Меню

Сражение у реки альма год



АЛЬМИ́НСКОЕ СРАЖЕ́НИЕ 1854

АЛЬМИ́НСКОЕ СРАЖЕ́НИЕ 1854, ме­ж­ду со­юз­ны­ми анг­ло-фран­ко-ту­рец­ки­ми вой­ска­ми и рос. вой­ска­ми в хо­де Крым­ской вой­ны 1853–56. По­сле вы­сад­ки у Ев­па­то­рии 2–6(14–18).9.1854 со­юз­ные вой­ска (55 тыс. чел., 120 ору­дий; ко­манд. – мар­шал Ж. Л. Сент-Ар­но и ген. Ф. Дж. Раг­лан) 7(19) сент. вы­дви­нулись к р. Аль­ма. Рос. вой­ска (ок. 34 тыс. чел., 96 ору­дий; ко­манд. – адм. А. С. Мен­ши­ков) по­пы­та­лись за­дер­жать их про­дви­же­ние, за­няв по­зи­ции на ле­вом, воз­вы­шен­ном бе­ре­гу ре­ки. Осн. си­лы Мен­ши­ков со­сре­до­то­чил в цен­тре и на пра­вом флан­ге, т. к. ме­ст­ность на ле­вом флан­ге, у впа­де­ния Аль­мы в мо­ре, оши­боч­но счи­та­лась не­дос­туп­ной. Со­юз­ное ко­ман­до­ва­ние пла­ни­ро­ва­ло на­нес­ти удар по флан­гам рос. войск. А. с. про­изош­ло 8(20).9.1854. На­ча­лось в 11 ч. Франц. ди­ви­зия ген. П. Ф. Бос­ке (14 тыс. чел.) при под­держ­ке ог­ня 8 па­ро­хо­дов пе­ре­шла Аль­му и обош­ла сла­бый ле­вый фланг рос. войск (6 тыс. чел.), соз­дав уг­ро­зу об­хо­да всей рос. ар­мии. Ата­ки англ. войск бы­ли от­би­ты шты­ко­вы­ми уда­ра­ми рос. час­тей. В даль­ней­шем со­юз­ные вой­ска ук­ло­ня­лись от шты­ко­вого боя и ве­ли огонь из на­рез­но­го ору­жия с даль­них дис­тан­ций, на­но­ся тя­жё­лые по­те­ри рос. пе­хо­те, сто­яв­шей в плот­ных ко­лон­нах. Опа­са­ясь на­сту­п­ле­ния франц. войск и об­хо­да сво­его пра­во­го флан­га англ. вой­ска­ми, Мен­ши­ков ок. 16 ч от­дал при­каз об от­сту­п­ле­нии. По­те­ри рос. ар­мии со­ста­ви­ли св. 5700 чел., со­юз­ных войск – 4300 чел. (в т. ч. св. 3000 анг­ли­чан). В ре­зуль­та­те А. с. со­юзные вой­ска вы­шли к Се­ва­сто­по­лю. А. с. по­ка­за­ло пре­иму­ще­ст­во на­рез­но­го ору­жия и рас­сып­но­го строя пе­ред глад­ко­стволь­ны­ми ружь­я­ми и плот­ны­ми строя­ми.

Источник

Сражение на Альме

Великобритания:
пехота: 26000
кавалерия: 1000
орудия: 60
Османская империя: пехота: 7000 орудия: 12

Сражение на Альме (Альминское сражение) 8 (20) сентября 1854 года — первое крупное сражение Крымской войны между войсками коалиции Великобритании, Франции и Турции, с одной стороны, и России — с другой.

Содержание

Предыстория

Высадка экспедиционного корпуса коалиции в Евпатории, начавшаяся 2 (14) сентября 1854 года, не встретила сопротивления, и за первые дни сентября на берег было переправлено около 61 тысячи солдат. Союзные силы высадились в 50 км к северу от Севастополя [1] . и двинулись вдоль побережья на юг, к Севастополю — базе Черноморского флота России и основной цели союзников в Крымской кампании. На полпути к Севастополю, у устья реки Альмы, размещалась русская армия, ставившая своей целью остановить продвижение союзников и не допустить захвата Севастополя с ходу, поскольку город в этот момент совершенно не был подготовлен к обороне.

Войска союзников находились под двойным командованием. Английскими войсками командовал лорд Раглан, французскими — маршал Сент-Арно. Их войска, участвовавшие в сражении, составляли по разным оценкам, от 50 до 59 тысяч солдат, из которых половина приходилась на французов. Союзники располагали 132 орудиями, кроме того артиллерийскую поддержку с моря осуществлял флот. Почти вся союзная армия, вступившая в бой под Альмой, была вооружена штуцерами, в то время как в русской армии оказалось лишь 1660 человек штуцерников, то есть 1/22 часть всех бывших под Альмой войск [2] . Лагерь армии союзников находился на реке Булганак, в 6 километрах от реки Альма.

Расположение русской армии

Русскую армию возглавлял генерал-адъютант князь Александр Сергеевич Меншиков. Он располагал 35 тысячами солдат и 84 орудиями. Меншиков выбрал для обороны позицию на левом берегу реки Альма. Высота левого берега делала позицию выгодной, а возвышенности в тылу позволяли армии в случае неудачи отступать на высоты. Минусом позиции была её растянутость на несколько километров (Тотлебен пишет про 8 верст) и тот факт, что левый фланг нельзя было примкнуть к морю из-за угрозы неприятельского флота.

Правый фланг русских удерживал Курганный Холм, здесь располагались Казанский, Владимирский и Суздальский пехотные полки, командовал генерал Пётр Дмитриевич Горчаков (брат главнокомандующего Дунайской армией генерал-адъютанта князя Михаила Горчакова). Холм был усилен двумя редутами.

