Меню

Самое крупное озеро тянь шаня



LiveInternetLiveInternet

Ссылки

Музыка

Видео

Фотоальбом

Цитатник

Томар, Португалия. Монастырь тамплиеров, твердыня ордена Христа. В центральной Португалии.

Собор в Солсбери, шедевр английской готики. Собор Девы Марии в Солсбери .

Самый большой боевой двуручный меч пирата «Большого Пьера» .

Ужгородский замок Ужгородский замок входит в число наиболее сохранившихся замков Закарпат.

Бонифачо, корсиканская жемчужина. Ранее мы уже рассматривали .

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

ОЗЕРО ТЯНЬЧИ В ГОРАХ ТЯНЬ-ШАНЯ

ОЗЕРО ТЯНЬЧИ В ГОРАХ ТЯНЬ-ШАНЯ.

1 (500x329, 174Kb)

Горы Тянь-Шань – одна из семи горных систем мира, расположенная в Центральной Азии на территории четырёх стран: Кыргызстана, Китая, Казахстана и Узбекистана. Горы Тянь-Шань в Синьцзяне занимают площадь в 5759 кв. км. Здесь находятся вершины Томур, степи Калацзюнь-Куэрдэнин, Баянбрукский заповедник и Богдо-Ула. Главные реки в регионе – Сырдарья, Чу, также река Или – все они берут свое начало в горах Тянь-Шань.

2 (500x331, 192Kb)

Синьцзян разделен горами Тянь-Шань на две части: южную Таримскую котловину и северную — Джунгарскую впадину. Два бассейна сильно отличаются друг от друга. Котловина Тарим окружена высокими горами, здесь преобладают пустыни, сухой и континентальный климат. А в Джунгарской впадине, благодаря воздушным течениям из морей Атлантического океана и Северного Ледовитого океана, климат сравнительно влажный; здесь расположены плодородные луга, где развивается скотоводство. В месте Карамай, в 320 км к северо-западу от Урумчи было обнаружено одно из самых больших в Китае месторождений нефти.

В систему Тянь-Шаня входит более тридцати вершин высотой более 5 тысяч метров, в том числе пик Богдо-Ула высотой 5445 м над уровнем моря. Снега здесь лежат круглый год на высоте более 3800 м над уровнем моря, поэтому эти горы также называют «морем снега».

3 (500x298, 197Kb)

На склонах хребта Богдо-Ула на высоте в 1900 м расположено озеро Тяньчи, глубина озера доходит до 90 м. Озеро Тяньчи сформировалось в результате движения ледника. Вода в озере поразительно чистая и прозрачная, а пейзаж по берегам – густые хвойные леса в окружении заснеженных горных пиков – привлекает туристов.

Озеро Тяньчи находится в 100 км от Урумчи, административного центра Синьцзян-Уйгурского автономного района.

Белоснежные горные пики отражаются в прозрачной, как зеркало, глади озера, окруженного хвойными лесами. В древности Тяньчи носило название «Яочи» (Нефритовое озеро). Согласно легенде, в этом озере совершала омовение богиня Сиванму. Озеро, протянувшееся с юго-востока на северо-запад, находится на высоте 1980 м над уровнем моря. Протяженность озера в длину 3,3 км, в ширину в самом широком месте 1,5 км. Наибольшая глубина достигает примерно 150 м, образовалось оно в ледниковый период.

4 (500x333, 268Kb)

Озеро Тяньчи возникло около 200 тыс. лет назад. Ледник принес с собой гравий и песок, ледник создал долины и озера. Некогда сама долина Тяньчи также была занята огромным ледником. Позднее, когда климат стал более теплым, ледник начал таять, так долина превратилась в озеро.

В эпоху династии Цин (1644-1911 гг.) озеро было переименовано в «Тяньчи», что означает «небесное зеркало, святое озеро». Сказочно красивый пейзаж Тяньчи оправдывает это название. Вода в озере, образовавшаяся от таяния высокогорного снега, исключительно чиста и прозрачна.

5 (500x270, 141Kb)

Этот край особенно красив в разгар лета, когда вокруг озера ковром расстилается трава, распускаются цветы, а сквозь толщу голубой воды видно дно озера. Даже в самые жаркие дни температура воды в озере довольно низкая.

К юго-востоку от озера возвышается пик Богда, что в переводе с монгольского языка означает пик Священного духа, или Небесный пик, он достигает высоты 5445 м. По обе стороны от него стоят еще две вершины. Со стороны озера Тяньчи можно увидеть все три пика, стоящие один к одному, подобно гигантскому перу, вонзенному в плотные облака. Ледники и вечные снега на вершинах, искрящиеся серебром, в сочетании с голубыми и кристально-чистыми водами озера Тяньчи, создают удивительный природный ландшафт.

6 (500x268, 184Kb)

В горах вокруг озера Тяньчи встречаются различные виды белого лотоса (Saussureainvolucrata). В вечных снегах обитают снежные куропатки, в еловых лесах произрастают различные виды грибов и трав, такие как даншэнь (Codonopsispilosula), монгольский астрагал и тунбергова фритиллярия. В долинах можно встретить редкие виды животных и птиц, в озере водится рыба, а на его берегах гнездятся водоплавающие птицы.

Недавно в горах Тянь-Шань были обнаружены наскальные рисунки. Впервые в Китае была открыта наскальная живопись, изображающая птиц, запряженных в повозки лошадей, подобие топографических карт. Некоторые изображения птиц высечены на камне, другие рисунки как бы выточены и отшлифованы на скале. Наскальная живопись – сравнительно редкое явление в Китае. Как полагают исследователи, судя по изображению повозок, рисунки были выполнены около 3 тыс. лет тому назад. Следует также отметить, что в 5 км от скалы археологи обнаружили новые рисунки и фрагменты керамики эпохи неолита.

7 (500x313, 259Kb)

Говорят, что лучше всего отправляться Тяньчи либо летом, когда все вокруг цветет, либо зимой, когда озеро полностью замерзшее. Несмотря на достаточно близкое расположение города, это место абсолютно недосягаемо для смога.

Источник

Кольсайские озера: жемчужина Северного Тянь-Шаня

Горная система Тянь-Шаня окружена уникальными озерами, которые придают этому региону невероятный вид. Красоты местной природы никого не оставляют равнодушным: в течение одного дня здесь можно побывать во всех ландшафтных и климатических зонах, от песчаных пустынь и степей в предгорьях до вечных ледников и высочайших горных вершин. А жемчужиной северного Тянь-Шаня по праву называют знаменитые Кольсайские озера, которые ничем не уступают горным водоемам Альп. Изумрудная водная гладь в окружении монументальных скал навсегда останется в памяти любого путешественника.

Алматинская область по площади немного меньше, чем Великобритания, но в ней сконцентрировано столько живописных мест, что любознательный турист рискует задержаться здесь надолго. Одних только туристических объектов в области более 2,5 тыс.! В прошлом году эти места посетили свыше 1,5 млн человек.

Один из самых популярных маршрутов – ущелье Кольсай. В результате оползней здесь образовались три удивительных озера, каждое из которых – настоящее чудо природы. Добираться сюда несложно – озера находятся в 300 километрах от Алматы. Ехать нужно по Кульджинской трассе до поселка Кокпек, затем свернуть направо и двигаться к поселку Саты. В Саты, кстати, готовы к приему посетителей, там есть гостиницы, гостевые дома, кемпинги. Если до первого озера есть дорога, и до него можно доехать на машине, то до второго и третьего озер добраться получиться только пешком или на лошадях. Для конной прогулки лошадей предоставят лесники.

Туристам местные жители часто рассказывают легенду об этих озерах: раньше в ущелье жили две семьи. Одна – богатая, другая – чуть скромнее, но семьи дружили. В богатой семье были три дочки, а в бедной – сын. Дети всегда вместе играли и никогда не ругались. Потом они выросли, девочки превратились в красавиц, мальчик стал смелым юношей. Пришло время девушкам выходить замуж, и все трое, в тайне друг от друга, рассказали отцу, что хотят замуж только за этого юношу, и ни за кого другого! И тогда понял отец, что найти выход непросто. Если он позволит одной своей дочери выйти замуж за этого юношу, то другие две опечалятся и уже не будет больше прежнего мира и счастья в семье. Долго думал он, как поступить, и в конце концов обратился за помощью к богу. Бог тоже подумал и решил превратить трех девушек в прекрасные озера, а юношу – в большой, чистый ручей, который соединял бы собой все три озера. Таким образом, Всевышний навсегда соединил все любящие сердца. Теперь словно на прозрачную нить реки нанизаны три Кольсайских озера, поражающие своей красотой. «Кольсай» переводится с казахского как «ущелье озер»: «коль» – «озеро», «сай» – «ущелье».

