Меню

Рио колорадо река направление течения



Рио-Колорадо: «Красная река»

Рио-Колорадо (исп. Río Colorado; пер. «Красная река») — река в центральной части Аргентины, берущая свое начало в результате слияния рек Барранкас (исп. Barrancas) и Рио-Гранде (исп. Grande) на высоте 880 м. над уровнем моря. Заканчивает свой длинный путь, впадая в Атлантический океан.

Общая длина — 1114 км., площадь бассейна составляет около 350 тыс. км², средний расход воды — 148 м³/с, в период с октября по январь — 500 м³/с.

Раз в 11 лет происходят циклические наводнения, при которых поток воды превышает 1000 м³/с. Судоходна в нижнем течении на протяженности около 330 км.

География

Рио-Колорадо течет в юго-восточном направлении, выступая естественной границей сначала между аргентинскими провинциями Мендоса и Неукен , а затем между провинциями Ла-Пампа и Рио-Негро . В своем нижнем течении протекает в провинции Буэнос-Айрес .

На большей части своего пути русло Рио-Колорадо лежит в долине, пересекающей засушливую область северной Патагонии, представляя собой некий «туристический коридор» Патагонии, с большим количеством небольших курортов с песчаными пляжами. В верхнем течении река довольно порожиста, в низовьях напротив — по мере приближения к так называемому Аргентинскому морю (исп. Mar Argentino, прим. Прибрежная часть акватории Атлантического океана, охватывающая континентальный шельф Аргентины) ее течение становится все более спокойным и размеренным.

Протекает практически параллельно с другой важной аргентинской рекой — Рио-Негро (исп. Río Negro; не путайте с бразильской Риу-Негру), которая лежит несколько южнее.

Значение

С экономической точки зрения, Рио-Колорадо, берега которой являются домом для более 15 тыс. жителей, имеет очень важное значение для всего региона. В бассейне реки развито сельское хозяйство и животноводство. Ирригационные каналы, питаемые рекой, обеспечивают достаточным количеством воды большие площади орошаемых земель.

В последние годы здесь появились и другие виды деятельности, среди которых особо нужно выделить пчеловодство. Кроме того, на реке расположено несколько озер, способствующих ее гидроэнергетическому использованию.

В юго-западной части провинции Ла-Пампа находится крупное водохранилище Каса де Пьедра (исп. Casa de Piedra), источником которого является Рио-Колорадо.

Источник

РИО‑КОЛОРАДО

На следующий день, 22 октября, в восемь часов утра Талькав подал сигнал к отправлению. Аргентинская равнина между двадцать вторым и сорок вторым градусами долготы понижается с запада на восток: путешественникам предстояло только спускаться по отлогому склону к морю.

Когда патагонец отказался от предложенной лошади, Гленарван решил, что Талькав, подобно местным проводникам, предпочитает идти пешком, — что при его длинных ногах было, конечно, легко.

Но Гленарван ошибся.

В момент отъезда Талькав свистнул по‑особому, и тотчас же из соседней рощицы выбежала великолепная аргентинской породы рослая лошадь. Это было необыкновенно красивое животное караковой масти, выносливое, гордое, смелое и горячее. Маленькая, изящно посаженная голова, раздувающиеся ноздри, глаза, полные огня, широкие подколенки, крутой загривок, высокая грудь, длинные бабки — словом, все говорило о силе и гибкости. Мак‑Наббс, знаток лошадей, не мог вдоволь налюбоваться этим представителем пампаских коней, он находил у него некоторое сходство с английским гунтером. Красавец конь носил имя Таука, что на патагонском языке значит «птица», и, несомненно, заслуживал это прозвище.

Лишь только Талькав вскочил на коня, тот встал на дыбы и рванулся вперед. Нельзя было не залюбоваться патагонцем, этим великолепным наездником. Его снаряжение заключалось в двух охотничьих приспособлениях, бывших в большом ходу в аргентинских равнинах: бола и лассо. Бола состоит из трех шаров, соединенных кожаным ремнем. Индеец бросает их с расстояния в сто шагов в преследуемого зверя или врага столь метко, что этот снаряд опутывает ноги жертвы и она тут же падает. Итак, в руках индейца — это грозное оружие, и владеет он им с поразительной ловкостью. Лассо — ремень, футов в тридцать длиной, туго сплетенный из двух кожаных полос, заканчивается затяжной петлей, скользящей по железному кольцу. Эту затяжную петлю бросают правой рукой, в то время как левой держат ремень, конец которого крепко прикреплен к седлу. Длинный, перекинутый через плечо карабин дополнял вооружение патагонца.

Талькав, не замечая, по‑видимому, восторга, вызванного его изящной, непринужденной и гордой осанкой, стал во главе отряда, и все двинулись в путь. Всадники то скакали галопом, то ехали шагом, ибо аргентинским лошадям, видимо, рысь была несвойственна. Роберт ехал верхом так смело, что Гленарван уверился в его способности крепко держаться в седле.

Пампа начинается у самого подножия Кордильер. Ее можно делить на три зоны: первая идет от хребта Анд и покрыта низкорослыми деревьями и кустарником, она тянется на двести пятьдесят миль; вторая, шириной в четыреста пятьдесят миль, поросшая великолепными травами, кончается в ста восьмидесяти милях от Буэнос‑Айреса. Отсюда до самого моря путешественник едет безбрежными лугами и мнет поросли люцерны и чертополоха, — это третья зона пампы.

Когда отряд Гленарвана выехал из ущелий Анд, то прежде всего натолкнулся на множество подвижных песчаных дюн, называемых «меданос». Если в дюнах корни растений глубоко не переплетены между собой, то ветер гонит песок словно морские волны. Этот песок, необыкновенно мелкий, при малейшем дуновении взвивается легким облаком, превращаясь порой в настоящие смерчи, поднимающиеся на большую высоту. Это зрелище одновременно и радует взор и неприятно для глаз. Радует, ибо трудно вообразить себе что‑либо более своеобразное, чем эти бродящие по равнине смерчи: то сталкивающиеся, то смешивающиеся, падающие и вновь вздымающиеся в каком‑то хаотическом беспорядке; оно неприятно, ибо от бесчисленных меданос в воздухе отделяется мельчайшая пыль, проникающая в глаза, как плотно их ни прикрывай.

Это явление, вызванное северным ветром, продолжалось в течение почти всего дня. Тем не менее отряд быстро двигался вперед, и к шести часам вечера оставшиеся в сорока милях позади Кордильеры лишь смутно чернели на горизонте, терялись в вечернем тумане.

Путешественники, несколько утомленные, пройдя добрых тридцать восемь миль, с удовольствием приветствовали час отдыха. Привал сделали на берегу быстрой реки Неукен, мутные, бурные воды которой мчались меж высоких красных утесов. Неукен называется у некоторых географов «Рамид», у других

— «Комоэ» и берет свое начало среди озер, известных только индейцам.

Ни ночью, ни в течение следующего дня не произошло ничего примечательного. Ехали быстро и без приключений. Ровная местность и умеренная температура облегчали путешествие. Все же около полудня солнечные лучи стали палящими. Вечером горизонт на юго‑западе заволокло тучами — верный признак перемены погоды. Патагонец не мог не знать этого и указал географу пальцем на западную часть неба.

— Знаю, — отозвался Паганель и, обращаясь к спутникам, сказал: — Погода меняется к худшему. Нам придется познакомиться с «памперо».

И объяснил, что памперо, чрезвычайно сухой юго‑западный ветер, — частое явление в аргентинских равнинах. Талькав не ошибся: ночью памперо задул с ужасной силой, причиняя немалые страдания людям, располагавшим только пончо. Лошади улеглись на землю, а люди сбились в кучу подле них. Гленарван боялся, что ураган задержит их, но Паганель, поглядев на барометр, успокоил его:

— Обычно памперо свирепствует три дня подряд, на что безошибочно указывает барометр. Но если барометр поднимается, как в данном случае, то все ограничивается несколькими часами яростного шквала. Успокойтесь, мой друг, на рассвете небо снова прояснится.

— Вы говорите, словно по книге читаете, Паганель, — заметил Гленарван.

— Я сам словно книга, — ответил географ, — и вы можете, не стесняясь, эту книгу перелистывать.

Книга не ошиблась: в час ночи ветер вдруг стих, и путешественники могли восстановить силы крепким сном. Проснулись освеженными, бодрыми, в особенности Паганель, который, похрустывая суставами, весело потягивался, словно щенок.

Было 24 октября. Прошло десять дней со времени отъезда путешественников из Талькауано. До места, где Рио‑Колорадо пересекается тридцать седьмой параллелью, оставалось еще девяносто три мили, то есть три дня пути. Во время этого переезда через Американский материк лорд Гленарван нетерпеливо ожидал встречи с туземцами, надеясь через патагонца, с которым Паганель стал уже недурно объясняться, выведать у них какие‑нибудь сведения о капитане Гранте. Но они ехали по местам, редко посещаемым индейцами, так как проезжие дороги, ведущие из Аргентинской республики к Кордильерам, проходят севернее. Индейцы‑кочевники или оседлые, живущие под властью касиков, тоже не попадались. А если случайно вдали показывался какой‑нибудь всадник‑кочевник, то он спешил ускакать прочь, отнюдь не желая вступать в сношения с незнакомцами. Подобный отряд внушал подозрение и мирному всаднику, отважившемуся в одиночестве путешествовать по здешней равнине, и любому бандиту, заставляя его остерегаться этих восьми вооруженных людей, ехавших на быстрых конях; одинокий путник в этих пустынных местах мог заподозрить в них злоумышленников, и потому им никак не удавалось побеседовать ни с честными людьми, ни с грабителями и приходилось, пожалуй, сожалеть, что на пути не попадалась банда растреадорес (грабители на равнинах), даже если бы и пришлось начать с ними разговор, обменявшись предварительно ружейными выстрелами.

Однако, как ни приходилось Гленарвану сожалеть о том, что он никого не встречал, что, естественно, затрудняло их поиски, все же произошло нечто, неожиданно подтвердившее правильность толкования документа.

Не раз отряд пересекал на пути через пампу всевозможные тропы и среди них дорогу, ведущую из Кармена в Мендосу, которую легко можно было узнать по грудам костей домашних животных: мулов, лошадей, овец, быков. Эти кости, обглоданные хищными птицами и побелевшие на воздухе, служили как бы вехами тропы. Их были тысячи, и, несомненно, не один человеческий скелет смешал здесь свой прах с останками животного.

До сих пор Талькав не задал ни одного вопроса относительно маршрута, намеченного путешественниками, хотя понимал, конечно, что отряд не стремится выйти ни на одну из дорог пампы, не имеет целью достичь ни деревень, ни городов или учреждений аргентинских провинций. Каждое утро отряд, выезжая, направлялся навстречу восходящему солнцу и в течение всего дня не уклонялся никуда в сторону, а вечером, когда делали привал, заходящее солнце всегда стояло за спиной. По всей вероятности, Талькаву, как проводнику, должно было казаться странным, что не он ведет путешественников, а те ведут его. Но если он удивлялся, то, со свойственной индейцам сдержанностью, молчал и, пересекая тропинки, по которым отряд не желал следовать, никаких замечаний не делал. Однако в тот день, когда отряд достиг вышеупомянутой дороги из Кармена в Мендосу, Талькав остановил коня и, обратившись к Паганелю, сказал:

— Эта дорога на Кармен.

— Ну да, милейший патагонец, — ответил географ, стараясь как можно лучше выговаривать испанские слова, — это дорога из Кармена в Мендосу.

— Мы поедем не по ней? — спросил Талькав.

— Нет, — ответил Паганель.

— Куда же мы направляемся?

— Это значит, что мы никуда не попадем.

Талькав замолчал и взглянул с глубоким удивлением на ученого. Однако он ни на минуту не допускал, что Паганель шутит. Индеец, сам относящийся всегда ко всему серьезно, не понимал шуток.

— Итак, вы не едете в Кармен? — спросил он, помолчав немного.

— Нет, — ответил Паганель.

— И в Мендосу — тоже не едете?

В этот момент Гленарван, подъехав к Паганелю, спросил, что говорит ему Талькав и почему он остановился.

— Он спрашивает, куда мы направляемся: в Кармен или Мендосу, — пояснил Паганель, — и очень удивлен, узнав, что мы не едем ни в одно из этих мест.

— Действительно, наш маршрут должен ему казаться очень странным, — заметил Гленарван.

— Видимо, так. Он утверждает, что мы никуда не приедем.

— Послушайте, Паганель, не могли бы вы ему разъяснить цель нашей экспедиции и почему нам важно попасть именно на восток?

— Это будет очень трудно, — ответил Паганель, — ибо индеец ничего не понимает в географических градусах, а история документа покажется ему фантастической.

— Но что именно он не поймет, историю документа или самого историка? — серьезно спросил майор.

— Ах, Мак‑Наббс! — воскликнул Паганель. — Вы все еще продолжаете сомневаться в моем испанском языке!

— Ну так попытайтесь объяснить ему, мой почтенный друг! — ответил тот.

Паганель подъехал к патагонцу и принялся объяснять ему цель экспедиции. Географу часто приходилось прерывать свое объяснение то из‑за недостатка слов, то вследствие трудности передать некоторые особенности дела и разъяснить дикарю кое‑какие непонятные для него подробности. Любопытно было наблюдать ученого: он жестикулировал, он произносил слова по слогам, он так надрывался, что пот градом катился у него со лба. Когда ему не хватило слов, то пришлось прибегнуть к помощи рук. Паганель, соскочив с лошади, начал чертить на песке географическую карту, где меридианы пересекались с параллелями, где изображены были два океана, где проходила дорога в Кармен. Никогда ни один преподаватель не бывал еще в столь затруднительном положении. Талькав невозмутимо следил за всеми движениями географа, но нельзя было угадать, понимает он его или нет.

Урок географии длился более получаса. Наконец Паганель умолк, вытер струившийся по лицу пот и взглянул на патагонца.

— Понял он? — спросил Гленарван.

— Сейчас выясним, — ответил Паганель. — Но если он ничего не понял, то от дальнейших пояснений я отказываюсь.

Талькав стоял неподвижно. Он молчал. Взгляд его был прикован к начерченной на песке карте, которую мало‑помалу сдувало ветром.

— Ну? — спросил его Паганель.

Казалось, что Талькав не слышал вопроса. Ученый уже заметил ироническую улыбку майора и, задетый за живое, собирался было с новой энергией возобновить урок географии, но тут патагонец жестом остановил его.

— Вы ищете пленника? — спросил он.

— Да, — ответил Паганель.

— И ищете его именно на протяжении того пути, который тянется от солнца заходящего к солнцу восходящему? — прибавил Талькав, пользуясь индейской манерой выражаться для определения дороги с запада на восток.

— Это ваш бог вручил волнам огромного моря тайну пленника?

— Ну так пусть исполнится воля его, — с некоторой торжественностью сказал Талькав, — мы направимся на восток, и если надо будет, то дойдем до самого солнца.

Паганель, придя в восторг от своего ученика, тотчас же перевел товарищам ответы индейца.

— Какой умный народ! — прибавил он. — Я уверен, что из двадцати крестьян моей страны девятнадцать ничего не поняли бы из моих объяснений.

Гленарван попросил узнать у патагонца, не слыхал ли он о каких‑либо чужестранцах, попавших в плен к индейцам пампасов. Паганель задал индейцу этот вопрос и стал ждать ответа.

— Как будто слыхал, — ответил патагонец.

Этот ответ был немедленно переведен на английский язык, и семь путешественников, окружив патагонца, вперили в него вопросительные взгляды.

Паганель, волнуясь и с трудом подбирая слова, продолжал задавать столь интересующие его вопросы, в то время как взгляд его, устремленный на важное лицо патагонца, казалось, пытался прочесть ответ раньше, чем тот слетит с его губ.

Каждое испанское слово патагонца географ повторял по‑английски, и таким образом его спутники слышали ответы как бы на родном языке.

— Кто был этот пленник? — спросил Паганель.

— Это чужестранец, европеец, — ответил Талькав.

— Нет, но я знаю о нем по рассказам индейцев. Он был храбрец. У него было сердце быка.

— Сердце быка! — повторил Паганель. — Ах, что за чудесный образ! Вы поняли, друзья мои? Он хочет сказать «мужественный человек»!

— Мой отец! — крикнул Роберт Грант. Потом, обращаясь к Паганелю, он спросил: — Как сказать по‑испански: «Это мой отец»?

— Es mi padre, — ответил географ.

Тогда Роберт взял Талькава за руки и с нежностью произнес:

— Su padre! (Его отец!) — воскликнул патагонец, и взгляд его просветлел.

Он обнял мальчика, снял с седла и с удивлением и симпатией вглядывался в него. Умное, спокойное лицо индейца выражало сочувствие.

Но Паганель не закончил еще своих расспросов. Где находился этот пленник? Что он делал? Когда имен‑но Талькав слышал о нем? Все эти вопросы теснились одновременно в его уме. Ответы последовали незамедлительно.

Паганель узнал, что европеец был в плену у одного из индейских племен, кочующих по области между реками Колорадо и Рио‑Негро.

— Но где же он находился в последнее время? — спросил Паганель.

— У касика Кальфоукоура, — ответил Талькав.

— Вблизи того пути, по которому мы следуем!

— А кто такой этот касик?

— Он вождь индейского племени пойуче, человек с двумя языками, с двумя сердцами.

— То есть он хочет сказать, что этот вождь — человек двуличный как на словах, так и на деле, — пояснил Паганель, предварительно переведя дословно это красивое, образное выражение. — Сможем ли мы спасти нашего друга? — спросил он.

— Возможно, если он все еще находится в руках индейцев.

— А когда вы о нем слышали в последний раз?

— Уже давно. С тех пор солнце дважды посылало пампе лето.

Радости Гленарвана не было предела. Время, указанное патагонцем, совпадало с датой документа. Оставалось выяснить еще один вопрос у Талькава, и Паганель поспешил сделать это.