Командовать левым флангом был назначен генерал Кирьяков. В его подчинении находился Минский пехотный полк, Московский полк, и части артиллерии. Тотлебен пишет, что левый фланг доходил только до альматамакской дороги [3] , из чего следует, что участок от Алматамака до моря не планировалось оборонять. Вместе с тем Тарле пишет, что «генерал Кирьяков получил от Меншикова перед битвой 20 сентября самое трудное и ответственное поручение: стоять на левом фланге, у подъема с моря и встретить неприятеля батальным огнем, когда неприятельский авангард начнет восходить на высоту.»

Центром, включавшим Белостокский, Брестский, Тарутинский и Бородинский пехотные полки, командовал непосредственно князь Меншиков. Здесь находилась господствующая высота — Телеграфный Холм с недостроенной башней телеграфа. При этом Белостокский и Брестский полки стояли непосредственно на склоне, а Тарутинский — во второй линии. Бородинский полк стоял прямо на евпаторийской дороге.

Три стрелковых батальона были развернуты в цепи на правом берегу Альмы.

По свидетельствам очевидцев, генерал Кирьяков, редко бывавший в полностью трезвом состоянии, при получении от Меншикова приказа о диспозиции, сопровождавшегося требованием встретить атакующего противника на подъёме на высоты фронтальным огнём, ответил:

— Не беспокойтесь, Ваше сиятельство. Шапками закидаем неприятеля. Выражение «закидаем шапками» стало после этого нарицательным. Однако неясно, по поводу какой именно высоты это было сказано.

Ход битвы

Союзники планировали воспользоваться численным превосходством и атаковать одновременно с фронта и в обход обоих флангов. Фронтальной атакой руководил маршал Сент-Арно, целью которого был захват господствующей высоты центра — Телеграфного Холма. Английские части лорда Раглана должны были обходить правый фланг русской армии, а части генерала Боске — обойти левый фланг со стороны моря.

Наступление Боске

В 05:30 отряд французских войск генерала Боске численностью 14 000 человек двинулся в обход позиций Кирьякова [4] . Предполагалось, что Боске отвлечет на себя внимание русской армии, тогда французы атакуют Телеграфный Холм, после чего англичане смогут взять Курганный Холм. По этой причине Боске начал наступать на час раньше, чем остальные части армии. Однако, англичане задерживались, и Боске вынужден был ждать — его солдаты даже успели сварить себе кофе.

В 12:00 наступление возобновилось: Боске выслал вперед цепь из зуавов и алжирских стрелков, а за ними отправил войска в двух колоннах. В левой колонне шла 1-я бригада, в правой колонне, по песчаной отмели в устье Алмы — 2-я бригада генерала Буа. За ними шла турецкая дивизия. Зуавы, перешли реку и беспрепятственно поднялись на высоты правого берега Альмы. Генерал Боске, удивленный тем, что по его войскам не было сделано ни одного выстрела, сказал окружавшим его офицерам: «Эти господа решительно не хотят драться».

По поводу дальнейших событий существует несколько версий. По одной, более распространенной, зуавы оказались в тылу 2-го батальона Минского полка и открыли по нему огонь. Командир батальона подполковник Ракович отступил по долине Улюкол за деревню Орта-Кисек. Так Ракович прославился как офицер, чей полк сделал первый выстрел в том сражении.

По другой версии (ее придерживался участник сражения И. Ф. Приходкин [5] ), после появления французов на плато Меншиков направил туда Московский полк и затем — Минский полк. Теперь левый фланг русской армии был загнут под прямым углом. Два полка стояли фронтом на запад, упираясь правым флангом в Телеграфный Холм. Правее этих полков держали позиции Белостокский, Брестский и Тарутинский полки. На левом фланге 5 русских батальонов встретились в бою с 10 батальонами 2-й французской дивизии, однако русскую пехоту поддерживала артиллерия, а французские орудия ещё были в пути. Тотлебен говорит о 6000 человек в двух русских полках против 7000 человек дивизии Боске [6] .

По одной из версия, русские полки попали под огонь артиллерии флота, которая почти уничтожила Минский полк, однако ряд исследователей в этом сомневаются. Видимо, основной проблемой стали французские штуцера, а чуть позже — французская артиллерия.

Неприятель все ближе и ближе подходил к нам, так что уж ядра наши стали понемногу долетать до них и вырывать из их рядов жертвы, но вот, лишь только подошли они на пушечный выстрел, наша артиллерия уже целыми рядами стала истреблять их, а они все-таки шли вперед, как бы не замечая и не заботясь о своих убитых собратьях. Наконец они подошли к нам почти уж на ружейный выстрел, как на сцену явились их убийственные штуцера, а с моря посыпались тучи ядер, которые в несколько минут уничтожили Минский полк, поставленный близ моря под неприятельские выстрелы бог знает для чего и для какой пользы… [7]

Отсутствие артиллерии стало проблемой для французов и задержало их атаку почти на целый час. Меншиков приказал Кирьякову немедленно бросить полки в штыковую атаку, но непонятно, был ли этот приказ выполнен. Между тем с севера подошла дивизия генерала Канробера, отбросила некоторые части Московского полка за Альму, и стала угрожать всему левому флангу. С этого момента стало ясно, что отбросить Боске за реку не удастся и едва ли удастся удержать сам левый фланг. Одновременно французы успели поднять на плато артиллерию и открыли огонь по позициям Минского и Московского полков. Полки были вынуждены отойти примерно на 500 метров на восток.

В это самое время три полка в центре русской армии оставили свои позиции и отошли.