Кольсайские озера очень глубоки, в некоторых местах – до 80 метров. В летний период температура воды составляет +10 градусов. Кристально чистая изумрудная вода озер пресная. Дно местами пологое, без скальных выступов.

Первый Кольсай (на карте он назван нижним) находится на высоте 1 818 метров над уровнем моря. Длина его 1 километр, ширина – около 300 метров. Любители комфорта могут переночевать здесь в гостевых домиках. Здесь же можно взять напрокат лодку и рыболовные снасти. В кристально чистой голубой воде водится немало живности, в ее числе и королевская рыба – радужная форель. Ее когда-то доставили из Чехословакии и попытались развести для «царских рыбалок» коммунистических чиновников высшего звена. Для них тут же, на плотине, был построен охотничий домик со штатом специальных егерей. В советские времена в ущелье никого не пускали. Теперь же любой желающий может посидеть на берегу Кольсая и полюбоваться тем, как всплески озерных обитателей нарушают тишину зеркальной глади озера.

Если подняться выше на пять километров, увидишь большое и невероятно красивое второе озеро. Оно находится на высоте 2 552 метра над уровнем моря. Озеро необычайно живописное, словно чаша из бирюзового хрусталя в ладонях гор. Гостевых домиков здесь нет, но зато здесь можно ощутить всю романтику горного туризма – с палаткой и костром под ночным звездным небом.

Верхний Кольсай, по сравнению с двумя первыми – самое маленькое и самое холодное озеро. Оно расположено на 400 метров выше второго озера, на высоте 2 900 метров над уровнем моря. Подниматься сюда с рюкзаком не просто, но оно того стоит: именно отсюда открывается шикарный вид на голубой Иссык-Куль! Ведь до границы с соседним Кыргызстаном остается всего ничего: около шести километров.

Все три озера между собой соединяет горная тропа, она хорошо протоптана многочисленными туристами. И все время путников сопровождает журчащая речка.

Озера находятся на территории государственного национального природного парка, поэтому на склонах иногда можно увидеть медведя, дикого кабана, рысь, волка, лису, зайца или барсука.

Флора парка также очень интересна и разнообразна. Здесь растут практически все виды растений. Встречаются 12 видов краснокнижников – ковыль кунгейский, адонис золотой, арча казачья, ели Шренка и др. Есть и очень редкие растения, например эдельвейс. Эдельвейс – горный цветок, о котором ходят легенды, растет он на самых вершинах гор.

Теплый сезон продолжается с мая по октябрь, это идеальное время, чтобы отдохнуть от городского шума и суеты. Что может быть лучше, чем наслаждаться свежим горным воздухом, который пропитан ароматами душистых трав, и удивительным видом кристально чистых глубоких прохладных озер, в которых отражаются вечные горы и бездонное небо?

Читайте также:  Кольский полуостров озеро черное

Источник

ТЯНЬ-ШАНЬ

ТЯНЬ-ШАНЬ (кит. – Не­бес­ные го­ры), гор­ная сис­те­ма в Сред­ней и Цен­траль­ной Азии, в Кир­ги­зии, Ка­зах­ста­не и Уз­бе­ки­ста­не, а так­же в Ки­тае, в Синь­цзян-Уй­гур­ском ав­то­ном­ном рай­оне. Про­тя­ги­ва­ет­ся с за­па­да на вос­ток на 2450 км при ши­ри­не до 400 км. На се­ве­ре Т.-Ш. ог­ра­ни­чен Илий­ской и Джун­гар­ской кот­ло­ви­на­ми. Во­прос о юж. гра­ни­це дис­кус­сио­нен: мно­гие рос. ис­сле­до­ва­те­ли (И. С. Щу­кин, Н. А. Гвоз­дец­кий, М. А. Гла­зов­ская, В. М. Чу­па­хин и др.) про­во­дят её по Фер­ган­ской кот­ло­ви­не, другие (Э. М. Мур­за­ев, Е. Я. Ранц­ман и боль­шин­ст­во гео­ло­гов) – по Алай­ской кот­ло­ви­не, вклю­чая Тур­ке­стан­ский, Зе­рав­шан­ский, Гис­сар­ский и Алай­ский хреб­ты в Т.-Ш.; ино­гда вклю­ча­ют хре­бет Джун­гар­ский Ала­тау. Выс­шая точ­ка Т.-Ш. 7439 м – пик По­бе­ды.

Рельеф

В Т.-Ш. вы­де­ля­ют: Се­вер­ный Т.-Ш. – Чу-Илий­ские го­ры, Кир­гиз­ский хре­бет, Заи­лий­ский Ала­тау (выс. до 4978 м, пик Тал­гар), Кюн­гёй-Ала-Тоо, Кет­мень; За­пад­ный Т.-Ш. – Ка­ра­тау, Та­лас­ский Ала­тау (выс. до 4484 м) с от­хо­дя­щи­ми от не­го суб­ме­ридио­наль­ны­ми Пскем­ским, Угам­ским, Чат­каль­ским (выс. до 4503 м) и Ку­ра­мин­ским хреб­та­ми, а так­же Фер­ган­ский хре­бет (выс. до 4818 м); к вос­то­ку от Фер­ган­ско­го хреб­та и к югу от Ис­сык-Куль­ской кот­ло­ви­ны рас­по­ло­жен Внут­рен­ний Т.-Ш. с хреб­та­ми Тер­скей-Ала-Тоо (выс. до 5216 м), Мол­до-Тоо, Дже­тим, Ат-Ба­шы и др., че­ре­дую­щи­ми­ся с кот­ло­ви­на­ми, дни­ща ко­то­рых на выс. от 1000 м на за­па­де до 3600 м на вос­то­ке. К вос­то­ку от мас­си­ва Ак-Шый­рак на­хо­дит­ся са­мый вы­со­кий Цен­траль­ный Т.-Ш. с хреб­та­ми Как­ша­ал-Тоо, Са­ры-Джаз, Ме­ри­дио­наль­ный и др. Вос­точ­ный Т.-Ш. пред­став­лен дву­мя це­пя­ми хреб­тов: на се­ве­ре – Бо­ро-Хо­ро, Эрэн-Ха­бир­га (Ирен-Ха­быр­га), Бо­гдо-Ула (выс. до 5445 м), Бар­кёль­таг и др.; на юге – Ха­лык­тау (выс. до 6357 м), Бо­ро-Хо­тан, На­рат, Сар­мин-Ула и др. У под­но­жия хреб­тов Вос­точ­но­го Т.-Ш. ле­жат Та­рим­ская, Ха­мий­ская и Тур­фан­ская впа­ди­ны (155 м ни­же уров­ня мо­ря).

Для рель­е­фа Т.-Ш. ха­рак­тер­ны ши­рот­но и суб­ши­рот­но вы­тя­ну­тые хреб­ты, не­ред­ко асим­мет­рич­ные, раз­де­лён­ные на раз­ных вы­со­тах меж­гор­ны­ми до­лина­ми и кот­ло­ви­на­ми (круп­ней­шие – Фер­ган­ская, Ис­сык-Куль­ская, Баг­раш­кёль­ская). Чёт­ко вы­ра­же­на вы­сот­ная по­яс­ность рель­е­фа.

