Меню

Река с книжными полками



Изменения древних путей через Таврские горы связали с усилением Хеттской державы

Моделирование с помощью географической информационной системы показало, как изменялась система путей сообщения эпохи позднего бронзового века, связывавших Хеттское царство с другими ближневосточными государствами через Таврские горы. Эти изменения, подтверждаемые данными из письменных источников и археологических раскопок, отразили развитие социокультурных и политических контактов между царством Хатти, приморскими областями на юго-востоке Малой Азии и северными районами Леванта. О результатах исследования сообщает статья в издании Journal of Anthropological Archaeology.

Название «страна Хатти» может относиться как к группе городов-государств раннего и среднего бронзового века, основанных коренным населением Центральной Анатолии — хаттами, так и к царству, возникшему на этой территории в первой половине II тысячелетия до нашей эры. В его создании ведущую роль сыграли проникавшие сюда с конца III тысячелетия до нашей эры племена, именовавшие себя nesili — «говорящие на языке города Неса», то есть на анатолийском индоевропейском языке. В течение нескольких веков они в значительной мере ассимилировали хаттов, но восприняли многие элементы хаттской культуры, в том числе название страны, а в историю вошли под условным наименованием «хетты», заимствованным из древнееврейских письменных источников.

История Хеттского царства охватывает отрезок времени приблизительно с 1650 по 1180 годы до нашей эры и целиком относится к эпохе поздней бронзы. В первые века его существования, в периоды Древнехеттского, или Старого, и Среднехеттского царств (приблизительно до конца XV века до нашей эры), правители государства постепенно, с переменным успехом добивались господства в Центральной и Северной Анатолии. Конец этой эпохи отмечен заметным ослаблением страны, которая испытывала внутренние неурядицы и подвергалась набегам воинственных соседей. Расцвет Хатти связан со становлением Новохеттского царства, или Хеттской империи, сумевшей установить гегемонию над большей частью Малой Азии, в Северном Леванте и Верхней Месопотамии. В XIV–XIII веках до нашей эры она становится одной из ведущих держав Ближнего Востока наряду с Египтом и Ассирийским царством. Затем, во время общего цивилизационного кризиса в Восточном Средиземноморье (так называемая «катастрофа бронзового века»), государство пришло в упадок и около 1180 года до нашей эры пало под натиском мигрирующих племен, известных из египетских источников как «народы моря».

Хотя на западе хетты достаточно активно контактировали с государствами Ахейской Греции, главным районом, где происходило интенсивное культурное, торговое и военно-политическое соприкосновение Хатти с сопредельными странами, был юго-восток Малой Азии. Эта местность занята горной системой Тавра — естественной границей между Анатолийским плато, с одной стороны, и приморскими областями Киликии (в эпоху бронзового века — Киццуватны), Северным Левантом и верховьями Евфрата, с другой. Неодинаковые географические условия уже с древнейших времен обусловили различия в хозяйственном и культурном укладе населения по разные стороны гор, но успешный контроль над путями, ведущими через Таврские горы, позволил хеттским правителям объединить эти области в единую систему и сохранять ее стабильность на протяжении двух столетий. Для этого требовалось поддерживать безопасность целой сети маршрутов, и изучение их расположения, а также факторов, определявших выбор тех или иных путей в разное время, важно для понимания социокультурной истории региона.

Итальянский историк Альвизе Матесси (Alvise Matessi) из Университета Вероны исследовал изменения сети коммуникаций через Тавр, происходившие во второй половине XVII–XIII веках до нашей эры. Сначала ученый выявил расположение участков горной цепи, оптимальных с точки зрения выбора пути, применив для анализа геоинформационную систему, созданную на программном обеспечении GRASS. Она позволила оценить горный ландшафт с точки зрения затрат на перемещение путем построения стоимостного растра — поля ячеек, каждая из которых отражает уровень затраты ресурсов в данной точке предполагаемого маршрута. Чтобы получить наиболее полную картину возможных участков транзита через горы, Матесси моделировал не отдельные связные пути, а коридоры с наименьшими затратами, определяемыми топографией местности. Затем исследователь сравнил полученную карту с археологическими данными, относящимися к эпохе Хеттского царства, и с информацией из письменных источников. Анализ показал наличие нескольких удобных коридоров, ведущих через Тавр на юг и юго-восток.

