Меню

Реки вспять в китае



Китай расширяет проект переброски рек с юга на север

МОСКВА, 14 дек — Проект «Россия-Китай: Главное». Китай расширяет грандиозный проект по переброске рек с богатого водными ресурсами юга на засушливый север страны.

К концу года будут завершены работы по продлению восточного маршрута – это позволит ежегодно перекачивать дополнительные 490 миллионов кубометров воды в столичный субрегион Пекин-Тяньцзинь-провинция Хэбэй, сообщило министерство водных ресурсов КНР.

Кроме того, к концу года ожидается завершение технико-экономического обоснования западного маршрута переброски рек, который свяжет верховья реки Янцзы в провинции Сычуань на юго-западе с притоками Хуанхэ в засушливой провинции Ганьсу на северо-западе КНР.

Напомним, что проект по переброске вод с богатого водными ресурсами юга на засушливый север КНР был предложен еще в 1952 году. Власти одобрили его лишь 50 лет спустя: Госсовет дал отмашку в 2002 году. На осуществление проекта выделено 500 миллиардов юаней. Строительство соответствующей инфраструктуры планируется завершить к 2050 году. Восточный маршрут сдан в эксплуатацию в 2013 году. 12 декабря 2014 года введен в эксплуатацию центральный маршрут, который обеспечивает водой Пекин. За прошедшие шесть лет по нему перекачано 39,4 миллиарда кубометров «живительной влаги», которые напоили не только Пекин, но и окружающую его провинцию Хэбэй. В общей сложности, благодаря этому проекту от дефицита воды удалось избавить 120 миллионов человек. Более 70% потребляемой в столице Китая воды поступают именно по каналам этого проекта из реки Янцзы. Далеко не вся вода из Янцзы идет на предприятия и в дома – четверть от ее объема используется для восстановления подземных водоносных пластов.

Источник

В Китае задумали повернуть реки вспять

В Китае разработан грандиозный проект: обилие воды на юге страны и засухи на севере подвигли ученых к развороту течения рек. Все должно быть завершено в 2014 году. Пока экологи не могут предсказать все последствия такого шага. При этом многие признают, что разворот течения рек на север – мера во многом вынужденная.

Скрытые за плотной пеленой тумана дома — не что иное как водная столица Китая. Этот титул провинциальный городок Даньцзянкоу получил благодаря крупнейшему в Поднебесной водохранилищу. Здесь, кажется, даже воздух пропитан влагой. Перегороженное сложной системой дамб ущелье служит гигантским резервуаром.

Эту дамбу ещё в пятидесятые годы начали строить советские специалисты. Уже тогда избыток воды на юге и постоянные засухи на севере были для Китая настоящей бедой. Проблему решили в духе времени — часть воды перенаправили туда, где она нужнее. Уже в XXI веке этот долгострой получил второе рождение благодаря кризису — подстёгивая рост ВВП, правительство щедрой рукой выделяло средства на инфраструктурное строительство.

«Этот проект способствует развитию смежных отраслей. К тому же он позволяет трудоустроить огромное количество народу. Наконец, по завершении работ мы получим сеть судоходных каналов, по которым наши товары можно будет возить в Шанхай», — говорит Тянь Чэньчжун, заместитель губернатора провинции Хубэй.

Поворот южных рек — это, пожалуй, последний из сверхпроектов Мао Цзэдуна, благополучно доживших до наших дней. Именно Великий Кормчий предложил решить водный вопрос революционным путём. Строительство трёх каналов — каждый длиной более тысячи километров — обошлось казне почти в 60 миллиардов долларов.

Чтобы обеспечить безопасность главного ресурса, в районе водохранилища закрыли десятки вредных производств. Такая забота об экологии не удивительна. Прямо из водной столицы живительная влага самотёком пойдёт в столицу земную — и вовремя. В Пекине уже сегодня норма потребления воды в семь раз ниже, чем в среднем по стране.

От города Даньцзянкоу и одноимённого водохранилища до Пекина — добрых полторы тысячи километров. Поэтому по завершении проекта в 2014 году пройдёт не менее трёх суток, прежде чем первая вода попадёт в Пекин.

