своей власти, собирали дань со слабых русских княжеств, то есть попросту занимались поборами не меньше чем татаро-монголы.
Вероятнее всего, на Руси 13-15 веков происходила междоусобная война между раздробленными княжествами, что предшествовало формированию централизованного государства, которое закончилось при правлении Ивана Калиты. Кроме того, эти междоусобные войны носили религиозный характер противостояния христианской и языческой религии, что было весьма невыгодно для формирования концепции православного государства. Поэтому, многочисленные войны списывались на татаро-монголов, в лице которых представлялись язычники (поганые). Нельзя не отметить, что поступательная оседлость кочевых народов с востока на запад, ассимиляция с русскими и принятие нового уклада оседлой жизни была принята историками за татаро-монгольское иго.
Интересно отметить, что в западноевропейских источниках Восточную Европу называли Сарматией, а также Тартарией (?), что созвучно со словом «татары», но это не одно и тоже. Согласно этимологическим словарям В. И. Даля, И. И. Срезневского «Тартар» (tartaros – др.-греч.)- преисподняя, бездна, царство мёртвых, куда Зевс низвергнул титанов.
Также Тартария — термин, использовавшийся в западноевропейской литературе в период Средневековья и вплоть до XVIII века, предположительно для обозначения Половецкой степи. Как это не покажется странным, на первый взгляд, Тартар можно привязать к гидрониму (проливу) между Средиземным и Чёрным морем, который имеет два имени: Дарданеллы и Геллеспонт (греч.) по звуковому совпадению.
Тартар – Tartar > dardar/dardan – Дардар/Дардан (слав.)(редукция d/t, замена n/r), где Дардан связано с названием пролива из Средиземного в Чёрное море.Дарданеллы, который также называется Геллеспонт.
Гидроним Геллеспонт (греч.) связан с именем Геллы (мифологический персонаж), отождествлённой с адом, преисподней. Отсюда Тартария — преисподняя, царство мёртвых, которое расположено по мнению древних греков в так называемом Меотийском болоте (современное Азовское море).
В целом, угадав тенденционную направленность написания летописных событий в русских хрониках (летописях), авторы НХ слишком переборщили с фактами. Следует отметить, что необоснованное во многих примерах преобразование фонетики слова сыграло злую шутку с авторами НХ. Так, например, половцев они определили в поляков, хотя известно, что поляки описывались в русских летописях как «ляхи», прибалтийских варягов во «враги». Варяг — varjag > vojagit/vojaka — вояжить/вояка (слав.), иначе путешествующий воин, свободный рыцарь, наёмник, каких в Западной Европе было превеликое множество. В тоже время, этимология слова «скиф» — племени скифов, обитавших в Причерноморье, авторами НХ определена верно. Скифы — саксы. В сочетание с англами (угличи) — англо-саксы. В тоже время скифы имели самоназвание «саки» — saki > sohatj — сохатый (слав.) из-за животного тотема «олень». Другое кочующее племя печенегов вполне можно отнести к будущим британцам.
Печенег — pecheneg — picti-nagj — пикты нагие (слав.) из-за воинственной татуированной раскраски воинов-пиктов. Все эти кочующие в Восточной Европе племена скифов (англо-саксы, пикты, кельты) в дальнейшем мигрировали в Западную Европу и на Британские острова, предварительно сняв скальп с русского князя Святослава.
Можно согласиться с профессором А.Т. Фоменко, что имена монгольских ханов Батый и Мамай имеют славянское происхождение, а именно, «батя» и «мама», поэтому возможна их идентификация с некими славянскими князьями или народными предводителями.
» При описании битвы на Калке, летопись странным образом почти не упоминает имен «татарских» предводителей. Сказано лишь, что с татарами «были и бродники, а воевода у них Плоскиня» [634], с.159. Таким образом, единственный упомянутый «татарский» предводитель имел очевидно СЛАВЯНСКОЕ ИМЯ. Не был ли он, попросту, русским человеком?» [1].

Битва на Каяле и Калке

Исследователи «Слова о полку Игореве» безуспешно ищут «рецу Каяла», упомянутую в СПИ также как и реку Калка, на которой впервые русские князья столкнулись с татаро-монголами и потерпели сокрушительное поражение. Калка (ныне Кальчик), приток р. Кальмиус (протекает по территории нынешней Донецкой области УССР), на котором 31 мая 1223 произошло первое сражение русских и половецких войск с татаро-монгольским войском Джебе и Субэдея. Отмечается, что упоминание о данной битве есть в 22 летописях. Во всех из них название реки употребляется во множественном числе (на Калках). Возможно, исходя из этих данных, авторы НХ резюмируют:
» По нашему мнению, выражение «на Калках» означало, скорее всего, «на Куликовом поле». В главе 6 мы показываем, что Куликово поле — это, по-видимому, КУЛИШКИ — известное место в Москве. Отметим, что согласно нашей реконструкции, в то время Москва еще не была городом, а уж тем более — столицей.
Мы, конечно, не настаиваем, что битва происходила именно здесь. Наша цель иная — продемонстрировать явное присутствие названия КАЛКИ в Москве и около нее. Например, название города Калуга к юго-западу от Москвы тоже ассоциируется со словом КАЛКА. Поскольку без огласовок имеем: КЛК = КЛГ, КаЛКа — КаЛуГа.» [1].
Интересно, что на той же Калке в 1380 году произошла битва между боровшимися за власть ханом Золотой орды Тохтамышем и темником Мамаем, окончившаяся поражением Мамая. В том же 1380 году 8 сентября состоялась знаменитая Куликовская битва. И как совершенно справедливо замечает А.Т. Фоменко:
» Как мы уже говорили, «Калки» — это просто «поле боя». В частности, так могли называть и «Куликово поле», то есть московские Кулишки («кулачки», «кулачный бой», «бой на кулачках», место, где мерились силами).» [1].
Действительно, что за странная речка в Ильинском районе современного Мариуполя, куда неумолимо тянуло татаро-монголов и русских князей. Та же река Каяла в СПИ удивительно совпадает по звучанию и по структуре корня с рекой Калкой (Каяла > Kajala > Kala — Кала/Калка (слав.)). Предположительно река Каяла являлась притоком Донца.
«Исследователи, ученые, в том числе академик Д. Лихачев, взяв за основу Киевскую и Суздальскую летописи, считают, что Каяла-река (Сюурлий — по летописям) — место, где произошло сражение Игоря с половцами, послужившее поводом для написания памятника русской литературы «Слово о полку Игореве», является одним из притоков Донца.
Так какая же река встретилась на пути Игоря у Дона Великого? Смотрим на карту. Потудань. Вот где произошло сражение полка Игоря с половцами — на берегу быстрой Каялы-Потудани. Здесь Игорь был взят в плен.» [7]
Потудань — река в Воронежской области.
Следует сказать, что исследователь названия рек Каяла и Сюурлий Н.А. Баскаков отмечал синонимическое название рек Каяла и Сюурлий или одинаковое название рек с различным происхождением основ.
Например [13]:
1. Каяла — qyj;aq

qyjaq >qyja > qaja — кияк, болотное растение, всякое растение с режущими листьями, рогоз, палочник + аффикс обладания — ly/-li > qyjaly

qajaly — изобилующая болотными растениями, растениями с режущими листьями, осокой, кугой. Сюурлий — s;jrlij > s;jr;k > s;jr;g — белый корень куги, камыша, молодая поросль камыша + аффикес обладания — ly/-li > s;jr;gli