— Вы говорите об одном пленнике, — сказал он, — а разве их было не трое?

— И вы ничего не знаете о том, что теперь с пленником?

На этом разговор закончился. Возможно, что трое пленников давно были разлучены друг с другом. Но из слов патагонца, несомненно, явствовало, что среди индейцев шел разговор о каком‑то европейце, попавшем к ним в плен. Время, когда это произошло, место, где находился пленник, даже образная фраза патагонца о его отваге — все, несомненно, относилось к капитану Гарри Гранту.

На следующий день, 25 октября, путешественники с новой энергией продолжали путь на восток. Ехали по печальной, однообразной, бесконечной равнине, на местном наречии именуемой «травесиас» (пустынные районы). Глинистая почва, отданная во власть ветров, представляла гладкую поверхность: ни камня, ни булыжника, лишь порой они попадались на дне какого‑нибудь бесплодного, пересохшего оврага или по берегам прудков, вырытых руками индейцев. Изредка встречались низкорослые рощи с темными верхушками, их то там, то сям прорезали белые рожковые деревья, стручки которых сладки, — они освежают и приятны на вкус. Показывались порой рощицы «чанара», дикий терновник и всевозможные виды колючих кустарников, чахлый вид которых говорил уже о бесплодии почвы.

День 26 октября был утомителен. Необходимо было добраться до Рио‑Колорадо. Кони, подгоняемые всадниками, неслись с такой быстротой, что отряд в тот же вечер достиг красавицы реки пампы. Индейское название ее Кобу‑Лебу означает «великая река». Пересекая на значительном протяжении пампу, она впадает в Атлантический океан. Там, вблизи устья, происходит любопытное явление: количество воды в реке по мере приближения к океану уменьшается, — потому ли, что почва дна реки впитывает в себя влагу, потому ли, что вода испаряется, но причину этого столь редкого явления до сей поры не выяснили.

Добравшись до Рио‑Колорадо, Паганель, как географ, прежде всего искупался в ее водах, окрашенных красноватой глиной. Он был удивлен глубиной реки — явление, объяснявшееся таянием снегов под влиянием летнего солнца; больше того, река оказалась столь широкой, что лошади не в состоянии были переплыть ее. К счастью, двигаясь вверх по течению, путешественники обнаружили висячий мост, сделанный индейцами из плетеных гибких ветвей, скрепленных между собой ремнями. Через этот мост маленькому отряду удалось перебраться на левый берег, где он расположился лагерем.

Прежде чем уснуть, Паганель задался целью точно определить местонахождение Рио‑Колорадо и самым тщательным образом нанес эту реку на карту — за отсутствием Яру‑Дзангбо‑Чу, которая вдали от него низвергала свои воды с Тибетских гор.

Следующие два дня, 27 и 28 октября, путешествие прошло благополучно. Все та же природа, все та же бесплодная почва. Никогда еще пейзаж не выглядел более однообразным, никогда окрестность не казалась более унылой. Между тем почва становилась очень влажной. Приходилось перебираться через затопленные водой низины, так называемые «каньадас», и через никогда не пересыхавшие мелкие лагуны — «эстерос», заросшие водяными травами. Вечером лошади остановились на берегу большого озера Лаукем, вода которого содержит очень много минеральных веществ, индейцы зовут его «Горьким озером». В 1862 году оно было свидетелем жестокой расправы аргентинских войск с туземцами.

Здесь путешественники расположились, как обычно, лагерем, и ночь прошла бы спокойно, если бы вокруг не было обезьян‑сапажу и диких собак. Эти шумные животные исполняли, видимо в честь европейцев, одну из тех примитивных симфоний, от которой, пожалуй, не отрекся бы какой‑нибудь композитор грядущих лет.

ПАМПА

Аргентинские пампы простираются от тридцать четвертого до сорокового градуса южной широты. Слово «пампа» арауканское, оно означает «равнина, поросшая травой», и это название очень подходит к этому краю. Древовидные мимозы западной ее части, роскошные травы восточной придают этой равнине своеобразный характер. Эта растительность уходит глубокими корнями в слой земли, под которым лежит красная или желтая глинисто‑песчаная подпочва. Если бы геологи начали изучать эти отложения третичного периода, то обнаружили бы здесь неисчерпаемые богатства. Там гниет бесчисленное множество стародавних скелетов. Индейцы утверждают, что это кости вымершей великой породы броненосцев‑тату, и прах этих сгнивших животных скрывает всю первичную историю этих равнин.

Американские пампы — такая же географически обособленная область, как саваны Страны Великих Озер или степи Сибири. Климат пампы, будучи континентальным, отличается более суровой зимой и более знойным летом, чем климат провинции Буэнос‑Айрес, ибо, по словам Паганеля, океан зимой постепенно отдает земле то тепло, которое поглощает у нее летом. Этим объясняется то, что на островах держится более ровная температура, чем в глубине материков (по этой причине зима в Исландии мягче, чем в Ломбардии). И вот почему климат западной части пампы не отличается тем однообразием, которое наблюдается на побережье благодаря близости Атлантического океана. В западной части наблюдается резкая смена температур: то суровые холода, то жгучая жара. Осенью, то есть в апреле и мае, нередко идут проливные дожди. Но в описываемое нами время года погода стояла очень сухая и чрезвычайно жаркая.

На рассвете отряд двинулся в путь, предварительно определив направление. Грунт, скрепленный корнями деревьев и кустов, сделался совершенно твердым. Исчез мельчайший песок, из которого образовывались дюны, исчезла пыль, клубившаяся в воздухе.

Лошади шли бодрым шагом среди «паха‑брава» — высокой травы, в которой индейцы укрываются во время грозы. Все реже и реже встречались водоемы, где росли ивы и местное растение «gugnerium argenteum», любящее близость пресной воды. Кони, встретив в лощинах воду, спешили воспользоваться этим и пили вволю, словно торопясь запастись влагой на будущее время. Талькав старался ехать впереди, обследуя кусты и распугивая «чолинас» — опаснейших гадюк, от укуса которых менее чем через час погибает даже бык. Проворный конь Талькава перескакивал через густые кусты, помогая хозяину прокладывать путь тем, кто ехал позади.

Итак, путешествие по ровным, прямым равнинам не представляло трудности, и отряд подвигался быстро. Природа окрест была однообразна, ни камня, ни валуна на сто миль вокруг. Беспредельное, нескончаемое однообразие! Не было даже намека на какой‑либо пейзаж, или происшествие, или естественную неожиданность! Нужно было быть Паганелем, ученым‑энтузиастом, чтобы замечать нечто там, где ничего не было приметного, и любоваться мелочами такой дороги. Что же радовало его здесь? Он сам не мог бы ответить. Может быть, какой‑нибудь кустик, порой, быть может, травка. Но даже столь малого было достаточно, чтобы развязать язык словоохотливому географу, и он поучал Роберта, который охотно внимал ему.

Весь день, 29 октября, перед глазами наших всадников простиралась та же нескончаемо‑однообразная равнина. Около двух часов пополудни заметили на земле под ногами лошадей много костей каких‑то животных. То были истлевшие и побелевшие останки огромного стада быков. Но эти скелеты не были разбросаны в беспорядке, как обычно валяются скелеты обессиленных, павших в пути одно за другим животных. Никто не мог объяснить, почему на таком небольшом пространстве собрано такое множество скелетов. Это было загадкой даже для Паганеля, и он обратился за разъяснениями к Талькаву. Тот не замедлил удовлетворить его любопытство.

Восклицание географа: «Быть не может!» — и последовавший за этим утвердительный кивок головы патагонца очень заинтересовали всех присутствующих.

— Что же это такое? — спросили они Паганеля.

— Молния! — ответил географ.

— Как! Молния способна произвести подобное опустошение? — воскликнул Том Остин. — Убить наповал стадо в пятьсот голов!

— Талькав это утверждает, и Талькав не ошибается. Я в данном случае верю ему, ибо грозы в пампе отличаются особой яростью. Лишь бы нам не испытать этого на себе!

— Что‑то очень жарко, — промолвил Вильсон.

— Термометр показывает тридцать градусов в тени, — отозвался Паганель.

— Это меня не удивляет, — сказал Гленарван, — я чувствую себя так, словно по мне пробегает электрический ток. Будем надеяться, что эта жара недолго продержится.

— К сожалению, — возразил Паганель, — нам нечего рассчитывать на перемену погоды, на горизонте — ни облачка!

— Тем хуже, — заметил Гленарван, — наши лошади измучены зноем. Тебе, мой мальчик, не слишком жарко? — спросил он Роберта.

— Нет, сэр, — ответил мальчуган, — я люблю жару, она приятна!

— Особенно зимой, — глубокомысленно заметил майор, попыхивая сигарой.

Вечером сделали привал у заброшенного ранчо — глиняной мазанки с соломенной крышей; ранчо было обнесено частоколом, правда полусгнившим, но все же ночью он мог защитить лошадей от нападения лисиц. Самим лошадям эти звери не в силах причинять вреда, но они, хитрецы, перегрызают их недоуздки, и лошади пользуются этим, чтобы вырваться на свободу.

В нескольких шагах от ранчо была вырыта яма, служившая, очевидно, очагом, в ней еще сохранилась остывшая зола. Внутри ранчо имелась скамья, убогое ложе из бычьей кожи, котелок, вертел и чайник для кипячения «матэ». Матэ — напиток из настоя сушеных трав, очень распространенный в Южной Америке, так сказать чай индейцев, его пьют сквозь соломинку, как многие американские напитки. По просьбе Паганеля Талькав приготовил несколько чашек матэ, и путешественники с удовольствием запили им свой обычный ужин, найдя индейский напиток превосходным.

На следующий день, 30 октября, солнце поднялось как бы в раскаленном тумане и залило землю жгучими лучами. Температура в этот день была исключительно высока, а на равнине, к несчастью, нигде нельзя было укрыться от зноя. Однако маленький отряд снова храбро двинулся на восток. Несколько раз в пути встречались огромные стада животных, которые, не имея сил пастись под палящим солнцем, лениво валялись на траве. Сторожей, вернее — пастухов, не было видно, лишь собаки, привыкшие, утоляя жажду, высасывать молоко у овец, сторожили огромные стада коров, телят и быков. Рогатый скот здесь очень кроткого нрава, ему не присуще инстинктивное отвращение к красному цвету, которое столь свойственно его европейским собратьям.

— Это, несомненно, объясняется тем, что здесь они пасутся на республиканских пастбищах! — заметил Паганель, очень довольный своей, быть может несколько вольной, остротой.

К полудню в пампе начались какие‑то изменения, которые не могли ускользнуть от глаз путешественников, утомленных однообразием этих мест. Злаки стали попадаться реже. Вместо них появились тощие репейники и гигантские чертополохи футов в девять высотой, способные осчастливить всех ослов земного шара. Там и сям росли низкорослые колючие кустарники темно‑зеленого цвета. Как ни казались они невзрачны, а на такой иссушенной почве даже они были ценны. До этих мест влага, сохранявшаяся в глинистой почве равнины, питала пастбище; и ковер травы был густ и роскошен. Но здесь этот ковер, местами истертый, местами прорванный, обнажил свою основу и обнаружил скудность почвы. Талькав указал своим спутникам на эти явные признаки возраставшей засухи.

— Я лично ничего не имею против этой перемены, — заявил Том Остин, — трава, кругом трава — это в конце концов может и надоесть.

— Да, но там, где трава, там и вода, — отозвался майор.

— О, у нас недостатка в этом нет, — вмешался Вильсон, — и где‑нибудь по дороге нам, конечно, встретится река.

Если бы Паганель слышал эту фразу, то, конечно, не упустил бы случая сказать, что между Рио‑Колорадо и горами аргентинской провинции протекает очень мало рек, но он в этот момент объяснял Гленарвану явление, на которое тот обратил его внимание.

С некоторого времени в воздухе чувствовался запах гари, а между тем до самого горизонта не видно было никакого огня. Не замечалось и дыма — указания на отдаленный пожар. Таким образом, это явление нельзя было объяснить какой‑нибудь естественной причиной. Вскоре запах горелой травы стал так ощутителен, что все, за исключением Паганеля и Талькава, были удивлены. На вопросы друзей географ, всегда готовый объяснить любое явление, поведал им следующее:

— Мы с вами не видим огня, но чувствуем запах гари. А ведь нет дыма без огня, эта пословица не менее правдива в Америке, чем в Европе. Значит, где‑то что‑то горит, но у этих памп столь ровная поверхность, что воздушные течения не встречают тут никаких препятствий, и нередко запах горящей травы можно почувствовать миль за семьдесят пять.

— За семьдесят пять миль? — недоверчиво переспросил майор.

— Да, именно, — подтвердил Паганель. — Я должен только добавить, что подобные пожары часто охватывают большие пространства и порой достигают огромной силы.

— Кто же поджигает прерии? — спросил Роберт.

— Иногда молния, когда травы очень высушены зноем, а иногда сами индейцы.

— А с какой целью они это делают?

— Они утверждают — не знаю, насколько это верно, — будто после таких пожаров в пампе лучше растут злаки. Это доказывало бы, что зола удобряет почву. А я полагаю, что цель этих пожаров — уничтожение миллиардов клещей, докучающих стадам.

— Но такой энергичный способ может стоить жизни кое‑кому из животных, бродящих по равнине, — заметил майор.

— Случается, что сгорают целые стада, но какое это имеет значение при таком громадном количестве!

— Я не забочусь о них — это дело индейцев, — продолжал Мак‑Наббс, — я думаю о путешественниках, которые проезжают через пампу. Ведь может случиться, что они будут застигнуты и охвачены пламенем?

— Конечно! — с видимым удовольствием воскликнул Паганель. — Это иногда случается, и я ничего не имел бы против присутствовать при подобном зрелище.

— Это похоже на нашего ученого, — сказал Гленарван. — В своей любви к науке он готов сам заживо сгореть.

— Ну нет, дорогой Гленарван, я ведь прочел Купера, и его «Кожаный Чулок» научил меня, как спастись от надвигающегося пламени. Надо просто вырвать траву вокруг себя по радиусу в несколько туазов. Нет ничего проще. Поэтому я нисколько не боюсь степного пожара и всеми силами призываю его.

Однако пожеланиям Паганеля не суждено было осуществиться, и его поджаривали лишь нестерпимо жгучие лучи солнца. Лошади задыхались в этой тропической жаре. Тени ложились лишь от изредка набегавшего на огненный диск облачка. Тогда всадники подгоняли лошадей, стараясь держаться в этой освежающей тени, которую вместе с облаком гнал вперед западный ветер. Но туча скоро обгоняла лошадей, и солнце, ничем не заслоненное, вновь заливало огненными потоками иссохшую почву пампы.

Когда Вильсон заявлял, что у них имеется достаточный запас воды, то он не принял в расчет неутолимой жажды, терзавшей в течение этого дня его спутников, а утверждая, что на пути наверняка встретится какая‑нибудь река, он слишком поспешил. Мало того, что на пути не видно было речек, ибо однообразно‑плоская почва не представляла для них удобного русла, но даже искусственные водоемы, вырытые индейцами, и те все пересохли. Видя, что признаки засухи с каждой милей увеличиваются, Паганель спросил Талькава, где тот рассчитывает найти воду.

— В озере Салинас, — ответил индеец.

— А когда мы приедем туда?

Обычно путешествующие на пампе Аргентины роют колодцы и находят воду на глубине нескольких туазов. Но наши путешественники, не имея необходимых для рытья колодцев инструментов, не могли прибегнуть к этому способу. Пришлось ограничиться небольшой порцией воды, и если отряд не испытывал мучительной жажды, то все же не имел возможности утолить жажду целиком.

Вечером, после перехода в тридцать миль, сделали привал. Все рассчитывали восстановить силы крепким сном, но ночью тучи назойливых москитов и комаров не дали никому покоя. Их появление указывало на предстоящую перемену ветра, который действительно вскоре изменил направление и задул с севера. Эти проклятые насекомые обычно исчезают из той местности лишь при южном или юго‑западном ветрах.

Если майор спокойно переносил мелкие жизненные невзгоды, то Паганель все время негодовал на судьбу. Он проклинал москитов и комаров, он сожалел о том, что нет подкисленной воды, которая успокаивает жгучую боль от множества укусов. И хотя майор пытался утешить географа, утверждая, что надо считать себя еще счастливым, если из трехсот видов насекомых, известных естествоиспытателям, на них напали всего лишь два, Паганель все же проснулся в плохом настроении. Однако, когда отряд на заре собирался двинуться в путь, торопить ученого не понадобилось, так как в этот день предстояло добраться до озера Салинас. Лошади очень устали. Они чуть не умирали от жажды, и хотя всадники, заботясь о них, урезали свою порцию воды, ее все же было недостаточно. Засуха давала себя чувствовать еще сильнее, а зной при северном, несущем пыль ветре, этом самуме пампы, казался еще нестерпимей.

Читайте также:  Если в море впадает речка

В этот день однообразие пути было несколько нарушено, Мюльреди, ехавший впереди, вдруг повернул коня назад и сообщил о приближении отряда индейцев. К этой встрече отнеслись по‑разному. Гленарвану пришло в голову, что от этих туземцев он, пожалуй, узнает что‑нибудь о потерпевших крушение на «Британии». Талькав отнюдь не был рад встрече с индейцами‑кочевниками, он считал их грабителями и старался избегать их.

По его указанию маленький отряд сгрудился и привел в боевую готовность свое оружие. Возможны были всякие неожиданности.

Вскоре показался отряд индейцев. Он состоял всего лишь из десяти человек, что успокоило патагонца. Индейцы подъехали на расстояние приблизительно ста шагов. Теперь их легко можно было разглядеть. Это были туземцы, принадлежавшие к пампскому племени, которое в 1833 году разгромил генерал Росас. Рослые, с высоким выпуклым лбом, оливковым оттенком кожи, они являлись прекрасными представителями индейской расы.