Этот посёлок на окраине города Сянфань пока пустует, но уже через несколько месяцев сюда прибудут первые жильцы, переселённые из затопленных районов крестьяне — это десятки тысяч семей, для которых спешно возводится новое жильё. По городским меркам довольно скромное, но зато с водопроводом, электричеством и телефоном. Связаться с бывшими односельчанами господин Чэнь отныне может на расстоянии — волна переселения раскидала бывших соседей по разным городам.

«Здесь ещё нужно всё отремонтировать, сделать пол, стены отштукатурить, провести свет. Тут у нас будет спальня — или детская, пока не решили», — показывает Чэнь Лянхэ, переселенец.

Гигантский водопровод, связавший самые отдалённые уголки Поднебесной, заработает уже в ближайшие годы. Каким будет Китай после этого, не берутся предсказывать даже экологи. Впрочем, и они признают — мера это вынужденная. Без неё засушливый север может превратиться в пустыню.

Источник

Реки вспять в китае

Как Китай реки поворачивает

Активно развивающиеся сельское хозяйство, промышленность, а также растущее население Северного Китая столкнулись с острой нехваткой воды из ограниченности водных ресурсов региона. Чтобы удовлетворить спрос на воду, для обеспечения промышленности и крупных городов использовались подземные воды, что привело к дефициту воды в сельском хозяйстве. Кроме того, использование подземных вод привело к проседанию грунта и частым песчаным бурям.

Китай страдает от жажды. Катастрофическая нехватка водных ресурсов в засушливых северо-восточных районах страны стала тормозить их экономическое развитие, вынудив власти начать реализацию крупнейшего инженерного проекта в современной истории человечества. До 2050 года часть стока реки Янцзы с помощью системы гидротехнических сооружений будет переброшена на север КНР. Каналы и акведуки длиной в тысячи километров, десятки миллиардов долларов и кубометров воды…

Давайте посмотрим, как китайцы с переменным успехом реализуют давнюю мечту советских коммунистов, поворачивая вспять реки.

В Китае проживает около 20% всего населения планеты, при этом запасы пресной воды составляют всего лишь 7% от мировых. Ко всему прочему распределены они по огромной стране неравномерно. Если жители южных регионов КНР с полноводной Янцзы более-менее водой обеспечены, то население Северо-Китайской равнины, междуречья Хуайхэ и Хуанхэ, а это до трети от общекитайских 1,3 млрд человек, на регулярной основе страдают от засушливого климата.

Река Хуанхэ, крупнейший источник воды на севере КНР, в 1990-е годы вовсе постоянно пересыхала в нижнем течении. Меры, принятые китайским правительством, позволили более-менее нормализовать гидрорежим Хуанхэ, однако и сейчас ее низовья отличаются маловодностью, оказывающей негативное влияние на развитие сельского хозяйства и промышленности страны.

Это далеко не новая проблема для Китая. Еще в 1952 году Мао Цзэдун заявил: «На севере воды мало, на юге ее предостаточно, поэтому, если такое возможно, почему бы эту воду не перераспределить?» Как и в случае с иными крупными китайскими проектами, реализация концептуальной мысли председателя растянулась на десятилетия, пережив автора. Только в 1979 году в министерстве водных ресурсов страны было образовано специальное управление, главной задачей которого стала разработка плана по «повороту китайских рек» с юга на север.

Читайте также:  Притоки реки миссисипи карта

Покойный председатель Мао Цзэдун во время визита в комиссию по реке Хуайхэ у модели коллектора Хэфэй в 1954 году. Работа над проектом началась спустя почти пятьдесят лет после того, как Мао впервые предложил эту идею.

Через 50 лет, 23 августа 2002 года, после всестороннего исследования, проектных работ и обсуждения, проект был одобрен Государственным советом, что послужило сигналом к началу строительства. И уже в декабре начались работы над Восточным Каналом, а через год запущено строительство Центрального канала.

Фактически правительство КНР выбирало из двух зол. Чтобы спасти густонаселенный сельскохозяйственный север от жажды и засух, необходимо было или запустить программу массового переселения местного населения в более благополучные в климатическом и гидрологическом отношении южные районы, или, наоборот, каким-то образом доставить с юга воду страдающим от ее нехватки северянам.