s;jr;li — изобилующая порослями камыша. Здесь — qyj;aq > kajak — каяк/лодка (эск.)/skolzkj — сколький (слав.)(пропуск s, редукция z/;)/ski — лыжа (англ.)
2. Каяла — qaja-ly — изобилующая болотными растениями, осокой, кугой. Сюурлий — s;r; [suru, svr] (полов.); s;r; ;ibin/ s;wr; — жужжащая мошкара, комары, москиты (крымскотат.); s;jr; sinek — комар, москит (тур.); s;j;r

s;jkir ;ybyn + аффикс обладания — ly/-li > s;wr;li

;;j;rli изобилующая множеством комаров (каз., каракалпак.). Здесь s;r;/s;jr; > guju — жужу/жужжание (слав.)
3. Каяла — qyjqy

qyjy — берег реки, край, предел, узкая полоса берега между скалами и рекой (тур., тат.). Каяла — qyjy > qyjyq — искривление изгиб, кривой, косой извилистый + аффикс обладания — ly/-li > qyjyqli — извилистая с изгибами, что так же может быть признаком речки. Здесь qyjyq > kajuk — каюк, конец (слав.) или qyjyqli — krukij — крюк, крюкий (слав.)
4. Каяла > qaja

qyja — скала + аффикс — ly > qaja-ly — скалистая, порожистая (полов.). > qaja-ly > skala — скала (слав.). Сюурлий — s;jro

s;jre — тащить, волочить, волоком (полов.) > skoljij — скользий/скользкий (слав.)(пропуск k, редукция l/r).

Итак, мы видим, что все виды основ корня гидронима Каяла и Сюурлий имеют славянские корни и означают 1. «лодка», «скользить», «плыть в камышах» 2. «жужжать 3. «скала», 4. «волок», «волочить».
Несмотря на многозначность слов Каяла и Сюурлий, просматривается общий смысл корня «скольжение», «волок» и это наводит на мысль, что места битв выбраны не случайно. Это места волоков лодок, либо через перекаты, либо по сухому месту для пересадки с одной реки на другую, что было чрезвычайно важно для водного транспорта груза в Древней Руси. К этим же названиям рек примыкают гидронимы слов со сходной основой Калка и Кулик (КЛК > CКЛК).

Вообще, неважно как назвалась река конкретно, она была местом волока, а также битвы, кулачного боя, местом, где мерялись силой и в этом есть сермяжная правда А.Т. Фоменко, но это только часть правды.

Междоусобица русских князей

Междоусобные войны, развязанные русскими князьями, были не только борьбой за наследство, но и религиозными войнами. После принятия христианства Владимиром киевским язычество не пало разом, а долго ещё тлело в восстаниях и переворотах. В «Слове» совершенно чётко прослеживается противостояние между князем Всеславом полоцким, поборником язычества и наследниками Владимира Мономаха. Кроме того, институт княжеского наследства неминуемо создавал армию князей-изгоев, которые противились действующей власти. Эти изгои объединялись с князьями-язычниками от безысходности и таким образом составляли мощную противодействующую силу действующей династии князей. В СПИ таким изгоем был князь Игорь черниговский.
Междоусобицы русских князей, а именно вражда потомства Владимира Всеволодовича (Мономаха) и потомства Олега Святославовича, о которых горько повествует автор СПИ имела свои древние корни. Три основных фактора определяют эти междоусобные войны:
— лествичное право;
— борьба языческой и христианской религий;
— личные качества князя.
Лествичное право (майорат) предполагало наследование по старшинству в роде, а следовательно формировало институт изгоев (князей, лишенных права наследования уделов). Положительная роль майората характерна для родового строя. В период же создания единого государства роль майората весьма отрицательна. После смерти великого князя, как правило, оставалось множество ближайших родственников, претендующих на престол. Ситуация усугублялась скорой смертью старшего в роду великого князя, возникновением побочных (непрямых наследников).
Борьба князей — язычников и князей — христиан за наследство не так четко прослеживается в скупом повествовании летописцев, однако являлась одним из основных камней преткновения для формирования единого древнерусского государства.
Святой Владимир тоже имел мало прав и достоинств, чтобы стать Великим князем, поскольку родился от ключницы Малуши, однако, благодаря стараниям дяди Добрыни вошел на престол. Брат, его Ярополк был убит варягами в хоромах Владимира, куда шёл на переговоры.
Владимир Всеволодович (Мономах) непрестанно боролся с язычниками, Всеславом Полоцким, «погаными» половцами, Олегом Святославичем (Гориславичем), использую отнюдь не христианские методы борьбы, но в итоге одержал победу против многочисленных конкурентов и сформировал собственную историю. Однако не в пример официальным хроникам, автор СПИ не осуждает Олега и его потомков, а чтит и жалеет, как отважных воинов («Ольгово хороброе гнездо») и борцов за собственную честь и права.

Читайте также:  Река кама использование реки человеком

Языческие параллели автора « Слова о полку Игореве»

Тема борьбы язычества и христианства четко прослеживается в контексте «Слова». Наряду с упоминанием языческих богов, немало посвящено строк в поэме и Всеславу Полоцкому – князю-язычнику.
«Ярославля вси внуце и Всеславли ! Уже понизите стязи свои, вонзите свои мечи вережени» [СПИ]
«На седьмом въцъ Трояни връже Всеславъ жребий о дъвицю себъ любу. Тъй клюками подпръся о кони и скочи къ граду Кыеву…» [СПИ]
«Скочи отънихъ лютымъ звъремъ въ плъночи изъ Бълаграда, объсися синъ мьглъ утръже вазни, с три кусы отвори врата Новуграду, разбише славу Ярославу, скочи влъкомъ до Немиги съ Дудутокъ» [СПИ]
«Всеславъ князь людемъ судяше, княземъ грады рядяше, а самъ въ ночь влъкомъ рыскаше: изъ Кыева дорискаше до куръ Тмутороканя, великому Хръсови влъкомъ путь прерыскаше» [СПИ]
«Тому Въщий Боянъ и пръвое припъвку, смысленый, рече: «Ни хытру, ни горазду, ни прицю роразду суда божиа не минути» [СПИ]