Одеты они были в шкуры гуанако или нутрий и вооружены копьями футов в двадцать длиной, ножами, пращами, бола и лассо. Ловкость, с которой они управляли конями, доказывала, что это были искусные наездники.

Они остановились шагах в ста от путешественников и, казалось, о чем‑то совещались, крича и жестикулируя. Гленарван направил к ним своего коня. Но не успел он проехать и двух туазов, как отряд индейцев круто повернул и с невероятной быстротою скрылся из виду. Усталые лошади наших всадников никогда, конечно, не смогли бы их догнать.

— Трусы! — крикнул Паганель.

— Честные люди так быстро не убегают, — прибавил Мак‑Наббс.

— Что это за индейцы? — спросил Паганель Талькава.

— Гаучо, — ответил патагонец.

— Гаучо, — повторил Паганель, поворачиваясь к своим спутникам, — гаучо! Тогда нам не стоило принимать всех этих мер предосторожности, ибо бояться их было нечего.

— Почему? — спросил майор.

— Потому что гаучо — безобидные пастухи.

— Вы так думаете, Паганель?

— Конечно. Они приняли нас за грабителей и обратились в бегство.

— А я полагаю, что они не осмелились напасть на нас, — сказал Гленарван, который был очень раздосадован тем, что не удалось вступить в переговоры с туземцами, кем бы они ни были.

— Если я не ошибаюсь, то эти гаучо вовсе не безобидные пастухи, а отъявленные, опасные разбойники, — сказал майор.

— Что вы! — воскликнул Паганель.

И он с таким жаром принялся спорить по этому этнологическому вопросу, что умудрился вывести из равновесия майора, и тот, вопреки обычной сдержанности, сказал:

— Мне думается, вы не правы, Паганель.

— Не прав? — переспросил ученый.

— Да. Сам Талькав принял этих индейцев за грабителей, а он, наверное, хорошо знает, кто они такие.

— Ну и что ж? На этот раз Талькав ошибся, — возразил несколько резко Паганель, — гаучо — мирные пастухи. Я сам писал об этом в одной брошюре о пампе, пользующейся некоторой известностью.

— Значит, вы ошиблись, господин Паганель.

— Я ошибся, господин Мак‑Наббс?

— Если угодно — по рассеянности, — продолжал настаивать майор, — и вам придется внести некоторые поправки в следующее издание вашей брошюры.

Паганель, очень уязвленный тем, что его географические сведения не только подвергаются сомнению, но и становятся предметом шуток, почувствовал, что раздражается.

— Знайте, милостивый государь, — сказал он майору, — что мои книги не нуждаются в подобных исправлениях!

— А по‑моему, нуждаются, по крайней мере в данном случае, — возразил Мак‑Наббс, тоже охваченный упрямством.

— Вы, сударь, что‑то придирчивы сегодня, — отрезал Паганель.

— А вы что‑то сварливы, — отпарировал майор.

Спор разгорался не на шутку, несмотря на то что повод, вызвавший его, был совершенно незначителен, и Гленарван счел нужным вмешаться.

— Несомненно, — сказал он, — один из вас слишком придирчив, а другой — сварлив, и, по правде сказать, вы оба удивляете меня.

Патагонец, не понимая, о чем спорят два друга, легко догадался, что они ссорятся. Он улыбнулся и спокойно сказал:

— Это северный ветер.

— Северный ветер?! — воскликнул Паганель. — При чем тут северный ветер?

— Ну конечно, — отозвался Гленарван, — ваше плохое настроение объясняется северным ветром. Помнится, мне говорили, что на юге Америки он чрезвычайно раздражает нервную систему.

— Клянусь святым Патриком, вы правы, Эдуард! — воскликнул майор и расхохотался.

Но Паганель, не на шутку раздраженный, не желал сдаваться и набросился на Гленарвана, вмешательство которого показалось ему слишком шутливым.

— Итак, по‑вашему, у меня возбуждены нервы?

— Конечно, Паганель, и причина этому — северный ветер. Он часто наталкивает тут людей на преступления, подобно северному ветру в окрестностях Рима.

— На преступления! — воскликнул ученый. — Так я имею вид человека, собирающегося совершить преступление?

— Этого я не говорю.

— Скажите лучше прямо, что я хочу вас зарезать!

— Ох, боюсь этого! — ответил Гленарван, не будучи больше в состоянии удержаться от смеха. — К счастью, северный ветер дует всего лишь один день.

Слова Гленарвана возбудили всеобщий хохот.

Паганель пришпорил лошадь и ускакал вперед, желая рассеять в одиночестве свое плохое настроение. Через четверть часа он уже забыл о происшедшем. Так на короткий срок добродушие ученого изменило ему, но, как правильно указал Гленарван, причина тому была чисто внешняя.

В восемь часов вечера Талькав, ехавший несколько впереди, сообщил, что они приближаются к желанному озеру. Четверть часа спустя маленький отряд спускался по крутому берегу озера Салинас. Но здесь путников ожидало тяжелое разочарование: озеро пересохло.

Источник

Реки Аргентины

Реки Аргентины

    Гальегос
    Река в аргентинской провинции Санта-Крус, в эстуарии которой расположена столица провинции город Рио-Гальегос. Длина реки составляет около 300 километров. Рио-Гальегос берёт начало в месте слияния рек Рубенс и Пенитентес. Наиболее крупные её притоки – Турбио, Кондор и Сурдо.

Гуалегуай
Река в Южной Америке. Река берёт своё начало неподалёку от города Сан-Хосе-Фелисиано в Аргентине. Общая протяженность реки составляет около 857 км. Площадь её водосборного бассейна насчитывает 21536 км². Протекает в юго-западном направлении. Впадает в реку Парана слева. Имеет ряд крупных притоков.

Десагуадеро
Река в центральной и западной Аргентине, протекает в Патагонских Андах. Десагуадеро образуется слиянием рек Сан-Хуана и Мендосы, впадает в Рио-Саладо (Солёную реку). На реке расположен одноимённый населённый пункт Десагуадеро, а также ряд других.

Игуасу
Река в Южной Америке протяжённостью в 1320 км. Её название происходит из языка гуарани и означает «большая вода». Игуасу образуется в результате стечения рек Ираи и Атуба вблизи Куритиба в горах Серра-ду-Мар. В верхнем течении сильно петляет, обрываясь постоянно 70 водопадами. В среднем течении река становится судоходна на 500 км в пределах штата Парана. В неё впадает на этом участке около 30 притоков. В нижнем течении до самого впадания в реку Парана представляет собой естественную границу между Аргентиной и Бразилией. Во время половодий река образует водосток в 7 раз превышающий Ниагарский водопад.

Каркаранья
Река в Южной Америке. Река берёт своё начало в провинции Кордова в результате слияния Чоканчарава и Терсеро в Аргентине. Общая протяженность реки составляет около 240 км, площадь её водосборного бассейна насчитывает 4800 км². Протекает в восточном направлении. Впадает в реку Парана. Имеет ряд крупных притоков. У впадения в Парану располагалось первое европейское поселение на территории Аргентины – форт Санкти-Спириту.

Лимай
Река на юге Аргентины, одна из величайших рек Патагонии. Река берёт начало на юге территории провинции Неукен и впадает в реку Рио-Негро. Название реки происходит от арауканского языка, слово лимай значит ясная река.

Мендоса
Река в Аргентине, протекающая в одноимённой провинции. На реке расположен город Мендоса. Река берёт своё начало к юго-востоку от ледников наивысшей точки Южной Америки потухшего вулкана Аконкагуа (6962 метров над уровнем моря) в Патагонских Андах. В месте слияния с рекой Сан-Хуан, на высоте 497 метров над уровнем моря в лагуне Лагунас-де-Гуанакаче, берёт своё начало река Десагуадеро.

Мокорета
Река в Южной Америке. Река берёт своё начало на плато Паюбре в Аргентине. Общая протяженность реки составляет около 140 км. Площадь её водосборного бассейна насчитывает 3785 км². Впадает в реку Уругвай. Имеет ряд крупных притоков.

Неукен
Река на юге Аргентины, одна из наиболее крупных рек Патагонии. Берёт начало в Андах на северо-западе провинции Неукен. Недалеко от одноимённого города сливается с рекой Лимай, образуя Рио-Негро. Главные притоки — река Агрио и ручей Ковунко.

Парагвай
Правый приток Параны, одна из самых больших рек центральной и южной частей южноамериканского континента. Протекает через территории Бразилии (рядом с боливийской границей) и Парагвая; от города Баия-Негра до слияния с рекой Парана служит государственной границей Парагвая и Бразилии; в южной своей части является государственной границей между Парагваем и Аргентиной. Длина русла от истока в бразильском штате Мату-Гросу до слияния с рекой Парана к северу от аргентинского города Корриентес – около 2 549 км.

Парана
Река в Южной Америке, вторая по длине река этого континента (после Амазонки). Протекает в южной части континента по территории Бразилии, Парагвая и Аргентины. Длина от слияния притоков – 4380 км. Площадь бассейна 2582672 км². Впадает в залив Ла-Плата Атлантического океана недалеко от города Буэнос-Айреса. До города Росарио в нижнем течении осуществляется морское судоходство. В среднем течении река образует часть естественной границы между Парагваем и Аргентиной, ниже является западной границей низменного района аргентинского Междуречья.

Пилькомайо
Река в Боливии, Парагвае и Аргентине, приток Парагвая. Истоки реки находятся на восточных склонах Анд. Сначала река протекает в юго-восточном направлении 836 км по Боливии, далее образует государственную границу между Аргентиной и Парагваем, после чего впадает в Парагвай в районе Асунсьона. Площадь речного бассейна – около 270 тыс. км², на которой проживает примерно 1,5 млн. человек.

Реконкиста
Река в Аргентине. Длина – 82 км, площадь бассейна – 1738 км². Протекает река по Ла-Платской низменности, впадая в реку Лухан. Реконкиста протекает в густонаселённом районе Большого Буэнос-Айреса, на её берегах проживает около 4 млн человек и расположено множество производств, поэтому она является одной из самых загрязнённых рек страны.

Риачуэло
Узкая и очень загрязнённая река, на левом берегу которой располагается Капиталь Федераль – центр Буэнос-Айреса, столицы Аргентины. На правом берегу располагаются Ломас-де-Самора, Ланус и Авельянеда.

Рио-Бермехо
Река в Боливии и Аргентине. Одна из больших рек центральной части южноамериканского континента, правый приток Парагвая. Длина русла от истока до слияния с рекой Парагвай – около 1 600 км, площадь водосборного бассейна – около 133 000 км². Истоки реки расположены в Боливии, на восточных склонах Центральных Анд.

Рио-Гранде
Река на острове Огненная Земля, протекает по территории Чили и Аргентины. Рио-Гранде крупнейшая река острова, рядом с устьем на реке расположен крупнейший город острова – Рио-Гранде.

Рио-Десеадо
Река в Аргентине, протекает по территории провинции Санта-Крус. Длина – 615 км, площадь водосборного бассейна – 14 450 км². Берёт начало при слиянии рек Феникс-Гранде и Пахе в Патагонских Андах к востоку от Чилийско-Аргентинской границы. Река Рио-Десеадо впадает в Атлантический океан, рядом с устьем расположен портовый город Пуэрто-Десеадо.

Рио-Дульсе
Река на северо-западе Аргентины, впадающая в озеро Мар-Чикита. Длина реки составляет 650 км. Река берёт начало под названием Сали в Андах, в массиве Сьерра-дель-Аконкиха. Протекает на юге засушливых равнин Гран-Чако, часто распадаясь на рукава, подходит к северной конечности хребта Сьеррас-де-Кордова и впадает в озеро Мар-Чикита. Для Рио-Дульсе характерны летние паводки и маловодная зимняя межень. Средний расход воды при выходе из гор составляет около 80 м³/c, далее он не увеличивается вследствие разбора воды на орошение. На реке стоит город Сантьяго-дель-Эстеро.

Рио-Колорадо
Река в Аргентине, на севере Патагонии. Длина свыше 1200 км. Образуется при слиянии рек Рио-Гранде и Барранкас, истоки которых находятся на восточных склонах Анд. В глубокой и широкой долине пересекает засушливую область северной Патагонии, местами образует каньон. При впадении в залив Баия-Бланка Атлантического океана образует дельту. Почти параллельно немного южнее протекает Рио-Негро.

Рио-Негро
Река в Аргентине, на севере Патагонии. Длина 635 км. Средний расход воды 1014 м³/c. Образуется слиянием рек Неукен и Лимай, берущих начало на восточных склонах Анд. Впадает в Атлантический океан вблизи курорта Эль-Кондор, примерно в 30 км ниже по течению от городов Вьедма и Кармен-де-Патагонес. Площадь бассейна около 130 тыс. км².

Рио-Санта-Крус
Река в Южной Америке в аргентинской провинции Санта-Крус. Берет начало в озере Архентино в Патагонских Андах, на границе Чили и Аргентины, впадает в Атлантический океан. Общая протяженность реки составляет около 385 км, вместе с наиболее удалёнными притоками 565 км. Площадь её водосборного бассейна насчитывает 29685 км².

Саладо
Река в Южной Америке, правый приток реки Парана. Протекает по территории аргентинских провинций Сальта, Сантьяго-дель-Эстеро и Санта-Фе. Имеет длину 1300 км, площадь бассейна около 160 тыс. км². В верхнем течении сначала носит название Гуачинас, затем Хурамито или Рио-де-Пасахе.

Уругвай
Река в Южной Америке. Река начинается в Бразилии, образуясь на высоте 1800 м слиянием рек Пелотас и Каноас, далее река течёт с севера на юг, образуя границу между Бразилией и Уругваем, находящимися на левом берегу, и Аргентиной, находящейся на правом. Впадает в эстуарий реки Парана (называется Ла-Плата). Название реки происходит из языка индейцев гуарани и переводится как «река разноцветных птиц». Длина – около 1600 км (вместе с рекой Пелотас 2200 км) площадь бассейна – 365 тысяч км². В своём устье достигает ширины 12 км.

Футалеуфу
Река в Аргентине и Чили. Истоки реки лежат в Патагонских Андах, аргентинская часть реки протекает по территории в провинции Чубут, чилийская часть расположена в области Лос-Лагос. Река впадает в озеро Ельчо. На реке популярен рафтинг. До строительства ГЭС река брала начало из озера Ситуасьон, но после перекрытия русла и подъёма воды объеденили бывший каскад озёр Ситуасьон, Лаго-Нумеро-Уно, Лаго-Нумеро-Дос, Лаго-Нумеро-Трес, превратив их в водохранилище Лаго-Амутуи-Кимей.

Чоканчарава
Река в Южной Америке. Река берёт своё начало в южной части гор Кордовы в Аргентине. Общая протяженность реки составляет около 400 км. Протекает в юго-западном направлении. Сливается с рекой Терцеро, образуя реку Каркаранья, приток Параны. Имеет ряд крупных притоков.

  • Чубут
    Река в Патагонии, в южной части Аргентины. Название реки происходит от слова chupat на языке народа теуэльче означающее «прозрачный». Длина реки 810 км, площадь бассейна реки – 53 801 км². Река берёт начало на восточных склонах Патагонских Анд и впадает вблизи города Росон в Атлантический океан, пересекая по пути полупустынные плато. Главный приток реки – Рио-Чико. На небольшом отрезке река протекает по провинции Рио-Негро, на остальном протяжении – по одноимённой провинции.
  • Источник

    Река Колорадо — Colorado River

    Река Колорадо ( исп . Río Colorado ) — одна из главных рек (наряду с Рио-Гранде ) на юго-западе Соединенных Штатов и северной Мексике . Река длиной 1450 миль (2330 км) истощает обширный засушливый водораздел, который охватывает части семи штатов США и двух штатов Мексики. Начиная с центральных Скалистых гор в Колорадо , река протекает в основном на юго — запад через плато Колорадо и через Гранд — Каньон до достижения озера Мид на Аризона — Невада границе, где она поворачивает на юг в сторону международной границы . Войдя в Мексику, Колорадо приближается к в основном сухой дельте реки Колорадо на оконечности Калифорнийского залива между Нижней Калифорнией и Сонорой .

    Река Колорадо и ее притоки, известные своими впечатляющими каньонами, порогами и одиннадцатью национальными парками США , являются жизненно важным источником воды для 40 миллионов человек. Река и ее притоки контролируются разветвленной системой плотин, водохранилищ и акведуков, которые в большинстве лет направляют весь свой сток на сельскохозяйственное орошение и хозяйственно- питьевое водоснабжение. Его большой поток и крутой градиент используются для выработки гидроэлектроэнергии , а его основные плотины регулируют пиковую потребность в электроэнергии на большей части Западного Межгорного ущелья . Интенсивное водопотребление привело к высыханию нижних 100 миль (160 км) реки, которые редко доходили до моря с 1960-х годов.

    Начиная с небольших групп кочевых охотников-собирателей , коренные американцы населяли бассейн реки Колорадо не менее 8000 лет. Между 2000 и 1000 лет назад водораздел был домом для крупных сельскохозяйственных цивилизаций, считающихся одними из самых сложных коренных североамериканских культур, которые в конечном итоге пришли в упадок из-за сочетания сильной засухи и неэффективного землепользования. Большинство коренных народов, населяющих этот регион сегодня, происходят от других групп, поселившихся здесь примерно 1000 лет назад. Впервые европейцы вошли в бассейн Колорадо в 16 веке, когда исследователи из Испании начали картографировать и заявлять права на этот район, который стал частью Мексики после обретения независимости в 1821 году. Ранние контакты между европейцами и коренными американцами обычно ограничивались торговлей пушниной в верховьях. и спорадические торговые связи в нижнем течении реки. После того, как большая часть бассейна реки Колорадо стала частью США в 1846 году, большая часть ее русла все еще оставалась предметом мифов и домыслов. Несколько экспедиций составили карту Колорадо в середине 19 века, одна из которых под руководством Джона Уэсли Пауэлла была первой, кто пробежал по порогам Гранд-Каньона. Американские исследователи собрали ценную информацию, которая позже была использована при освоении реки для судоходства и водоснабжения. Крупномасштабное заселение нижнего бассейна началось в середине — конце 19 века, когда пароходы обеспечивали транспортировку из Калифорнийского залива к берегам реки, ведущей к фургонным дорогам во внутренние районы. Начиная с 1860-х годов золотые и серебряные забастовки привлекали старателей в верховья бассейна реки Колорадо.