Самый восточный коридор мог несколькими путями связывать древний Каркемиш на севере Сирии с хеттским городом Неса (Каниш). О том, что в древности здесь проходили торговые пути, известно из ассирийских текстов. На них стояли хеттские поселения, остатки которых раскопаны в Малатье и Карахююке, и Матесси полагает, что этот коридор стабильно функционировал на протяжении всего периода существования Хеттского государства.

Далее к западу несколько проходов пересекают хребет Антитавр, соединяя Центральную Анатолию с восточными областями Киццуватны. В одном из них, в долине реки Заманты, обнаружено множество памятников времен Новохеттского царства, например, рельеф царя Хаттусили III в Фырактыне, вблизи границы между Хатти и Киццуватной. Исследователь предположил, что дороги через Антитавр особенно активно использовались с конца XIV до середины XIII века до нашей эры, когда Киццуватна была включена в Хеттскую державу.

Источник

Словесница Искусств

№1 (27) • 2011 • В начале было слово

  • Слова как ветви
  • В начале было слово
    • Храм сбереженного Времени
    • «Книги бо суть реки…»
    • «Овидиевы фигуры», издание весьма редкое
    • Слово, выпущенное в мир
    • Крылатые фразы из Книги книг
    • «Роскошный лес родного языка»
    • Крылатые слова
    • Littera scripta manet, verbum imbelle perit*
    • Что в бочке Диогена? Из истории некоторых фразеологизмов и крылатых выражений
    • О сказках, словах-смыслах и доброте. Размышления учителя
    • Слова, слова, слова…
    • Калинка-малинка — это о любви
  • Знаки и символы нашей истории
  • Грани духовности
  • Литература
  • Театральный сезон
  • Дом народного творчества
  • Единое пространство культуры
  • МАШКОВ Сергей Николаевич

Друзья и партнеры

«Книги бо суть реки…»

Книги бо суть реки, напояющие вселенную,
title
се сть исходиша мудрости,
книгам бо есть неисчетная глубина.

«Повесть временных лет», 1037 год

Острожская Библия. ТитулОстрожская Библия. Авторский знак Ивана ФедороваВ 1971 году в Хабаровске произошло событие, о котором написали многие советские газеты и журналы, и которое затем стало отправной точкой для научных исследований в области истории книги.

А случилось вот что. Из Петербурга (тогда Ленинграда) на Дальний Восток приехал доктор филологических наук профессор И. Е. Баренбаум. Он знакомился с редким фондом Хабаровской краевой научной библиотеки и, дойдя до полки со старопечатными книгами XVII века, обнаружил знаменитую Острожскую Библию первопечатника Ивана Федорова — книгу 1581 года, отнесенную к шедеврам типографского искусства.

Читайте также:  Плато пустыня река или штат 8 букв сканворд

«Титульный лист, характерный двухстолбцовый набор кириллицей, наличие греческого текста — все подтверждало факт издания Библии в Остроге, — писал позднее доктор исторических наук профессор Сергей Антонович Пайчадзе. — Для окончательной идентификации недоставало печатного знака Ивана Федорова, которым он помечал свои книги».

Авторский знак обнаружился на последней станице. Он был прикрыт рукописной тетрадью, что и позволяло книжному раритету XVI века в переплете из обтянутых кожей досок, с медными застежками тридцать лет оставаться незамеченным. Согласно инвентарной записи Острожская Библия включена в фонд Хабаровской научной библиотеки 5 июня 1940 года, источник поступления — неизвестен. Заметим, время для подобной литературы не самое благоприятное, но кто-то принес ее сюда, кто-то поставил на полку, в итоге сохранилась редчайшая книга, сотворенная выдающимся мастером.