И тот, и другой проекты требовали огромных финансовых затрат и длительных сроков реализации. Возможно, на окончательный выбор определенное влияние оказали технократы, пришедшие к власти в Китае в конце 1980-х годов. Ли Пэн, премьер Госсовета КНР в 1988—1998 годах, получил образование гидроэнергетика, гидротехнический факультет окончил и председатель КНР в 2003—2013 годах Ху Цзиньтао.

В 1990-е решение осуществить «поворот рек» было официально утверждено, а в 2002 году, спустя полвека после того, как председатель Мао впервые эту концептуальную идею озвучил, масштабные работы, рассчитанные на десятилетия, наконец-то начали осуществляться.

Строго говоря, никакого буквального «поворота рек» не предполагалось. План подразумевал переброску части стока южнокитайской реки Янцзы и ее притоков в северные провинции страны с помощью системы гидротехнических сооружений. В среднем годовой расход воды Янцзы в ее устье составляет около 950 млрд кубометров и даже в самые засушливые годы ниже 600 млрд кубометров не падает.

Из этого колоссального объема всего лишь около 5% (в среднем до 45 млрд кубометров в год) должны в финале проекта (к 2050 году) уходить на север.

В течение 48 лет (с 2002-го по 2050-й) бассейны четырех крупнейших китайских рек (Янцзы, Хуанхэ, Хуайхэ и Хайхэ) будут объединены тремя грандиозными каналами: Восточным, Центральным и Западным. Это позволит существенно увеличить полноводность северокитайских рек, ликвидировать риск их пересыхания и обеспечить ресурсами водохранилища вблизи крупнейших городов севера страны — Пекина и Тяньцзиня.

Проект существует уже 50 лет – с момента зарождения идеи до начала строительства. И понадобится ещё почти столько же лет, чтобы закончить его. Завершить грандиозное строительство планируется к 2050 году. В конечном счёте проект позволит обеспечить население Северного Китая 44,8 млрд. куб.м воды в год.

После окончания строительства четыре основные реки Китая – Янцзы, Хуанхэ, Хуайхэ и Хайхэ – будут связаны между собой. Для этого должны быть построены три огромных канала, которые протянутся с юга на север по восточной, центральной и западной части страны. Ориентировочная стоимость проекта $ 62 млрд. Это вдвое больше, чем стоимость известной ГЭС «Санься» (Три Ущелья).

Работы над первой очередью суперпроекта начались уже в декабре 2002 года. Восточный канал в значительной степени предполагал использование инфраструктуры Великого канала Пекин — Ханчжоу, уникального гидротехнического сооружения, строившегося две тысячи лет (VI век до н. э. — XIII век н. э.) и впервые соединившего Янцзы с Хуанхэ.

В целях контроля строительства, дальнейшей эксплуатации и технического обслуживания каналов была создана специальная компания с ограниченной ответственностью, а в каждой провинции созданы компании по водоснабжению для координации работы с местной администрацией и элементами инфраструктуры.
Восточный Канал

Восточный канал должен был снабжать провинцию Шаньдун и северную часть провинции Цзянсу в 2007 году – на год раньше запланированного срока – связав реку Янзцы с провинцией Шаньдун и принести живительную влагу на равнины «Хуан-хуай-хай», используя для этого Великий Канал Пекин – Ханьчжоу, но строительство было отложено.

Ответвляясь от основного русла реки Янцзы, неподалёку от города Янчжоу, вода пройдёт по существующим каналам в горах Уишань, затем под рекой Хуанхэ через туннель и попадёт в водохранилище города Тяньцзинь.

Длина завершённого канала составит немногим более 1155 км; строительство предполагает сооружение 23-х насосных станций мощностью 453.7 МВт в дополнение к 7 существующим, которые будут модернизированы.

В эту часть проекта входят и почти 9 км штолен, начинающихся у озера Донгпинг секцией сифона длиной 634 м и заканчивающихся у канала Вейлин, два горизонтальных тоннеля длиной 9.3 м и диаметром 70 м под руслом реки Хуанхэ.