    Крупные инженерные работы начались примерно в начале 20-го века, основные руководящие принципы были установлены в ряде международных и межгосударственных договоров США, известных как «Закон реки». Федеральное правительство США было основной движущей силой строительства плотин и акведуков, хотя многие государственные и местные агентства по водным ресурсам также участвовали в этом. Большинство крупных плотин были построены между 1910 и 1970 годами; краеугольный камень системы, плотина Гувера , был завершен в 1935 году. Колорадо в настоящее время считается одной из самых контролируемых и спорных рек в мире, где каждая капля воды полностью выделена. Экологическое движение в юго — западе США выступает против запруживать и утечки системы реки Колорадо из — за вредного воздействия на экологию и естественную красоту реки и ее притоков. Во время строительства плотины Глен-Каньон природоохранные организации пообещали заблокировать любое дальнейшее развитие реки, и ряд более поздних предложений о плотине и акведуке были отклонены гражданской оппозицией. Поскольку спрос на воду реки Колорадо продолжает расти, уровень человеческого развития и контроля над рекой продолжает вызывать споры.

    СОДЕРЖАНИЕ

    • 1 курс
      • 1.1 Основные притоки
    • 2 разряда
    • 3 Водораздел
    • 4 Геология
    • 5 История
      • 5.1 Коренные народы
      • 5.2 Ранние исследователи
      • 5.3 Исследование и навигация под фортом Юма, 1850–1854 гг.
      • 5.4 Исследование и навигация над фортом Юма, 1851–1887 гг.
      • 5.5 Экспедиции Пауэлла, 1869–1871 гг.
      • 5,6 американское поселение
      • 5.7 Название верхней реки Колорадо и разногласия
    • 6 Инжиниринг и разработка
      • 6.1 Развитие Нижнего бассейна, 1930–1950-е гг.
      • 6.2 Развитие Верхнего бассейна, 1950–1970-е гг.
      • 6.3 Тихоокеанский юго-западный водный план
      • 6.4 Неопределенное будущее
    • 7 Экология
      • 7.1 Дикая природа и растения
      • 7.2 Воздействие на окружающую среду
        • 7.2.1 Минуты 319
    • 8 Отдых
    • 9 См. Также
    • 10 Пояснительные примечания
    • 11 цитат
    • 12 цитированных работ
    • 13 Дальнейшее чтение
    • 14 Внешние ссылки

    Вид на болотистую долину, окруженную лесными горами

    Колорадо начинается у перевала Ла Поудр в Южных Скалистых горах Колорадо, на высоте 10 184 фута (3104 м) над уровнем моря. Пройдя небольшой путь на юг, река поворачивает на запад ниже Гранд-Лейк , самого большого природного озера в штате. Первые 250 миль (400 км) своего пути Колорадо прокладывает себе путь через горный Западный склон , малонаселенный регион, определяемый частью штата к западу от континентального водораздела . Поскольку он течет на юго-запад, он набирает силу от многих небольших притоков, а также от более крупных, включая реки Голубой , Орёл и Ревущая Вилка . Пройдя через каньон Де-Беке , Колорадо выходит из Скалистых гор в Гранд-Вэлли , крупный сельскохозяйственный и скотоводческий регион, где он встречается с одним из своих крупнейших притоков, рекой Ганнисон , в Гранд-Джанкшен . Большая часть верхней реки является быстрым Уайтуотер поток , в диапазоне от 200 до 500 футов ( от 60 до 150 м) в ширину, глубина в диапазоне от 6 до 30 футов ( от 2 до 9 м), с несколькими известными исключениями, такие , как Blackrocks досягаемость где река имеет глубину почти 100 футов (30 м). В некоторых областях, таких как болотистая долина Кавуниче у истоков и Гранд-Вэлли, она демонстрирует плетеные характеристики.

    Обращаясь к северо-западу, Колорадо начинает пересекать одноименное плато Колорадо , обширную территорию высокой пустыни с центром в Четырех углах на юго-западе Соединенных Штатов. Здесь климат становится значительно суше, чем в Скалистых горах, и река укореняется в все более глубоких ущельях голых скал, начиная с Рубинового каньона и затем Уэстуотер-Каньона, когда она входит в Юту , теперь снова направляется на юго-запад. Далее вниз по течению он впадает в реку Долорес и определяет южную границу национального парка Арки , а затем проходит через Моав и течет через «Портал», где он выходит из долины Моав между парой 1000-футовых (300 м) скал из песчаника.

    В штате Юта Колорадо протекает в основном по территории « сликрок », которая характеризуется своими узкими каньонами и уникальными «складками», образованными наклоном слоев осадочных пород вдоль разломов. Это один из самых труднодоступных регионов континентальной части США. Ниже слияния с Грин-Ривер , ее крупнейшим притоком, в национальном парке Каньонлендс , Колорадо входит в каньон Катаракт , названный в честь его опасных порогов, а затем в каньон Глен , известный своими арками и сформированными эрозией образованиями из песчаника навахо . Здесь река Сан-Хуан , несущая сток с южного склона гор Сан-Хуан в Колорадо, присоединяется к Колорадо с востока. Затем Колорадо входит в северную Аризону , где с 1960-х годов плотина Глен-Каньон возле Пейджа затопила участок реки Глен-Каньон, образуя озеро Пауэлл для водоснабжения и выработки гидроэлектроэнергии .

    Узкая река протекает через узкое ущелье, окруженное высокими скалистыми обрывами.

    В Аризоне река проходит через переправу Ли , важный переход для первых исследователей и поселенцев, а с начала 20-го века — основная точка, где потоки реки Колорадо измеряются для распределения между семью штатами США и двумя мексиканскими штатами в бассейне. Ниже по течению река входит в Мраморный каньон , начало Гранд-Каньона , проходя под мостами Навахо и теперь уже на юг. Ниже слияния с рекой Литл-Колорадо река уходит на запад в Гранитное ущелье, самую драматичную часть Гранд-Каньона, где река врезается в плато Колорадо на глубину до 1,6 км, обнажая некоторые из самых старых видимых скал. на Земле, возраст которой составляет 2 миллиарда лет. 277 миль (446 км) реки, протекающей через Гранд-Каньон, в значительной степени охвачены Национальным парком Гранд-Каньон и известны своей сложной бурной водой, разделенной бассейнами, глубина которых достигает 110 футов (34 м).

    В нижней части Гранд-Каньона Колорадо расширяется до озера Мид , крупнейшего водохранилища в континентальной части Соединенных Штатов, образованного плотиной Гувера на границе Аризоны и Невады . Расположенная к юго-востоку от столичного Лас-Вегаса , плотина является неотъемлемым элементом управления рекой Колорадо, борьбы с наводнениями и хранения воды для ферм и городов в нижнем бассейне реки Колорадо. Ниже плотины река протекает под мемориальным мостом Майка О’Каллагана и Пэта Тиллмана, который на высоте почти 900 футов (270 м) над водой является самым высоким бетонным арочным мостом в Западном полушарии, а затем поворачивает прямо на юг в сторону Мексики, определяя границы Аризоны-Невада и Аризона- Калифорния .

    Вид сверху на зеленые сельскохозяйственные угодья в окружении пустыни

    Покинув пределы Черного каньона , река выходит с плато Колорадо в долину реки Нижнего Колорадо (LCRV), пустынный регион, зависящий от орошаемого земледелия и туризма, а также являющийся домом для нескольких крупных индейских резерваций . Река здесь расширяется до широкого, умеренно глубокого водного пути, в среднем от 500 до 1000 футов (от 150 до 300 м) в ширину и до 0,25 мили (400 м) в поперечнике, с глубиной от 8 до 60 футов (от 2 до 20 м). До канализирования в Колорадо в 20 — м веке, нижняя река была подвержена частым изменениям курса , вызванные сезонными колебаниями потока. Джозеф С. Айвз , исследовавший нижнюю часть реки в 1861 году, писал, что «смещение русла, берегов, островов и баров происходит так непрерывно и быстро, что подробное описание, полученное на основе опыта одной поездки, будет было признано неверным не только в течение следующего года, но, возможно, в течение недели или даже дня ».

    LCRV — один из самых густонаселенных районов вдоль реки, здесь есть множество городов, включая Буллхед-Сити, Аризона , Нидлз, Калифорния , и Лейк-Хавасу-Сити, Аризона . Здесь из реки берут начало несколько небольших водозаборов, обеспечивающих воду как для местных нужд, так и для отдаленных регионов, включая долину Соленой реки в Аризоне и южную Калифорнию . Последний крупный водозабор в США находится на Имперской плотине , где более 90 процентов речного стока направляется в Гравитационный канал и проект района Юма, а также в гораздо больший Всеамериканский канал для орошения Имперской долины в Калифорнии , самого продуктивного зимнего сельскохозяйственного региона В Соединенных Штатах.

    Ниже Императорской плотины лишь небольшая часть реки Колорадо проходит за Юмой, штат Аризона , и слиянием с прерывистой рекой Хила , несущей сток из западного Нью-Мексико и большей части Аризоны, прежде чем определить около 24 миль (39 км) границы между США и Мексикой . На плотине Морелос весь оставшийся сток Колорадо направляется на орошение долины Мехикали , одной из самых плодородных сельскохозяйственных земель Мексики. Ниже Сан-Луис-Рио-Колорадо Колорадо полностью переходит в Мексику, определяя границу Нижняя Калифорния — Сонора . С 1960 года участок Колорадо между этим регионом и Калифорнийским заливом был засушливым или образовался струйкой, образованной возвратными потоками ирригации. Река Харди обеспечивает большую часть стока в дельту реки Колорадо , обширную аллювиальную пойму, покрывающую около 3000 квадратных миль (7800 км 2 ) на северо-западе Мексики. Перед тем, как Колорадо впадает в Залив, примерно в 75 милях (120 км) к югу от Юмы, здесь образуется большой эстуарий . Иногда Международная комиссия по границам и водным ресурсам допускает весенний импульсный поток для подпитки дельты.

    До того, как развитие 20-го века привело к обезвоживанию нижнего Колорадо, в дельте и эстуарии существовал крупный приливно-отливной канал ; первая историческая запись была сделана хорватским миссионером на испанской службе отцом Фердинандом Конщаком 18 июля 1746 года. Во время весенних приливов приливная волна — местное название Эль-Бурро — образовалась в устье острова Монтегю в Нижней Калифорнии и распространилась вверх по течению.

    Основные притоки

    Вид на реку, петляющую через серию узких ущелий, которые резко переходят друг в друга.

    Вид на коричневатую реку, текущую между покрытыми растительностью берегами, на фоне высоких обрывов.

    К Колорадо присоединяется более 25 значительных притоков, из которых Грин-Ривер является крупнейшей как по длине, так и по расходу. Грин-Ривер берет воду из хребта Винд-Ривер в западно-центральном Вайоминге, из гор Уинта в штате Юта и из Скалистых гор северо-западного Колорадо. Река Хила является второй по длине и имеет большую площадь дренажа, чем Зеленая река, но имеет значительно меньший сток из-за более засушливого климата и больших водозаборов для орошения и городов. Реки Ганнисон и Сан-Хуан, которые получают большую часть воды от таяния снегов в Скалистых горах, вносят больше воды, чем Гила естественным образом.

    Статистика самых длинных притоков Колорадо
    Имя Состояние Длина Водораздел Увольнять Рекомендации
    ми км mi 2 км 2 CFS м 3 / с
    Зеленая река Юта 730 1,170 48 100 125 000 6 048 171,3
    Река Гила Аризона 649 1,044 58 200 151 000 247 7.0
    Река Сан-Хуан Юта 383 616 24 600 64 000 2192 62,1
    Маленькая река Колорадо Аризона 356 573 26 500 69 000 424 12.0
    Река Долорес Юта 250 400 4,574 11 850 633 17,9
    Река Ганнисон Колорадо 164 264 7 930 20 500 2,570 73
    Virgin River Невада 160 260 13 020 33 700 239 6,8

    Увольнять

    В своем естественном состоянии, река Колорадо вылили около 16,3 млн акров футов (20,1 км 3 ) в заливе Калифорнии каждый год, в размере средней скорости потока 22500 кубических футов в секунду (640 м 3 / с). Его режим течения был отнюдь не стабильным — действительно, «до строительства федеральных плотин и водохранилищ Колорадо была рекой крайностей, как никакая другая в Соединенных Штатах». Однажды река достигла пиков, составляющих более 100 000 кубических футов в секунду (2 800 м 3 / с) летом и низкого расхода менее 2,500 кубических футов в секунду (71 м 3 / с) зимой ежегодно. В Топоке, штат Аризона , примерно в 300 милях (480 км) вверх по течению от Персидского залива, максимальный исторический расход 384000 кубических футов в секунду (10900 м 3 / с) был зарегистрирован в 1884 году и минимум 422 кубических фута в секунду (11,9 м 3 / с). 3 / с) был зарегистрирован в 1935 году. Напротив, регулируемые скорости сброса в нижнем течении реки Колорадо ниже плотины Гувера редко превышают 35 000 кубических футов в секунду (990 м 3 / с) или опускаются ниже 4000 кубических футов в секунду (110 м 3 / с). Годовой объем стока варьировался от 22,2 миллиона акров футов (27,4 км 3 ) в 1984 году до минимума в 3,8 миллиона акров футов (4,7 км 3 ) в 2002 году, хотя в большинстве лет только небольшая часть этого стока, если таковая имеется. , достигает залива.

    Среднегодовой расход реки Колорадо показал небольшую, но заметную тенденцию к снижению в период с 1895 по 2004 год.

    От 85 до 90 процентов стока реки Колорадо происходит за счет таяния снегов, в основном из Скалистых гор Колорадо и Вайоминга. Только три главных верхних притока Колорадо — Ганнисон, Грин и Сан-Хуан — доставляют в главный ствол почти 9 миллионов акров футов (11 км 3 ) в год, в основном за счет таяния снегов. Оставшиеся 10 до 15 процентов поступает из различных источников, в основном , подземные базы потока и летних муссонных штормов. Последний часто вызывает сильные, сильно локализованные наводнения в нижних притоках реки, но не часто вносит значительные объемы стока. Большая часть годового стока в бассейне приходится на таяние снежного покрова Скалистых гор , которое начинается в апреле и достигает максимума в мае и июне, а затем истощается в конце июля или начале августа.

    Расходы в устье реки неуклонно сокращались с начала 20 века, и в большинстве лет после 1960 года река Колорадо пересыхала, не доходя до Тихого океана. Орошение, промышленные и муниципальные водозаборы, испарение из водохранилищ, естественный сток и вероятное изменение климата — все это способствовало этому значительному сокращению стока, угрожая водоснабжению в будущем. Например, река Хила, которая раньше была одним из крупнейших притоков Колорадо, в большинстве лет дает немногим больше, чем тонкую струйку из-за использования ее воды городами и фермами в центральной Аризоне. Средний расход воды в Колорадо в самой северной точке границы между Мексикой и США (NIB, или Северная международная граница) составляет около 2060 кубических футов в секунду (58 м 3 / с), 1,49 миллиона акров футов (1,84 км 3 ). в год — менее одной десятой естественного стока — за счет использования воды в верхнем течении. Ниже этой точки оставшийся сток направляется на орошение долины Мехикали, оставляя русло реки от плотины Морелос до моря, которое дополняется прерывистыми потоками дренажной воды для орошения. Однако были исключения, а именно в период с начала до середины 1980-х годов, когда Колорадо снова достигло моря в течение нескольких лет подряд с рекордными осадками и таянием снегов. В 1984 году произошло столько избыточного стока, что в море вылилось около 16,5 миллионов акров футов (20,4 км 3 ), или 22 860 кубических футов в секунду (647 м 3 / с).

    Разгрузка реки Колорадо в выбранных местах
    Гейдж Разряд
    (средний)
    Разряд
    (макс.)
    Площадь дренажа Период
    записи
    Ссылка
    CFS м 3 / с CFS м 3 / с mi 2 км 2
    Гранд-Лейк, Колорадо 62,7 1,78 976 27,6 63,9 166 1953–2010 гг.
    Доцеро, Колорадо 2,095 59,3 22 200 630 4390 11 400 1941–2011
    Cisco, Юта 7 181 203,3 125 000 3500 24 100 62 000 1895–2010 гг.
    Ли Ферри, Аризона 14 800 420 300 000 8 500 107 800 279 000 1895–2010 гг.
    Дэвис Дам, Аризона – Невада 14 180 402 116 000 3 300 169 300 438 000 1905–2010 гг.
    Паркер Дам, Аризона – Калифорния 11 990 340 42 400 1,200 178 500 462 000 1935–2010
    Плотина Лагуна, Аризона – Калифорния 1,693 47,9 30 900 870 184 600 478 000 1971–2010 гг.
    NIB
    (недалеко от Андраде, Калифорния )
    2,059 58,3 40 600 1,150 238 700 618 000 1950–2010 гг.
    Читайте также:  Какая рыба водится в реках магаданской области
    Ежемесячная разгрузка Колорадо на пароме Ли
    Месяц Янв. Февраль Мар. Апр. Может Июн. Июл. Авг. Сен. Октябрь Ноябрь Декабрь
    Увольнять CFS 9 650 9 740 10 500 16 000 28 000 32 800 18 300 13 200 10 900 9 530 9 620 9 440
    м 3 / с 273,3 275,8 297,3 453,1 792,9 928,8 518,2 373,8 308,7 269,9 272,4 267,3

    Геологическая служба США (USGS) работает или работает 46 датчиков потока для измерения разряда реки Колорадо, начиная от истока в районе Гранд — Лейк на границе Мексики и США. В таблицах справа перечислены данные, связанные с восемью из этих датчиков. Расходы реки, измеренные в Ли-Ферри, штат Аризона, примерно на полпути вдоль реки Колорадо и в 16 милях (26 км) ниже плотины Глен-Каньон, используются для определения распределения воды в бассейне реки Колорадо. Средний зарегистрированный сток составлял приблизительно 14 800 кубических футов в секунду (420 м 3 / с), 10,72 миллиона акров футов (13,22 км 3 ) в год с 1921 по 2010 год. На этот показатель сильно повлияли отводы вверх по течению и испарение из водохранилища, особенно после завершения проекта по хранению на реке Колорадо в 1970-х годах. До завершения строительства плотины Глен-Каньон в 1964 году средний расход, зарегистрированный между 1912 и 1962 годами, составлял 17 850 кубических футов в секунду (505 м 3 / с), 12,93 миллиона акров футов (15,95 км 3 ) в год.