Всеслав Полоцкий непримиримый противник Ярославичей и Владимира Мономаха. Вот какие события повествует летопись:
Около 1067 г. «Сей правнук Рогнедин (Всеслав) ненавидел детей Ярославовых, и считая себя законным наследником престола Великокняжеского: ибо дед его, Изяслав, был старшим сыном Св. Владимира. Современный летописец называет Всеслава злым и кровожадным, суеверно приписывая свою жестокость какой-то волшебной повязке, носимой сим Князем для закрытия природной на голове язвине. Всеслав без успеха осаждав Псков, неожиданно завоевал Новгород; пленил многих жителей; не щадил и святыни церквей, ограбив Софийскую» [8].
Судя по всему, Влеслав первым начал междоусобици. Взятие и разграбление Новгорода отражено и в СПИ:
«Скочи отънихъ лютымъ звъремъ въ плъночи изъ Бълаграда, объсися синъ мьглъ утръже вазни, с три кусы отвори врата Новуграду, разбише славу Ярославу, скочи влъкомъ до Немиги съ Дудутокъ» [СПИ]
Был ли повод у Всеслава для столь жестокого поведения ? С точки зрения нашего современника безусловно это выглядит разбойным нападением и не имеет оправданий. Однако, если встать на позиции современников автора «Слова» такое поведение Всеслава имеет под собой вполне определенную почву. Всеслав имел не менее прав на великокняжеский престол, чем Ярославичи, поскольку дед его, Изяслав, был старшим сыном Св. Владимира. Если учитывать весьма странные обстоятельства захвата престола Ярославом Мудрым, Всеслав имел к тому же и нравственные претензии к Ярославичам. В третьих, Х – ХI века характеризуются особенно сильным противоборством христианской и языческой религий и Всеслав, по-видимому, являлся вождем антихристианских восстаний в Киевской Руси.
1067 г. «Оскорбленные такой наглостию, Ярославичи соединили силы свои, и несмотря на жестокую зиму, осадили Минск в Княжестве Полоцком; взяли его, умертвили граждан, а жен и детей отдали в плен воинам» [9].
Ярославичи требуют не меньшего осуждения, чем Всеслав, поскольку поступают точно также, как и князь-язычник, хотя являются христианами.
«Великий Князь победил; но еще страшась племянника, вступил с ним в мирные переговоры, и звал его к себе. Всеслав, поверив клятве Ярославичей, что они не сделают ему никакого зла, переехал Днепр на лодке, близ Смоленска. Великий Князь встретил его, ввел в шатер свой и отдал в руки воинам: несчастного князя вместе с двумя сыновьями, отвезли в Киев и заключили в темницу» [9].
Данный эпизод характеризует Ярославичей, как клятвопреступников, что очень строго осуждалось в те времена. Даже летописец, несомненно, являющийся апологетом политики Ярослава Мудрого, осудил поступок Ярославичей. Последние целовали крест прелюдно, на глазах у Всеслава, который, безусловно, принимал клятву христиан на кресте, как собственную клятву языческому богу и поэтому поверил Ярославичам. Великий князь отдал Всеслава «в руки воинам». Это означает, что дружинники надругались на Всеславом, который какой бы он ни был, а всё-таки Князь. Не с той ли поры Всеслав стал носить повязку на голове, скорее не от язвы, а от побоев дружинников-варягов. Не известна дальнейшая судьба сыновей Всеслава. Из поруба князь выбрался хитростью, как описано в СПИ. Благодаря счастливому стечению обстоятельств, на волне восстания киевлян, Всеслав овладел Киевским престолом.
«На седьмом въцъ Трояни връже Всеславъ жребий о дъвицю себъ любу. Тъй клюками подпръся о кони и скочи къ граду Кыеву…» [СПИ]
В дальнейшем, Всеслав один, как раненый зверь рыскал по Руси, ища толи врагов, толи смерти.
Около 1084 г. «Полоцкий князь осадил Смоленск: Владимир (Мономах) спешил туда с Черниговскою конницею; не застал Всеслава, но Смоленск, зажженный неприятелем, еще дымился в пепле. Мономах в наказание врагу своему, огнем и мечем опустошил его землю, и чрез несколько времени взял Минск, отнял всех рабов и скот у жителей. Таким образом, сей несчастный город вторично пострадал за своего князя» [9].
Не забывал Всеслав наведываться и в Тмуторокань.
«Всеславъ князь людемъ судяше, княземъ грады рядяше, а самъ въ ночь влъкомъ рыскаше: изъ Кыева дорискаше до куръ Тмутороканя, великому Хръсови влъкомъ путь прерыскаше» [СПИ]
Очевидно Тмуторокань была форпостом язычества в Киевской Руси, куда стекались все обиженные властью и церковью князи-изгои. В их числе Всеслав Полоцкий, Олег Святославович, Давид Святославович, Роман и Глеб Святославовичи. Из языческой Тмуторокани князья-изгои совершали набеги на города и сёла, стоявших у власти князей Ярославичейи Мономаховичей. Отсюда они крамолу ковали, отсюда начинались междоусобицы, приносившие страдание русскому народу. В этом состоял один из основных мотивов автора «Слова». Тмуторокань или Тмутороканский идол, являлись форпостом язычества. Язычество, должно было так или иначе потерпеть поражение в борьбе с христианством, поскольку не являлось религией централизованного сильного государства. Язычникам необходимо смириться, дабы это не принесло катастрофы на Русскую землю. Раздорами непременно воспользуются враги. Вещал автор «Слова». Так оно и случилось.
«Ярославля вси внуце и Всеславли ! Уже понизите стязи свои, вонзите свои мечи вережени» [СПИ]
Автором «Слова» руководило сочувствие и печаль по утраченным светлым и справедливым временам языческой Руси, сочувствие к Всеславу Полоцкому, казалось бы отрицательному герою «Слова».
«Тому Въщий Боянъ и пръвое припъвку, смысленый, рече: «Ни хытру, ни горазду, ни прицю роразду суда божиа не минути» [СПИ]
В тоже время, как это ни странно нет никакого сочувствия у автора «Слова» к Владимиру Мономаху – герою летописей.
«Мужественный сын Всеволодов не выпускал меча из рук: победил Торков, обитавших близ Переяславля» [9].
«Неприятели (половцы) осаждали Торческ, город населенный торками, которые оставили жизнь кочевую, поддалися Россиянам».
Как видим, многие языческие племена смирились и приняли христианство, среди них и торки.
В летописи Мономах и мужественный и справедливый. Однако в СПИ мужественный князь «уши закладаша», когда Олег садился на коня в Тмуторокани.
«Вступал в златое стремя в граде Тмуторокане [князь Олег], а звон тот уже слышал давний великий Ярослав, а сын Всеволода, Владимир, каждое утро уши закладывал в Чернигове» [ДСЛ]
Фраза «уши закладаши» имеет двойной смысл: затыкать уши от звона золотого стремени Олега и закрывать засов (уши – др. слав.) на воротах. Двусмысленность фраз автора СПИ, что является признаком талантливого и острого ума, нам не раз еще придется отметить.
Вторым аргументом неприязни автора СПИ к Мономаху является эпизод:
«Не тако ти рече, ръка Стугна: худу струю имъя, пожреша чужи ручьи и стругы, рострена к устью, уношу князю Ростиславу затвори» [СПИ].
Этот эпизод связан с событием, когда князь Ростислав, брат Мономаха утонул в реке Стугне в битве с половцами. Не мужественным, а странным выглядит поступок Мономаха на реке Стугне.
Битва при г. Триполе около 1093 г. «Россияне, спасаясь от меча победителей (половцев), толпами гибли в реке Стугне, которая от дождей наполнилась водою. Мономах, видя утопающего брата, забыл собственную опасность и бросился во глубину; усердная дружина извлекла его из волн – и сей Князь, оплакивая Ростислава, многих Бояр своих, отечество, с горестию возвратился в Чернигов, а Святополк в Киев» [9].
Мономах бросился в реку, видя утопающего брата и всего лишь. Дружина спасла не тонущего Ростислава, а Мономаха, что выглядет более чем странным. Зачем было бросаться в воду Мономаху, чтобы его снова вытащили ? В итоге Мономах — герой, его дружина – герои, а князь Ростислав всё-таки утонул.
Есть и другой эпизод В «Слове», который характеризует вероломство Мономаха, не побоюсь сказать этого слова. В летописи описан следующий эпизод:
1095 г. «Наконец Великий Князь и Владимир (Мономах) ободрили победами унылый дух своего народа. Они, к сожалению, начались вероломством. Долговременные несчастия государственные остервеняют сердца и вредят нравственности людей. Вожди Половецкие Итларь и Китан, заключив мир с Мономахом, взяли в тали, или в аманаты сына его, Святослава. Китан безопасно жил в стане близ городского вала: Итларь гостил в Переяславле А Вельможи Ратибора. Тогда недостойные советники предложили Князю (Мономаху) воспользоваться оплошностью ненавистных врагов, нарушить священный мир и не менее священные законы гостеприимства – одним словом, злодейски умертвить всех Половцев. Владимир колебался; но дружина успокоила его робкую совесть, доказывая что сии варвары тысячу раз сами преступали клятву…. В глубокую ночь Россияне вместе с Торками, им подвластными, вышли из города, зарезали сонного Катана, его воинов, и с торжеством привели ко Владимиру освобожденного Святослава» [9].
Опять нарушение клятвы и кроме того ещё законов гостеприимства. И что же Вы думаете, виноват не Мономах, а «недостойные советники», как повествует летописец. Не забыл этот эпизод и автор «Слова». Вот как он описывает событие:
«Всю нощь съ вечера бусови врани възграяху у Плъсньска, на болони бъша дебрь Кияни и несоша мя къ синему морю.» [СПИ]
Комментарий: «Всю ночь с вечера серые вороны каркают у Плесеньска, в преградье стоял лес Кияни, и понесли меня к синему морю.» ДСЛ
Однако, на наш взгляд, комментарий неверно отражает суть происходящего. Какой лес Кияни ? Леса в ту пору были вокруг каждого Русского города. Более понятный комментарий выглядит следующим образом:
«Всю нощь съ вечера бусови врани възграяху, уплъска сонъ: на болони бъша дебръ Китани и несоша мя къ синему морю»
Ярослав видит сон: пришли полки убитого хана Китана к Киеву, стоят лесом (лес копий). Будет битва, будет месть за Китана, в которой погибнет Ярослав. Смысл состоит в том, что ничего не проходит безнаказанно, за всё приходится платить, особенно за клятвопрестуление.
Еще один позорный исторический эпизод, связанный с Владимиром Мономахом, относится с ослеплением Василька Теребовльского. Однако этот эпизод автором «Слова» не комментируется. Итак, наверное, достаточно.
Недаром автор «Слова» говорит иносказательно: «а сын Всеволожь, Владимир». Обратите внимание, автор СПИ говорит не о Великом князе и даже не о князе, а о сыне князя. И если прочитать «Всеволожь» раздельно, то получается символическое иносказание:
«ВСЕГО ЛОЖЬ — ВЛАДИМИР».