Хол­ми­сто-ува­ли­стые пред­го­рья (ады­ры) на за­па­де и сту­пен­ча­тые (при­лав­ки) на се­ве­ре сме­ня­ют­ся рас­чле­нён­ны­ми низ­ко­горь­я­ми, мес­та­ми с ланд­шаф­та­ми ти­па бед­ленд, вы­ше – кру­тос­клон­ные эро­зи­он­ные сред­не­го­рье и вы­со­ко­го­рье с пи­ка­ми-кар­лин­га­ми, цир­ка­ми, ка­ра­ми, тро­га­ми и мо­рен­ны­ми гря­да­ми. Глу­би­на до­лин до 2,5 км. Во Внутр. и Центр. Т.-Ш. ши­ро­ко раз­ви­ты древ­ние по­верх­но­сти вы­рав­ни­ва­ния, окайм­лён­ные плос­ко­вер­хи­ми хреб­та­ми и пред­став­лен­ные вы­со­ко рас­по­ло­жен­ны­ми дни­ща­ми до­лин (в т. ч. с озё­ра­ми и бо­ло­та­ми) с хол­ми­сто-мо­рен­ным рель­е­фом и лу­га­ми (т. н. сыр­ты – Са­ры-Джаз­ские, Ара­бель­ские и др.). Вы­ше 3200 м по­все­ме­ст­ны мно­го­лет­не­мёрз­лые по­ро­ды (до 60% пл. вы­со­ко­гор­ных до­лин) мощ­но­стью ок. 100 м (Ча­тыр-Кёль­ская кот­ло­ви­на). Ти­пич­ны мерз­лот­ные фор­мы рель­е­фа: тер­мо­кар­сто­вые за­па­ди­ны, со­лиф­люк­ци­он­ные тер­ра­сы и т. д. Хреб­ты час­то пе­ре­се­ка­ют­ся ан­те­це­дент­ны­ми до­ли­на­ми рек, об­ра­зую­щих ска­ли­стые кань­о­ны: Как­ша­ал (Та­уш­кан­да­рья; дли­ной 30 км), Ат-Ба­шы, Му­зарт и др. Жи­во­пис­ны гор­ные уще­лья: Ала-Ар­чин­ское, Ке­ге­тин­ское, Ак-Суй­ское, Бо­ом­ское и др. Не­ред­ко уз­кие уще­лья со­че­та­ют­ся с пло­ски­ми за­бо­ло­чен­ны­ми пой­ма­ми (са­за­ми). Мно­го ви­ся­чих до­лин. Вдоль под­но­жий ти­пич­ны ал­лю­ви­аль­но-про­лю­ви­аль­ные ко­ну­сы вы­но­са. Мес­та­ми раз­вит карст: во­рон­ки (до 80 на 1 км 2 в Угам­ском хре­б­те), пе­ще­ры в хреб­тах Ка­ра­тау (Ка­ра­сай­ская, Ал­тын­сай­ская), Чат­каль­ском (Ход­жи­кент­ская) и др. Час­ты сейс­мо­об­ва­лы и ополз­ни (объ­ё­мом до 250 млн. м 3 ), за­пруд­ные озё­ра, про­рыв ко­то­рых при­во­дит к круп­ней­шим се­лям, вы­но­ся­щим до 3 млн. м 3 рых­ло­го ма­те­риа­ла (оз. Жа­шил-Кёль, 1966). Ак­тив­ны ла­ви­ны (круп­ней­шие ла­ви­ны – до 6 млн. м 3 – ха­рак­тер­ны для Зап. Т.-Ш.), а так­же об­валь­но-осып­ные и эро­зи­он­ные про­цес­сы.

Геологическое строение и полезные ископаемые

Тянь-Шань­ская по­кров­но-склад­ча­тая сис­те­ма вхо­дит в со­став Ура­ло-Oхотского под­виж­но­го поя­са. На се­ве­ре она ог­ра­ни­че­на Ка­зах­стан­ско-Се­ве­ро­тянь­шань­ским мас­си­вом, на юге – Та­рим­ской плат­фор­мой и Па­мир­ской об­ла­стью, на за­па­де струк­ту­ры Т.-Ш. по­гру­жа­ют­ся под че­хол Ту­ран­ской пли­ты, на вос­то­ке сре­за­ют­ся Джун­гар­ским сдви­гом. Круп­ный Та­ла­со-Фер­ган­ский раз­лом сев.-зап. про­сти­ра­ния раз­де­ля­ет склад­ча­тую сис­те­му на зап. и вост. час­ти. На се­ве­ре склад­ча­тые струк­ту­ры име­ют сев.-зап. и суб­ши­рот­ное про­сти­ра­ние, на юге суб­ши­рот­ное. По осо­бен­но­стям гео­ло­гич. строе­ния Tянь-Шань­ская си­сте­ма под­раз­де­ля­ет­ся на Се­вер­ную (ка­ле­дон­скую), Сре­дин­ную (ка­ле­дон­ско-гер­цин­скую) и Юж­ную (гер­цин­скую) ме­га­зо­ны.

Северная мегазона

Се­вер­ная ме­га­зо­на пред­став­ля­ет со­бой ак­ти­ви­зи­ров. часть Ка­зах­стан­ско-Се­ве­ро­тянь­шань­ско­го мас­си­ва (мик­ро­кон­ти­нен­та в древ­нем Па­лео­ази­ат­ском океа­не). Сев. и Сре­дин­ную ме­га­зо­ны раз­де­ля­ет Кир­гиз­ско-Тер­скей­ская су­ту­ра (шов од­но­им. древ­не­го океа­нич. бас­сей­на, от­вет­вляв­ше­го­ся от Па­лео­ази­ат­ско­го океа­на). В Сев. Т.-Ш. на ран­не­до­кем­брий­ском фун­да­мен­те за­ле­га­ют ри­фей­ские тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ные тол­щи, пе­ре­кры­тые ос­нов­ны­ми вул­ка­ни­та­ми и крем­ни­сты­ми слан­ца­ми верх­не­го ри­фея и венд­ской мо­лас­сой. В юж. час­ти ме­га­зо­ны рас­про­стра­не­ны венд-ран­не­кем­брий­ские офио­ли­ты и сред­не­кем­брий­ско-ор­до­вик­ские вул­ка­ни­ты и тер­ри­ген­ные тол­щи. Океа­нич. бас­сейн, раз­де­ляв­ший Сев. и Сре­дин­ный Т.-Ш. в кон­це до­кем­брия – на­ча­ле па­лео­зоя, замк­нул­ся в позд­нем ор­до­ви­ке, при этом про­изош­ла склад­ча­тость, за­вер­шив­шая­ся в си­лу­ре вне­дре­ни­ем ог­ром­ных гра­нит­ных ин­тру­зи­вов. B гер­цин­ский этап в раз­ных мес­тах на­ка­п­ли­ва­лись на­зем­ные вул­ка­ни­ты, крас­но­цвет­ные и тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ные от­ло­же­ния.

Срединная мегазона

Сре­дин­ная ме­га­зо­на наи­бо­лее чёт­ко про­сле­жи­ва­ет­ся в Кир­ги­зии, к вос­то­ку от Та­ла­со-Фер­ган­ско­го раз­лома; от Юж. ме­га­зо­ны от­де­ля­ет­ся Ат-Ба­шы-Эн­гиль­чек­ской офио­ли­то­вой су­ту­рой; на тер­ри­то­рии Ки­тая вы­кли­ни­ва­ется. Сре­дин­ный T.-Ш. с вен­да или на­ча­ла кем­брия яв­лял­ся са­мо­сто­ят. мик­ро­кон­ти­нен­том в Па­лео­ази­ат­ском океа­не; его ран­не­до­кем­брий­ское ос­но­ва­ние вы­хо­дит на по­верх­ность к югу от оз. Ис­сык-Куль; вы­ше за­ле­га­ют конг­ло­ме­ра­ты вен­да, кар­бо­нат­ные, крем­ни­сто-гли­ни­стые и тер­ри­ген­ные от­ло­же­ния кем­брия – ор­до­ви­ка, си­лу­рий­ская мо­лас­са – ка­ле­дон­ский ком­плекс. В де­во­не по­сле за­кры­тия Кир­гиз­ско-Тер­скей­ско­го океа­нич. бас­сей­на и об­ра­зо­ва­ния еди­ной аг­ло­ме­ра­ции мик­ро­кон­ти­нен­тов Сев. и Сре­дин­но­го Т.-Ш. на по­след­нем сна­ча­ла на­ка­п­ли­ва­лась кон­ти­нен­таль­ная пе­ст­ро­цвет­ная тол­ща, за­тем – от­ло­же­ния кар­бо­нат­ной плат­фор­мы. К югу от Сре­дин­но­го Т.-Ш. в это вре­мя раз­ви­ва­лось Тур­ке­стан­ское ок­ра­ин­ное мо­ре; в кар­бо­не океа­нич. ко­ра это­го мо­ря ста­ла под­дви­гать­ся под ок­раи­ну Сре­дин­но­го Т.-Ш., где воз­ник вул­ка­но­п­лу­то­нич. по­яс, эво­лю­цио­ни­ро­вав­ший на про­тя­же­нии позд­не­го па­лео­зоя. Тур­ке­стан­ский бас­сейн за­крыл­ся в гер­цин­скую эпо­ху тек­то­ге­не­за. В пер­ми в Сре­дин­ном Т.-Ш. на­ка­п­ли­ва­лась мо­лас­са, фор­ми­ро­ва­лись рио­ли­то­вые иг­ним­бри­ты, ту­фы и ла­вы.