Знак, которым Иван Федоров помечал свои произведения, а точнее его символику, ученые трактуют по-разному, но многие придерживаются такой версии: между инициалами И. и Ф. начертана извилистая линия, напоминающая латинскую S, а над ней наконечник стрелы. «Латинский завиток» сравнивают с излучиной реки и читают этот символ как зашифрованную цитату из «Повести временных лет»: «Книги бо суть реки. »

Острожская Библия — это первый полный вариант Священного Писания на церковно-славянском языке и последняя печатная работа Ивана Федорова. Он начал ее в 1575 году, отливал новые шрифты, делал формы для рамок, заставок и заглавных букв. В общем, все то, что сделало в итоге Острожскую Библию произведением искусства. В 1583 году мастера не стало, но изготовленные им печатные формы (доски) хранились у его последователей и были в рабочем состоянии не одно столетие. Библия вышла в свет в 1581 году, и ее тираж по тем временам был значительным. Но, как пишет Пайчадзе, почти четырнадцать из каждых пятнадцати экземпляров бесследно исчезли в глубине веков. Всего же в мире сохранилось около ста (в некоторых источниках около трехсот) экземпляров Острожской Библии Ивана Федорова. Один из них — в Хабаровске.

Собрание раритетов

Сегодня фонд редких книг Дальневосточной государственной научной библиотеки сосредоточен в специально созданном здесь Краевом научно-исследовательском центре книжных памятников. Это одно из крупнейших собраний на Дальнем Востоке наряду с научными библиотеками Владивостока и Якутска. Общее количество хранящихся в Хабаровске редких и ценных изданий впечатляет: около 23 тысяч экземпляров, из них около 4 тысяч — на иностранных языках. И цифра эта постоянно увеличивается, потому что из общего фонда ДВГНБ (а это более 2 миллионов изданий) библиотекари продолжают отбирать рассеянные по нему в прежние годы книги, которые представляют историческую и библиографическую ценность. Наиболее интересные издания можно увидеть на постоянно действующей выставке в научно-исследовательском центре книжных памятников. Это своего рода экскурсия в очень далекое прошлое.

Отправной точкой, с которой началась история формирования редкого фонда, можно считать 1894 год, когда при Приамурском отделе Императорского Русского географического общества организовали библиотеку. Из Академии наук, Императорского Русского географического общества, Петербургского университета, Московского Румянцевского музея, научных обществ, библиотек и просто от частных лиц приходили книжные дары, среди которых встречались достаточно редкие, в том числе издания XVIII века, государственные указы, подписанные собственноручно императрицей Екатериной, о чем сообщалось в первых отчетах Приамурского отдела Императорского Русского географического общества. Потом к этим экземплярам присоединились интересные книги из личных библиотек цесаревича Николая, великого князя Константина Николаевича, других дарителей, и в итоге появился фонд ценных изданий на церковнославянском, русском, латинском, английском и других языках, названный «библиографическими редкостями», или, как отмечалось в документах тех лет, «печатные книги и рукописи, насчитывающие 300 и 200 лет существования». С этого момента «библиографические редкости» прирастали печатными раритетами, и прежде чем появился научно-исследовательский центр книжных памятников, они хранились в секторе редких книг, затем, после переименования, — в отделе редких и ценных изданий.

В 2006 году библиотека стала участником программы «Культура России», сотрудники Краевого научно-исследовательского центра книжных памятников получили возможность приезжать на семинары в Российскую государственную библиотеку, а это профессиональный рост. О статусе научно-исследовательского центра можно судить еще и по тому, что из 31 региона Российской Федерации здесь лучшие условия хранения книжных раритетов. Несколько лет назад правительство Хабаровского края приобрело для ДВГНБ планетарный сканер, предназначенный для сканирования старых книг, и теперь они переводятся в электронный формат. Пока что в работе редкие издания краеведческой тематики, поскольку именно они пользуются наибольшим спросом.