Наступление Раглана

Английская армия двинулась вперед через полчаса после Боске — в 06:00. Они должны были обойти правый фланг русской армии, но оказалось, что движение в обход создает опасный разрыв между частями, поэтому Раглан приказал дивизиям сместиться вправо. В итоге англичане задержались с наступлением на несколько часов и вместо фланговой атаки получилась фронтальная. Британские войска были построены в две линии: первая была сформирована Лёгкой Дивизией Джорджа Брауна (левое крыло) и 2-й дивизией Джорджа де Ласи Эванса (правое крыло). Во второй линии шли 3-я дивизия Ричарда Ингланда и 1-я дивизия герцога Кембиджского. 4-я дивизия Джорджа Каткарта и кавалерия Лукана находились в резерве. Английский командующий лорд Раглан имел здесь примерно 26 000 человек, однако ему пришлось наступать на самый сложный участок противника, и артиллерия флота не могла его поддержать.

Легкой Дивизии пришлось идти в наступление на Курганный Холм, на котором был размещен Казанский полк, усиленный двумя редутами — Большим и Малым. Редуты удерживали Владимирский и Углицкий полки, Суздальский полк прикрывал правый фланг. Общее командование обороной холма осуществлял генерал Онуфрий Квицинский.

Британские дивизии перешли реку и двинулись на Курганный холм. Однако, генерал Браун был близорук и не заметил, что передовые дивизии двигаются не по параллельным линиям. В результате правый фланг Легкой Дивизии смешался с левым флангом 2-й дивизии и порядок в войсках был потерян. Британская армия теперь напоминала неорганизованную толпу. Не имея возможности навести порядок в построении, британские офицеры приказали атаковать, как есть. Англичане начали подниматься вверх по склону, а навстречу им двинулась русская пехота: 8-й и 4-й батальоны Казанского Великого Князя Михаила Николаевича егерского полка. Эта атака принесла больше вреда, чем пользы, поскольку атакующие казанцы не дали возможности вести огонь артиллерии редута [8] . Англичане открыли огонь и заставили казанцев отступить с потерями: погиб командир полка Селезнев и оба батальонных командира. Русская артилерия открыла огонь по наступающим, но так как английская пехота двигалась не в плотном строю, а отдельными цепями — из-за неровности рельефа — то артиллерия нанесла только незначительный урон.

Читайте также:  По территории каких стран протекает река брахмапутра

Продолжая подниматься, англичане вышли к Большому Редуту и ворвались в него на плечах отступающих батальонов казанского полка. Два другие батальона (3-й и 4-й), деморализованные отступлением первых двух, не смогли ничего предпринять. Англичанам удалось взять редут и захватить несколько орудий. Однако, их положение осложнилось отсутствием резерва. 1-я дивизия (гвардия и шотландская бригада) все ещё переходили реку. А между тем, в контратаку на редут были посланы 1-й и 2-й батальоны Владимирского полка, которых повел лично генерал Квицинский. Владимирцы предприняли классическую штыковую атаку — практически без выстрелов они бросились на редут и обратили в бегство полк Королевских фузилеров. (Во время атаки был ранен командир владимирцев, полковник Ковалев.) Отступая, фузилеры смешали ряды наступающего полка Шотландской Гвардии, который так же начал отступать. Горчаков вел в бой 3-й и 4-й батальоны Владимирского полка и лично возглавил новую атаку. Владимирцы оттеснили противника до самой реки. Шотландцы потеряли 200 человек.

Всем этим атакам, произведенным силами 29 батальонов, Меншиков противопоставил в своей первой и второй линиях только 9 батальонов, в подкрепление которым скоро подошли ещё 7, Эти 16 батальонов, поддержанные 40 орудиями и 4 эскадронами гусар, должны были выдерживать всю тяжесть атаки неизмеримо превосходивших их по численности французов, которые вскоре были поддержаны остальными 9 батальонами дивизии Форе. [9]

Однако эта атака была произведена в то время, когда центральные высоты уже были заняты французами. Обнаружив артиллеию противника на своем фланге, Владимирский полк был вынужден отступить. В этом бою Владимирский и Казанский полк потеряли примерно по 1200 человек каждый убитыми и ранеными.

Наступление Сент-Арно

Французская армия в центре двинулась вперед одновременно с англичанами. Генерал Сент-Арно послал в наступление 1-ю и 3-ю французские дивизии (по 10 батальонов в каждой). Против них был направлен Московский полк, но он попал под винтовочный огонь и отошел, не нанеся французам существенного урона. Французы заняли село Алматамак и перешли реку. В авангарде шел 1-й зуавский полк. Они вышли как раз во фланг Московскому полку, который вместе с Минским сдерживал наступление дивизии Боске. Когда французы начали подниматься на высоты, они попали под огонь 2-го и 3-го батальонов Московского полка и понесли некоторые потери. Осколком был ранен генерал Канробер. Тогда маршал Сент-Арно направил на помощь наступающим резервную 4-ю дивизию. Около 14:00 русские полки начали отступать. Был ранен командир Минского полка Приходкин и командир Московского полка Куртьянов.

В то время как два полка оказались под ударом с двух сторон, два другие полка — Белостокский и Брестский, деморализованные видом отступающих баальонов Московского полка и артиллерийским обстрелом, бросили свои позиции и начали отступать. За ними ушел и Тарутинский полк, стоящий на Телеграфном Холме. С этого момента Телеграфный Холм защищали только правофланговые батальоны Московского полка.

В английской литературе утвердилась версия, согласно которой Телеграфный Холм был взят без боя. Принято считать, что лорд Раглан в поисках удобной наблюдательной позиции отправился в расположение французской 3-й дивизии и случайно оказался на Телеграфном Холме. Обнаружив, что этот ключевой пункт обороны вообще никем не занят, Раглан распорядился доставить на холм два 9-фунтовых орудия и они открыли огонь по Владимирскому полку, который в этот момент как раз наступал к реке. Попав под фланговый обстрел, полк был вынужден прекратить наступление и отойти к редуту.