Южная мегазона

Юж­ная ме­га­зо­на име­ет ти­пич­ную по­кров­ную струк­ту­ру; над­ви­га­ние по­кро­вов про­ис­хо­ди­ло гл. обр. в юж. на­прав­ле­нии. За­ло­же­ние Юж. ме­га­зо­ны за счёт де­ст­рук­ции до­кем­брий­ской кон­ти­нен­таль­ной ко­ры про­изош­ло к на­ча­лу па­лео­зоя, о чём сви­де­тель­ст­ву­ет при­сут­ст­вие офио­ли­тов это­го воз­рас­та в со­ста­ве по­кро­вов. B си­лу­ре – 1-й пол. кар­бо­на на мас­си­вах с кон­ти­нен­таль­ной ко­рой (Алай­ский мик­ро­кон­ти­нент) на­ка­п­ли­ва­лись из­вест­ня­ки, на ко­ре океа­нич. ти­па – тер­ри­ген­ные тол­щи, флиш. На­ча­ло под­ня­тия и по­кро­во­об­ра­зо­ва­ния от­но­сит­ся к cepедине сред­не­го кар­бо­на, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют мощ­ные оли­сто­ст­ро­мы. Под­ня­тия уси­ли­лись в кон­це кар­бо­на и ран­ней пер­ми, ко­гда весь по­кров­ный ком­плекс был слож­но де­фор­ми­ро­ван и про­рван гра­ни­та­ми; в ты­лу склад­ча­той зо­ны воз­ник мо­лас­со­вый про­гиб (Фер­ган­ская впа­ди­на); позд­нее струк­ту­ру ос­лож­ни­ли круп­ные сдви­ги (в т. ч. Та­ла­со-Фер­ган­ский, ак­тив­ный до­ны­не). На край­нем юго-за­па­де ме­га­зо­ны вы­де­ля­ют Гис­са­ро-Алай­скую зо­ну (пе­ре­ме­ще­ние сход­ных по­кро­вов про­ис­хо­ди­ло в сев. на­прав­ле­нии), ты­ло­вой Ка­ра­куль­ский про­гиб и над­ви­ну­тый на не­го Юж­но-Гис­сар­ский ка­мен­но­уголь­но-перм­ский вул­ка­но­п­лу­то­нич. по­яс (на­ло­жен на сев. край Аф­га­но-Тад­жик­ско­го до­кем­брий­ско­го мас­си­ва).

По­сле гер­цин­ско­го тек­то­ге­не­за весь T.-Ш. был в осн. пе­не­п­ле­ни­зи­ро­ван. Го­ро­об­ра­зо­ва­ние, соз­дав­шее совр. вы­со­ко­гор­ный рель­еф, на­ча­лось в оли­го­це­не, осо­бен­но про­яви­лось в плио­це­не и чет­вер­тич­ном пе­рио­де; вы­зва­но рас­про­стра­не­ни­ем на­пря­же­ний сжа­тия на се­вер от об­лас­ти столк­но­ве­ния Ин­до­стан­ско­го бло­ка с Ев­ра­зи­ей. Од­но­вре­мен­но воз­ни­ка­ют мо­ло­дые склад­ча­то-над­ви­го­вые дис­ло­ка­ции, ме­ж­ду рас­ту­щи­ми под­ня­тия­ми фор­ми­ру­ют­ся Фер­ган­ская и Юж­но-Тад­жик­ская мо­лас­со­вые впа­ди­ны. Т.-Ш. со­х­ра­ня­ет тек­то­нич. под­виж­ность, вы­ра­жаю­щую­ся ин­тен­сив­ной сейс­мич­но­стью, ко­то­рая ха­рак­тер­на для мн. его рай­онов.

Полезные ископаемые

По­лез­ные ис­ко­пае­мые пред­став­ле­ны ру­да­ми по­ли­ме­тал­лов (Ка­ра­ма­зар­ская руд­ная про­вин­ция в Сев. Тад­жи­ки­ста­не и Вост. Уз­бе­ки­ста­не; ру­ды, по­ми­мо Pb и Zn, со­дер­жат Ag, Cu, Bi, Cd и др.), сурь­мы (ме­сто­ро­ж­де­ния Кадамджай­ское, Tерек-Cайское – Кир­ги­зия; Джи­жик­рут­ское, Кон­чоч­ское – Тад­жи­ки­стан), рту­ти (Xайдарканское, Чон­кой­ское – Кир­ги­зия), зо­ло­та (Му­рун­тау – Уз­бе­ки­стан; Кум­тор­ское, Тал­ды-Бу­лак­ское – Кир­ги­зия), ме­ди и мо­либ­де­на (Юж­но-Ян­ги­кан­ское – Тад­жи­ки­стан), оло­ва (Уч-Кош­кон­ское – Кир­ги­зия; Муш­ки­стон­ское – Тад­жи­ки­стан), вольф­ра­ма (Май­ху­рин­ское, Чopyx-Дай­рон­ское – Тад­жи­ки­стан), ура­на [Май­ли-Сай (Май­луу-Суу), Кад­жи-Сай и Ка­вак в Кир­ги­зии], же­ле­за, строн­ция. Име­ют­ся ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за (в Фер­ган­ской и Юж­но-Тад­жик­ской впа­ди­нах), уг­лей; мно­го­чис­лен­ны ме­сто­ро­ж­де­ния гор­но-хи­мич., ин­ду­ст­ри­аль­но­го сы­рья, при­род­ных стро­ит. ма­те­риа­лов.

Климат

Кли­мат кон­ти­нен­таль­ный и рез­ко кон­ти­нен­таль­ный, на юго-за­па­де с чер­та­ми суб­тро­пи­че­ско­го. Ха­рак­тер­на боль­шая про­дол­жи­тель­ность сол­неч­но­го сия­ния – до 2965 ч/год. Зна­чит. про­тя­жён­ность Т.-Ш., слож­ность рель­е­фа и боль­шие вы­со­ты обу­слов­ли­ва­ют вы­со­кую кон­тра­ст­ность тем­пе­ра­ту­ры и ув­лаж­не­ния. Ср. темп-ра ян­ва­ря из­ме­ня­ет­ся в пред­горь­ях от –3 °C на юго-за­па­де до –12 °C на се­ве­ре и –22 °C в вы­со­ко­го­рье; ср. темп-ра ию­ля со­от­вет­ст­вен­но от 26–28 °C, 22–24 °C и 5–10 °C; вы­ше 4500 м июль­ские темп-ры от­ри­ца­тель­ны. Боль­шие ам­пли­ту­ды го­до­вых и су­точ­ных тем­пе­ра­тур ти­пич­ны в до­ли­нах (до 86,8 °C в Чуй­ской до­ли­не) и кот­ло­ви­нах. Кли­мат на по­бе­ре­жье оз. Ис­сык-Куль бо­лее мяг­кий (зи­мой ок. –2 °C, ле­том до 18–22 °C). Го­до­вые сум­мы осад­ков умень­ша­ют­ся с за­па­да на вос­ток и с се­ве­ра на юг. На се­ве­ре мак­си­мум осад­ков при­хо­дит­ся на ле­то, на за­па­де и юго-за­па­де – на вес­ну, в сред­не­го­рье – на на­ча­ло ле­та. В пред­горь­ях вы­па­да­ет от 250 до 450 мм осад­ков в год. На скло­нах суб­ме­ри­дио­наль­ных хреб­тов (Угам­ский, Фер­ган­ский, Чат­каль­ский и др.) ко­ли­че­ст­во осад­ков 1000–1500 мм, на скло­нах суб­ши­рот­ных сев. хреб­тов (Заи­лий­ский Ала­тау, Кир­гиз­ский) до 1000 мм, в рай­оне Хан-Тен­гри св. 800 мм; во Внутр. Т.-Ш. – 200–400 мм/год. В за­суш­ли­вых кот­ло­ви­нах ко­ли­че­ст­во осад­ков воз­рас­та­ет обыч­но с за­па­да на вос­ток (в Ис­сык-Куль­ской кот­ло­ви­не от 100–120 мм до 400 мм и бо­лее с мак­си­му­мом в июле – ав­гу­сте). Ти­пич­ны ме­ст­ные гор­но-до­лин­ные вет­ры: улан на за­па­де и сан­таш на вос­то­ке Ис­сык-Куль­ской кот­ло­ви­ны, ко­кан­дец на за­па­де Фер­ган­ской кот­ло­ви­ны. Вы­со­та сне­го­вой ли­нии рас­тёт от пе­ри­фе­рий­ных хреб­тов к внут­рен­ним – от 3600–3800 м на се­ве­ре до 4000–4500 м на Хан-Тен­гри.