«Редкий статус»

Говоря о том, что придает книге статус редкой, специалисты называют два критерия. Первый — хронологический. То есть все отечественные книги, изданные до 1830 года, и все зарубежные, изданные до 1700 года включительно, принято считать редкими. Второй — социально-ценностный. Это когда по дате выхода в свет книга не может претендовать на статус редкой, но в силу различных причин является таковой. К примеру, самое первое издание пушкинского «Евгения Онегина» вышло после 1830 года, но это бесспорная ценность.

В Краевом научно-исследовательском центре книжных памятников есть издания, приравненные к памятникам мировой культуры. Например, «Комментарии» Гая Юлия Цезаря 1499 года издания и «Тускуланские беседы» Цицерона 1482 года издания на латинском языке. Это инкунабулы, то есть книги, напечатанные до 1500 года. Здесь же, в хранилище редких книг на иностранных языках, первое издание сборника лирических стихов древнегреческого поэта Пиндара, современника Эсхила (1513). Эта книга относится к палеотипам — изданиям, вышедшим в свет между 1501 и 1550 годом. В России, к слову, всего два таких раритета — в Санкт-Петербурге и Хабаровске. Другая книжная редкость первой половины XVI века — на немецком языке: сочинение Мартина Лютера «О торговле и ростовщичестве» вышло в свет в 1524 году, еще при жизни автора. В 1568 году в Лионе издана книга Мишеля Нострадамуса «Предсказания» на французском языке, и один ее экземпляр хранится в Дальневосточной государственной научной библиотеке. Это первое посмертное и самое полное издание знаменитого французского астролога, врача, алхимика и прорицателя.

Есть еще 32 рукописные книги, в том числе созданные в древнерусской традиции, и 7 кириллических старопечатных — Острожская Библия Ивана Федорова (1581), о которой уже шла речь, «Евангелие Учительное» Кирилла Транквиллиона Ставровецкого (1619), «Лексикон Словеноросский и Имен толкование» Памвы Берынды (1627), «Большой требник» Петра Могилы (1646), «Соборное уложение» царя Алексея Михайловича (1649) и «Синопсис» Иннокентия Гизеля (1674).

Читайте также:  Что створы для измерения скорости реки

В общем, уникальные вещи, бесценные: из общего числа книг редкого фонда полторы тысячи изданы до 1830 года. Правда, такое отношение к книжным памятникам было не всегда. В в газетных статьях о редком фонде хабаровской библиотеки главный акцент делался на собрании «самых дорогих для человечества книг — произведений основоположников марксизма-ленинизма».

При этом подчеркнем: книги «менее значимые» все равно хранились самым надлежащим образом. Правда, был период, когда книжные раритеты оказались под ударом. Точнее, их владельческие знаки — экслибрисы. В середине прошлого века наступило время усиленной борьбы с мещанством, и одним из его проявлений кто-то посчитал экслибрис. Вышел соответствующий указ, и библиотекарям пришлось в спешном порядке книги обезличивать. Авторские знаки замазывали чернилами, сдирали, а когда это не удавалось, заклеивали кармашками. И что интересно: в основном хабаровские библиотекари не уничтожили, а именно заклеили немалое количество великолепных экслибрисов, многие из которых без преувеличения произведения искусства.

Сейчас процесс работы с книгой повернулся в обратную сторону: ей возвращают личность владельца. Убирают приклеенные десятки лет назад бумажные кармашки-обереги, и почти за каждым открывается история, время. Хотя встречаются и задачки с одним неизвестным — в том случае, если экслибрис все-таки оказался уничтожен. И тогда можно только предполагать, кем был ее хозяин, из какой она коллекции. Но у специалистов, работающих с редкими книгами, есть свои способы «опознания», иногда на уровне интуиции. Наталья Радишаускайте — заведующая сектором по работе с книжными памятниками Краевого научно-исследовательского центра книжных памятников ДВГНБ отмечает, что по книге обычно можно сказать, кому она принадлежала: «Смотришь, к примеру, на добротный переплет, золотые обрезы и предполагаешь, что, скорее всего, она из коллекции великого князя Константина Николаевича. »