По российской версии, приказ на отступление с Телеграфного Холма дал сам генерал Кирьяков. Начальник штаба Меншикова генерал Вунш описывает это так:

«Французские стрелки беспрепятственно взбирались уже на оставленную генералом Кирьяковым позицию и открыли по нас штуцерный огонь. Проскакав ещё некоторое пространство, мы встретили генерала Кирьякова в лощине, пешего. На вопрос, где же его войска, он ровно ничего не мог ответить, кроме обличавших не совсем нормальное его состояние и не относящихся к вопросу слов, что „под ним убита лошадь“!»

Однако, Э.Тотлебен писал: «левый фланг [Московского полка] остановившись у телеграфа, оказал французам последнее сопротивление, и только после упорной борьбы вынужден был окончательно уступить несоразмерному превосходству в силах» [10] . Наконец, бригада Ореля и несколько батальонов из дивизии Канробера штурмом взяли Телеграфный Холм. Постепенно туда были доставлены 7 французских батарей, 42 орудия. Однако, Минский полк ещё держался и даже пытался контратаковать. Только узнав об отступлении всей армии, командир полка дал приказ отступать. Полк потерял в сражении 856 человек убитыми и ранеными.

Последствия

Hесмотря на беспорядочное отступление русских войск союзники не преследовали противника из-за того, что солдаты генерала Арно оставили свои ранцы на противоположном берегу реки и вынуждены были за ними вернуться. Лорд Рэглан не решился преследовать русскую армию без французов.

Общие потери союзников в сражении на Альме составили от 2000 до 3000 человек. Французы потеряли 274 человек убитыми, (в том числе — 6 офицеров), 1195 ранеными (в том числе — 2 генерала, 57 офицеров) и 2 пропавших без вести. Всего — 1471 чел. Англичане потеряли 374 убитыми (в том числе — 26 офицеров), 1633 ранеными (в том числе — 1 генерал, 92 офицера) и 19 пропавших без вести. Всего — 2026 чел. Потери турецкой армии до сих пор неизвестны. Итого в двух армиях — 648 убитых, 2828 раненых, 21 пропавший без вести. Всего — 3497 человек.

Потери русской армии составили 5709 человек, из них 1801 убитых(в том числе — 46 офицеров) и 735 пропавших без вести (в том числе — 7 офицеров). Было потеряно два орудия.

Это было, так сказать, простое, рядовое сражение, имевшее чисто тактический характер, на редкость лишенное всяких стратегических черт. Фланговый манёвр Боске являлся весьма естественной мыслью и был хорошо выполнен солдатами африканского легиона, научившимися совершать такие маневры в ущельях Атласа. Британцы прорвали русское правое крыло, сражаясь бесхитростно и упорно, и их задача, вероятно, облегчалась хорошим маневрированием полков и бригад; но однообразие британского наступления двумя последовательными стрелковыми цепями нарушалось лишь естественными препятствиями… [11]

На настоящий момент остается спорным вопрос: был ли левый фланг оставлен незащищённым по ошибке или это была сознательная мера Меншикова. Спорен также вопрос о том, прав или неправ был Меншиков, отказавшись от возведения укреплений. Однако в управлении войсками его просчёты очевидны. Фактически только половина армии приняла участие в сражении: Казанский, Бородинский и Владимирский полки удерживали правый фланг, Московский и Минский — относительно успешно удерживали левый, но в то же самое время Брестский, Белостокский, Тарутинский и Углицкий полки оставили поле боя, не сделав ни единого выстрела по противнику.

Несмотря на бесспорную победу союзников на Альме и на то, что теперь путь на Севастополь экспедиционному корпусу был открыт, сражение приостановило их приближение к Севастополю, что позволило избежать взятия оставленного без войск города штурмом и дало время для подготовки к осаде. Они действовали осторожно, полагая, что имеют дело только с авангардом русской армии. «И в самом деле, кто бы мог поверить, что у русских для защиты Крыма, для сохранения Черноморского флота оставлена только горсть войска, когда привыкли считать нашу армию в миллион? [12] »

Источник

Битва на реке Альма

Альма, река в Крыму, на которой 8 (20) сентября 1854 произошло сражение между русскими войсками и соединенными силами французов, англичан и турок во время Крымской войны 1853-1856. Противник (55 тысяч человек, 120 орудий), высадившись 2-6(14-18) сентября у озера Кызыл-Яр южнее Евпатории, под командованием французского маршала А. Сент-Арно и английского генерала Ф. Раглана 7(19) сентября двинулся к Альме. Русские войска (до 34 тысяч человек, 96 орудий), которыми командовал генерал-адмирал А. С. Меншиков, оборонялись на возвышенном левом берегу реки. Они, вооруженные устаревшими гладкоствольными ружьями, пытались сдержать продвижение врага, но несли большие потери от огня нарезных винтовок (штуцеров) противника. Французская дивизия генерала П. Ф. Боске при поддержке парового англо-французского флота переправилась на левый берег Альмы и обошла левый фланг русских войск, создав угрозу их тылу. Войска противника, наступавшие с фронта, угрожали правому флангу русских войск, которые не смогли сдержать натиск его превосходящих сил и отступили к Севастополю. В ходе сражения союзные войска потеряли 4300 человек, а русские — 5700 человек. В сражении проявилось преимущество нарезного оружия и тактики рассыпного строя легкой пехоты перед гладкоствольным оружием, сомкнутыми колоннами и развернутыми линиями, составлявшими боевые порядки русской армии, которая стихийно применила новый боевой порядок — стрелковую цепь.

Использованы материалы кн.: Военный Энциклопедический Словарь. М., 1986.