Оледенение

В вы­со­ко­го­рье Т.-Ш., гл. обр. в ин­тер­ва­ле вы­сот 3500–4500 м, раз­ви­то мощ­ное совр. оле­де­не­ние: св. 7700 лед­ни­ков об­щей пл. ок. 9000 км 2 . Ти­пич­ны ви­ся­чие, ка­ро­вые и до­лин­ные лед­ни­ки, ре­же – лед­ни­ки пло­ских вер­шин. Центр. Т.-Ш. – гл. центр оле­де­нения (пл. св. 4 тыс. км 2 ), где рас­по­ложен са­мый длин­ный лед­ник Т.-Ш. – Юж. Эн­гиль­чек (ок. 60 км), а так­же Сев. Эн­гиль­чек (32,8 км), Ка­ра-Джай­ляу (34 км), Кайын­гды (29,0 км) и др. Круп­ные уз­лы оле­де­не­ния: мас­сив Ак-Шый­рак, хреб­ты Как­ша­ал-Тоо, Заи­лий­ский Ала­тау и Тер­скей-Ала-Тоо, Эрэн-Ха­бир­га и Ха­лык­тау. Пло­щадь оле­де­не­ния за­мет­но со­кра­ща­ет­ся на сев.-вост. хреб­тах (от 1,1 до 2,4 км 2 /год) и во внутр. рай­онах – на 0,4 км 2 /год. С макс. ско­ро­стью (7–13,1 м/год) от­сту­па­ют до­лин­ные лед­ни­ки. Из­вест­но ок. 100 пуль­си­рую­щих лед­ни­ков, пре­им. круп­ных ден­д­ри­то­вых и слож­ных до­лин­ных.

Читайте также:  Ресторан у святого озера в шатуре

Поверхностные воды

Ре­ки Т.-Ш. на­чи­на­ют­ся на выс. св. 3000 м, где фор­ми­ру­ет­ся до 80–87% об­ще­го объ­ё­ма сто­ка, и впа­да­ют в озёр­ные бес­сточ­ные бас­сей­ны Ср. и Центр. Азии (Араль­ское м., оз. Бал­хаш) и во внутр. озёр­ные впа­дины (Ис­сык-Куль, Сонг-Кёль и др.). Часть рек об­ра­зу­ет «су­хие дель­ты», т. к. их во­ды про­са­чи­ва­ют­ся в ал­лю­ви­аль­ные от­ло­же­ния под­гор­ных рав­нин и раз­би­ра­ют­ся на оро­ше­ние. Осн. ре­ки от­но­сят­ся к бас­сей­ну Сыр­да­рьи (На­рын, Ка­ра­дарья с при­то­ка­ми Тар и Ка­ра-Куль­джа), Та­ла­са, Чу, Или [с ис­то­ка­ми Кю­нес (Кун­гес) и Те­кес и при­то­ком Каш], Ма­на­са, Та­ри­ма (Са­ры-Джаз, Узён­гю-Ку­уш, Та­уш­кан­да­рья, Му­зарт) и Кон­че­да­рьи. Са­мая длин­ная ре­ка в пре­де­лах Т.-Ш. – На­рын (807 км). Б. ч. рек име­ет сне­го­вое и лед­ни­ко­вое пи­та­ние, на до­лю ко­то­ро­го при­хо­дит­ся до 38,2% зи­мой, а ле­том до 80% (Та­рим). По ре­жи­му сто­ка ре­ки от­но­сят­ся к тянь-шань­ско­му ти­пу с дву­мя фа­за­ми: ве­сен­не-лет­не­го по­ло­во­дья и осен­не-зим­ней ме­же­нью. С 1970-х гг. на ре­ках с лед­ни­ко­вым пи­та­ни­ем на­блю­да­ет­ся уве­ли­че­ние го­до­вого сто­ка (в Кир­ги­зии на 2,9 км 3 , или на 6,4%). В пред­горь­ях и низ­ко­горь­ях встре­ча­ют­ся не­боль­шие ре­ки грун­то­во­го пи­та­ния с чис­той про­зрач­ной во­дой и по­сто­ян­ным сто­ком (ка­ра­су). Мно­гие ре­ки по­ро­жи­стые с во­до­па­да­ми, круп­ней­шие сре­ди них – Баш-Ка­ин­ды (выс. св. 200 м в хреб­те Ат-Ба­шы) и Боль­шой Арс­лан­боб (выс. до 80 м в от­ро­гах Фер­ган­ско­го хреб­та). Ре­ки Т.-Ш. об­лада­ют боль­ши­ми гид­ро­ре­сур­са­ми. По­строе­ны кас­ка­ды ГЭС на р. На­рын, Суу­са­мыр­ская ГЭС на р. Суу­са­мыр; стро­ит­ся (2015) Кам­ба­ра­тин­ская ГЭС на р. На­рын. Мно­го во­до­хра­ни­лищ, круп­ней­шие – Ток­то­гуль­ское во­до­хра­ни­ли­ще, Ки­ров­ское (р. Та­лас), Ор­то-То­кой­ское (р. Чу), Кап­ча­гай­ское (р. Или) и др. Мно­го­числ. озё­ра Т.-Ш. разл. ге­не­зи­са: тек­то­нич. (Ис­сык-Куль, Ча­тыр-Кёль, Сонг-Кёль), за­валь­ные (Са­ры-Че­лек, Ка­ра-Суу, Ис­сык), гля­ци­аль­ные (Мерц­бахе­ра, Боль­шое Ал­ма­тин­ское и др.), кар­сто­вые (низ­ко­горья Фер­ган­ско­го хреб­та), тер­мо­кар­сто­вые (до­ли­ны рек Кум­тор, Ара-Бель, Са­ры-Джаз и др.) и ос­та­точ­ные (Ка­ра­куль, Ко­куй-Куль). В свя­зи с де­гра­да­ци­ей оле­де­не­ния рас­тёт чис­ло гля­ци­аль­ных озёр, про­рыв ко­то­рых при­во­дит к круп­ным се­лям. Озё­ра пре­им. про­точные и пре­сно­вод­ные. На выс. 3000–4000 м на­хо­дит­ся 84,3% озёр. Пло­щадь озёр ок. 0,1 км 2 и мень­ше. Са­мое круп­ное и глу­бо­кое – оз. Ис­сык-Куль. На Вост. Т.-Ш. – круп­ное оз. Баг­рашкёль (Бос­тан; из ко­то­ро­го вы­те­ка­ет р. Кон­че­да­рья, со­еди­няю­щая его с оз. Ло­б­нор), Тянь­чи и др. Уни­каль­но оз. Мерц­бахе­ра, его ниж­няя часть с юга ог­ра­ни­че­на лед­ни­ко­вой «пло­ти­ной», ко­то­рая еже­год­но про­ры­ва­ет­ся в до­ли­ну р. Эн­гиль­чек, пол­но­стью те­ря­ет свои во­ды, сбра­сы­вая их в те­че­ние 2–7 сут. Из­вест­ны круп­ные бас­сей­ны под­зем­ных вод: Чу-Та­лас­ский, Ис­сык-Куль­ский, На­рын­ский и др., а так­же вы­хо­ды мно­го­числ. тер­маль­ных (30–70 °С) и ми­нер. ис­точ­ни­ков (Ак-Суу, Ис­сык-Ата, Дже­ты-Огуз и др.). Ме­сто­ро­ж­де­ния ле­чеб­ных гря­зей (рай­он оз. Ис­сык-Куль, в до­ли­не р. Чу и др.).