«Осколочки» эпох на книжных полках

Наталья Радишаускайте: «Книга может рассказать о своем прежнем владельце»

Многие книги из редкого фонда дальневосточной «научки» старше Хабаровска, которому немногим больше полутора столетий, говорит Наталья Радишаускайте. И рассказывает об отдельных «осколочках эпох», к которым можно реально прикоснуться. Например, к эпохе Петра Великого.

Коллекция изданий XVIII века — это около 140 книг. В петровскую эпоху, наполненную многими глобальными событиями, произошел еще и серьезный переворот в книгопечатании. Был создан шрифт, которым печатались все светские издания, за что позднее он был назван «гражданским». Все петровские издания, напечатанные гражданским шрифтом в достаточно короткий промежуток времени, с 1708 по 1725 год, считаются редкими, поскольку сохранились лишь те из них, которые попали в свободную продажу и были раскуплены. Те, что хранилось на складах (а это большая часть тиражей), по приказу императрицы Елизаветы Петровны были уничтожены. Часть из них просто сожгли, часть продали на обертки и пыжи или отправили на бумажные фабрики в качестве вторсырья.

Научно-исследовательский центр книжных памятников ДВГНБ обладает немалым богатством, среди которого одна из редчайших книг петровского времени — «Овидиевы фигуры» (1721) с цельногравированным текстом и раскрашенными вручную гравюрами. Сохранившийся экслибрис указывает на бывшего владельца раритета — это известный российский археолог и историк А. Д. Чертков. Как установлено исследователями, библиотекой Черткова после его смерти пользовались В. А. Жуковский,
М. Н. Погодин, Л. Н. Толстой. Возможно, «Овидиевы фигуры» попали в Хабаровск из Государственной публичной исторической библиотеки.

Еще одна истинная редкость для Дальневосточного региона — номер газеты «Санкт-Петербургские ведомости» за 1740 год. Пробежишься по ее страницам, и вот оно, то самое дыхание времени. На первых полосе — главные новости (в основном перепечатанные из зарубежной прессы), в том числе о том, где сейчас идут боевые действия. Самая насущная информация, так же как и в современных СМИ, на последних полосах. Допустим, объявление о том, где и когда состоится продажа лошадей. Есть и реклама: некий садовод приглашает любителей приобрести у него рассаду и луковицы красивых цветов.

«Осколочек» времени — Календарь на 1724 год, где масса полезнейшей информации. Здесь статьи о происхождении солнечных и лунных затмений и прогнозы на грядущий год, заметки о «плодородии и недородии», а в статье «О здравии и болезнях» об изменениях человеческого организма через каждые семь лет жизни. Самыми «мужественными летами» автор называет возраст 28, 35 и 42, но когда человеку исполняется 49, он «на самом верху горы есть, а паки вниз возвращается. ».

«Книга степенная царского родословия» — издание XVIII века, одно из интереснейших в коллекции семьи Старцевых. На полях книги, охватывающей значительную часть истории Российского государства, пометки внимательного читателя. Скорее всего, предполагают специалисты, издание досконально изучал Николай Алексеевич Старцев, внук декабриста Николая Бестужева и сын селенгинского купца Алексея Дмитриевича Старцева, давая тут же, на полях книги, отсылки к другим источникам, возможно, из своего же собрания.

Когда-то эта книга принадлежала английскому писателю Э. Троллопу, потом попала в коллекцию Н.А. Старцева

К сожалению, сотрудники Краевого научно-исследовательского центра книжных памятников не располагают полным списком книг всей коллекции Старцевых, как и самой коллекцией, но даже в той ее части, что в итоге оказалась в Хабаровске, многое заслуживает внимания. Например, книги веков в пергаментных переплетах. Они на латыни, и, скорее всего, собирались Старцевыми исключительно как библиографические редкости. Так же как издания Эльзевиров — голландских печатников, которые в XVI веке были лидерами в издательском бизнесе и выпускали малоформатные и доступные по цене книжки. Благодаря солидным тиражам «эльзевиров», как называют издания с издательскими марками Эльзевиров, и до настоящего времени их сохранилось достаточно.