    Водораздел

    Водосбор или водораздел реки Колорадо охватывает 246,000 квадратных миль (640000 км 2 ) юго — западной Северной Америки, что делает его седьмым по величине на континенте. Около 238 600 квадратных миль (618 000 км 2 ), или 97 процентов водосбора, находится в Соединенных Штатах. Река и ее притоки истощают большую часть западного Колорадо и Нью-Мексико, юго-западного Вайоминга , восточной и южной Юты, юго-восточной Невады и Калифорнии и почти всей Аризоны. Осушаемые площади в Нижней Калифорнии и Соноре очень малы и не дают измеримого стока. Большая часть бассейна является засушливой, определяемой пустынями Сонора и Мохаве и простором плато Колорадо, хотя значительные лесные массивы находятся в Скалистых горах; плато Кайбаб, Водолей и Маркагунт в южной части Юты и северной Аризоне; Mogollon Rim через центральный штат Аризона; и другие небольшие горные цепи и небесные острова . Высота варьируется от уровня моря в Калифорнийском заливе до 14 321 футов (4365 м) на вершине пика Ункомпагре в Колорадо, в среднем 5 500 футов (1700 м) по всему бассейну.

    Климат сильно различается по всему водоразделу. Среднемесячные высокие температуры составляют 25,3 ° C (77,5 ° F) в верхнем бассейне и 33,4 ° C (92,1 ° F) в нижнем бассейне, а низкие в среднем –3,6 и 8,9 ° C (25,5 и 48,0 ° F), соответственно. Годовое количество осадков в среднем составляет 6,5 дюймов (164 мм), от более 40 дюймов (1000 мм) в некоторых районах Скалистых гор до всего 0,6 дюйма (15 мм) вдоль мексиканского участка реки. В верхнем бассейне обычно идет снег и дожди зимой и ранней весной, тогда как осадки в нижнем бассейне выпадают в основном во время интенсивных, но нечастых летних гроз, вызванных североамериканским муссоном .

    Вид на голубую реку, текущую через лесную долину, с поездом, идущим слева, и заснеженными вершинами на заднем плане.

    По состоянию на 2010 год в бассейне реки Колорадо проживало около 12,7 миллиона человек. Феникс в Аризоне и Лас-Вегас в Неваде — крупнейшие мегаполисы в водоразделе. Плотность населения также высока в нижнем течении реки Колорадо ниже плотины Дэвис, в которую входят Буллхед-Сити, Лейк-Хавасу-Сити и Юма. Другие важные населенные пункты в бассейне включают Тусон, Аризона ; Сент-Джордж, штат Юта ; и Гранд-Джанкшен, Колорадо. Штаты бассейна реки Колорадо являются одними из самых быстрорастущих в США; население одной только Невады увеличилось примерно на 66 процентов в период с 1990 по 2000 год, в то время как Аризона выросла примерно на 40 процентов.

    Бассейн реки Колорадо разделяет водосборные границы со многими другими крупными водосборами Северной Америки. Континентальный водораздел Америки образует значительную часть восточной границы водораздела, отделяя его от бассейнов рек Йеллоустон и Платт — обоих притоков реки Миссури — на северо-востоке и от истоков Арканзаса. Река на востоке. Реки Миссури и Арканзас являются частью системы реки Миссисипи . Далее на юг бассейн реки Колорадо граничит с водосбором Рио-Гранде , который вместе с Миссисипи впадает в Мексиканский залив , а также с рядом эндорейных (закрытых) водосборных бассейнов на юго-западе Нью-Мексико и на крайнем юго-востоке Аризоны.

    На коротком отрезке водораздел Колорадо встречается с водосборным бассейном реки Снейк , притока реки Колумбия , в хребте Винд-Ривер в западном Вайоминге. К юго-западу оттуда северный водораздел водораздела Колорадо огибает край Большого бассейна , граничащий с закрытыми водосборными бассейнами Большого Соленого озера и реки Севьер в центральной части Юты, а также с другими закрытыми бассейнами на юге Юты и Невады. На западе в Калифорнии водораздел реки Колорадо граничит с бассейнами небольших закрытых бассейнов в пустыне Мохаве, крупнейшим из которых является сток моря Солтон к северу от дельты реки Колорадо. На юге водоразделы рек Сонойта , Консепсьон и Яки , каждая из которых впадает в Калифорнийский залив, граничат с рекой Колорадо.

    Геология

    Еще в меловой период, около 100 миллионов лет назад, большая часть западной части Северной Америки все еще была частью Тихого океана . Тектонические силы, возникшие в результате столкновения плиты Фараллон с Североамериканской плитой, подтолкнули вверх Скалистые горы между 50 и 75 миллионами лет назад в эпизоде горообразования, известном как горообразование Ларамида . Река Колорадо сначала сформировалась как поток, текущий на запад, истощающий юго-западную часть хребта, и поднятие также отклонило реку Грин, когда-то приток реки Миссисипи , на запад в сторону Колорадо. Примерно 30-20 миллионов лет назад вулканическая активность, связанная с орогенезом, привела к среднетретичному всплеску игнимбритов , в результате чего образовались более мелкие образования, такие как горы Чирикауа в Аризоне, и образовалось огромное количество вулканического пепла и мусора над водоразделом. Плато Колорадо впервые начало подниматься в эоцене , примерно между 55 и 34 миллионами лет назад, но достигло своей нынешней высоты примерно 5 миллионов лет назад, примерно тогда, когда река Колорадо установила свое нынешнее русло в Калифорнийском заливе.

    Временной масштаб и последовательность формирования нынешнего русла реки и Большого каньона неясны. До того, как около 12-5 миллионов лет назад в результате процессов разломов на границе Североамериканской и Тихоокеанской плит образовался Калифорнийский залив , река Колорадо текла на запад к выходу в Тихом океане — возможно, в заливе Монтерей на побережье Центральной Калифорнии, и возможно, сыграл роль в формировании подводного каньона Монтерея . Расширение земной коры в провинции бассейнов и хребтов началось около 20 миллионов лет назад, а современная Сьерра-Невада начала формироваться около 10 миллионов лет назад, в конечном итоге отклонив Колорадо на юг в сторону Персидского залива. Поскольку плато Колорадо продолжало подниматься между 5 и 2,5 миллионами лет назад, река сохранила свое исконное русло (как предшествующий поток ) и начала прорезать Гранд-Каньон. Предыстория сыграла важную роль в формировании других своеобразных географических особенностей водораздела, в том числе деления реки Долорес пополам долины Парадокс в Колорадо и реки Грин-Ривер через горы Уинта в Юте.

    Вид, показывающий затвердевшие потоки темной вулканической породы, спускающиеся по краю каньона

    Осадки, принесенные с плато рекой Колорадо, создали обширную дельту, состоящую из более чем 10 000 кубических миль (42 000 км 3 ) материала, которая примерно за 1 миллион лет отгородила самую северную часть залива. Отрезанная от океана часть залива к северу от дельты в конечном итоге испарилась и образовала раковину Солтона , которая достигла примерно 260 футов (79 м) ниже уровня моря. С тех пор река как минимум трижды меняла русло в Солтонскую раковину, превращая ее в озеро Кауилья , которое в максимальных размерах затопило долину до нынешнего Индио, штат Калифорния . Озеру потребовалось около 50 лет, чтобы испариться после того, как Колорадо возобновило впадение в Залив. Современное Солтон-Си можно считать самым последним воплощением озера Кауилья, хотя и в гораздо меньшем масштабе.

    Между 1,8 миллиона и 10 000 лет назад массивные потоки базальта из вулканического поля Уинкарет в северной Аризоне перекрыли реку Колорадо в Гранд-Каньоне. Было сформировано по крайней мере 13 лавовых плотин , самая большая из которых была более 2300 футов (700 м) в высоту, поддерживая реку почти на 500 миль (800 км) до современного Моава, штат Юта. Отсутствие связанных отложений отложений вдоль этого участка реки Колорадо, которые со временем накапливались бы в запруженных озерах, предполагает, что большинство этих плотин не просуществовали более нескольких десятилетий, прежде чем рухнули или были смыты. Разрушение лавовых плотин, вызванное эрозией, утечками и кавитацией, вызвало катастрофические наводнения, которые, возможно, были одними из самых крупных из когда-либо происходивших в Северной Америке, конкурирующих с наводнениями в Миссуле позднего плейстоцена на северо-западе Соединенных Штатов. Картирование отложений наводнений показывает, что через Гранд-Каньон проходили гребни высотой до 700 футов (210 м), достигая пикового расхода 17 миллионов кубических футов в секунду (480 000 м 3 / с).

    История

    Коренные народы

    Черно-белая фотография индейской женщины с ребенком на руках

    Вид на руины каменной кладки в холмистой местности

    Первые люди бассейна реки Колорадо, вероятно палеоиндейцы из Кловис и Фолсом культур, которые впервые прибыли на плато Колорадо около 12 000 лет назад. До появления пустынной архаической культуры , которая с 8000 до 2000 лет назад составляла большую часть населения региона, в водоразделе происходила очень небольшая человеческая деятельность . Эти доисторические жители вели в основном кочевой образ жизни, собирая растения и охотясь на мелких животных (хотя некоторые из древнейших народов охотились на более крупных млекопитающих, которые вымерли в Северной Америке после окончания эпохи плейстоцена). Другой заметной ранней группой была культура Фремонта , народы которой населяли плато Колорадо от 2000 до 700 лет назад. Фремонты, вероятно, были первыми народами в бассейне реки Колорадо, которые одомашнили урожай и построили каменные жилища; они также оставили после себя большое количество наскальных изображений и петроглифов , многие из которых сохранились до наших дней.

    Начиная с первых веков нашей эры, народы бассейна реки Колорадо начали формировать крупные общества, основанные на сельском хозяйстве, некоторые из которых просуществовали сотни лет и превратились в хорошо организованные цивилизации, насчитывающие десятки тысяч жителей. Древний Пуэбло (также известный как Anasazi или Hisatsinom) жители региона Four Corners произошли от культуры пустыни архаики. В Пуэбло люди разработали сложную систему распределения снабжения питьевой и оросительной воды в каньоне Чако на северо — западе Нью — Мексико.

    Пуэблоанцы доминировали в бассейне реки Сан-Хуан, а центр их цивилизации находился в каньоне Чако. В каньоне Чако и прилегающих землях они построили более 150 многоэтажных пуэбло или «великих домов», самый большой из которых, Пуэбло Бонито , состоит из более чем 600 комнат. Hohokam культура присутствовала вдоль средней реки Гила начиная примерно 1 AD между 600 и 700 н.э. они начали использовать орошение в больших масштабах, и сделали это более многоплодно , чем любая другая родную группа в бассейне реки Колорадо. На реках Гила и Солт была построена обширная система оросительных каналов, общая длина которых, по разным оценкам, варьировалась от 180 до 300 миль (290–480 км), и они были способны орошать от 25 000 до 250 000 акров (от 10 000 до 101 000 га). Обе цивилизации поддерживали большие популяции в расцвете сил; Пуэблоанцев в каньоне Чако насчитывалось от 6000 до 15000 человек, а по оценкам в Хохокаме — от 30 000 до 200 000 человек.

    Эти оседлые народы интенсивно эксплуатировали свое окружение, занимаясь лесозаготовкой и добычей других ресурсов в больших масштабах. Строительство оросительных каналов могло привести к значительному изменению морфологии многих водных путей в бассейне реки Колорадо. До контакта с людьми такие реки, как Хила, Солт и Чако, были неглубокими многолетними ручьями с невысокими заросшими растительностью берегами и большими поймами . Со временем внезапные паводки вызвали значительное сокращение ирригационных каналов, что, в свою очередь, привело к закреплению первоначальных водотоков в Арройос , что затруднило сельское хозяйство. Для борьбы с этими проблемами использовались различные методы, в том числе строительство больших плотин, но когда в 14 веке нашей эры в регионе обрушилась мегазада, древние цивилизации бассейна реки Колорадо внезапно рухнули. Некоторые пуэблоанцы мигрировали в долину Рио-Гранде в центральной части штата Нью-Мексико и на юге центральной части штата Колорадо, став предшественниками народов хопи , зуни , лагуны и акомы в западной части штата Нью-Мексико. Многие из племен, населявших бассейн реки Колорадо во время контакта с европейцами, произошли от выживших пуэблоан и хохокам, в то время как другие уже давно жили в этом регионе или мигрировали из соседних земель.

    Индейские названия реки Колорадо
    Марикопа : ‘Xakxwet
    Мохаве : Аха Квахват
    Хавасупай : Ха Тай Гам /
    Сил Гсвгов
    Явапай : ʼХахвата

    Навахо были Athabaskan люди , которые мигрировали с севера в бассейне реки Колорадо около 1025 г. н.э. Вскоре они утвердились в качестве доминирующей индейской племени в бассейне реки Колорадо, и их территория натянутой части современного штата Аризона, Нью — Мексико, Юта и Колорадо — на исконной родине пуэблоанцев. Фактически, навахо приобрели сельскохозяйственные навыки у пуэблоанцев до краха цивилизации пуэбло в 14 веке. Множество других племен прочно обосновались вдоль реки Колорадо. Mohave жили вдоль богатых поймах нижней Колорадо ниже Черный Каньон , так как 1200 г. Они были рыбаками-ходовом по реке на плотах , сделанных из тростника , чтобы поймать Гила форель и Колорадо pikeminnow — и фермеры, опираясь на ежегодные наводнения реки , а чем орошение для полива посевов. Народы ютов населяли северный бассейн реки Колорадо, в основном в нынешних Колорадо, Вайоминг и Юта, по крайней мере 2000 лет, но не утвердились в районе Четырех Углов до 1500 г. н.э. Апачи , Кокопа , Халчидома , Хавасупай , Хуалапай , Марикопа , Пима и Кечан относятся к числу многих других групп, которые живут или имеют территории, граничащие с рекой Колорадо и ее притоками.

    Начиная с 17 века, контакты с европейцами внесли существенные изменения в образ жизни коренных американцев в бассейне реки Колорадо. Миссионеры стремились обратить коренные народы в христианство — попытка, иногда успешная, как, например, во время встречи отца Евсебио Франсиско Кино в 1694 году с «послушными пимами из долины Хила, [которые] с готовностью приняли Кино и его христианское учение». С 1694 по 1702 год Кино исследовал реки Хила и Колорадо, чтобы определить, является ли Калифорния островом или полуостровом. Испанцы представили овец и коз навахо, которые стали во многом полагаться на них в получении мяса, молока и шерсти. К середине 16 века юты, приобретя лошадей у ​​испанцев, завезли их в бассейн реки Колорадо. Использование лошадей распространилось по бассейну через торговлю между различными племенами и значительно облегчило охоту, общение, путешествия и войны для коренных народов. Более агрессивные племена, такие как юты и навахо, часто использовали лошадей в своих интересах в набегах на племена, которые медлили усыновлять их, такие как гошуты и южные пайуты .

    Черно-белый вид двух мужчин на скалистом берегу реки

    Постепенный приток европейских и американских исследователей, искателей удачи и поселенцев в регион в конечном итоге привел к конфликтам, которые вынудили многих коренных американцев покинуть свои традиционные земли. После приобретения бассейна реки Колорадо у Мексики в ходе американо-мексиканской войны в 1846 году, вооруженные силы США под командованием Кита Карсона вынудили более 8000 мужчин, женщин и детей навахо покинуть свои дома после серии неудачных попыток ограничить их территорию. многие из них встретили яростное сопротивление. В ходе того, что сейчас известно как «Длинная прогулка навахо», пленников переправили из Аризоны в Форт Самнер в Нью-Мексико, и многие из них погибли по пути. Четыре года спустя навахо подписали договор, по которому они переехали в резервацию в регионе Четырех углов, которая теперь известна как нация навахо . Это самая крупная индейская резервация в Соединенных Штатах, занимающая площадь в 27 000 квадратных миль (70 000 км 2 ) с населением более 180 000 человек по состоянию на 2000 год.

    Мохаве были изгнаны со своей территории после серии незначительных стычек и набегов на обозы, проходившие через этот район в конце 1850-х годов, кульминацией которых стало сражение 1859 года с американскими войсками, которое завершило войну в Мохаве . В 1870 году Мохаве были переселены в резервацию в Форт Мохаве , который находится на границе Аризоны, Калифорнии и Невады. Некоторые мохаве были также переселены в индейскую резервацию на реке Колорадо площадью 432 квадратных мили (1120 км 2 ) на границе Аризоны и Калифорнии, первоначально созданную для народов Мохаве и Чемеуэви в 1865 году. В 1940-х годах некоторые люди Хопи и Навахо также были переехал в эту резервацию. Четыре племени теперь образуют геополитическое тело, известное как индейские племена реки Колорадо .