Типы ландшафтов

Ти­пы при­род­ных ланд­шаф­тов Т.-Ш. ме­ня­ют­ся в со­от­вет­ст­вии с вы­сот­ной по­яс­но­стью. В пред­горь­ях Сев. Т.-Ш. до выс. 900–1100 м на вос­то­ке рас­про­стра­не­ны ланд­шаф­ты по­лу­пус­ты­ни на се­ро­зё­мах и се­ро-бу­рых поч­вах и су­хих сте­пей на свет­ло-каш­та­но­вых поч­вах, в низ­ко­го­рье – гор­ных тип­ча­ко­во-ко­выль­ных сте­пей на каш­та­но­вых поч­вах и тип­ча­ко­во-раз­но­трав­ных сте­пей на чер­но­зё­мах. На выс. 1400–2800 м про­тя­ги­ва­ет­ся ле­со-лу­го­во-степ­ная зо­на с со­че­та­ни­ем в ниж­ней час­ти лу­го­вых сте­пей на чер­но­зё­мах, кус­тар­ни­ко­вых за­рос­лей (ши­пов­ник, бар­ба­рис и др.) и ли­ст­вен­ных ле­сов (оси­на, яб­ло­ня, урюк), сме­няю­щих­ся вы­ше хвой­ны­ми ле­са­ми (ель Шрен­ка, или тянь-шань­ская, мес­та­ми пих­та Се­мё­но­ва) на тем­но­цвет­ных гор­но-лес­ных поч­вах. Лес­ные ланд­шаф­ты при­уро­че­ны в осн. к до­ли­нам рек и сев. скло­нам хреб­тов; в верх­ней час­ти зо­ны ле­са че­ре­ду­ют­ся с уча­ст­ка­ми ос­теп­нён­ных лу­гов на чер­но­зё­мо­вид­ных поч­вах и за­рос­ля­ми ар­чо­во­го стла­ни­ка (до 40% пло­ща­ди всех ле­сов и ред­ко­ле­сий). Вы­ше рас­по­ло­же­ны гор­но-лу­го­вые и лу­го­во-степ­ные ланд­шаф­ты с суб­аль­пий­ски­ми и аль­пий­ски­ми ви­да­ми на дер­но­вых аль­фе­гу­му­со­вых и дер­но­во-по­лу­тор­фя­ни­стых (под коб­рез­ни­ка­ми) поч­вах, сме­няю­щих­ся с вы­со­той раз­ре­жен­ной рас­ти­тель­но­стью, ска­ла­ми, ка­мен­ны­ми рос­сы­пя­ми и снеж­ни­ка­ми. Вы­ше выс. 3600–3800 м – ни­валь­но-гля­ци­аль­ные ланд­шаф­ты. В лан­д­шаф­тах Зап. Т.-Ш. про­яв­ля­ют­ся суб­тро­пич. чер­ты, осо­бен­но в пред­го­рье и низ­ко­го­рье, где раз­ви­ты по­лу­пус­ты­ни с гос­под­ством эфе­ме­ров и эфе­ме­рои­дов на обык­но­вен­ных се­ро­зё­мах, вы­ше – эфе­ме­ро­ид­ные пы­рей­но-мят­ли­ко­вые со­об­ще­ст­ва с уча­сти­ем круп­но­тра­вья на тём­ных се­ро­зё­мах, пе­ре­хо­дя­щие в круп­но­зла­ко­вые суб­тро­пич. сте­пи с уча­ст­ка­ми гус­тых кус­тар­ни­ко­вых за­рос­лей, мес­та­ми с мин­да­лём и фис­таш­кой на ко­рич­не­вых поч­вах. В ле­со-лу­го­во-степ­ной зо­не пре­об­ла­да­ют ли­ст­вен­ные ле­са. На Фер­ган­ском и Чат­каль­ском хреб­тах на выс. 1000–2200 м про­из­ра­ста­ют круп­ней­шие в ми­ре мас­си­вы ре­лик­то­вых оре­хо­п­лод­ных (из грец­ко­го оре­ха) ле­сов (пл. св. 230 тыс. га) на эн­де­мич­ных чёр­но-ко­рич­не­вых поч­вах. Ель­ни­ки фраг­мен­тар­ны, но ши­ро­ко раз­ви­ты ар­чов­ни­ки на эн­де­мич­ных ко­рич­не­во-бу­рых поч­вах. В бо­лее за­суш­ли­вом Внутр. Т.-Ш. пре­об­ла­да­ют ланд­шаф­ты по­лын­но-со­лян­ко­вой пус­ты­ни и по­лу­пус­ты­ни на свет­ло-бу­рых поч­вах, а так­же степ­ные ланд­шаф­ты, в верх­них час­тях – гор­но-лу­го­вые и лу­го­во-степ­ные ланд­шаф­ты на лу­го­во-степ­ных поч­вах, ис­поль­зуе­мые под па­ст­би­ща (джай­лоо). Встре­ча­ют­ся уча­ст­ки хо­лод­ной вы­со­когор­ной пус­ты­ни (с по­ду­шеч­ни­ка­ми – ти­ла­кос­пер­мум, дриа­дан­та) на та­кы­ро­вид­ных поч­вах и ка­ме­ни­стой тун­д­ры на дер­но­во-тор­фя­ни­стых поч­вах. Боль­шие пло­ща­ди во Внутр. и Центр. Т.-Ш. за­ни­ма­ют ни­валь­но-гля­ци­аль­ные ланд­ша­ф­ты. В меж­гор­ных кот­ло­ви­нах (Ис­сык-Куль­ская, Фер­ган­ская) пре­об­ла­да­ют арид­ные ланд­шаф­ты; в зап. час­тях – пус­тын­ные и по­лу­пус­тын­ные, в вос­точ­ных – степ­ные. В Вост. Т.-Ш. в пред­горье и низ­ко­го­рье ти­пич­ны ланд­шаф­ты пус­ты­ни и по­лу­пус­ты­ни, под­ни­маю­щие­ся до выс. 1600–2200 м. Вы­ше рас­про­стра­не­ны степ­ные ланд­шаф­ты, сме­няю­щие­ся на выс. 2800–3000 м вы­со­ко­гор­ны­ми ос­теп­нён­ны­ми и пус­тош­ны­ми лу­га­ми (коб­ре­зие­вы­ми), на выс. 3400–4000 м – ни­валь­но-гля­ци­аль­ные ланд­шаф­ты. На бо­лее ув­лаж­нён­ных сев. скло­нах на выс. 1700–2800 м – уча­ст­ки хвой­ных ле­сов (ель тянь-шань­ская, в вост. рай­онах с при­ме­сью ли­ст­вен­ни­цы си­бир­ской); на юж. скло­нах ле­са за­ме­ще­ны уча­ст­ка­ми сте­пей и за­рос­ля­ми кус­тар­ни­ков (жи­мо­лость, ки­зиль­ник, бар­ба­рис, спи­рея). В арид­ной рас­ти­тель­но­сти Вост. Т.-Ш. пре­об­ла­да­ют цен­траль­ноа­зи­ат­ские эле­мен­ты. В до­ли­нах рек, в мес­тах вы­хо­да грун­то­вых вод, – ту­гай­ные ле­са из то­по­ля (то­гра­ка и ту­ран­ги).

В бо­га­той и раз­но­об­раз­ной фло­ре Т.-Ш. св. 4200 ви­дов выс­ших рас­те­ний. Мно­го ред­ких, ис­че­заю­щих (тюль­па­ны Грей­га и мо­гол­тав­ский, эдель­вейс, фис­таш­ка на­стоя­щая, алы­ча со­гдий­ская, си­бир­ка тянь-шань­ская) и эн­де­мич­ных ви­дов (ель тянь-шань­ская, ива Прже­валь­ско­го, бе­рё­за Са­пож­ни­ко­ва).

Жи­вот­ный мир так­же раз­но­об­ра­зен. В по­лу­пус­ты­нях и сте­пях мно­го­чис­лен­ны гры­зу­ны, пре­смы­каю­щие­ся и пти­цы. В гор­ных ле­сах ти­пич­ны мед­ведь, рысь, волк, ка­бан, ли­си­ца, ку­ни­ца, мно­го­числ. мел­кие мле­ко­пи­таю­щие и пти­цы (фа­зан); ре­док ма­рал. В вы­со­ко­го­рье – снеж­ный барс, гор­ный ко­зёл (те­ке), ко­зе­рог, ар­хар; из птиц – улар, кек­лик. На выс. 3400–3800 м встре­ча­ют­ся се­рый су­рок, боль­ше­ухая пи­щу­ха, се­реб­ри­стая и уз­ко­че­реп­ная по­лёв­ки. До выс. 4400 м гнез­дят­ся крас­но­брю­хая го­ри­хво­ст­ка и аль­пий­ский вью­рок. Встре­ча­ют­ся улар, ска­ли­стый го­лубь, клу­ши­ца, аль­пий­ская гал­ка, сте­но­лаз, змее­яд и др. В гор­ных ре­ках во­дит­ся фо­рель, в озё­рах – ма­рин­ка, го­лец и др. В Крас­ную кни­гу МСОП вне­се­ны снеж­ный барс, су­рок Мен­зби­ра, крас­ный волк, бе­ло­ко­гот­ный мед­ведь, ар­хар Мар­ко По­ло, сер­пок­люв и др.