Альма (Крымская война, 1853—1856). Река в Крыму, к северу от Севастополя, около которой 8 сентября 1854 г. произошло сражение русской армии под командованием князя А.С. Меншикова (до 34 тыс. чел.) с англо-французским десантом под командованием маршала А.Ж. Сент-Арно (55 тыс. чел.), который высадился накануне в Евпатории. Войска Меншикова занимали сильную естественную позицию на гористом левом берегу. Однако российский командующий почти не укрепил ее. Особенно была переоценена неприступность левого, выходящего к морю фланга, где шла по утесу всего одна тропинка. Данное место было покинуто русскими частями, в том числе и из-за опасения обстрела с моря.

Этой лазейкой в полной мере воспользовалась французская дивизия генерала П.Ф. Боске, которая успешно преодолела данный участок и поднялась на высоты левого берега. Корабли союзников поддержали своих огнем с моря. На остальных участках тем временем шел жаркий фронтальный бой. В нем русские, несмотря на большие потери от ружейного огня, пытались штыковыми контратаками оттеснить перешедшие реку вброд войска. Здесь натиск союзников удалось временно задержать. Но появление дивизии П.Ф. Боске (14 тыс. чел.) с левого фланга создало угрозу обхода армии Меншикова, который был вынужден отступить.

Читайте также:  Что является водоразделом реки лена

В сражении при Альме превосходство союзников проявилось не только в численности, но и в уровне вооружения. Например, их винтовки (штуцера) значительно превосходили русские гладкоствольные ружья по дальности и точности стрельбы. В результате французская пехота могла поражать винтовочным огнем российских солдат, находясь при этом вне предела досягаемости их выстрелов. Более того, нарезные ружья вдвое превосходили по дальнобойности российские пушки, стрелявшие картечью. Это делало неэффективной артподготовку атаки пехоты. Еще не приблизившись к противнику на расстояние прицельного выстрела, артиллеристы уже оказывались в зоне ружейного огня и несли тяжелые потери. Так стрелки союзников без особого труда перестреляли артиллерийскую прислугу на русских батареях.

Русские потеряли в том бою свыше 5 тыс. чел. Союзники — 4,3 тыс. чел. Отсутствие у союзников кавалерии помешало им организовать активное преследование армии Меншикова. Он отступил к Бахчисараю, оставив незащищенной дорогу на Севастополь. Эта победа позволила союзникам укрепиться в Крыму и открыть путь к Севастополю (см. Севастопольская оборона 1). Сражение на Альме показало эффективность и огневую мощь нового стрелкового оружия, при котором прежняя система построения сомкнутыми колоннами становилась самоубийственной. В ходе боя на Альме русские войска впервые стихийно применили новый боевой порядок — стрелковую цепь.

Использованы материалы кн.: Николай Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002.

Уничтожение турецкого флота в Синопском сражении и серьезное поражение турецкой армии на Кавказе ускорили вступление Англии и Франции в войну. Убедившись, что Турция не в состоянии вести успешную борьбу против России, союзники в декабре 1853 года ввели свой флот на Черное море, а в марте 1854 года официально объявили войну России. Таким образом, Крымская война , начавшаяся между Турцией и Россией, переросла в борьбу России против сильной коалиции европейских государств в составе Англии, Франции, Турции и Сардинии.

Планы борьбы англо-французского командования предусматривали нанесение главного удара в Крыму, а также нападение на важные русские базы и порты на Балтийском и Белом морях и на Тихоокеанское побережье. Предпринимая военные действия на удаленных друг от друга театрах, англо-французское командование рассчитывало вынудить Россию рассредоточить свои вооруженные силы и не дать ей возможности использовать их на главном направлении. В соответствии с этим планом Англия и Франция сосредоточили на Черном море, в районе Варны, основные силы своего флота и армии: 89 боевых кораблей (34 линейных и 55 фрегатов), из них 54 паровых, 300 транспортов и экспедиционный корпус численностью 62 тысячи человек. К моменту высадки англо-франко-турецких войск в Крыму русский флот на Черном море состоял из 14 парусных линейных кораблей и 22 фрегатов, из которых 11 были паровыми; численность сухопутных войск в Крыму достигала 40 тысяч человек. Таким образом, противник располагал на главном театре военных действий подавляющим превосходством в силах, особенно морских, которые превышали русский Черноморский флот в три-четыре раза, а в паровых кораблях — в девять раз.

Воспользовавшись огромным превосходством на море, союзники в сентябре 1854 года высадили свои войска в Евпатории. Посадка войск на транспорты в Варне, переход морем и высадка десанта в Евпатории производились крайне неорганизованно и неумело. Переход десанта морем не обеспечивался разведкой и в ряде случаев необходимым охранением, связь между отдельными отрядами транспортов, растянувшимися на много миль, отсутствовала. Русское командование не сумело использовать эти серьезные ошибки и недостатки союзников, так как в составе Черноморского флота не было современных паровых винтовых кораблей, которые могли бы успешно сражаться с сильным паровым флотом противника, а русская армия, находившаяся на р. Альме, также не была использована для отражения неприятельского десанта. Таким образом, военно-техническая отсталость России и ошибки командующего русскими войсками Меншикова дали возможность союзникам высадить свои войска в Крыму без боя.

Бой на р. Альма 8 сентября 1854 года стал первым полевым сражением Крымской войны между русскими войсками (35 тысяч человек — 42,5 батальона, 27 эскадронов и 84 орудия) под командованием адмирала князя А.С. Меншикова и союзной армией (60 тысяч человек — 30 тысяч французов, 22 тысячи англичан, 7 тысяч турок при 134 полевых и 72 осадных орудиях). (История русской армии и флота. М„ 1913. С. 66.)

Альминская позиция располагалась по обе стороны дороги Евпатория — Севастополь и представляла из себя плато левого берега р. Альма, высотою 45—100 м с весьма крутыми, обрывистыми, труднодоступными даже для пехоты скатами на участке от устья до селения Альма-Тамак, составляющего левый фланг позиции русских войск.