    Права коренных американцев на воду в бассейне реки Колорадо в значительной степени игнорировались во время масштабного освоения водных ресурсов реки и ее притоков в XIX и XX веках. Строительство плотин часто оказывало негативное воздействие на племенные народы, такие как Чемеуэви, когда их прибрежные земли были затоплены после завершения строительства плотины Паркер в 1938 году. Десять коренных американских племен в бассейне теперь владеют или продолжают требовать права на воду в Колорадо. Река. Правительство США предприняло некоторые действия, чтобы помочь количественно оценить и освоить водные ресурсы индейских резерваций. Первым ирригационным проектом, финансируемым из федерального бюджета в США, было строительство ирригационного канала в индейской резервации реки Колорадо в 1867 году. Другие водные проекты включают ирригационный проект индейцев навахо , санкционированный в 1962 году для орошения земель в части навахо нации в северо-центральный Нью-Мексико. Навахо продолжают добиваться расширения своих прав на воду из-за трудностей с водоснабжением в их резервации; около 40 процентов его жителей вынуждены возить воду на грузовиках за много миль до своих домов. В 21 веке они подали судебные иски против правительств Аризоны, Нью-Мексико и Юты с требованием расширения прав на воду. Некоторые из этих претензий были успешными для навахо, например, урегулирование 2004 года, в котором они получили земельный участок площадью 326 000 акров футов (402 000 ML) от штата Нью-Мексико.

    Ранние исследователи

    В 16 веке испанцы начали исследовать и колонизировать западную часть Северной Америки. Первым мотивом был поиск Семи Золотых Города , или «Сибола», который, по слухам, был построен коренными американцами где-то в пустыне на юго-западе. Согласно публикации Геологической службы США , вполне вероятно, что Франсиско де Уллоа был первым европейцем, увидевшим реку Колорадо, когда в 1536 году он плыл к вершине Калифорнийского залива. Экспедиция Франсиско Васкеса де Коронадо в 1540–1542 годах началась как поиск легендарных Золотых Города, но, узнав от туземцев из Нью-Мексико о большой реке на западе, он послал Гарсиа Лопеса де Карденаса, чтобы тот возглавил небольшой контингент, чтобы найти Это. Под руководством индейцев хопи Карденас и его люди стали первыми посторонними, увидевшими Гранд-Каньон. Карденас, как сообщается, не был впечатлен каньоном, предполагая, что ширина реки Колорадо составляет 6 футов (1,8 м), и оценивая 300-футовые (91 м) скальные образования размером с человека. После неудачной попытки спуститься к реке они покинули этот район, разбитые труднопроходимой местностью и жаркой погодой.

    Картина роты вооруженных людей, некоторые смонтированы

    В 1540 году Эрнандо де Аларкон и его флот достигли устья реки, намереваясь снабдить экспедицию Коронадо дополнительными припасами. Аларкон, возможно, плыл по Колорадо так далеко вверх по течению, как современная граница Калифорнии и Аризоны. Коронадо так и не достиг Калифорнийского залива, и Аларкон в конце концов сдался и ушел. Мельхиор Диас достиг дельты в том же году, намереваясь установить контакт с Аларконом, но последний уже ушел к моменту прибытия Диаса. Диас назвал реку Колорадо Рио-дель-Тисон («Река Огненного Мозга ») после того, как увидел практику, которую местные жители используют для согревания. Имя Tizon просуществовало следующие 200 лет. Название Рио-Колорадо («Красная река») было впервые применено к Колорадо отцом Эусебио Франсиско Кино в его картах и ​​письменных отчетах, полученных в результате его исследований дельты реки Колорадо и его открытия, что Калифорния была не островом, а полуостровом (1700 г.) –1702). Карта Кино 1701 года «Пасо-пор-Тьерра а-ля Калифорния» — первая известная карта, на которой река обозначена как Колорадо.

    В течение 18 и начала 19 веков многие американцы и испанцы верили в существование реки Буэнавентура , которая якобы протекает от Скалистых гор в Юте или Колорадо к Тихому океану. Название Буэнавентура было дано Зеленой реке Сильвестром Велесом де Эскаланте еще в 1776 году, но Эскаланте не знал, что Зеленая река впадает в Колорадо. На многих более поздних картах было показано, что истоки рек Грин и Колорадо соединяются с рекой Севьер (Рио-Сан-Исабель) и озером Юта (озеро Тимпаногос), а затем текут на запад через Сьерра-Невада в Калифорнию. Горный человек Джедедия Смит достиг нижнего Колорадо через каньон реки Вирджин в 1826 году. Смит называл Колорадо «Сидскиди», так как Грин-Ривер в Вайоминге была известна охотникам за мехом, правильно полагая, что это продолжение Зеленых и не отдельная река, как другие считали согласно мифу о Буэнавентуре. Экспедиция Джона К. Фремонта 1843 года в Большой бассейн доказала, что ни одна река не пересекала Большой бассейн и Сьерра-Неваду, официально опровергнув миф о Буэнавентуре.

    Исследование и навигация под фортом Юма, 1850–1854 гг.

    Между 1850 и 1854 годами армия США исследовала нижнее течение реки Колорадо от Калифорнийского залива в поисках реки, чтобы обеспечить менее дорогой путь для снабжения удаленного поста форта Юма. Во- первых , в ноябре 1850 года по январь 1851 года , по его транспортной шхуны , Непобедимый под командованием капитана Альфреда Х. Wilcox , а затем его баркас под командованием лейтенанта Джорджа Дерби . Позже лейтенант Дерби в своем отчете об экспедиции рекомендовал, чтобы мелкосидящий пароход с кормовым колесом мог переправлять припасы вверх по реке к форту.

    Следующие подрядчики Джордж Алонзо Джонсон со своим партнером Бенджамином М. Хартшорном доставили две баржи и 250 тонн грузов, прибывших в устье реки в феврале 1852 года на транспортной шхуне Соединенных Штатов « Сьерра-Невада» под командованием капитана Уилкокса. Переворачивая баржи вверх по Колорадо, первая баржа затонула с полным грузом. Второй, наконец, после долгой борьбы подошел к форту Юма, но то немногое, что он нес, вскоре поглотил гарнизон. Впоследствии из форта снова были отправлены повозки, чтобы перевезти остатки припасов по суше из устья через болота и леса в Дельте.

    Наконец рекомендация Дерби была учтена, и в ноябре 1852 года « Дядя Сэм» , 65-футовый гребной пароход с бортовым колесом , построенный Доминго Маркучи , стал первым пароходом на реке Колорадо. Он был доставлен шхуной Capacity из Сан-Франциско в дельту следующим подрядчиком по снабжению форта, капитаном Джеймсом Тернбулл . Он был собран и спущен на воду в устье, в 30 милях над устьем реки Колорадо. Оснащенный только 20-сильным двигателем, « Дядя Сэм» мог перевозить только 35 тонн грузов, а на первое 120-мильное путешествие уходило 15 дней. Он совершил много путешествий вверх и вниз по реке, потребовалось четыре месяца, чтобы доставить припасы для форта, что увеличило время его пребывания вверх по реке до 12 дней. По неосторожности он затонул в доке под фортом Юма, а затем был смыт, прежде чем его удалось поднять, во время весеннего наводнения 1853 года. Тернбулл, испытывая финансовые затруднения, исчез. Тем не менее, он показал ценность пароходов для решения проблемы снабжения форта Юма.

    Джордж Алонзо Джонсон со своим партнером Хартшорном и новым партнером капитаном Альфредом Х. Уилкоксом (ранее принадлежавшим к « Инвинсибл» и « Сьерра-Невада» ) основали компанию «Джордж А. Джонсон и компания» и получили следующий контракт на поставку форта. Джонсон и его партнеры, усвоив уроки из своих неудачных попыток восхождения на Колорадо и на примере дяди Сэма , принесли с собой в устье Колорадо части более мощного парохода с боковым колесом, General Jesup. Сан-Франциско. Там он был повторно собран на высадке в верхнем течении реки и достиг форта Юма 18 января 1854 года. Эта новая лодка, способная перевозить 50 тонн груза, была очень успешной, совершая туда и обратно от устья до форта всего за четыре или пять дней. Затраты были снижены с 200 до 75 долларов за тонну.

    Исследование и навигация над фортом Юма, 1851–1887 гг.

    Лоренцо Ситгривс возглавил первую миссию Корпуса инженеров-топографов через северную Аризону к реке Колорадо (недалеко от современного Буллхед-Сити, штат Аризона ) и вниз по ее восточному берегу к пересечениям Южного маршрута иммигрантов в форте Юма в 1851 году.

    Вторая экспедиция Корпуса инженеров-топографов, прошедшая и пересекшая Колорадо, была экспедицией Тихоокеанской железной дороги 1853–1854 гг. Вдоль 35-й параллели к северу от Оклахомы до Лос-Анджелеса , возглавляемой лейтенантом Амиэлем Уиксом Уипплом .

    Джордж А. Джонсон сыграл важную роль в получении поддержки Конгресса, финансирующего военную экспедицию вверх по реке. На эти средства Джонсон рассчитывал обеспечить транспорт для экспедиции, но был рассержен и разочарован, когда командир экспедиции лейтенант Джозеф Кристмас Айвз отклонил его предложение об одном из своих пароходов. Прежде чем Айвз смог закончить сборку своего парохода в дельте, 31 декабря 1857 года Джордж А. Джонсон отправился из форта Юма, проводя собственное исследование реки над фортом на своем пароходе General Jesup . Он поднялся по реке за 21 день до первых порогов в Пирамид-Каньоне , более чем в 480 км над фортом Юма и в 8 милях (13 км) над современной плотиной Дэвис . Заканчивая еду, он повернул назад. Вернувшись, он встретил лейтенанта Айвза, помощника Уиппла, который руководил экспедицией по изучению возможности использования реки Колорадо в качестве навигационного маршрута на юго-западе. Айвз и его люди использовали специально построенный пароход, мелкосидящий USS Explorer , и поднялись по реке до Черного каньона. Затем он поднялся на небольшой лодке за каньон к Фортификации Рок и Лас-Вегас-Уош . После многочисленных приземлений и несчастных случаев, а также из-за низкой воды в реке, Айвз заявил: «Наша группа белых была первой и, несомненно, последней, посетившей этот бесполезный район. Река Колорадо на большей части ее одинокого и величественного пути навсегда останется незамеченной и нетронутой ».

    До 1866 года каньон Эльдорадо был фактическим главой навигации на реке Колорадо. В том же году капитан Роберт Т. Роджерс , командующий пароходом « Эсмеральда» с баржей и девяноста тоннами груза, 8 октября 1866 года прибыл в Каллвилл, штат Невада. Каллвилл оставался руководителем судоходства на реке до 7 июля 1879 года, когда капитан Дж. А. Меллон на « Гиле» покинул Каньон Эльдорадо, взлетел через пороги Черного Каньона, успев за рекордное время добраться до Каллвилля и привязав его на ночь. На следующее утро он должен был пройти через пороги в каньоне Боулдер, чтобы достичь устья реки Вирджин в Риовилле 8 июля 1879 года. С 1879 по 1887 год Риовилль, штат Невада, был главным руководителем судоходства для пароходов и шлюпов горнодобывающей компании. Су’Вестер, который доставлял оттуда соль, необходимую для восстановления серебряной руды, на мельницы в каньоне Эльдорадо.

    Экспедиции Пауэлла, 1869–1871 гг.

    Вплоть до середины XIX века длинные участки рек Колорадо и Грин между Вайомингом и Невадой оставались в значительной степени неизведанными из-за их удаленности и опасностей судоходства. Из-за резкого падения высоты двух рек ходили слухи об огромных водопадах и бурных порогах, а сказки коренных американцев укрепили их доверие. В 1869 году однорукий ветеран Гражданской войны Джон Уэсли Пауэлл возглавил экспедицию со станции Грин-Ривер в Вайоминге, стремясь пройти по обеим рекам до Сент-Томаса, штат Невада , недалеко от современной плотины Гувера. Пауэлл и девять человек, ни один из которых не имел опыта работы с бурной водой, отправились в путь в мае. Пройдя пороги Ворот Лодора , Каньон Катаракт и другие ущелья вдоль Колорадо, группа прибыла в устье реки Литл Колорадо, где Пауэлл записал, возможно, самые известные слова, когда-либо написанные о Гранд-Каньоне Колорадо:

    Вид на крутой каньон с уровня реки

    Теперь мы готовы отправиться в путь по Великому Неизвестному. Наши лодки, привязанные к общему столбу, натирают друг друга, когда их бросает бурная река. Они ездят высоко и плавно, потому что их грузы легче, чем мы могли бы пожелать. У нас остался всего месяц пайка. Мука была повторно просеяна через сито москитной сетки; испорченный бекон был высушен, а самое худшее — вареным; несколько фунтов сушеных яблок были разложены на солнце и снова уменьшились до своей нормальной массы; сахар весь растаял и ушел вниз по реке; но у нас есть большой мешок кофе. Освещение лодок имеет это преимущество: они лучше будут кататься по волнам, и нам будет нечего нести, когда мы сделаем обвал.

    Мы находимся на трех четвертях мили в глубине земли, и великая река становится ничтожной, когда она разбивает свои гневные волны о стены и скалы, поднимающиеся к верхнему миру; они всего лишь крошечные рябь, а мы — пигмеи, бегающие вверх и вниз по песку или заблудившиеся среди валунов.

    Нам еще предстоит пробежать неизвестное расстояние; неизвестная река, которую еще предстоит изучить. Какие там падения, мы не знаем; какие скалы окружают канал, мы не знаем; какие стены возвышаются над рекой, мы не знаем; Ах хорошо! мы можем догадываться о многом. Мужчины разговаривают так же весело, как всегда; сегодня утром свободно распространяются шутки; но для меня радость мрачна, а шутки ужасны.

    28 августа 1869 года трое мужчин покинули экспедицию, убежденные, что они не смогут пережить путешествие через Гранд-Каньон. Утверждается, что они были убиты коренными американцами после того, как добрались до края каньона; два дня спустя экспедиция преодолела последний порог Гранд-Каньона и достигла острова Сент-Томас. Пауэлл возглавил вторую экспедицию в 1871 году, на этот раз при финансовой поддержке правительства США. Исследователи назвали многие объекты вдоль рек Колорадо и Грин, в том числе Глен-Каньон, Грязную реку Дьявола, Пылающее ущелье и Ворота Лодора. По иронии судьбы, современное озеро Пауэлл, которое затопляет каньон Глен, также названо в честь их лидера.

    Американское поселение

    Черно-белая фотография состыкованного кормового колеса с двумя воронками

    Начиная со второй половины XIX века, нижний Колорадо ниже Черного каньона стал важным водным путем для торговли пароходами . В 1852 году « Дядя Сэм» был спущен на воду для снабжения аванпоста армии США в форте Юма . Хотя это судно случайно затонуло и затонуло в начале своей карьеры, коммерческие перевозки быстро разрослись, поскольку речной транспорт был намного дешевле, чем перевозка грузов по суше. Судоходство по реке Колорадо было опасным из-за мелкого русла и колебаний течения, поэтому первый кормовое колесо на реке, Колорадо 1855 года, было спроектировано так, чтобы нести 60 коротких тонн (54 т) и тянуть менее 2 футов (0,6 м). воды. Приливное отверстие нижней Колорадо также представило серьезную опасность; в 1922 году высокая волна высотой 15 футов (4,6 м) затопила корабль, направлявшийся в Юму, убив от 86 до 130 человек. Пароходы быстро стали основным источником сообщения и торговли вдоль реки, пока в 1870-х годах не началась конкуренция со стороны железных дорог, и, наконец, в 1909 году в нижнем течении реки не было построено плотин, ни одна из которых не имела шлюзов для прохода судов.

    В эпоху « Манифеста судьбы» середины XIX века американские первопроходцы заселили многие западные штаты, но обычно избегали бассейна реки Колорадо до 1850-х годов. Согласно великому видению Бригама Янга «огромной империи в пустыне» ( штат Дезерет ) мормонские поселенцы были одними из первых белых, которые установили постоянное присутствие на водоразделе, в форте Клара или форте Санта-Клара , зимой 1855–1856 гг. Вдоль реки Санта-Клара , притока реки Вирджиния. В нижнем Колорадо добыча была основным толчком к экономическому развитию, добыча меди на юго-западе территории Нью-Мексико в 1850-х годах, затем война в Мохаве и золотая лихорадка на реке Хила в 1859 году, лихорадка в каньоне Эльдорадо в 1860 году и золотая лихорадка на реке Колорадо в 1859 году. 1862 г.

    В 1860 году, предвидя гражданскую войну в США, мормоны основали ряд поселений для выращивания хлопка вдоль реки Вирджин в округе Вашингтон, штат Юта . С 1863 по 1865 годы мормонские колонисты основали Сент-Томас и другие колонии на реках Мадди и Вирджин на северо-западе территории Аризоны (ныне округ Кларк, штат Невада ). Эти колонисты основали Stone’s Ferry в Колорадо в устье реки Вирджин, чтобы перевозить свою продукцию по дороге на фургоне в горнодобывающие районы округа Мохаве, штат Аризона, на юге. Кроме того , в 1866 году, Пароход посадка была создана в Callville , предназначенный как выход в Тихий океан через реки Колорадо, для мормонских поселений в Большом бассейне. Эти поселения достигли пика численности населения около 600 человек, прежде чем были заброшены в 1871 году, и почти на десять лет эти долины стали прибежищем преступников и угонщиков скота. Один мормонский поселенец Даниэль Бонелли остался, управляя паромом, и начал добывать соль в близлежащих шахтах, доставляя ее на баржах вниз по реке в каньон Эльдорадо, где она использовалась для переработки серебряной руды. С 1879 по 1887 год пароходы Colorado Steam Navigation Company перевозили соль вверх по реке во время весеннего паводка через каньон Боулдер к пристани в Риовилле в устье реки Вирджин. С 1879 г. по 1882 г. в Юго — Западной Mining Company, крупнейшего в Эль Дорадо Каньон, принес в 56 футов шлюп на юго — запад , который плавал вверх и вниз по реке , несущей соли в младшем время воды года , пока не был разрушен в Быстрой и Грязные пороги Черного каньона.