Экологические проблемы и охраняемые территории

Осн. тип ис­поль­зо­ва­ния зе­мель – сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ный; на па­ст­би­ща и се­но­ко­сы при­хо­дит­ся ок. 85% с.-х. уго­дий. От 40 до 70% па­ст­бищ под­вер­же­ны эро­зии и де­гра­да­ции, осо­бен­но из-за круг­ло­го­дич­но­го вы­па­са. Ви­до­вой со­став па­ст­бищ обед­нён в 2–3 раза, 50% его со­став­ля­ет ру­де­раль­ная фло­ра. Са­мо­воль­ные вы­руб­ки, не­ре­гу­ли­руе­мый вы­пас ско­та при­ве­ли к де­гра­да­ции почв и рас­тит. по­кро­ва, к ухуд­ше­нию ле­со­во­зоб­нов­ле­ния, со­кра­ще­нию пло­ща­ди ле­сов (в ря­де рай­онов в 2 раза за 50 лет). В гор­но­про­мыш­лен­ных рай­онах боль­шую опас­ность пред­став­ля­ют круп­ные от­ва­лы и хво­сто­хра­ни­ли­ща, в т. ч. ра­дио­ак­тив­ных от­хо­дов (Май­луу-Суу, Кум­тор, Мак­мал, Сум­сар, Чау­вай и др.). От­ме­ча­ет­ся за­гряз­не­ние ат­мо­сфе­ры, по­верх­но­ст­ных и под­зем­ных вод ра­дио­нук­ли­да­ми, со­ля­ми тя­жё­лых ме­тал­лов и др. Сни­же­ние сто­ка рек из-за за­бо­ра вод на оро­ше­ние в пред­горь­ях и кот­ло­ви­нах влия­ет на осу­ше­ние ту­гай­ных ле­сов, дельт рек и озёр (Араль­ское м.), за­бо­ла­чи­ва­ние и за­гряз­не­ние в мес­тах вы­хо­да дре­наж­ных вод. Заи­ле­ние рек при­во­дит к по­те­ре объ­ё­ма во­до­хра­ни­лищ на 0,02–14%. Уве­ли­чи­ва­ет­ся рек­реа­ци­он­ная на­груз­ка на ланд­шаф­ты. Под уг­ро­зой ис­чез­но­ве­ния на­хо­дит­ся ряд рас­те­ний и жи­вот­ных (снеж­ный барс, ар­хар Мар­ко По­ло и др.). На един­ст­вен­ной в Центр. Азии вы­со­ко­гор­ной ли­дар­ной стан­ции «Те­п­ло­клю­чен­ка» (Ак-Суй­ский р-н Кир­ги­зии) ве­дёт­ся мо­ни­то­ринг со­стоя­ния ат­мо­сфе­ры.

Ти­пич­ные и уни­каль­ные при­род­ные ланд­шаф­ты Т.-Ш. ох­ра­ня­ют­ся в Ка­зах­ста­не – в Ак­су-Джа­баг­лин­ском (1927) и Ал­ма-Атин­ском (1961) за­по­вед­ни­ках и в Иле-Ала­тау­ском нац. пар­ке (1996); в Уз­бе­ки­ста­не – в Чат­каль­ском за­по­вед­ни­ке (1947), ко­то­рый с 1990 в со­ста­ве Угам-Чат­каль­ско­го нац. пар­ка; в Кир­ги­зии – в Ис­сык-Куль­ском (1948), Са­ры-Че­лек­ском (1959), На­рын­ском (1983) и Ка­ра­тал-Жа­пы­рык­ском (1994) за­по­вед­ни­ках, в нац. пар­ках Ала-Ар­ча (1976), Кыр­гыз-Ата (1992), Ка­ра-Шо­ро (1996), Чонг-Ке­мин (1997), Ка­ра­кол (1997), на био­сфер­ной тер­ри­то­рии «Ысык-Кёль» (2000) и в мно­го­числ. за­каз­ни­ках. Раз­ви­ты гор­ный ту­ризм и аль­пи­низм, наи­бо­лее по­пу­ляр­ные рай­оны – пик По­бе­ды и Хан-Тен­гри.

Источник

Озёра Тянь-Шаня, мистические и прекрасные

Белые ломаные очертания гор начинают тревожить воображение сразу, как только выходишь из аэропорта «Манас» в Бишкеке. Тянь-Шань – место загадочное, красивое, невероятно притягательное. Горные озёра – естественная часть его великолепия, их красота и кристальная чистота, редкостные оттенки и величественное обрамление запоминаются на всю жизнь. Многие из этих озёр необычны, связаны с тайнами, легендами, мистическими историями или просто необъяснимыми явлениями.

Игрушка для учёных

Вот, например, озеро Мерцбахера, уютно устроившееся в верховьях ледника Северный Энгильчек (Иныльчек) – всё лето оно наполняется водой, по которой дрейфуют задумчивые айсберги, а в какой-то момент ближе к осени вдруг с диким грохотом сбрасывает всю воду в ледяные подземные туннели, по которым 30 км мчится к реке Энгильчек, из неё – в Сарыджаз и дальше, до самого Китая. В течение двух-трёх дней озеро полностью спускает весь запас воды (более 250 кубометров!), оставшиеся айсберги вольготно устраиваются на дне и ждут следующего лета, паводок же в окрестностях реки бушует дней пять-шесть.

Никто не может предсказать, в какой момент произойдёт очередное опустошение озера (кстати, раз в 20-30 лет оно устраивает свой аттракцион дважды за год); более того, объяснения, почему именно так происходит, вызывают ряд вопросов. По одной из версий, поднимающиеся льдины открывают проход для воды, а потом обратно его закупоривают – непонятно, почему закупоривают только после того, как вода ушла полностью, а не раньше.

По другой – за лето вытаивают айсберги, выстилающие дно озера, благодаря чему вода и получает возможность уйти через грунт. Однако иногда озеро спускает воду аж в октябре – с чего бы айсбергам вытаивать при температуре около нуля, а то и ниже?

Читайте также:  Слободское озеро архангельская область холмогорский район

Не вполне понятно и то, каким образом эта огромная чаша 4 км в длину и 1 км – в ширину успевает заполниться водой за короткие летние месяцы… Словом, вроде, все объяснения вполне научны и правдоподобны, но если вдуматься, всё равно много неясного и загадочного.

Неподалёку от озера учёные устроили международную климатическую обсерваторию, изучают необычное явление. Можно понять их живой интерес, любому бы хотелось разобраться, что происходит!

Озеро-сказание

Вода в Иссык-Куле изумительных тонов – голубовато-зеленоватая ближе к берегу и глубокого, неправдоподобно синего цвета на глубине. В детстве мы называли его «цвет морской волны» – пока я не попала на Иссык-Куль, мне и в голову не приходило, что такой оттенок в природе можно встретить. Ещё вода Иссык-Куля солоноватая – это оттого, что в озеро впадает чуть ли не сотня горных рек и ни одной не выпадает. Когда вода испаряется, соли никуда не деваются, и если приготовить на этой воде чай, вкус у него получается своеобразный.

Прямо на берегу стоят просторные войлочные юрты – традиционное жилище киргизских кочевников. Ветерок чуть шевелит подсохшие травы, на горизонте белеют очертания гор – с одной стороны озера хребты Терскей-Ала-Тоо, с другой – Кунгей-Ала-Тоо. Говорят, что когда-то это были два рода, которые не поладили между собой и собрались воевать, а чтобы этого не произошло, между ними возникло огромное озеро – прямо перед тем, как они были готовы друг на друга броситься.