В центре позиции ее фронт пересекался у селения Бурлюк балкой, по которой проходила главная Евпаторийская дорога. К востоку от этой дороги находилась довольно значительная возвышенность, отдельный холм которой отстоял от реки на 200—250 м, составляя крайний правый фланг позиции. Высоты левого берега Альмы представляли все удобства обзора и обстрела обширной равнины правого берега, покрытой густыми виноградниками, садами и селениями (Альма-Гамак, Бурлюк и Тарханлар) лишь непосредственно у реки.

Реку во многих местах можно было перейти вброд, деревянный мост имелся лишь против селения Бурлюк. Выгодными сторонами позиции являлись: хороший обзор, возможность прицельного обстрела атакующих, скрытое расположение войск, труднодоступность для артиллерии противника из-за высот на левом фланге.

И без того сильная позиция на Альме могла быть доведена средствами фортификации до высокой степени обороноспособности, но, несмотря на избыток времени, средств и сил, ничего в этом отношении русским командованием сделано не было.

Вместе с тем фронт позиции составлял более восьми километров, то есть был слишком растянутым. Командование русскими войсками переоценило труднодоступность левого фланга и не приняло меры по его укреплению. Пространство от моря до левого фланга обеспечивалось одним батальоном Минского полка с целью предотвращения возможной высадки в бухте Улукуль, а старое Татарское укрепление на утесе левого берега Альмы — лишь одной ротой. С вершины этого почти неприступного утеса к реке вела лишь небольшая тропинка, и преградить путь неприятелю представлялось достаточно просто. Интересно то обстоятельство, что до боя ежедневно к бухте Улукуль высылался батальон с четырьмя орудиями. В день же сражения ни к бухте, ни к утесу вообще не было выслано ни войск, ни наблюдателей.

К востоку от дороги Альма-Тамак-Аджи-Булат по обрыву Альмы располагались в ротных колоннах 5-й и 6-й батальоны Белостокского и Брестского полков. Во второй линии расположился в колоннах, готовых для атаки, Тарутинский полк. Резерв — Московский полк с четырьмя батареями 17-й артиллерийской бригады — расположился в полуторах километрах от 2-й линии.

В центре позиции по левому берегу Альмы стояли 2 легкие батареи 16-й артиллерийской бригады, а за ними занимал позицию Бородинский полк. Восточнее Евпаторийской дороги занимала позицию 1 батарея 16-й артбригады, а за нею егерский Великого Князя Михаила Николаевича полк. Во 2-й линии расположился Суздальский пехотный полк. Казаки, располагаясь за правым флангом, прикрывали его.

6-й стрелковый, 6-й саперный и сводный морской батальоны были рассредоточены в садах деревень Бурлюк и Альма-Тамак. Общий резерв из 3-х батальонов Минского подка, Волынского полка с легкой батареей 17-й артбригады и гусарской бригады 6-й артдивизии располагался в ложбине при Евпаторийской дороге. Командование войсками, расположенными в центре и на правом фланге, было поручено генералу князю Горчакову; войсками левого фланга командовал генерал-лейтенант Кирьяков.

Союзники, пользуясь превосходством сил, предполагали одновременно атаковать позицию русских с фронта, обойти дивизией генерала Боске левый фланг и нанести решительный удар правому флангу, также обойдя его.

План союзникам удалось выполнить полностью. 7 сентября противник подошел к р. Альма и завязал перестрелку с русскими частями. Боевой порядок союзных войск состоял из четырех французских и одной турецкой дивизий на правом фланге и пяти английских дивизий на левом фланге, который прикрывала конница Кардигана. Войска обеспечивались мощной огневой поддержкой корабельных орудий.

В 9 часов утра 8 сентября 2 колонны французов и турок под командованием Боске перешли в наступление и быстро заняли деревню Улукул и господствующую высоту на левом фланге русских войск. Тем самым было обеспечено развертывание дивизии Боске во фланг и тыл Белостокскому и Брестскому полкам, а также резервному Минскому полку. В это время остальные войска союзной армии выстроили боевой порядок для атаки.

С выгодных позиций, при поддержке судовых орудий, французы расстреливали цепи атакующих русских. В таких условиях англичане и еще три французские и одна турецкая дивизии, несмотря на тяжелые потери, понесенные при форсировании р. Альма, смогли начать успешные действия с фронта. Бородинский, Казанский и Владимирский полки, ведомые генералами князем Горчаковым и Квицинским, пытались штыковыми атаками оттеснить противника к реке. Однако, попав под перекрестный огонь, вынуждены были отступить под прикрытием Суздальского и Углицкого полков. Наступление союзных войск было остановлено лишь усилиями Волынского полка, гусар и казаков. Однако потери русских войск были столь велики, что они были вынуждены отступить к Севастополю.

Основные причины поражения русской армии следующие. Двойное превосходство противника в силах, важное преимущество в вооружении, неиспользование русскими войсками всех средств фортификации в целях возможного усиления позиции, недостаточность разведки, не выяснившей возможности обхода левого фланга, отсутствие наблюдения за флангами и за движением неприятельских колонн и, наконец, разрозненность в действиях частей нашего боевого порядка, не имевших общего руководства и предоставленных самим себе.

Союзные войска, также понеся большие потери, отказались от их преследования. Всего в сражении на Альме союзники потеряли 4 300, русские — 5 700 человек. Сражение показало полное преимущество нарезного оружия (штуцеров) и рассыпного строя легкой пехоты перед гладкоствольным оружием, сомкнутыми колоннами и развернутыми линиями, использовавшимися в боевых порядках русской армии. В сражении на Альме русские войска впервые стихийно применили новый боевой порядок —стрелковую цепь.