    Читайте также:  Кадышева широка река диджей

    Черно-белый портрет Джона Д. Ли, основавшего паромную переправу Ли через реку Колорадо.

    Мормоны основали поселения вдоль долины реки Дюшен в 1870-х годах, а в конце века заселили долину реки Литл-Колорадо, поселившись в таких городах, как Сент-Джонс, штат Аризона . Они также основали поселения вдоль реки Гила в центральной Аризоне начиная с 1871 года. Эти первые поселенцы были впечатлены обширными руинами цивилизации Хохокам, которая ранее занимала долину реки Гила, и, как говорят, «предвидели, что их новая сельскохозяйственная цивилизация поднимется как мифическая птица феникс из пепла общества Хохокам ». Мормоны были первыми белыми, которые освоили водные ресурсы бассейна в больших масштабах и построили сложную сеть дамб и каналов для орошения пшеницы, овса и ячменя, а также основали обширные овцеводческие хозяйства и животноводческие хозяйства.

    Одной из основных причин, по которой мормоны смогли колонизировать Аризону, было существование парома Джейкоба Хэмблина через Колорадо на переправе Ли (тогда известная как Перекресток Пареа), которая начала работать в марте 1864 года. Это место было единственным участком реки. на сотни миль в обоих направлениях, где стены каньона упали, что позволило создать транспортный маршрут. Джон Дойл Ли установил на этом месте более постоянную паромную переправу в 1870 году. Одной из причин, по которой Ли решил управлять паромом, было бегство от лидеров мормонов, которые считали его ответственным за резню в Маунтин-Мидоуз , в которой 120 эмигрантов в фургоне были убиты местное ополчение, замаскированное под коренных американцев. Несмотря на то, что он располагался вдоль основного туристического маршрута, Ферри Ли был очень изолирован, и там Ли и его семья основали метко названное ранчо Одинокого Делла . В 1928 году паром затонул, в результате чего погибли трое мужчин. Позже в том же году был завершен мост Навахо в точке в 8 км ниже по течению, что сделало паром устаревшим.

    Золотые чеканки с середины 19-го до начала 20-го веков сыграли важную роль в привлечении поселенцев в верховья реки Колорадо. В 1859 году группа авантюристов из Джорджии обнаружила золото вдоль Голубой реки в Колорадо и основала горнодобывающий город Брекенридж . В 1875 году были нанесены еще более крупные удары по рекам Ункомпагре и Сан-Мигель , также в Колорадо, что привело к созданию соответственно Урей и Теллурида . Поскольку большинство месторождений золота вдоль верхней течение реки Колорадо и ее притоков встречаются в жильных месторождениях, обширные горные работы и тяжелая техника должны были извлечь их. Горнодобывающая промышленность продолжает вносить существенный вклад в экономику верхнего бассейна и привела к проблемам с отводом кислотных шахт в некоторых региональных ручьях и реках.

    Регион реки Колорадо в Мексике стал излюбленным местом для американцев, вкладывающих средства в сельское хозяйство в конце девятнадцатого века, когда президент Мексики Порфирио Диас приветствовал иностранный капитал для развития страны. Компания Colorado River Land Company, созданная издателем Los Angeles Times Гарри Чендлером , его тестем Харрисоном Греем Отисом и другими, развила долину Мехикали в Нижней Калифорнии как процветающую земельную компанию. Штаб-квартира компании номинально находилась в Мексике, но настоящая штаб-квартира находилась в Лос-Анджелесе, Калифорния. Земля сдавалась в аренду в основном американцам, которым требовалось ее застроить. Река Колорадо использовалась для орошения плодородной почвы. Компания в значительной степени избежала потрясений, вызванных мексиканской революцией (1910–20), но в послереволюционный период мексиканское правительство экспроприировало землю компании, чтобы удовлетворить потребность в земельной реформе .

    Название верхней реки Колорадо и полемика

    До 1921 года верховья реки Колорадо над слиянием с рекой Грин в штате Юта носили различные названия. Отцы Домингес и Эскаланте назвали его Рио-Сан-Рафаэль в 1776 году. В середине 1800-х годов река между Грин-Ривер и Ганнисон была наиболее известна как Гранд-Ривер. Река над слиянием с рекой Ганнисон, однако, была известна по-разному как река Бункара, Северная вилка Гранд-Ривер, Голубая река и Гранд-Ривер. Последнее название не применялось последовательно до 1870-х годов.

    В 1921 году представитель США Эдвард Т. Тейлор из Колорадо обратился в Комитет Конгресса по межгосударственной и внешней торговле с просьбой переименовать Гранд-Ривер в реку Колорадо. Тейлор считал «мерзостью» тот факт, что река Колорадо берет свое начало за пределами его штата. 25 июля изменение названия было официально внесено в Совместную резолюцию Палаты представителей 460 66-го Конгресса , несмотря на возражения представителей штата Вайоминг, штат Юта, и USGS, которые отметили, что река Грин была намного длиннее и имела больший водосборный бассейн над ней. его впадение в Гранд-Ривер, хотя Гранд-река способствовала большему потоку воды.

    Инжиниринг и разработка

    Боковой вид на большую бетонную плотину, накапливающую озеро, окруженное холмами из красных скал.

    Аэрофотоснимок сельскохозяйственных полей на фоне большого водоема

    От 36 до 40 миллионов человек зависят от воды реки Колорадо для сельскохозяйственных, промышленных и бытовых нужд. Управление водного хозяйства Южной Невады назвало реку Колорадо одной из «самых контролируемых, спорных и спорных рек в мире». Более 29 крупных плотин и сотни миль каналов служат для снабжения жаждущих городов, обеспечивают водой для орошения около 4 миллионов акров (1,6 миллиона гектаров) и удовлетворяют пиковую потребность в электроэнергии на юго-западе, вырабатывая более 12 миллиардов кВтч гидроэлектроэнергии каждый год. Часто называемый «американским Нилом », Колорадо настолько тщательно управляется — с бассейновыми водохранилищами, способными выдерживать четырехкратный годовой сток реки, — что каждая капля его воды используется в среднем 17 раз за один год.

    Одним из самых ранних водных проектов в бассейне реки Колорадо был Гранд-Дитч , водозаборный канал протяженностью 16 миль (26 км), который отправляет воду из Гор Небесного лета , которая естественным образом стекала в верховья реки Колорадо, чтобы поддержать поставки в Городском коридоре Front Range Колорадо . Построенный в основном японскими и мексиканскими рабочими, канавка считалась чудом инженерной мысли, когда ее строительство было завершено в 1890 году, ежегодно проходя через континентальный водораздел 17 700 акров футов (21 800 мл). Поскольку примерно 75 процентов осадков в Колорадо выпадает к западу от Скалистых гор, в то время как 80 процентов населения живет к востоку от ареала, последовали другие межбассейновые переброски воды , известные как трансгорные водозаборы. Строительство проекта Колорадо-Биг-Томпсон (C-BT) началось только в конце 19-го века, но строительство началось только в 1930-х годах. C-BT в настоящее время обеспечивает более чем в 11 раз поток Гранд-Дитч от водосбора реки Колорадо в города вдоль Фронт-хребта.

    Между тем, на противоположном берегу реки Колорадо началось масштабное освоение. В 1900 году предприниматели Калифорнийской девелоперской компании (CDC) смотрели на Имперскую долину на юге Калифорнии как на отличное место для развития сельского хозяйства, орошаемого водами реки. Инженер Джордж Чаффи был нанят для проектирования канала Аламо , который откололся от реки Колорадо около Пилот- Ноба, повернул на юг в Мексику и сбросил в реку Аламо , сухую арройо, которая исторически несла паводковые потоки Колорадо в Солтонскую раковину. . Благодаря стабильному круглогодичному потоку в реке Аламо, ирригаторы в Имперской долине смогли начать крупномасштабное сельское хозяйство, а небольшие города в регионе начали расширяться с притоком ищущих работу мигрантов. К 1903 году более 100 000 акров (40 000 га) в долине обрабатывались, поддерживая рост населения в 4 000 человек.

    Это было незадолго до того, как река Колорадо начала сеять хаос своими неустойчивыми потоками. Осенью река опускалась ниже уровня входа в канал, и приходилось строить временные водозаборные дамбы. В начале 1905 года сильные наводнения разрушили головные сооружения канала, и вода начала бесконтрольно течь по каналу в сторону раковины Солтона. 9 августа весь поток Колорадо свернул в канал и начал заливать дно Имперской долины. Чтобы закрыть брешь, бригады Южно-Тихоокеанской железной дороги , чьи рельсы пролегали через долину, попытались запрудить Колорадо над каналом, но их работы были снесены внезапным наводнением. Потребовалось семь попыток, более 3 миллионов долларов и два года, чтобы железная дорога, CDC и федеральное правительство навсегда заблокировали брешь и отправили Колорадо на курс к заливу — но не раньше, чем часть Имперской долины была затоплена. под озером длиной 45 миль (72 км), нынешнее Солтон-Си . После того, как немедленная угроза наводнения миновала, стало понятно, что потребуется более постоянное решение для предотвращения наводнения на Колорадо.

    Освоение Нижнего бассейна, 1930–1950-е гг.

    В 1922 году шесть штатов США в бассейне реки Колорадо подписали Договор о реке Колорадо , в соответствии с которым половина стока реки была разделена на Верхний бассейн (водосборная зона над паромом Ли, включающая части Колорадо, Нью-Мексико, Юты и Вайоминга и небольшая часть Аризоны) и Нижний бассейн (Аризона, Калифорния, Невада и некоторые части Нью-Мексико и Юты). Каждому из них было предоставлено право на 7,5 миллионов акров футов (9,3 км 3 ) воды в год, что, как полагают, составляет половину минимального стока реки на переправе Ли. За этим последовало соглашение между США и Мексикой в ​​1944 году, согласно которому последней стране ежегодно выделялось 1,5 миллиона акров футов (1,9 км 3 ) воды реки Колорадо. Аризона отказалась ратифицировать Соглашение о реке Колорадо в 1922 году, потому что опасалась, что Калифорния отнимет слишком большую часть участка нижнего бассейна; в 1944 году был достигнут компромисс, в соответствии с которым Аризона получила твердое выделение в размере 2,8 миллиона акров футов (3,5 км 3 ), но только в том случае, если выделение 4,4 миллиона акров футов (5,4 км 3 ) в Калифорнии будет приоритетным в засушливые годы. Эти и девять других решений, договоров, федеральных законов и соглашений, заключенных между 1922 и 1973 годами, образуют то, что сейчас известно как Закон реки.

    Вид спереди на плотину в узком каньоне, из ворот бьет вода.

    30 сентября 1935 года Бюро мелиорации США завершило строительство плотины Гувера в Черном каньоне реки Колорадо. За плотиной выросло озеро Мид, крупнейшее искусственное озеро в США, способное выдерживать течение более двух лет Колорадо. Строительство Hoover было важным шагом на пути к стабилизации нижнего русла реки Колорадо, хранению воды для орошения во время засухи и обеспечению столь необходимой борьбы с наводнениями в рамках программы, известной как проект Boulder Canyon Project. На момент строительства плотина Гувера была самой высокой плотиной в мире, а также имела крупнейшую в мире гидроэлектростанцию. Регулирование стока от плотины Гувера открыло двери для быстрого развития в нижнем течении реки Колорадо; В 1938 году последовали плотины Империал и Паркер, а в 1950 году строительство плотины Дэвис было завершено.

    Построенная в 1938 году на высоте 32 км над Юмой, Имперская плотина направляет почти весь сток Колорадо в два оросительных канала. All-American Canal , построенный в качестве постоянной замены для Аламо канала , назван так потому , что она лежит полностью в США, в отличие от своего злополучного предшественника. Обладая пропускной способностью более 26 000 кубических футов в секунду (740 м 3 / с), All-American является крупнейшим ирригационным каналом в мире, снабжая водой 500 000 акров (2 000 км 2 ) Калифорнийской Имперской долины. Поскольку теплый и солнечный климат долины способствует круглогодичному вегетационному периоду в дополнение к большому водоснабжению, обеспечиваемому Колорадо, Имперская долина в настоящее время является одним из самых продуктивных сельскохозяйственных регионов в Северной Америке. В 1957 году USBR завершил строительство второго канала, Главного гравитационного канала Хила , для орошения около 110 000 акров (450 км 2 ) на юго-западе Аризоны водой из реки Колорадо в рамках проекта Хила.

    Распределение воды реки Колорадо
    Пользователь Сумма
    (MAF)
    доля
    Соединенные Штаты 15.0 90,9%
    Калифорния 4.4 26,7%
    Колорадо 3,88 23,5%
    Аризона 2,8 17,0%
    Юта 1,72 10,4%
    Вайоминг 1.05 6,4%
    Нью-Мексико 0,84 5,1%
    Невада 0,3 1,8%
    Мексика 1.5 9,1%
    Общее 16,5 100%

    Штаты Нижнего Бассейна также стремились развивать Колорадо для муниципального снабжения. Центральная Аризона изначально опиралась на реку Хила и ее притоки в рамках таких проектов, как плотины Теодора Рузвельта и Кулидж, завершенные в 1911 и 1928 годах соответственно. Рузвельт был первой крупной плотиной, построенной USBR и обеспечившей водой, необходимой для начала крупномасштабного сельскохозяйственного и городского развития в регионе. Река Колорадо Акведук , который поставляет воду около 250 миль (400 км) от около Parker Dam до 10 миллионов человек в Лос — Анджелесе столичной области, было завершено в 1941 году Сан — Диего Акведук отрасли, чья начальная фаза была завершена к 1947 году, дает водой почти 3 миллиона человек в Сан-Диего и его пригородах. Долина Лас-Вегаса в Неваде испытала быстрый рост отчасти из-за строительства плотины Гувера, а к 1937 году Лас-Вегас подключил трубопровод к озеру Мид. В 2018 году был завершен второй и более низкий туннель для продолжения подачи воды в Лас-Вегас. Должностные лица Невады, полагая, что ресурсов грунтовых вод в южной части штата было достаточно для будущего роста, были больше озабочены обеспечением большого количества электроэнергии для плотины, чем водой из Колорадо; таким образом, они согласились на наименьшее распределение из всех штатов в Соглашении о реке Колорадо.

    Освоение Верхнего бассейна, 1950–1970-е гг.

    В первые десятилетия 20-го века государства Верхнего бассейна, за исключением Колорадо, оставались относительно неразвитыми и использовали мало воды, разрешенной им в соответствии с Соглашением о реке Колорадо. К 1950-м годам водопотребление значительно увеличилось, и все больше воды отводилось из бассейна реки Колорадо в коридор Фронт-Рейндж, район Солт-Лейк-Сити в Юте и бассейн Рио-Гранде в Нью-Мексико. К таким проектам относятся туннель Робертс, завершенный в 1956 году, который отводит 63000 акров футов (78000 мл) в год от Блю-Ривер до города Денвер, и проект Fryingpan-Arkansas Project , который доставляет 69 200 акров футов (85 400 мл) из Река Fryingpan в бассейн реки Арканзас каждый год. Без добавления поверхностных водохранилищ в верхнем бассейне не было никакой гарантии, что государства верхнего бассейна смогут использовать весь объем воды, предоставленный им компактом. Также высказывались опасения, что засуха может снизить способность верхнего бассейна доставлять требуемые 7,5 млн акров футов (9,3 × 10 9 м 3 ) за паром Ли в год, как это предусмотрено соглашением. Акт Конгресса 1956 года расчистил путь для проекта USBR Colorado River Storage Project (CRSP), который повлек за собой строительство больших плотин на реках Колорадо, Грин, Ганнисон и Сан-Хуан.

    Исходные чертежи для CRSP включены две плотины на реке Грин в пределах Dinosaur National Monument «s Echo Park Каньон , шаг критикуется как Службы национальных парков США и групп защитников окружающей среды , таких как Sierra Club . Споры достигли общенационального масштаба, и USBR отказался от своих планов по плотинам динозавров в обмен на плотину в Пламенном ущелье и повышение до уже предложенной плотины в Глен-Каньоне. Знаменитая оппозиция плотине Глен-Каньон, главной особенности CRSP, не набирала обороты, пока строительство не началось полным ходом. Это произошло в первую очередь из-за удаленности Глен-Каньона и в результате того, что большая часть американской общественности даже не знала о существовании впечатляющего ущелья; немногие из тех, кто это сделал, утверждали, что он имел гораздо большую живописную ценность, чем Эхо-парк. Лидер Sierra Club Дэвид Брауэр боролся с плотиной как во время строительства, так и в течение многих лет после него, вплоть до своей смерти в 2000 году. Брауэр твердо верил, что он лично виноват в неспособности предотвратить затопление Глен-Каньона, называя это своей «величайшей ошибкой, величайшим грехом». .

    Тихоокеанский юго-западный водный план

    Рост сельского хозяйства и городов в Аризоне в конечном итоге превысил возможности местных рек; Эти опасения были отражены в создании Тихоокеанского юго-западного водного плана в 1950-х годах, который был направлен на создание проекта, который позволил бы Аризоне полностью использовать свой участок реки площадью 2,8 миллиона акров-футов (3,5 км 3 ). Тихоокеанский юго-западный водный план был первым крупным предложением по отводу воды в бассейн Колорадо из других речных бассейнов, а именно из более влажных северо-западных районов США. Он был предназначен для увеличения поставок в штаты Нижнего бассейна Аризона, Калифорния и Невада, а также в Мексику, что позволило штатам Верхнего бассейна сохранить естественные потоки реки Колорадо для собственного использования. Хотя в середине 20-го века в бассейне Колорадо все еще был избыток воды, Бюро мелиорации правильно предсказало, что в конечном итоге рост населения превысит доступное водоснабжение и потребует перекачки воды из других источников.