В 2007 году были завершены несколько ключевых участков канала. Тем не менее, запуск канала был отложен из-за сельскохозяйственного и промышленного загрязнения, которое ухудшило качество воды.
Центральный Канал

Строительство Центрального канала началось в декабре 2003 года. Его постройку планировалось закончить до начала Олимпийских игр в Пекине в августе 2008 года, чтобы обеспечить Пекине питьевой водой. Однако к сентябрю 2008 года было проложено только 307 км канала.

Соседний город Тяньцзинь будет также получать воду из магистрали, проходящей вблизи г.Сюйшуй в провинции Хэбэй. На раннем этапе канал будет давать 9.5 млдр. кубических метров воды, но уже к 2030 году по этой системе будет течь 13-14 миллиардов кубических метров воды.

Канал также включает в себя два тоннеля внутренним диаметром 8,5 м длинной 7 км пропускной способностью 500 м ³ /с.

Из-за снижения объёмов воды в водохранилище Даньцзянкоу предложено осуществлять забор воды из водохранилища ГЭС «Три ущелья». Это позволит поддержать спрос и удовлетворить потребности этой части Китая.

Воде из реки Ханьшуй ещё только предстоит пройти завершённый канал, а пока она подаётся из различных водохранилищ провинции Хэбэй. Центральный канал планировалось завершить к 2010 году, однако запуск был отложен до 2014 года из-за экологических проблем и расширения водохранилища Даньцзянкоу.

Строительство западного канала на Цинхай-Тибетском нагорье — на высоте 3 000-5 000 м над уровнем моря — начато в 2010 году и сопровождается решением крупных инженерных задач и сезонных проблем. После завершения в 2050 году, проект будет доставлять 4 млрд. кубических метров воды из трёх притоков Янцзы — Тунтянь, Ялунвань и Даду на расстояние 500 км через горы Баян-Хара-Ула и далее на северо-запад Китая.

В 2006 году на симпозиуме в Пекине чиновники из Комитета по водным ресурсам Хуанхе озвучили подготовительный этап работ, который необходимо предпринять в целях ускорения строительства этой части проекта. Согласно прогнозам, к 2030 году для поддержания экономического роста региона с быстрорастущим населением для развития крупных инфраструктурных проектов дополнительно понадобится ещё 4,5 млрд. кубометров воды.
Финансирование проекта

Читайте также:  Хорошевское спрямление москвы реки

Затраты на строительство восточного и центрального каналов оцениваются в 254.6 млрд. юаней ($ 37.44 млрд.). Китай уже выделил на этот проект 53.87млрд. юаней ($ 7,9 млрд.). Из 53.87 мдрд. юаней центральное правительство выделило 15.42 млрд. средств в казначейских облигациях со счетов центрального правительства на сумму 10.65 млрд. юаней, а местные органы власти вложат 7.99 млрд. юаней. Также дополнительно привлечены займы на сумму 19.81млрд. юаней.

Стоимость проекта резко изменилась в связи с ростом цен на сырьё, изменений в национальной политике и инвестиционной структуре проекта. Около 30.48 млрд. юаней из целевой суммы было потрачено на строительство Восточного канала (5.66 млрд. юаней) и Центрального каналов (24.82 млрд. юаней).

Как и другие крупные китайские проекты (например, плотина «Трёх ущелий») проект переброски рек привел к ряду экологических проблем, в основном связанных с потерей древних исторических сооружений, переселением людей и разрушением пастбищ.

Кроме того, планы по дальнейшей индустриализации вдоль каналов представляют серьезный риск загрязнения воды.

В целях борьбы с загрязнением воды китайское правительство выделило чуть более $ 80 млн. для строительства очистных сооружений в Цзянду (г. Янчжо́у), Хуайане, Суцяне и Сюйчжоу и в восточной части провинции Цзянсу, хотя расчёты показывают, что фактическая сумма затрат более чем вдвое превышает эту цифру.

В общей сложности около 260 проектов были призваны уменьшить загрязнение и способствовать тому, чтоб вода в каналах соответствовала минимальным стандартам.