По другой версии, до смертоубийственных настроений они дошли не просто так, а из-за девушки (одни говорят, что её звали Сауле, другие – что Чолпон). Была она, само собой, невероятно прекрасной и голубоглазой, и никак не выбирала себе жениха. Женихам ждать, пока она определится, надоело, и они решили разобраться сами, сойдясь не на жизнь, а на смерть в поединке. Два самых сильных батыра (богатыря) – Улан и Санташ уже готовы были начать бой, за каждого из них болели (а при случае могли и на помощь прийти) родственники, и остановить распалившихся мужчин не было никакой возможности.

Тогда девушка, которая справедливо считала, что раз уж киргизы никогда между собой не воевали, то незачем и создавать подобные пагубные прецеденты, остановила набиравшую обороты ситуацию самым радикальным способом – вырвала себе сердце, заявив, что лучше уж она одна погибнет, чем воины пойдут стенка на стенку… Из груди её хлынула кровь, а потом – вода, превратившись в прекрасное озеро, а проштрафившиеся драчуны от горя окаменели, став горами… Впрочем, некоторые говорят, что Улан и Санташ обратились в могучие ветры, и до сих пор они нет-нет, да и сойдутся в битве над озером…

На этом романтические сказания о происхождении Иссык-Куля не заканчиваются – есть ещё парочка вариантов с участием жестокого хана и не то прекрасной девы, полюбившей неведомого красавца, не то верной жены местного табунщика (тоже, естественно, неземной красоты). После драматичного похищения и всяческих домогательств, женщина избегает «участи, которая хуже смерти», бросившись с высоты вниз – и превратившись там в озеро. Вариаций много, неизменно одно: озеро – прекрасная женщина, горы – могучие мужчины. И когда смотришь по сторонам, нежная и ласковая вода наряду с непредсказуемым характером Иссык-Куля (шторма здесь бывают внезапные и нешуточные), равно как и мощная суровость горных хребтов, наводят на мысль, что это вполне может быть правдой.

На заметку кладоискателям

Однако не только демиургические мифы (то есть, истории создания) связаны с этим озером. Не один век оно манит кладоискателей, и историй о спрятанных здесь сокровищах хватает. Для начала, по берегам Иссык-Куля ступала нога Чингиз-хана (или его коня) – именно в горах Тянь-Шаня провёл он одно из первых в истории человечества социологических исследований. Помните эту историю, когда он повелел своим воинам взять по камню и сложить их в курган? А потом, на обратном пути, сделать тоже самое? (Видимо, пока не сравнил получившиеся курганы, не осознавал, насколько много мужчин в боевых походах гибнет). Это произошло именно здесь, а перевал Санташ к востоку от озера так и переводится – «считанные камни».

И вот после гибели великого завоевателя, его сыновья, как говорят, имитировали похороны в Ордосе, а сами скрытно перевезли отца (и все сокровища, которые надлежало отправить вместе с ним в загробный мир) на берега Иссык-Куля – в вотчину его старшего сына Чагатая. Чтобы никто об этом не узнал и не поддался искушению разграбить ханскую усыпальницу, всех простых людей, принимавших участие в погребении, обезглавили, и никто, кроме царских сыновей, в итоге не знал, где находится могила Чингиз-хана. Тем не менее, каким-то образом, рассказы о сокровищах хана дошли аж до наших дней – и до сих пор их пытаются найти некоторые смельчаки. Пока, правда, безуспешно. Впрочем, может оно и к лучшему – ведь по преданию, если вскрыть такую могилу, не миновать войны.

Второй клад, по преданию, спрятанный у озера, принадлежал монахам-несторианцам. Скрываясь от монгольского войска, они скрыли немалое количество золота в одной из пещер, выбили на камне крест, дабы отметить нужное место, а потом подвели к тайнику одну из речушек и затопили пещеру. Между прочим, к этой версии учёные отнеслись весьма серьёзно – особенно после того, как в начале ХХ века появился монах с картой, на которой было указано заветное место. И что самое интересное, в процессе поисков обнаружили-таки золотой молоток (и второй – медный)… на чём дело и кончилось. Возможно, изыскания и продолжались, но уже под грифом «совершенно секретно». Известно, что в 50-е годы была предпринята ещё одна попытка разыскать благородные металлы несторианцев (её предпринял генерал Алиев), но либо до исследований дело не дошло, либо они довольно быстро были свёрнуты. Почему – неизвестно.

Несторианцев связывает с Иссык-Кулем не только спрятанное сокровище. Под водами озера, как говорят, покоится целый армянский монастырь этого ордена. (И не он один! Подводные археологические исследования обнаружили порядка десяти погружённых в глубины древних поселений, некоторые из которых датируются аж VIII- VII вв.до н. э.). Поднимая со дна древние чаши и кинжалы, исследователи надеются найти и серебряную раку с мощами святого Матфея, которая, по легенде, хранилась в монастыре.

Кстати, помните сказание о невидимом граде Китеже? Том самом, что ушёл под воду, когда ему угрожала смертельная опасность от войск хана Батыя? Так вот, существует мнение, что это он и есть, и находится вовсе не под водами заволжского Светлояра, а здесь! Эту версию, в частности, выдвигает Илья Глазунов в своей книге «Россия распятая».

На этом увлекательные истории отнюдь не заканчиваются. Но про инопланетян, трёхметровых рыб-мутантов и человекообразных амфибиях, которые тут тоже водятся, я, пожалуй, напишу в другой раз. А сейчас лучше поднимемся от селенья Тамга повыше в горы.

О том, как влияет на погоду одежда

Знаете, когда едешь по горной тропе, а на небесах собираются тучи, и вот-вот польёт дождь, нужно немедленно надеть дождевик или непромокаемые брюки с курткой. Не только для того, чтобы остаться сухим – при сильном и длительном дожде, это поможет лишь временно. Но таким образом, как верят знающие туристы, можно «напугать погоду» – она поймёт, что нахулиганить не получится, и передумает проливаться дождём. И это часто помогает!

Хотя, конечно, лучше было бы иметь более надёжное средство для управления капризной горной погодой… Говорят, что когда-то такое средство было у прекрасной пери – жительницы высокогорной долины Терскей-Ала-Тоо. Была она младшей из трёх сестёр и до того мила во всех отношениях, включая и характер, что все её любили и к одному из дней рождения преподнесли ей волшебное платье (как вы уже поняли, именно оно и давало ей возможность управлять погодой).

На беду, о платье прознал злобный дэв, обитавший неподалёку. Представив себе, сколько пакостей можно учинить, если получить возможность беспрепятственно вызывать бури, грозы и ураганы по собственному желанию, он решил похитить платье. Что и проделал, когда пери купалась. Увидев свою одежду в руках злобного дэва, альтруистически настроенная пери страшно расстроилась из-за того, какие беды это может принести. И попросила его позволить ей в последний раз надеть своё прекрасное платье, клятвенно обещая, что непременно после этого его вернёт.

Поскольку пери была известна своей честностью, дэв над ней сжалился (а может, это был такой изощрённый садизм) и выполнил просьбу. Умная пери надела платье, а потом сняла – предварительно проковыряв в нём ногтем мизинца дырочку. Получив трофей назад, злодей уже не мог воспользоваться им – магические свойства вещь утратила. В гневе дэв разорвал и выбросил ставшую бесполезной игрушку, но поскольку в платье была волшебная нить, то она не порвалась, а стала ручейком, связывающим два красивых озера Тешик-Кёль – половинки бывшего одеяния пери.

Пожалуй, не имеет смысла задумываться, почему дэв никак не отреагировал на то, что пери предстала перед ним обнажённой. Да и представлять себе, как бы он выглядел в женском платье, тоже… А вот о состоянии своих ногтей, пожалуй, побеспокоиться стоит – вы пробовали какую-нибудь ткань разорвать ногтем мизинца? Лично у меня не вышло, из чего я делаю вывод, что нужно серьёзнее относиться к своему маникюру – а то мало ли что… Вдруг подарят магические джинсы, а их украдёт кто – надо же будет человечество от грядущих катаклизмов защищать!

А может, лучше вооружиться спелеологическим оборудованием и пойти искать клад монахов-несторианцев? Или, облачившись в водолазный костюм, попытаться достигнуть града Китежа или хотя бы прикоснуться к мощам евангелиста Матфея, хранящимся в армянском монастыре? Вариантов множество. И даже если не найдётся клад и не попадёт в руки волшебное платье, стоит приезжать на Тянь-Шань снова и снова. Потому что его горы, озёра, долины и ущелья сами по себе уже чудо, и раз увидев их, забыть уже невозможно.

Источник