Использованы материалы книги: «Сто великих битв», М. «Вече», 2002

Источник

Кратко про детали и итоги сражения при Альме в 1854-м

Долгой памяти заслуживают не только выигранные бои. Возможно, проигранные стоит помнить даже лучше – чтобы делать выводы и не повторять ошибок. Альминское сражение 1854 года, произошедшее на реке Альма, было первой большой битвой Крымской войны, сразу продемонстрировав слабости и преимущества противоборствующих соперников. Вот только итого правильные сделали не все.

Щит Севастополя и всего Крыма

В Крымской войне русская армия сразу оказалась в невыгодных условиях в сравнении с войсками вражеской коалиции. На то был ряд причин, которые возникли далеко не в 1854 году:

  1. Севастополь – главная военная база России на Черном море – совершенно не имел укреплений с суши. В случае нападения он буквально напрашивался на обходной маневр и почти ничего не мог ему противопоставить.
  2. Укрепления с морской глади были хороши, но флот – безнадежно устаревший. Деревянные парусники не могли тягаться с паровыми броненосцами и обеспечить поддержку с воды.
  3. На вооружении пехоты тоже было безнадежное старье. Прав оказался лесковский Левша – вот не надо чистить ружья кирпичом. Французская же и особенно английская группы вооружили большую часть солдат дальнобойным и точным нарезным оружием.
  4. Общая численность войск в Крыму тоже была неудовлетворительной. Наши в несколько раз уступали союзникам по числу как военных, так и артиллерии.
Читайте также:  Красивый берег реки в москве

В этих условиях главнокомандующий князь Меншиков (родной правнук светлейшего Алексашки Даниловича, правой руки Петра Великого, но тут природа решила расслабиться на родственниках) должен был как-то помешать высадившимся у Евпатории противникам сходу обходным маневром овладеть Севастополем. Этой цели и должно было служить сражение на реке Альма. Свою задачу отечественная армия выполнила, но далеко не в полной мере.

Первая битва при Альме

Альминская битва 1854 г. выступила первой крупной стычкой противоборствующих групп на суше. Выбранная штабом Меншикова стратегия на берегу Альмы была неплоха (войска прикрывались рекой с лишь одним пригодным для артиллерии мостом, в тылу начинались холмы, позволявшие долго удерживать оборону), но не идеальна.

Командующий ослабил левый фланг, расположение не позволяло получить поддержку своего флота (а оппонент мог рассчитывать на собственный), да и фронт получился сильно растянутым. Это было тем более опасно, что россиян сражалось почти вдвое меньше союзников (35 тыс. человек и 84 орудия против 60 и 144 соответственно), а фортификационных работ на позициях почти не проводилось.

Битва состоялась 7-8 сентября 1854 года. В ней были как герои, так и трусы и даже предатели с обеих сторон. Победила однозначно коалиция – наши отступили со своих оборонительных точек. Однако победа оказалась неполной, продвижение союзников замедлилось, а Севастополь успел подготовиться к осаде. Взять его штурмом с налета не удалось (вспомните Первую оборону).

История Альминского сражения прославила солдат Владимирского полка. Он не только много часов сдерживал наступление превосходящих сил, но и не единожды поднимался в контратаку. Отличились Казанский и отдельные батальоны Минского и Московского полков. Но Угличский егерский отступил без команды, ушли и некоторые роты вышеупомянутых подразделений. Выгодный с точки зрения обороны Телеграфный холм не был укреплен – французы взяли его без боя.

Не нужно недооценивать и врага. Французские военачальники Сент-Арно и Боске со своими бойцами, а также уэльские фузилеры из Британии показали себя противниками, от которых не стыдно потерпеть поражение.

Ныне на Альминском поле установлен памятник – его поставили к 30-летию сражения, в 1884 г. Имеется также отдельный монумент героям-владимирцам и мемориал бойцам-фузилерам (достойного оппонента тоже надо уважать).

Альминские легенды из прошлого

Альминское сражение 1854 года породило несколько стойких исторических легенд. В частности, говорят, что подопечные генерала Боске, подступая слева к россиянам, вынуждены были задержаться из-за того, что обещанные им в помощь английские части проспали.

Источник

Альминское сражение Крымская война

Альминское сражение, определившее дальнейшее развитие Крымской войны, было одной из первых проигранных русскими битв этого периода. Оно показало, что долго помнить надо не только победы, но и неудачи, чтобы впредь не повторять сделанные ошибки.

Предпосылки

Николай I (1796–1855), император России, считал себя истинно верующим человеком и был уверен, что православие должно пользоваться преимуществом среди других конфессий. И его возмутил тот факт, что Турция передала католикам юрисдикцию над некоторыми христианскими храмами в Иерусалиме. Императору претило нарушение древней традиции, по которой Османская империя признавала русского государя как покровителя всех христиан на этих землях. Поэтому Николай I специально стал обострять отношения с Портой, что послужило поводом для войны.

Главной официальной целью развязанных военных действий, которые были названы Крымской войной, являлось ослабление Российской империи на юге, у Черного моря. Военные действия были развязаны Великобританией и Францией, которые поддерживали османскую Порту, объединившись в военную коалицию. После того как Россия не стала выводить свою армию с территории Дуная и отказалась вести переговоры со Стамбулом, основные силы коалиции направились к берегам Крыма.

Крымская война велась не только у черноморского побережья: бои шли в Балтийском бассейне, в придунайских землях, даже на Дальнем Востоке. Задача была одна – ослабление русского флота, в основе своей сосредоточенного на Черном море. Это было выгодно Турции, многовековой противнице России, а также Англии и Франции, страстно желающим получить полное морское господство.

Евпатория сдана без боя

Силы коалиции попытались высадиться на территории русского Причерноморья, но не смогли. Однако в Крыму не оказалось достаточной защиты. Дело в том, что, зная о подготовке операции по высадке десанта на полуостров и атаке на Севастополь, князь Меньшиков почти ничего не предпринял для сопротивления.