    Первоначальная версия плана предлагала отвести воду из реки Тринити в северной Калифорнии, чтобы уменьшить зависимость Южной Калифорнии от реки Колорадо, позволяя перекачивать больше воды путем обмена в центральную Аризону. Из-за большого количества электроэнергии, которая потребуется для перекачки воды из реки Колорадо в Аризону, CAP первоначально включал положения для гидроэлектростанций в Бридж-Каньон и Мраморный каньон , которые затопили бы большие части Колорадо в Гранд-Каньоне и осушили бы много воды. от остатка. Когда эти планы были обнародованы, экологическое движение, все еще не оправившееся от споров о Глен-Каньоне, успешно лоббировало этот проект. В результате плотины Гранд-Каньона были исключены из повестки дня CAP, границы национального парка Гранд-Каньон были расширены, чтобы исключить дальнейшее развитие в этом районе, а насосная мощность была заменена зданием угольной электростанции навахо. недалеко от Пейджа, штат Аризона, в 1976 году. В результате этого проекта в Центральной Аризоне (CAP) орошается более 830 000 акров (3 400 км 2 ) и обеспечивается городское снабжение более 5 миллионов человек от Феникса до Тусона, используя воду из реки Колорадо.

    Неопределенное будущее

    [Колорадо] река «дефицита», как если бы река каким-то образом была виновата в ее чрезмерном использовании.

    Когда в 20-х годах прошлого века было составлено Соглашение о реке Колорадо, оно основывалось только на 30-летних записях речного стока, которые предполагали средний годовой сток 17,5 миллионов акров футов (21,6 км 3 ) мимо переправы Ли. Современные исследования годичных колец деревьев показали, что эти три десятилетия, вероятно, были самыми влажными за последние 500–1200 лет и что естественный долгосрочный годовой поток мимо переправы Ли, вероятно, ближе к 13,5 млн акров футов (16,7 км 3 ) по сравнению с естественный сток в устье 16,3 миллиона акров футов (20,1 км 3 ). Это привело к тому, что речным водопользователям было выделено больше воды, чем фактически протекает через Колорадо. Засуха обострила проблему перераспределения воды.

    Вид на водохранилище, где уровень воды упал, видны белые отложения на окружающих горах.

    Самая сильная засуха в истории наблюдений началась в начале 21 века, когда в речном бассейне наблюдался нормальный сток или сток выше среднего всего за четыре года между 2000 и 2012 годами. Основные водохранилища в бассейне упали до исторического минимума, а уровень воды в озере Пауэлл упал до минимума. одна треть емкости в начале 2005 года, самый низкий уровень за всю историю наблюдений с 1969 года, когда резервуар все еще находился в процессе наполнения. На водоразделе наблюдается тенденция к потеплению, которое сопровождается более ранним таянием снега и общим уменьшением количества осадков. Исследование 2004 года показало, что уменьшение количества осадков на 1–6 процентов приведет к сокращению стока на целых 18 процентов к 2050 году. Средний объем водохранилищ снизился как минимум на 32 процента, что еще больше подорвет водоснабжение и выработку гидроэнергии в регионе. Исследование, проведенное Институтом океанографии Скриппса в 2008 году, показало, что и у озера Мид, и у озера Пауэлл есть равные шансы упасть до бесполезного уровня или «мертвого бассейна» к 2021 году, если текущие тенденции к сушке и показатели использования воды сохранятся.

    В конце 2010 года озеро Мид опустилось всего на 8 футов (2,4 м) над уровнем, на котором Аризона и Невада должны были бы начать нормирование воды, как это определено в Соглашении о реке Колорадо. Несмотря на то, что в 2011 году сток был выше среднего, в результате чего огромное водохранилище поднялось более чем на 30 футов (9,1 м), рекордные засушливые условия вернулись в 2012 и 2013 годах. Уровни водохранилища были достаточно низкими в начале 2014 года, и Бюро мелиорации сократило попуски. Озеро Пауэлл на 750 000 акров футов (930 000 000 м 3 ) — первое такое сокращение с 1960-х годов, когда озеро Пауэлл было заполнено впервые. Это привело к тому, что озеро Мид упало до самого низкого зарегистрированного уровня с 1937 года, когда оно было впервые заполнено. Быстрое развитие и экономический рост еще больше усложняют вопрос безопасного водоснабжения, особенно в случае преимущественных прав Калифорнии на воду над правами Невады и Аризоны: в случае сокращения водоснабжения Невада и Аризона должны будут столкнуться с серьезными сокращениями, прежде чем любое сокращение ассигнований в Калифорнии, которое также больше, чем два других вместе взятых. Несмотря на то, что были приняты строгие меры по сохранению воды, угроза серьезной нехватки воды в бассейне реки Колорадо продолжает возрастать с каждым годом.

    После того, как в 2018 году объем снежного покрова был намного ниже среднего, официальные лица Бюро мелиорации прогнозировали, что вероятность официального объявления нехватки в 2020 году составит 52 процента, в 2021 году — 64 процента, а в 2022 году — 68 процентов.

    Экология

    Дикая природа и растения

    Вид на широкую реку, протекающую через лесную зону, на фоне зубчатых гор.

    Река Колорадо и ее притоки часто питают обширные коридоры прибрежных зарослей, пересекая засушливые пустынные районы водораздела. Хотя прибрежные зоны составляют относительно небольшую часть бассейна и во многих местах были затронуты инженерными проектами и отводом рек, они обладают наибольшим биоразнообразием из всех сред обитания в бассейне. Наиболее заметные прибрежные зоны вдоль реки расположены в нижней части Колорадо ниже плотины Дэвис, особенно в дельте реки Колорадо, где прибрежные районы поддерживают 358 видов птиц, несмотря на сокращение притока пресной воды и инвазивные растения, такие как тамариск (соленый кедр). Уменьшение размера дельты также угрожает таким животным, как ягуары и морская свинья, обитающая в этом заливе. Человеческое развитие реки Колорадо также помогло создать новые прибрежные зоны за счет сглаживания сезонного стока реки, особенно через Гранд-Каньон.

    Более 1600 видов растений произрастают на водоразделе реки Колорадо, от кустов креозота , кактусов сагуаро и деревьев Джошуа в пустынях Сонора и Мохаве до лесов Скалистых гор и других возвышенностей, состоящих в основном из сосны пондероза и субальпийской пихты. , Пихта Дугласа и ель Энгельмана . До начала лесозаготовок в XIX веке леса были в изобилии на высоких возвышенностях вплоть до границы Мексики и США, и сток из этих областей питал многочисленные сообщества пастбищ в долинах рек. Некоторые засушливые районы водораздела, такие как верхняя часть долины Грин-Ривер в Вайоминге, Национальный парк Каньонлендс в Юте и долина реки Сан-Педро в Аризоне и Соноре, поддерживали обширные пастбища, на которых бродили крупные млекопитающие, такие как буйволы и антилопы, только в конце 1860-е гг. Около Тусона, штат Аризона, «там, где сейчас есть только сухая пустыня, трава когда-то доходила до головы человека, сидящего на спине».

    Реки и ручьи в бассейне Колорадо когда-то были домом для 49 видов местных рыб, из которых 42 были эндемичными . Инженерные проекты и регулирование рек привели к исчезновению четырех видов и резкому сокращению популяций 40 видов. Костохвостый голавль , острозубый присос , колорадский щучок и горбатый голавль относятся к числу тех, которые считаются наиболее подверженными риску; все они уникальны для системы реки Колорадо и хорошо адаптированы к естественным илистым условиям реки и колебаниям стока. Чистая холодная вода, выпущенная плотинами, значительно изменила характеристики среды обитания этих и других рыб бассейна реки Колорадо. Еще 40 видов, встречающихся в реке сегодня, в частности, кумжа , были завезены в 19 и 20 веках, в основном для спортивного рыболовства.

    Воздействие на окружающую среду

    Вид на узкую зеленую реку, протекающую между высокими красновато-коричневыми скалами.

    Исторически сложилось так, что Колорадо перевозило от 85 до 100 миллионов коротких тонн (от 77 000 000 до 91 000 000 т) наносов или ила в Калифорнийский залив каждый год, уступая только Миссисипи среди рек Северной Америки. Эти отложения питали водно-болотные угодья и прибрежные территории в нижнем течении реки, особенно в ее дельте площадью 3000 квадратных миль (7800 км 2 ), которая когда-то была крупнейшим устьем пустыни на континенте. В настоящее время большая часть отложений, переносимых рекой Колорадо, откладывается в верхнем конце озера Пауэлл, а большая часть оставшейся части попадает в озеро Мид. По разным оценкам, время, которое потребуется Пауэллу, чтобы полностью заполниться илом, составляет от 300 до 700 лет. Плотины, улавливающие отложения, не только наносят ущерб речной среде обитания, но и угрожают будущим операциям системы водохранилищ реки Колорадо.

    Уменьшение стока из-за плотин, водозаборов, воды для тепловых электростанций и потерь от испарения из водохранилищ — последние из которых потребляют более 15 процентов естественного стока реки — имело серьезные экологические последствия в дельте реки Колорадо и заливе Калифорния. Исторически сложилось так, что дельта с ее большим оттоком пресной воды и обширными солончаками была важным местом размножения водных видов в Персидском заливе. Сегодняшняя иссушенная дельта, составляющая лишь часть ее прежнего размера, больше не обеспечивает подходящей среды обитания, а популяции рыб, креветок и морских млекопитающих в заливе резко сократились. С 1963 года река Колорадо достигала океана только во время явлений Эль-Ниньо в 1980-х и 1990-х годах.

    Уменьшение стока привело к увеличению концентрации определенных веществ в нижнем течении реки, что повлияло на качество воды. Соленость — одна из основных проблем, которая также приводит к коррозии трубопроводов в сельскохозяйственных и городских районах. В нижнем Колорадо содержание соли составляло около 50 частей на миллион (ppm) в естественном состоянии, но к 1960-м годам оно увеличилось до более чем 2000 ppm. К началу 1970-х годов также возникла серьезная озабоченность по поводу засоления, вызванного солями, вымытыми из местных почв с оросительной дренажной водой, которая, по оценкам, добавляла в реку 10 миллионов коротких тонн (9 100 000 т) избыточной соли в год. В 1974 г. был принят Закон о контроле солености в бассейне реки Колорадо , предписывающий природоохранные меры, включая сокращение солевого дренажа. Программа снизила ежегодную нагрузку примерно на 1,2 миллиона коротких тонн (1 100 000 т), но соленость остается постоянной проблемой. В 1997 году USBR подсчитал, что соленая оросительная вода нанесла ущерб урожаю на сумму более 500 миллионов долларов в США и 100 миллионов долларов в Мексике. Были предприняты дополнительные усилия по борьбе с солевой проблемой в нижнем Колорадо, включая строительство опреснительной установки в Юме. В 2011 году семь штатов США согласовали «План выполнения», который направлен на снижение засоления на 644 000 коротких тонн (584 000 т) в год к 2030 году. По оценкам Бюро мелиорации, в 2013 году ежегодно тратилось около 32 миллионов долларов. чтобы предотвратить попадание 1,2 миллиона тонн соли в реку Колорадо и ее повреждение.

    Сельскохозяйственные стоки, содержащие остатки пестицидов, также в больших количествах концентрируются в нижнем течении реки. Это привело к гибели рыбы; шесть из этих событий были зарегистрированы только между 1964 и 1968 годами. Проблема пестицидов еще более остра в ручьях и водоемах возле сельскохозяйственных земель, орошаемых Императорским ирригационным округом водой из реки Колорадо. В Имперской долине вода реки Колорадо, используемая для орошения, переливается в реки Нью и Аламо и в море Солтона. И реки, и море являются одними из самых загрязненных водоемов в Соединенных Штатах, представляя опасность не только для водных организмов, но и для контакта с людьми и перелетными птицами. Загрязнение от сельскохозяйственных стоков не ограничивается низовьями реки; эта проблема также актуальна в верховьях рек, таких как Гранд-Вэлли в Колорадо, которая также является крупным центром орошаемого земледелия.

    Крупные плотины, такие как Гувер и Глен-Каньон, обычно сбрасывают воду из более низких уровней своих водоемов, что приводит к стабильным и относительно низким температурам круглый год на длинных участках реки. Средняя температура в Колорадо когда-то колебалась от 85 ° F (29 ° C) в разгар лета до почти нуля зимой, но современные потоки через Гранд-Каньон, например, редко значительно отклоняются от 46 ° F (8 ° C). Изменения температурного режима привели к сокращению популяций местных рыб, а стабильные потоки способствовали увеличению роста растительности, препятствуя естественной среде обитания на берегу реки. Эти модели потока также сделали Колорадо более опасным для любителей лодок; люди с большей вероятностью умрут от переохлаждения в более холодной воде, а общее отсутствие наводнений приводит к образованию каменных оползней, что затрудняет навигацию по реке.

    Минуты 319

    В 21 веке возобновился интерес к восстановлению ограниченного стока воды в дельту. В ноябре 2012 года США и Мексика достигли соглашения, известного как Протокол 319, разрешающего Мексике хранить водные ресурсы в водохранилищах США во влажные годы, тем самым повышая эффективность использования воды. Помимо ремонта ирригационных каналов в долине Мехикали для уменьшения утечки, это позволит в среднем около 45 000 акров футов (56 000 000 м 3 ) в год для сброса в дельту. Вода будет использоваться для обеспечения как годового базового стока, так и весеннего «пульсирующего потока», чтобы имитировать первоначальный режим реки, связанный с таянием снега. Первый импульсный сток, восьминедельный сброс 105 000 акров футов (130 000 000 м 3 ), был начат 21 марта 2014 г. с целью восстановления 2 350 акров (950 гектаров) заболоченных земель . Этот пульс достиг моря 16 мая 2014 г., впервые за 16 лет, когда вода из Колорадо стекала в океан, и был провозглашен «экспериментом исторического политического и экологического значения» и вехой в США и Мексике. сотрудничество в сохранении. За этим импульсом последует устойчивый сброс 52 000 акров футов (64 000 000 м 3 ) в течение следующих трех лет, что составляет лишь небольшую часть среднего расхода до создания плотины.

    Отдых

    Вид на две небольшие лодки в реке, сразу за ними возвышаются высокие скалы.

    Колорадо, известная своими впечатляющими порогами и каньонами, является одной из самых желанных рек с бурной водой в Соединенных Штатах, а ее участок Гранд-Каньон, которым ежегодно пользуются более 22 000 человек, называют «дедушкой рафтинга». Поездки в Гранд-Каньон обычно начинаются от парома Ли и заканчиваются у Даймонд-Крик или озера Мид ; они варьируются от одного до восемнадцати дней для коммерческих поездок и от двух до двадцати пяти дней для частных поездок. Частные (некоммерческие) поездки организовать чрезвычайно сложно, поскольку Служба национальных парков ограничивает речное движение в экологических целях; Людям, желающим совершить такую ​​поездку, часто приходится ждать возможности более 10 лет.

    Несколько других участков реки и ее притоков являются популярными водными путями, и многие из них также обслуживаются коммерческими компаниями. Каньон Катаракт в Колорадо и многие участки в верховьях Колорадо используются даже более интенсивно, чем Гранд-Каньон, и около 60 000 лодочников ежегодно проходят один участок длиной 4,5 мили (7,2 км) над Радиумом, штат Колорадо . Верхний Колорадо также включает в себя многие из самых сложных порогов реки, в том числе пороги в каньоне Гор, который считается настолько опасным, что «кататься на лодках не рекомендуется». Другой участок реки над Моавом, известный как Colorado «Daily» или «Fisher Towers Section», является самым посещаемым участком реки Уайтуотер в штате Юта: только в 2011 году его посетили более 77 000 человек. Морские суда также часто пересекают пороги Серых каньонов и каньонов Пустоши Зеленой реки и менее сложный участок « Гусиная шея » в нижнем течении реки Сан-Хуан.

    Одиннадцать национальных парков США — Арки, Черный каньон Ганнисона , Брайс-Каньон , Каньонлендс, Капитолийский риф , Гранд-Каньон, Меса Верде , Окаменелый лес , Скалистые горы , Сагуаро и Сион — находятся в водоразделе, помимо многих национальных лесов. государственные парки и зоны отдыха. Пешие прогулки, пешие прогулки, кемпинг, катание на лыжах и рыбалка — это одни из многочисленных возможностей для отдыха, предлагаемых этими районами. Рыболовство сократилось во многих ручьях в водоразделе, особенно в Скалистых горах, из-за загрязненных стоков от горнодобывающей и сельскохозяйственной деятельности. Крупные водохранилища Колорадо также являются популярными направлениями в летнее время. Плавучий дом и катание на водных лыжах — популярные занятия на озерах Мид, Пауэлл, Хавасу и Мохаве, а также на водохранилищах Пламенного ущелья в Юте и Вайоминге и на водохранилищах Навахо в Нью-Мексико и Колорадо. Озеро Пауэлл и прилегающая к нему национальная зона отдыха Глен-Каньон в 2007 году принимали более двух миллионов посетителей в год, в то время как в 2008 году озеро Мид и национальную зону отдыха на озере Мид посетило почти 7,9 миллиона человек. В зоне отдыха на реке Колорадо работает около 250 000 человек, и каждый вклад приносит 26 миллиардов долларов. год для экономики Юго-Запада.

    Смотрите также

    • флагПортал Аризоны
    • флагКалифорнийский портал
    • флагКолорадо портал
    • флагПортал Мексики
    • флагПортал США
    • флагПортал Юты

    Источник