Топонимы и гидронимы Куликовской битвы

Куликовская битва согласно концепции авторов НХ состоялось в предместье Москвы. Более того, сторонники московской битвы утверждают, что Москва еще не была отстроена и представляла собой небольшое поселение. Кремля ещё не было. Тогда совершенно непонятно, зачем так настойчиво стремились в столь малый тогда посёлок князь Дмитрий и Мамай чтобы преломить копья ? Может быть для того, чтобы побиться на кулачках на Кулишках ? И тем более, почему через два года после Куликовской битвы хан Тохтамыш опять же пришёл к московскому посёлку и сжёг его ? Неужели Донской за два года отстроил московский кремль ?
Самое загадочное, что авторы НХ сопоставили топонимы мест передвижения войск Донского и Мамая, переправы, названия рек и удивительным образом нашли почти полное соответствие с топонимами Куликова поля за 320 км от Москвы. Надо сказать, что это было весьма убедительно, но бездоказательно, как выяснится позднее. Например:
Куликово поле — Кулишки в Москве
река Дон — Москва-река
река Непрядва — река Яуза — река Напрудная/Неглинная в Москве
Березуй — Березь-Берсень/Берсеневская набережная
Болванская дорога на правом берегу Москвы-реки — Болванская дорога в Москву на левом берегу Москвы-реки
Брашева дорога по которой шли войска Владимира Андреевича из Москвы — Боровская дорога в Москву
смотр на Девичьем поле у Коломны- Новодевичий монастырь в Москве
река Меча на Куликовом поле- река Моча — приток Москвы-реки
Кузьмина Гать — Кузьминки в Москве
Гусин брод на реке Дон — Косин брод в Косино
город Коломна — село Коломенское в пределах Москвы
Девичье поле под Коломной — Новодевичий монастырь в Москве
Ставка Мамая на Красном холме у Куликова поля — Красный холм/Таганская площадь
Котлы Куликовской битвы и Котлы в Москве
«Трубные гласы» на Куликовом поле — Трубная площадь в Москве
«Дон» Куликовской битвы и «подонское подворье» в Москве
Засады Владимира Андреевича на Куликовом поле — сады Владимирской церкви в Москве
Войско стояло на реке Чуре, «на Михайлове» — река Чура протекает через Михайловскую слободу в Москве
Братская могила героев Куликовской битвы в старом Симоновом монастыре
Дмитрий Донской — хан Тохтамыш
Можно добавить:
Все эти совпадения удивительны и более чем странны. Но если Куликовская битва по версии А.Т. Фоменко состоялась в Москве, то, что делать с такими же топонимами на Куликовом поле под Тулой ! Их значит специально придумали местные краеведы ?
Если даже предположить, что состоялось две Куликовские битвы под Тулой и в Москве, то почему так близки названия топонимов и гидронимов обеих версий ?
Это какая-то мистика. Более того, я могу представить третий вариант группы топонимов, которые во многом совпадают с московскими и тульскими.
Например, на карте Раменского района Московской области:
Кулаково — Куликовское поле
Запрудное — Непрядва
Подберёзное — Березуй
Чулково — река Чурова
Михайловская слобода — Михайловская слобода
Боршево — Брашева дорога
Бронницы — Боровск
Синие дали — Синяя орда
Заозёрье — озёрские полки
Кочина гора — Красный холм
Может быть, следует отбросить мистику имён и заняться более серьёзным занятием: стратегией Дмитрия Донского.