Компания «The South-to-North Water Transfer Project» является владельцем проекта, предпроектные строительные работы проводятся «Hanjiang Water Resourcesand Hydropower». Управление проектами в настоящее время осуществляют Государственная комиссия по развитию и планированию, Министерство водного хозяйства, Министерство строительства, Управление по охране окружающей среды и «China International Engineering Consultant Corporation» (GCW Consulting).

GCW Consulting предоставляет планы развития инфраструктуры. «Haihe Water Resources Commission» и «Tianjin Hydroelectric Investigationand DesignInstitute» ответственны за разработку и проектирование Восточного канала; «Changjiang Water Resources Commission» – Центрального канала, и «Yellow River Conservancy Commission» – Западного канала. Строительство Восточного канала ведёт «Hanjiang Water Resourcesand Hydropower», а «Danjiangkou Water Resourcesand Hydroelectric» сооружает Центральный канал.

Уникальным новым гидротехническим объектом здесь стал подземный комплекс, созданный в месте пересечения Великого канала с Хуанхэ. Воды Янцзы будут форсировать Желтую реку с помощью двух подземных тоннелей-водоводов диаметром 9,3 метра каждый и длиной 585 метров.

Далее самотеком миллионы ценных кубометров по Северо-Китайской равнине в конце концов окажутся в водохранилище у Тяньцзиня. Собственно, снабжение именно этого мегаполиса, его агломерации, а также густонаселенной провинции Шаньдун, одного из главных сельскохозяйственных регионов страны, — основная цель «поворота рек» на востоке.

Источник

Русские реки поворачивают в Китай

Зачем Минсельхоз предлагает перебросить воду на Восток?

Россия готова перебрасывать пресную воду со своей территории в Китай. Об этом во вторник, 3 мая, заявил глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев на встрече с китайским коллегой Хань Чанфу.

«Мы готовы предложить проект по переброске воды из Алтайского края России через республику Казахстан в засушливый Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР. В ближайшее время мы проведем консультации с коллегами из Казахстана по этому вопросу», — цитирует российского министра ТАСС.

Прежде всего, речь идет о переброске ежегодно около 70 млн кубометров паводковых вод. Как заявили в Минсельхозе РФ, именно такое количество составляют весенние излишки, которые сейчас без всякого практического применения сбрасываются в море. Но, как считают в ведомстве, можно увеличить «объем водоподачи» в Китай до 1 млрд. кубометров в год, причем «без ущерба экологическому состоянию водных объектов». Для этого необходимо «совместное с КНР развитие существующей инженерной инфраструктуры двух гидротехнических систем — Гилевского водохранилища Алейской оросительной системы, и запитанного из Обского водохранилища Кулундинского магистрального канала».

На бумаге действительно выходит, что вреда от переброски в Китай такого количества российской воды не будет.

С одной стороны, Россия обладает крупнейшими в мире запасами пресной поверхностной воды, причем Северная Двина, Обь, Иртыш, Енисей, Лена и Амур несут воды на север, в пустынные районы, где использовать ее фактически некому. Поэтому дискуссии по переброске вод сибирских рек в Среднюю Азию велись еще в XIX веке, а в 1960-е годы были начаты серьезные исследовательские работы. Предполагалось, что первая очередь Иртыш-Арал будет передавать на юг около 25 млрд. кубометров воды в год. Однако проект не был реализован.

Кроме того, сейчас внутри России вода тоже не особо нужна. Так, по данным федеральной целевой программы «Мелиорация», в 2015 году из имеющихся в стране 4,26 млн. га орошаемых земель в сельскохозяйственном обороте фактически было задействовано всего 3,27 млн. га, а фактически поливалось и того меньше — всего 1,35 млн. га.

С другой стороны, Китай остро страдает от дефицита воды, и прилагает колоссальные усилия в попытках решить эту проблему. Два года назад была завершена прокладка центрального маршрута переброски пресной воды с юга на север КНР. Это дало Пекину, Тяньцзиню и более чем сотне других городов засушливого китайского севера дополнительно 9,5 млрд. кубометров воды в год. Но и этой воды Поднебесной явно недостаточно. По прогнозам, к 2030 году КНР будет нуждаться в 818 млрд. кубометров воды в год, тогда как уровень водоснабжения будет находиться на отметке 619 млрд.