В последние годы специалисты-книжники стали выделять коллекции именные: цесаревича Николая, великого князя Константина Николаевича, герцога Мекленбургского, Венюкова, Арсеньева и др. Такой личностный подход дает возможность не только перелистать страницы времени, но и узнать о читательских пристрастиях исторических персон. Интересный исследовательский и творческий путь. Практически нескончаемый.

Елена ГЛЕБОВА
Фото Алексея МАРТЫНЦА

Источник

Река с книжными полками

Русская классика на реке Оке

А где же может проходить фестиваль «Русская классика», как не на реке Оке. Река, которая помнит многих своих поэтов, писателей. композиторов. Русская река мелодий и напевов, стихов и рассказов. Как писала Марина Цветаева:

Бежит тропинка с бугорка,
Как бы под детскими ногами,
Всё так же сонными лугами
Лениво движется Ока;

Читайте также:  Матерь всех рек индия

Колокола звонят в тени,
Спешат удары за ударом,
И всe поют о добром, старом,
О детском времени они.

Олег Погудин на фоне русского пейзажа

На сцене отеля «Царьград» собрались звёзды русской оперной сцены: Олег Погудин, Екатерина Лёхова, Олег Диденко. Каждому солисту было что сказать на языке музыке зрителям. А, между тем, вход на фестиваль был бесплатным. И много-много и местных жителей и гостей фестиваля приобщились к прекрасной классической музыке на природе. Сумасшедший дождь, который хлестал в этот день, да и в другие дни этого ненастного лета, не смог, ни коим образом, разогнать людей, отпугнуть их от высокого искусства. Непогода пройдёт — классика вечна!

tushinetc

1,01 тыс. подписчиков

Олег Погудин на фестивале «Русская классика» Смотреть позже Поделиться Посмотреть на //www.youtube.com/embed/DxobYcp4qlk?wmode=opaque

02. Олег Погудин

Олег Погудин своими прекрасными романсами заставил забыть пришедших на концерт о дожде. Его величественный тенор разливался над Окой и, казалось сама река подпевает ему. «Колокольчик», «Гори, сияй моя звезда» и множество других романсов лились над величественной рекой. И, мне показалось, даже Александр наш Сергеич Пушкин, незримо стоял около сцены покачивая тростью в такт музыке.

МосКультУРА : «Расскажите о вашем впечатлении о концерте в такую погоду»

Олег Погудин: «Такая погода, конечно, доминирует. Больше всего переживаешь по поводу того, что мокро, холодно, сыро, ветер. Но. Публике в этом смысле гораздо сложнее, потому что мы под крышей, а люди, которые пришли послушать. Это на самом деле чудо. Хотелось бы конечно другую погоду. Безусловно хотелось бы. Было бы немножко более настроение праздничное. Но даже в таком настроении — таком меланхолическом, таком пасмурном, есть своя особая прелесть. Мы северная страна, мы живём на севере и наши мелодии, наши песни пронизаны этим ощущением скоротечности светлых и тёплых дней и такой особой задумчивостью. Может быть даже раздумчивостью. Само событие — оно замечательное, оно чудесное. Сегодня выступают замечательные артисты, блестящие, с мировыми именами. И вход на этот фестиваль бесплатный.Это для культуры огромное дело. Я счастлив принимать в этом участие».

МосКультУРА: «Как вы видите развитие классической музыки в России?»