Основные аргументы реконструкции Куликовской битвы согласно новой хронологии

Источники Куликовской битвы

» Сведения о Куликовской битве содержатся в четырёх основных древнерусских письменных источниках. Это «Краткая летописная повесть о Куликовской битве», «Пространная летописная повесть о Куликовской битве», «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». Последние два содержат значительное число литературных подробностей сомнительной достоверности. Сведения о Куликовской битве содержатся также в других летописных сводах, охватывающих этот период, а также в западноевропейских хрониках, добавляющих дополнительные интересные сведения о ходе битвы, не известные по русским источникам.
Наиболее полным летописным документом, повествующем о событиях сентября 1380 года, является «Сказание о Мамаевом побоище», известное из более чем сотни сохранившихся списков. Оригинал, по мнению многих исследователей, восходит к рубежу XV—XVI вв. Это единственный документ, в котором говорится о численности войска Мамая (хотя и неправдоподобно большой). На источник оказала значительное влияние политико-идеологическая атмосфера времени его создания и редактирования (в частности, пристальное внимание было уделено роли церкви, а в свете противостояния Москвы с Великим княжеством Литовским и Крымским ханством в повествовании были усилены антилитовские и антиордынские акценты) » [ВП].
В тоже время, авторы НХ ориентируются в своих исследованиях Куликовской битвы на текст «Задонщины» в противовес научной точке зрения.
» Основным первоисточником по истории Куликовской битвы считается «Задонщина». Считается, что: «Есть все основания полагать, что «Задонщина» была написана в восьмидесятые годы XIV века, вскоре после Куликовской битвы и, во всяком случае, еще при жизни Дмитрия Донского».
Более поздним источником признается «Сказание о Мамаевом побоище», которое, «вероятнее всего, было написано в первой четверти 15 века».
Утверждается, что «Сказание о Мамаевом побоище» опирается на «Задонщину», что из «Задонщины» делались вставки в «Сказание» — как в первоначальный текст, так и в последующие его редакции».
Существует также летописная «Повесть о Куликовской битве», однако историки считают, что она «была создана не ранее середины 15 века как произведение публицистическое».
Отсюда следует: «Задонщина» — основной источник.» [1].
На мой взгляд, «Задонщину» нельзя считать первоисточником Куликовской битвы. «Задонщина» является слепком, слабой копией «Слова о полку Игореве» и довольно слабым в литературном отношении произведением. Вообще поэтическое произведение более насыщено метафорами, сравнениями, оборотами речи, патетикой нежели сказание, иначе, пересказ и поэтому мало содержательно по набору исторических фактов, если только в «Задонщине» ведётся перечисление имён участников битвы и павших воинов в битве, но это может быть просто вставка в текст сохранившихся в церковном архиве поминовальных списков умерших.

«Слово о полку Игореве» и «Задонщина»

Великие памятники древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» и «Задонщина», разделённые почти 200 лет, являются близнецами, потому, что как две капли воды похожи друг на друга. Сюжеты произведений очень близки.
Автор «Задонщины» Софон из Рязанщины широко использовал произведение неизвестного автора «Слово о полку Игореве», что объяснялось общей идейной направленностью обоих произведений — борьбой за единение русских княжеств против внешнего врага. Однако это заимствование не было лишь формальным подражанием: рассказывая о Мамаевом побоище, автор «Задонщины» отбирал и творчески переосмысливал ситуации и поэтические образы «Слова».
В СПИ князь новгород-северский Игорь Святославлич с двоюродным братом Всеволодом Святославичем отправился на реку Дон искать славы в битве с половцами, а в «Задонщине» князь московский Дмитрий Донской с двоюродным князем братом Всеволодом Ивановичем Серпуховским отправился на Дон для противостояния хану Мамаю. Единственное отличие в сюжете двух сказаний состоит в концовке произведений. В СПИ войско князя Игоря терпит поражение, в «Задонщине» Дмитрий донской разгромил Мамая. Если формально обе битвы произошли на Дону, то согласно реконструкции НХ, по логике, полки Игоря Святославлича должны были идти не на Дон, а на Москву. Вот в чём казус.

Направление движения войск

Согласно концепции авторов НХ войска Дмитрия донского и Мамая двигались почти параллельно вдоль берега Москвы-реки к месту битвы в Москве (Рис. 1).

Рис. 1. Маршрут движения войск Дмитрия Донского и Мамая к Куликову полю в Москве согласно реконструкции НХ

И это более чем странно. Как Мамай мог соединиться с войском литовского князя Ягайло, если последний стоял в г. Одоеве (расстоянии 247 км от Москвы), согласно источникам о Мамаевом побоище ? Никак. Донской не смог бы позволить это сделать.

Рассмотрим основные аргументы реконструкции Куликовской битвы согласно НХ:

Куликово поле — Кулишки в Москве

А.Т. Фоменко утверждает, что кремль ещё не отстроен, Москва ещё не основана, но в таблице хронологического сдвига на 410 лет в русской истории он пишет:
«2.1б. Захват Переяславля Ольгердом и строительство (закладка) стен Московского Кремля Дмитрием в 1368 году. В нашей реконструкции это — реальное основание Москвы» [1].
То есть, московский кремль уже отстроен, Москва существует как город, а река как Москва-река.
Показанное на карте место Куликовской битвы не для боя пеших воинов и конницы, оно слишком мало и может только сгодиться для кулачного боя (Кулишки- кулачки), для которого, вероятнее всего, и применялось. Справедливости ради можно сказать, что авторы НХ отметили скученность татарских войск на Кулишках.
» Обратим внимание еще на одну интересную подробность. Летопись сообщает, что спускавшимся с высокого холма на Куликово поле войскам Мамая БЫЛО ОЧЕНЬ ТЕСНО при входе на поле боя. Настолько тесно, что они какое-то время были вынуждены даже постоять на месте, поскольку «им негде было расступиться», см. выше. Чем такое можно объяснить? На нечаевском «Куликовом поле» — НИЧЕМ. Там нет ни холмов, ни достаточно глубоких рек, ни каких-либо других преград при входе на поле боя. Но если Непрядва — это Яуза, то иначе и быть не могло. Вы только взгляните на Кулишки. Войска Мамая просто не могли не стесниться на небольшом пространстве между Яузой и подножием Красного (Таганского) холма, прежде чем все воины смогли перейти по мостам через Яузу на Кулишки = Куликово поле.» [1].

река Дон — Москва-река

Поскольку стены московского кремля заложены уже в 1368 году, то нет смысла называть реку Москву Доном в 1380 г.

Березуй — Березь-Берсень/Берсеневская набережная

Переправившись через Крымcкий брод войска Донского встают на Березуе (Берсеневская набережная) позади московского кремля (?!). Ставка Донского на мнимой Красной площади в источниках не указана, тогда что Донской защищает ?

Читайте также:  Колдобина в реке сканворд 5 букв сканворд

Брашева дорога по которой шли войска Владимира Андреевича из Москвы — Боровская дорога в Москву

Серпухов был основан в 1336 году и тогда назывался Серпохов. Город Боровск упомянут в летописи в 1358 году, что говорит о том, что Серпухов старше Боровска и князю Владимиру Андреевичу незачем было выходить из Боровка. Он мог выйти из Серпухова, то есть мог переправиться через Москву-реку не со стороны Можайского направления через Савинский брод, а вместе с Донским через Крымский брод.

город Коломна — село Коломенское в пределах Москвы

«Село Коломенское, находившееся на дороге из Москвы в Коломну, было основано, по преданию, жителями города Коломны, бежавшими от Батыя. Первое письменное упоминание — в духовной грамоте (завещании) Ивана Калиты в 1336 г. Изначально это была вотчина московских великих князей, затем царей.» [ВП]
Это означает, что основная дорога, по которой двигались орды кочевников на Москву, шла через Коломну, а не через Старые Кузьминки согласно реконструкции НХ. Именно поэтому Дмитрий Донской упредил Мамая и встретил его на старом волоке у истоков Дона.