Генерал-адъютант Александр Меньшиков был в то время главнокомандующим русскими войсками на Крымском полуострове, куда прибыл по собственной инициативе, чтобы заняться обороной Севастополя. Однако не смог получить необходимое количество сил, поэтому войска коалиции 14 сентября 1854 г. смогли высадиться на берегах Евпатории. Город был занят без боя.

Это было стратегическим упущением русской армии, так как на землю Крыма смогли сойти более 60 000 бойцов, пешим ходом продолживших продвижение на Севастополь. В городе, идеально укрепленном со стороны моря, слабым местом была суша. Об этом знало командование обеих сторон. Если войско союзников атакует сразу, то русским ничего не останется, кроме как сдать Севастополь.

На подступах к Севастополю

Меньшиков предпринял единственный верный шаг: задержать движение войск коалиции на подступе. Положение для битвы было выбрано самое удобное – долина реки Альма. Ближайший населенный пункт – село Бурлюк (Вилино), находившееся на полпути между Евпаторией и Севастополем. В этом месте, хорошо подготовившись, можно было остановить противника даже с меньшей армией: у русских насчитывалось 34 000 солдат и 96 орудий, а у союзников – 55 000 и 120 орудий.

Подготовка к сражению на реке Альме

Готовясь к битве, русский генерал учел достоинства позиции. Именно здесь можно было задержать вражеские силы, а то и совсем остановить их продвижение вглубь страны. Правый берег Альмы был гораздо ниже левого, где находились силы Российской империи. Это давало преимущества при обороне. А тыл был защищен высотами, куда можно было при надобности отступить и открыть новую границу обороны.

Однако на деле этих преимуществ оказалось мало. Левый фланг русских был защищен плохо, так как был недалеко от черноморского побережья, уже оккупированного флотом коалиции. Чтобы не попасть под артиллерийский обстрел с моря (он был, но не такой катастрофический, как мог бы), Меньшиков отвел левый фланг от берега, этим дал врагу обойти позицию.

На том месте находилась возвышенность, называемая Телеграфным холмом. Она могла стать хорошим препятствием, если бы ее заранее укрепили и подготовили. Но этого не состоялось. Также недостаточно подготовленными оказались центр войска и правый фланг: они успели лишь выкопать несколько траншей и выстроить большой редут.

Меньшиков рассчитывал на то, что силы союзников окажутся перед естественными преградами и начнут лобовую атаку высокого берега – это даст преимущества для русских воинов.

Однако военачальники неприятеля – маршал Франции Арман де Сент-Арно и английский генерал Джеймс Сомерсет, – узнав данные разведки, также прикинули свои преимущества в создавшейся ситуации. Был приказ выступать одновременно в трех направлениях, начиная с левого фланга, совершить обход и напасть на русских с тыла.

Начало конца

Французские и британские пехотинцы бросились штурмовать Телеграфный холм, а там никого нет. Этот участок обороны находился в командовании генерал-лейтенанта Василия Кирьякова, командира 17-й пехотной дивизии.

Кирьяков вошел в историю благодаря тому, что накануне битвы сказал: мол, мы врага шапками закидаем. А на самом деле, увидев среди утреннего тумана движение неприятельских войск, отдал приказ к отступлению. «Героизм» Кирьякова помог русской армии потерять самую удобную оборонную позицию, а противникам – занять холм и вести оттуда ружейный и артиллерийский огонь.

Почти все пехотинцы Британии и Франции имели на вооружении нарезные штуцеры с высокой дальностью выстрелов, что создавало угрозу даже для центра русской армии. Меньшиков предпринял контратаку, но и это не изменило ситуацию.

Союзники оттеснили русских на левом фланге и открыли оттуда огонь по центральной части. Полки, удерживающие центр, дрогнули. Если бы не огонь с фланга, они бы долго сдерживали наступление союзников около моста, но такая возможность пропала.

Дальнейший ход битвы

Правый фланг обороны дольше всего сдерживал атаку иноземцев. Сейчас на этом месте поставили мемориал «Поле Альминского сражения». Казанский полк был повержен, оставляя большой редут, но в этот момент со штыками наперевес союзников атаковали солдаты Владимирского полка и выбили врага с редута. Велика заслуга командующих частями правого фланга – генерала-лейтенанта Онуфрия Квицинского и генерала инфантерии Петра Горчакова.

Вечером Меньшиков отдает приказ отступать, чтобы не подвергать армию полному уничтожению. По воспоминаниям очевидцев со стороны солдат коалиции, среди русских было великое множество убитых и раненых, но, несмотря на это, они шли твердым шагом, неся все свои знамена, под плотным огнем вражеских орудий. Ни одного знамени не было оставлено на поле боя.

Итоги сражения

Несмотря на отступление русских, противники не отдали приказ о преследовании.

  • Союзники также потеряли большую часть войска: потери русских были примерно от 3000 до 5000 человек, а союзников – около 4500 человек.
  • Командующие думали, что это был всего лишь авангард русской армии, а остальные силы стоят на отдалении.

Согласно логике военных, так и должно было быть. Но царь не стал отдавать приказ о перебросе в Крым подкреплений с Дуная и сил, которые без дела находились на севере России. Поэтому войско Меньшикова было на тот момент единственным в Крыму. Коалиция узнала об этом, но было поздно, к тому же нужно было подготовиться к дальнейшему походу на Севастополь: наладить снабжение в тылу, разведать ситуацию и накопить силы.

Плюсы проигранной битвы

Все же, как рассчитывал князь Александр Меньшиков, войска коалиции на какое-то время были остановлены. И это промедление позволило лучше укрепить оборону Севастополя со стороны суши и подготовиться к встрече неприятеля. Историки считают сражение на Альме прелюдией к обороне Севастополя, когда героизм и самоотречение русского народа позволили продержаться городу 349 дней.

Источник