Олег Погудин: «Я классику любил всегда и ходил всегда, и буду ходить и слушать оперу, в первую очередь. Это моя любовь, такая самая заветная, самая серьёзная. Думаю, что запрос на классическую музыку в России никогда не проходил, не пропадал. Наше миропонимание оно созвучно, во многом, классическому пониманию. Потому что, в силу самых разных причин, мы должны отстраняться от быта, который у нас всегда тяжёлый и сложный. А вот мысль и , простите за слово такое пафосное, дух, у нас довольно часто воспаряют и парят. Не всегда. может быть, в самых лучших сферах, но, тем не менее, склонность у нас к духовному мироощущению, мировосприятию, она довольно мощно выражена. И в этом смысле мы с классикой родственники. Другое дело, что слушание классической музыки, существование в рамках классических музыкальных мероприятий. оно требует определённого воспитания, а не только настроения. В этом плане фестивали очень важная вещь. Они должны быть, чтобы люди знакомились с музыкой, чтобы она для них была классикой. чтобы она для них была естественной средой обитания».

МосКультУРА: «Я знаю, что репертуар вы выбираете непосредственно перед началом. Вы приходите, смотрите на площадку. Вот что вас озарило, посетило когда вы посмотрели?»

Олег Погудин: «Нет, сегодня ничего особенного. Сегодня от меня просили городской романс. А в этих декорациях это настолько естественно, что ничего придумывать не надо. Здесь можно взять было любой. Их у меня в репертуаре несколько сотен и программа сложилась по настроению. Всё удалось. это вы видите по реакции публики. Но сегодня романсы могли быть и другие, не только эти. Я постарался выбрать знаменитые, известные, которые и какие-то, которые не очень часто исполняются, чтобы было интересно.

МосКультУРА: «А было когда-то, что у вас приходила неожиданная программа? То есть, вы думали, что споёте что-то одно, а потом видели площадку и как-то меняли концерт?»

Олег Погудин: «Программу, конечно, нет. А репертуар, в рамках одной программы, да. Это не редко бывает. Но это, если не знакомая площадка или если какие-то не стандартные обстоятельства. Но, в принципе. я стараюсь придерживаться заявленной программы»

Источник

Какие тайны хранят 8 легендарных древних библиотек: Интересные факты о мировых кладовых мудрости

С того самого момента как возникла письменность, всю свою мудрость люди доверяли книгам. Писали на глиняных табличках, на папирусах, на пальмовых листьях, пергаменте. Литераторы, учёные и философы стремились сохранить для потомков свои мысли, знания и опыт. Поэтому к созданию храмов знаний — библиотек, всегда подходили с особым трепетом. Совершенно неудивительно, что сегодня многие из этих кладовых мудрости входят в списки главных мировых достопримечательностей. Удивительные факты о самых выдающихся библиотеках Древнего мира из разных точек земного шара, далее в обзоре.

Библиотеки появились в незапамятные времена. Благодаря им учёные смогли узнать массу полезной информации о многих великих цивилизациях древности. О тех же, чьи тексты, книги и документы до наших времён не дошли — наука не знает почти ничего. В Древнем мире прекрасно понимали всю ценность информации и делали всё возможное для её сохранения. Правители привозили книги со всех концов Земли, отовсюду, куда только могли добраться. Когда не было возможности заполучить оригинал, то с него делали копии. Тексты переводили с иностранных языков, писцы переписывали вручную. Этот титанический труд сполна оценили потомки.

1. Библиотека Ашшурбанипала

Библиотека Ашшурбанипала была невероятно обширной.

Самая известная из древних библиотек в мире была основана примерно в 7 веке до нашей эры. Сделано это было для «царского созерцания» правителя Ассирии, Ашшурбанипала. Это было на территории современного Ирака в городе Ниневии.

В библиотеке было несколько десятков тысяч клинописных табличек, строго упорядоченных по тематике. Большинство из этих табличек содержали архивные документы, религиозные и научными тексты. Были там и литературные произведения, в том числе и легендарное «Сказание о Гильгамеше». Царь Ашшурбанипал очень любил книги. Грабя завоёванные им территории, правителю удалось собрать невероятно богатую библиотеку.

Источник