Девичье поле под Коломной — Новодевичий монастырь в Москве

«Наутро же князь великий повелел выехать всем воинам на поле к Девичьему монастырю.» [3]. Здесь монахом записано «Девичий монастырь, а не «Девичье поле». Согласно реконструкции НХ в Москве действительно есть Новодевичий монастырь и предполагается, что есть Девичье поле перед тем же монастырём.
В современной Коломне действительно есть улица Девичье поле, но Девичий монастырь не упоминается.
» Излука левого берега Оки у старинного села Протопопово, что входит в пределы города Коломны, — красивый крутояр, откуда открывается вид, захватывающий дух. Место это издавна называлось Девичьим полем, и знаменито оно стало в 1380 году, когда московский князь Дмитрий собрал здесь 15(28) августа (на Успение Пресвятой Богородицы) русские рати, ведомые удельными князьями, ещё недавно враждовавшими друг с другом.» [11].
Не было Девичьего монастыря и в Москве в 1380 году, поскольку он был заложен в 1524 году.
«Великая обитель Пречистой Богородицы «Одигитрии», православный женский Новый Девичий монастырь в Москве или Новодевичий Богородице-Смоленский монастырь – заложен Великим князем Владимирским и Московским Василием III в 1524 году в честь главной святыни древнего Смоленска — иконы Смоленской Божией Матери. «Лета 7032-ого (1524) майа в 8 день, — гласит летопись, — поставиша Нов монастырь Девичь у града Москвы за посадом». [10]
Выходит летописец ошибся или придал лоску повествованию, введя слово «монастырь» в контекст.

река Непрядва — река Яуза — река Напрудная/Неглинная в Москве

А.Т. Фоменко сравнивает реку Непрядву с рекой Яузой.
» На первый взгляд, между названиями «Непрядва» и «Яуза» нет ничего общего. По звучанию слова совершенно разные. Однако, приглядевшись внимательнее, можно заметить, что ПО СВОЕМУ ЗНАЧЕНИЮ ОНИ ОДИНАКОВЫ.
В самом деле, что означает русское слово «Непрядва»? «Прядать» означает дергаться, совершать резкое движение. Например, «прянуть в сторону» значит рвануться в сторону. В.И.Даль: «ПРЯДАТЬ, ПРЯНУТЬ, ПРЯДЫВАТЬ — прыгать, скакать, сигать; метаться швырком. Серны, прядая с холма на холм (Державин). Прядать из окна, выпрыгнуть. Прядать в окно, впрыгнуть. ПРЯДУН [уна], сиб. водопад, ручей, падающий со скалы» [223], т.3, ст.1392-1393.
Поэтому Непрядва — «недергающаяся», спокойная речка.
А что такое «Яуза» по-русски?
Слово УЗА означает связь, ограничение. В.И.Даль: «УЗА. УЗЫ — вязи, цепи, оковы» [223], т.4, ст.970. От того же корня — УЗДА, ограничивающая движение лошади, не дающая ей метнутся, ПРЯНУТЬ в ненужную сторону.
Итак, УЗА не дает ПРЯДАТЬ. Что можно выразить и так:
УЗА = НЕ-ПРЯДВА.
А потому, ЯУЗА и НЕПРЯДВА, по сути, ОДНО И ТО ЖЕ ИМЯ.» [1].
Река Непрядва — не крученая, не извилистая, в противоположность Яузе.
Этимологически слово «Яуза» не «Уза», Яуза — jauza > juz/ug — юз/
уж (слав.), срав. слав. «дать юза» — скользить, извиваться. Змеиным именем славяне называют реки за их извилистость.
Так что авторы НХ ошибаются в сопоставлении рек Непрядвы и Яузы.

Кузьмина Гать — Кузьминки в Москве
Гусин брод на реке Дон — Косин брод в Косино

Гусин брод как последняя стоянка обнаружен авторам НХ в Косино (2003 год) на месте «Святого озера» под именем «Косина брода». Эко занесло Мамая. Но ведь известно, что предпоследней стоянкой Мамая перед Куликовым полем была Кузьмина Гать, на что авторы НХ утверждают, что это нынешний район Кузьминки на месте села Старые Кузьминки. Но вот беда, Старые Кузьминки не заболоченное место (автору статьи это место хорошо известно), а чтобы добраться до посёлка Косино, надо повернуть обратно и по Рязанскому проспекту пойти обратно от поля битвы (?). Интересный манёвр. Заболоченным место в районе Москвы-реки называется Нагатино, но это не Кузьмина Гать, а вот настоящая Кузьмина Гать (село Кузьмино Гать) находиться близ города Тамбов и от неё до Куликов а поля 338 км.

река Меча на Куликовом поле- река Моча — приток Москвы-реки

Трудно найти общий смысл между названием реки Меча на Куликовом поле под Тулой и Моча в Москве. Если название «Меча» означает «межу», то гидроним «Моча» уж никак не может быть межой, а нечто другое, описанное медицинским термином.

Войска Дмитрия Донского теснили войска Мамая от Непрядвы (Яуза по НХ) до Мечи. Согласно реконструкции НХ войска Дмитрия Донского располагались у Мечи (Мочи по НХ), а войска Мамая на Яузе (Непрядва по НХ). Нестыковка.

Захоронение павших воинов

Согласно реконструкции по НХ войска Мамая бежали с поля боя к Старо-Симонову монастырю, где были обнаружены захоронения павших воинов согласно реконструкции по НХ. Так кто же был захоронен в Симоновом монастыре, русские или татары ? Основные захоронения павших воинов с обеих сторон должны быть на Кулижках. Где они ? Даже, если в монастыре обнаружены захоронения черепов и костей, то нет гарантии, что это павшие воины. Возможно это массовые захоронения людей, умерших от инфекционных болезней, например, моровой язвы, которая могла случиться при правлении Д. Донского.

Резюмирую. Сопоставление топонимов, гидронимов и ономастики имён не даёт какого-либо преимущества версии реконструкции Куликовской битвы согласно новой хронологии. Во многих случаях игла слов на фонетическом совпадении не приводит к смысловому совпадение сопоставляемых слов, а это наиболее важно в научном языкознании.