В теории все выглядит неплохо, но практика показывает, что китайцы — трудные партнеры. Скажем, Россия делит с Китаем два речных бассейна — Оби и Амура, — и в обоих случаях КНР реализует проекты переброски стока без оглядки на российские интересы. Кроме того, на китайских территориях располагаются верховья Иртыша, и забор воды китайцами прямо влияет на обеспечение миллионного Омска.

Для чего мы предлагаем Китаю нашу пресную воду, что мы можем получить взамен?

Почему Германия предлагает вернуть РФ в проамериканский клуб ведущих держав

— Подготовка проекта по переброске воды из Алтайского края в Китай — дело небыстрое, — отмечает заведующий лабораторией Института водных проблем РАН, профессор, доктор технических наук Владимир Дебольский. — Я уже не говорю, что для переброски потребуется строительство системы водохранилищ, чтобы воду можно было накапливать, и направлять в Китай тогда, когда это необходимо.

В принципе, воды в России действительно хватает, и на Алтае водные ресурсы используются явно недостаточно. Но для того, чтобы четко ответить, нужна ли Алтаю вода, необходимо — помимо проекта переброски вод — разработать еще и проект перспективного развития Алтайского края.

Потребуется и тщательно просчитать экологические риски проекта. Изменения в природе края, и существенные, из-за строительства канала неизбежны — это тоже нужно понимать.

Читайте также:  Какая река протекает в литве

Все это требует проведения колоссального объема работ. Между тем, — могу сказать как человек, который занимается разработкой подобных проектов последние 50 лет, — никаких расчетов переброски воды именно с Алтая в России не делалось. Да и в целом водные ресурсы Алтайского края малоизученны. А ведь подробнейшие расчеты в таких проектах крайне важны. Приведу только один пример.

В последние годы правительство РФ периодически обсуждало вопрос, нужна ли низконапорная плотина ГЭС на Иртыше в районе Омска. Плотину даже начали строить, но потом забросили: Кузбасс заявил, что ему не нужна электроэнергия Омской ГЭС — достаточно энергии угольных ТЭЦ, благо угля хватает. По сути, проект застопорился именно из-за отсутствия внятных предварительных расчетов, как использовать накопленную плотиной воду. Повторять этот опыт в китайском варианте нам явно ни к чему.

Считать нужно все: сколько можно воды забрать, сколько ее нужно китайцам, оправдан ли проект экономически. Последний пункт особенно важен, поскольку реализация наверняка обойдется в несколько миллиардов долларов.

Вполне возможно, что Китай заплатит за разработку проекта и строительство — деньги у Пекина имеются. Но подчеркну: очень важно, чтобы разработкой занималась российская сторона. В этом случае мы гораздо яснее будем понимать, что получим на выходе.

«СП»: — Сопоставим ли проект по переброске воды в Китай с проектом поворота сибирских рек времен СССР?

— Советский проект был масштабнее. Его цель состояла в направлении части стока Иртыша, Оби, Тобола, Ишима в регионы страны, остро нуждающиеся в пресной воде. Проект, напомню, был разработан Министерством мелиорации и водного хозяйства СССР (Минводхоз). В это же время готовилось грандиозное строительство системы каналов и водохранилищ, которые позволили бы перебросить воду рек северной части Западно-Сибирской равнины в Аральское море.

На мой взгляд, кстати, проект поворота рек был очень хорошим. Вопреки распространенному мнению, «зарубили» его только из-за политических разногласий. Строительная часть проекта была хорошо проработана, но не было ясного понимания, на какие цели использовать воду в Средней Азии. Все понимали, что в регионе очень плохо с пресной водой: единственной среднеазиатской республикой, не испытывавшей дефицита, была Киргизия. Но нужны были не приблизительные прикидки, как тратить водные ресурсы, а точные расчеты.

Та же картина в случае с Китаем. Да, в Сибири, на первый взгляд, воды хоть залейся. Но, с другой стороны, ее много только потому, что нет перспективных планов по использованию этих водных ресурсов. Достаточно сказать, что сибирская вода пригодилась бы в европейской части России, где уже сейчас намечается некоторый дефицит пресной воды.