Ставка Мамая на Красном холме у Куликова поля — Красный холм/Таганская площадь

» Согласно русским источникам, ставка Мамая во время Куликовской битвы располагалась на Красном Холме [578], кн.1, часть 2, с.805; [183], т.1, с.98, 101. Именно с этого холма, по словам Лицевого Летописного Свода, «сила великая татарская» стремительно сошла на поле боя. За несколько дней перед началом битвы русские «сторожа Мелика отошли постепенно под нажимом татар к Непрядве, к КРАСНОМУ ХОЛМУ, С ВЕРШИНЫ КОТОРОГО БЫЛА ВИДНА ВСЯ ОКРЕСТНОСТЬ» [183], т.2, с.98. Во время сражения «Мамай с тремя князьями находился на Красном Холме, откуда руководил войсками» [183], т.1, с.101. «Царь же Мамай с тремя темными Князи взыде на место высоко на шоломя, и ту сташа, хотя видети кровопролитие» [362], комментарий 76 к т.5, столбец 29. Здесь прямо сказано, что ставка Мамая находилась на ВЫСОКОМ ХОЛМЕ — «место ВЫСОКО на шоломя» — И ЧТО С ЭТОГО ХОЛМА БЫЛО ВИДНО, ЧТО ПРОИСХОДИТ НА ПОЛЕ БОЯ — «и ту сташа, хотя ВИДЕТИ КРОВОПРОЛИТИЕ».
Таким образом, рядом с Куликовым полем находился Красный Холм. Есть ли в Москве на Кулишках такой Холм?
Да, есть. Прямо к Кулишкам, к Яузским воротам, спускается очень высокий крутой холм, который назывался Красным Холмом. На его вершине — известная Таганская площадь. Вспомните крутой спуск к высотному зданию у Яузских ворот. Не на этом ли Красном Холме, то есть на Таганской площади, находилась ставка Мамая? Более того, рядом с этим местом до сих пор есть КРАСНОХОЛМСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ Москвы-реки и известный КРАСНОХОЛМСКИЙ МОСТ. Сегодня на карте Москвы сам КРАСНЫЙ ХОЛМ формально не обозначен. Впрочем, рядом с Кремлем есть хорошо известная КРАСНАЯ ГОРКА, где до сих пор стоит старое здание Московского университета [284], с.52.
Московское поле Кулишки окружено несколькими холмами. На одном из них — известная КРАСНАЯ Площадь и Кремль. Поэтому этот холм тоже мог называться КРАСНЫМ. Возможно, ставка Мамая была и на этом холме, также возвышающемся над Кулишками со стороны Славянской площади.
Сегодня на карте Москвы сам КРАСНЫЙ ХОЛМ (на вершине которого находится Таганская площадь) не обозначен. Но окрестные московские названия недвусмысленно хранят память о нем.
Московский Красный холм отделен от Кулишек рекой Яузой. Но именно так и изображен Красный холм со ставкой Мамая в Лицевом Летописном своде — по другую сторону реки Непрядвы от Куликова поля.
Вообще, мы видим здесь полное согласование московской и куликовской летописной географии.
На нечаевском же «Куликовом поле» ничего подобного нет. Там вообще нет высокого холма. А тот небольшой косогор, который со времен Нечаева напыщенно величается «Красным холмом», никак не отделен от поля боя — ни речкой, ни даже ручьем. Он такой низкий, что на него ведет лестница всего из 16 ступеней » [1].
Если русские сторожа отошли к Непрядве за шесть дней до основного боя под нажимом татар, то, вероятно, этот Красный холм не представлял стратегического интереса для Дмитрия Донского и обозревать с него было нечего, поскольку он представлял собой невысокий косогор, как пишет сам же А. Т. Фоменко. Возможно, что русские предприняли манёвр заманивания татарского войска, чтобы затем заходя с флангов опрокинуть войска Мамая.
Поэтому, Таганский холм никак не сопоставим с Красным холмом на Куликовском поле. Красная горка, где стоит Московский университет вообще стоит в стороне от Кулишек за Красной и Манежной площадью и никак не может быть ассоциирована с Красным холмом.
Стремление А. Т. Фоменко усилить значимость своих аргументов, приводя дополнительные доводы, приводит часто к полному краху аргументации. Например, сопоставление Непрядвы с Яузой и рекой Напрудной/Неглинной. Где Яуза, а где Напрудная ?! На противоположных сторонах мистического Куликова поля по реконструкции НХ. Точно также получилось и с московским университетом, расположеным на Красной горке. Где Красный холм на Таганке, а где Красная горка на Манежной площади ?! Совершенно в разных местах.

Тохтамыш — Дмитрий Донской

Отождествление князя Дмитрия Донского с Тохтамышем является верхом аллюзий новой хронологии.
Вот что пишет Фоменко о хане Тохтамыше.
» К концу XIV века в Золотой Орде началась продолжительная смута. За 20 лет (с 1359 по 1380 год) сменилось примерно 25 ханов. Смута закончилась знаменитой Куликовской битвой. В ней русский князь Дмитрий Донской (он же — хан Золотой Орды Тохтамыш) разбил темника Мамая — фактического правителя Орды. Мы не будем вникать здесь в детали сложной борьбы внутри Орды до Куликовской битвы. В результате битвы на территории империи образовалось княжество, которое впоследствии поглотило своих соседей и превратилось в Московское государство (но это произошло только в XV веке).» [1].
» Считается, что Мамай был разгромлен дважды в одном и том же 1380 году. «Первый раз» — Дмитрием Донским, а «второй раз» — Тохтамышем. По нашей гипотезе, это — два отражения одного и того же события, поскольку, по нашей версии, Дмитрий Донской и Тохтамыш — одно и то же лицо. При этом во «второй раз» Мамай был разгромлен «на Калках». Как мы уже говорили, «Калки» — это просто «поле боя». В частности, так могли называть и «Куликово поле», то есть московские Кулишки («кулачки», «кулачный бой», «бой на кулачках», место, где мерились силами). » [1].
«Традиционно считается, что Москва основана князем Юрием Долгоруким в 1147 году (впервые упомянута в летописи как город именно под этим годом в традиционной хронологии).
Однако Московский Кремль был впервые построен при Дмитрии Донском (в конце XIV века). Мы уже отождествили Дмитрия Донского с ханом Тохтамышем Через два года после Куликовской битвы в 1382 году хан Тохтамыш с двумя суздальскими князьями (!) и с войском приходит к Москве. Москва была взята. Кто же защищал Москву от Тохтамыша? Дмитрий Донской? Естественно, нет, так как Дмитрий Донской это и есть Тохтамыш (потому и шли с ним суздальские князья). И действительно, историки говорят нам, что перед походом Тохтамыша на Москву Дмитрий Донской «заблаговременно уехал в Кострому». По нашему мнению, Кострома в то время была резиденцией великого князя и именно из Костромы Дмитрий-Тохтамыш пришел с войсками к Москве (потому-то его и не было в Москве). А Москву защищал, согласно летописям (Архангелогородский летописец), литовский князь Остей.
С этого взятия Москвы в 1382 году, согласно некоторым летописям, оказывается, начинается новая эра «По Татарщине, или по Московском взятии». Именно тогда Дмитрий = Тохтамыш окончательно завладел Москвой, построил Московский Кремль. По-видимому, это и есть реальное основание Москвы как крупного укрепленного города. Как мы видим, основание Москвы произошло практически сразу после Куликовской битвы и на том месте, где битва произошла.» [1].
Вероятнее всего хан Тохтамыш был тысяцким Дмитрия Донского.
Тохтамыш — Toxtamish > tisjata-mug — тысяча-муж (слав.)(редукция s/x, g/sh)
Роль тысяцкого была велика в русском войске и почти приравнивалась великому князю, но, начиная с правления Дмитрия Донского должность тысяцкого была упразднена, вероятно, из-за сильной конкуренции с великими князьями, отчего недовольные тысяцкие могли организовывать бунты. Поход тысяцкого (Тохтамыша) на Москву в 1382 мог быть таким бунтом.
Точно таким же тысяцким мог быть и темник Мамай и здесь я согласен с версией авторов НХ.

Мамай — Иван Вельяминов

» В истории Дмитрия Донского кроме победы над темником Мамаем есть еще одна победа над темником, или, по-русски, тысяцким. Напомним, что «тьма» — это «десять тысяч» [782], вып.1, с.16. Речь идет о победе над тысяцким Иваном Вельяминовым. История такова. Оказывается, что вплоть до правления Дмитрия Донского, в России существовала должность тысяцкого. Тысяцкие по своему значению были почти равны великим князьям. А.Нечволодов пишет: «Мы видели, какое важное значение имела должность тысяцкого, начальника и предводителя на войне всех черных людей. Очевидно, СЧИТАЯ ЭТУ ДОЛЖНОСТЬ ВРЕДНОЙ, как возбуждающую зависть среди остальных бояр, а также и как умаляющую власть самого князя, Дмитрий после смерти последнего тысяцкого, знатного боярина Василия Вельяминова, РЕШИЛ. ВОВСЕ УПРАЗДНИТЬ ЕЕ. Но этим был сильно оскорблен сын Василия Вельяминова — Иван, который после смерти отца сам рассчитывал быть тысяцким» [578], книга 1, с.782.
Далее события разворачивались так. Иван Вельяминов изменяет Дмитрию и бежит в Орду, к Мамаю [578], книга 1, с.782. См. также [568], с.61. Это происходит якобы в 1374 или 1375 году, то есть за несколько лет до Куликовской битвы, происшедшей в 1380 году. В итоге начинается война. Примерно в это же время, — то есть когда Иван Вельяминов ИЗМЕНЯЕТ Дмитрию Донскому и бежит к Мамаю, — Мамай ИЗМЕНЯЕТ хану Магомету, и готовится к походу на Дмитрия. «Мамай, устранив хана Магомета, именем которого он правил, сам провозгласил себя ханом. Летом 1380 года он собрал огромнейшее войско» [578], книга 1, с.789. Это и есть начало Мамаева нашествия, закончившееся Куликовским сражением.
Наша мысль очень проста. Изменивший Дмитрию Донскому тысяцкий, боярин ИВАН ВЕЛЬЯМИНОВ — это и есть изменивший хану и провозгласивший себя самовольно ханом, темник МАМАЙ. Эта ИЗМЕНА привела к крупнейшей войне и кровавой Куликовской битве. Наш вывод находит яркое подтверждение на страницах русской истории. Иван Вельяминов «явившийся в Русскую землю», схвачен и казнен на Кучковом поле: «Димитрий, несмотря на то, что у изменника была знатная родня, приказал казнить его: ему отрублена была голова на Кучковом поле. Эта. казнь, по замечанию летописи, произвела сильное впечатление на народ. ПАМЯТЬ ОБ ЭТОЙ КАЗНИ, КАК ВИДИМ, ОТРАЗИЛАСЬ ДАЖЕ НА ШТЕМПЕЛЯХ МОНЕТ ДИМИТРИЯ ДОНСКОГО» [568], с.61″ [1].
» До сих пор в Москве, сразу за Кулишками начинается так называемое Воронцово Поле, название которого происходит от имени бояр Воронцовых-ВЕЛЬЯМИНОВЫХ, русских тысяцких [803], т.2, с.388. Последний из которых, как мы видим, и был Мамаем, восставшим против Дмитрия Донского.
В книге «Сорок сороков» мы читаем о районе нынешней московской улицы Воронцово Поле следующее. «В XIV веке здесь было окруженное лугами и лесами село, принадлежавшее знатным боярам Воронцовым-Вельяминовым. Один из них был последним московским тысяцким (военачальником). После его казни село перешло к великому князю Димитрию Донскому. Тот завещал его Андроньеву монастырю» [803], т.2, с.388.
Таким образом, Воронцово Поле, то есть Поле Мамая, было завещано Андроникову монастырю, ПОСТРОЕННОМУ В ЧЕСТЬ ПОБЕДЫ НАД МАМАЕМ. Возникает понятная и естественная картина тех далеких событий.
Между прочим, имя ВЕЛЬЯМИНОВ или ВЕЛЬЯ-МИН могло появиться здесь как видоизмененное сочетание ВЕЛИЙ МАМАЙ, то есть Великий Мамай.» [1].
Вельяминов > Велий Мамий > Великий Мамай.

Роль рязанских князей чрезвычайно отрицательна в описании летописцами Куликовской битвы и покорения Москвы Тохтамышем. (тысяцким мужем). Но если рассматривать деяния рязанцев с позиции существования проблемного института тысяцких, то братание рязанских князей с опальными тысяцкими Тохтамышем и Мамаем вполне оправдано. Ведь Рязанское княжество находилось как раз на перепутье между ордой и московскими князьями и было пограничным княжеством типа прошлой и современной Украины. Метнёшься к московским князьям — станешь врагом Мамая или Тохтамыша. Перекинешься к Мамаю и Тохтамышу — станешь врагом московских князей. Вот и приходилось выбирать из двух зол наименьшее, по обстоятельствам.

Стратегия московского князя Дмитрия Донского

Мамай стоял на Кузьминой Гати в ожидании литовских и польских войск князя Ягайло, но Ягайло застрял в городе Одоеве на расстоянии 134 км от места Куликовской битвы. Он практически был отрезан войсками Дмитрия Донского от войск Мамая (Рис. 2).

Рис. 2. Маршрут движения войск Дмитрия Донского, Мамая и Ягайло к Куликову полю в Тулькой области

Рассмотрим расстояния с различных мест расположения войск до Москвы и Куликова поля.
Одоев -Березуй — 117 км
Кузьмино Гать — Новомосковск (место истока Дона) — 338 км
Коломна-Новомоссковск — 116 км
Коломна Москва — 121 км
Одоев — Москва 117 км
Боровск -Киреевск — 114 км
Боровск-Москва — 114 км
Серпухов — Москва 105 км
Серпухов -Киреевск — 144 км

Все расстояния превышают немногим 100 км, за исключением Кузьминой Гати.
Войска Дмитрия Донского состояли из четырёх группировок: московские и коломенские ополченцы, белоозёрцы, ярославцы и литовцы. Войска Мамая состояли из трёх группировок: войско Мамая, войско рязанских князей и войско литовцев под предводительством князя Ягайло.
Стратегической задачей Дмитрии Донского было не дать соединиться войскам Мамая и его союзников на поле боя. И он это сумел сделать.
Стремительным обходом земель Рязанского княжества были отсечены рязанские войска, а остановка Д. Донского на Березуе отсекла войска Ягайла от Мамая. Таким образом, была решена главная стратегическая задача: Мамай лишился сторонней помощи. Возможно, это и стало главным фактором победы русских войск над Мамаем на Куликовом поле.
Интересно отметить место выбора Куликовской битвы. Оно находилось у истоков реки Дон. Это, по видимому, старинный кратчайший водный маршрут, которым пользовались славяне на водном пути от реки Оки до реки Дон (порядка 100 км посуху), а от реки Беспута до истоков Дона и того меньше (полагаю, меньше 10 км). Возможно название «Беспута» (без пешего пути) означает безволоковый водный путь с Оки до Дона. Кроме того, река Меча (Меча — Межа) была пограничной межой между Русью и Половецким полем.

Осталось ещё немало загадок, связанных с Куликовской битвой, и всего не пересказать об этом, да и незачем. Версии подобные авторам НХ плодились в прошлом и плодятся ныне как грибы после дождя и бороться с ними бесполезно, потому, что в истории всегда есть место фальсификациям событий, также как и мистификациям. Это своего рода современная информационная война. И может быть, даже хорошо, что эти ошибочные научные версии существуют, ведь истина недосягаема, но приближаться к ней можно и есть о чём задуматься.

СПИ – Слово о полку Игореве
ПВЛ – Повесть временных лет
СД – словарь Даля
СФ – словарь Фасмера
СИС – словарь иностранных слов
ТСЕ – толковый словарь Ефремова
ТСОШ – толковый словарь Ожегова, Шведова
CРС – словарь русских синонимов
БТСУ – большой толковый словарь Ушакова
ССИС – сборный словарь иностранных слов
МАК – малый академический словарь русского языка
ВП – Википедия
ЭБЕ — Энциклопедия Брокгауза и Ефрона
БСЭ — большая советская энциклопедия

Источник