«СП»: — Насколько наше предложение интересно Китаю?

— Синьцзян-Уйгурский автономный район действительно очень засушлив. Более того, если бы Пекин пошел на строительство канала из России, это позволило бы занять население автономного района земледелием, и существенно снизить социально-экономическую напряженность в нем.

Конечно, с точки зрения китайцев, вода лишней точно не будет. Причем, Китай хорошо знает, что собой представляют наши водные ресурсы. Напомню, что именно Советский Союз очень помог КНР в области развития мелиорации. В конце 1940-х около 15% студентов московских вузов, которые специализировались на водном хозяйстве, были китайцами. Более того, почти все гидротехнические системы, которые в последующие годы построили в Поднебесной, были построены по советским проектам.

«СП»: — Насколько нужен проект переброски нам самим?

— На мой взгляд, все-таки нужен. Контроль над водой имеет политическое значение. Если бы в СССР осуществили проект поворота сибирских рек в Среднюю Азию, сейчас весь этот регион был бы подконтролен России. Кран от «трубы» с водой был бы в руках Москвы, и на проявления недружественной политики любой среднеазиатской республики можно было бы оперативно реагировать.

Канал из Алтайского края в Китай поставил бы в ощутимую зависимость от нас Синьцзян-Уйгурский автономный район. С точки зрения геополитики — это очень неплохо.

Но, повторюсь, проект переброски воды в Китай требуется детально прорабатывать. Пока предложение Ткачева — не более чем политическое заявление…

— Теоретически Китай, наряду с Индией, относится к странам, которые наиболее остро нуждаются в питьевой воде, — напоминает директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов (РУДН), заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов. — Но практика заключается в том, что Пекин сегодня активно сотрудничает по поставкам воды со странами Юго-Восточной Азии. Поэтому нельзя сказать, что именно на российской воде — с точки зрения китайцев — свет сошелся клином.

Я бы смотрел на инициативу Александра Ткачева по-другому. Видимо, Россия пытается немного диверсифицировать свои взаимоотношения с Китаем, и ищет новые формы, чтобы раскачать российско-китайскую торговлю.

Но вопрос, как это часто бывает, упирается в деньги. Проблема в том, что стоимость проекта по переброске воды из Алтайского края будет колоссальной. К тому же, поскольку вода может поставляться только через территорию Казахстана, мы получим еще и транзитные цены. В итоге, не исключено, что стоимость доставки в Китай российской воды окажется выше, чем стоимость доставки российской нефти.

К чему ведут множащиеся в последнее время инциденты над морем

Есть и другой важный момент. На мой взгляд, заявление Ткачева, с точки зрения китайцев, очень непроработанное. Между тем, Китай — страна, где проект нужно скачала тщательнейшим образом проработать на уровне профильных министерств, и делать публичные заявления только в момент, когда Пекин будет готов идти на какие-то соглашения. Именно так построена восточная деловая культура: сначала договариваемся, потом декларируем. Ткачев, к сожалению, поступил ровно наоборот.

«СП»: — Другими словами, до реализации проекта дело не дойдет?

— Думаю, что нет. Но в этом есть свои плюсы. Реализация подобных проектов зачастую идет в ущерб России. Пример тому — магистральный газопровод «Сила Сибири», совместный проект Китая и «Газпрома» для поставок газа из Якутии в Приморский край и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. На сегодня, с точки зрения экономики, этот проект убыточен, но его не сворачивают из-за политической составляющей. Именно поэтому я считаю, что нам не стоит затевать еще один масштабный проект — по переброске воды в Китай — с неявной экономической выгодой…

Читайте новости «Свободной Прессы» в Google.News и Яндекс.Новостях, а так же подписывайтесь на наши каналы в Яндекс.Дзен, Telegram и MediaMetrics.

Путь из Каспия в Азов опять становится актуальным

Бишкек и Оттава вцепились из-золота Кумтора, но американцы намекают на интересы Москвы

Аудиторы «Большой четверки» имеют подходы к «нужным людям»

Источник