Меню

Озеро карачай в челябинске радиоактивное где находится



Россия, Карачай (озеро): фото и отзывы

Карачай – озеро, которое славится своей загадочностью; его часто называют страшным водоемом. Оно растянулось на 130 тыс. м. К сожалению, сейчас его не существует. 26 ноября 2015 года засыпали последний квадратный метр площади, которую занимало это озеро.

Уничтожение озера

Что подвигло власть выделить около 17 миллиардов рублей и бездушно засыпать песком уникальное озеро Карачай в Челябинской области? Все дело в комбинате «Маяк», который расположен на близлежащей территории. Этот завод в свое время делал вынужденные, но крайне бездумные поступки. Рабочие выбрасывали все жидкие радиоактивные отходы в это самое озеро, тем самым повышая уровень радиации на всей территории. И в скором времени случилось несчастье. Озеро Карачай (Россия) начало мелеть, уровень воды снизился из-за испарения. А вместе с ней испарялись и отходы: ветер разносил пары радиоактивных газов, тем самым в огромной опасности оказались три района – Челябинский, Свердловский и Тюменский. Власти приняли решение залить бетоном всю площадь озера, чтобы уберечь другие территории от радиоактивных паров.

Название водоема

Карачай – озеро, при подробном изучении истории которого открывается интересный факт, связанный с названием этого водоема. Дело в том, что первоначально оно носило совершенно другое имя – Карагайсасъ. Известно это по данным 1790 года, по документу о межевании. На самом деле озеро было настолько мелководным, что несколько раз пересыхало и на карте даже не обозначалось – топографы просто не замечали этого водоема и не вносили никаких данных о нем. Любопытный факт: на картах 1936 года территория Карачая отмечалась как болотная. Предполагается, что его глубина не достигала даже двух метров. До современности дошло название Карачай, видимо, вследствие переписей и межеваний название Карагайсасъ сменилось на более звучное и легкое для запоминания.

Решение, погубившее озеро

Тяжелые времена для озера наступили в 1951 году. Именно тогда некий Славский заявил об идее использовать водоем как место для выброса радиоактивных отходов. Идею поддержали. Карачай – озеро, которое буквально через полгода стало основным водохранилищем, использованным для удаления жидких радиоактивных отходов. Вполне ожидаемо, что вскоре оно стало опаснейшим местом не только в Челябинской области, но и в мире. За все время использования Карачая по вышеописанному назначению в озере скопилось порядка ста двадцати миллионов кюри (внесистемная единица измерения активности), что является огромным превышением нормы и представляет реальную опасность для человека.

Местонахождение

Если подробнее говорить о том, где находится озеро Карачай, то известно, что оно занимает территорию в центральной части сплетения озер Улагач, Татыш, Малая Нанога, Кызылташ в Челябинском регионе. Также поблизости протекает река Мишеляк. И вроде бы все хорошо, но озеро сгубило расположение на его территории комбината «Маяк», откуда и происходили выбросы радиоактивных веществ.

Вымирание животного мира

По некоторым данным известно, что радиоактивное озеро Карачай было местом жительства уток. Так утверждают местные жители, охотившиеся там когда-то. Также там можно было поймать мелкую рыбу. К сожалению, после того как с комбината начался выброс жидких опасных веществ, все живое погибло. В данный момент человек, постоявший пять минут на территории Карачая, начнет испытывать сильнейшую тошноту и отравление, а вот если он пробудет там час, то от смерти его не спасет даже скорая медицинская помощь.

Основная проблема озера

Карачай – озеро (фото выше), у которого было много проблем. Нескоько лет (1961-1964 гг.) водоем имел пониженный уровень воды, что повлекло за собой оголение дна в некоторых районах. В 1961 г. на территории поднялся очень сильный ветер. Радиоактивные вещества, которые скапливались в водоеме, начали испаряться вместе с водой. Именно из-за этого ядовитые пары разнеслись на огромные расстояния. В результате была поражена не только природа данной местности, но и люди – по некоторым данным, около пятисот тысяч человек были отравлены. После этого случая властями было принято решение полностью ликвидировать озеро, засыпать его до состояния зеленой лужайки. Приступили к этому процессу в 1986 г. Уже тогда в короткие сроки были ликвидированы мелевшие участки водоема. В 1980-х годах, когда сильно изменились климатические условия в данном районе, уровень воды резко стал подниматься. В связи с этим все работы были прекращены. Государство стало проводить ряд процессов, которые воздействовали на озеро и искусственно понижали уровень его вод. 26 ноября 2015 было объявлено, что работа по консервации завершена. Сейчас это место представляет собой территорию, покрытую массивами скального грунта и блоками из бетона.

Уральская Хиросима

Туристов, прибывающих на это озеро, конечно же, нет. Журналисты одной известной британской газеты недавно заявили, что Карачай – самое опасное место на планете. И хоть сейчас площадь всего водоема намертво покрыта бетоном, она действительно остается опасной из-за большой доли радиации в воздухе. Сейчас эту территорию называют «уральской Хиросимой» или «челябинским Чернобылем». Кстати, там продается жилье по довольно-таки заманчивой цене, но прожить в нем можно, увы, недолго.

На примере озера Карачай можно понять, как человек порой из-за своего бездумного поведения пагубно влияет на природу и разрушает то, что могло бы приносить ему пользу. Очень жаль, что такая большая территория поражена и перестанет представлять опасность только через века.

Источник

Озеро карачай в челябинске радиоактивное где находится

Самое радиоактивное озеро

Надо признать, что на ранних этапах, ученые-ядерщики имели очень смутное представление об опасности радиации.
Известно, что первую защиту от быстрых нейтронов, на первом реакторе, Курчатов строил из сырых березовых дров с дополнительным поливом водой.

Затем ее несколько усовершенствовали.

Так появились экранирующие излучение металлические «кастрюли». Для жидких радиоактивных отходов, но это считалось «роскошью». Их напрямую, или предварительно разбавив до предельно допустимых уровней, сбрасывали в реку.

Именно благодаря этой «идеологии» с 1949 по 1952 год в речной системе Теча — Исеть— Тобол оказалось около трех миллионов Кюри активности.

В дальнейшем спасение от радиоактивного разноса увидели в озере Карачай. Началась трагедия печально известного, озера. Сейчас на его берегах получить годовую дозу можно за минуту. Мечта подарить людям атомный рай обернулась адом, река Теча — проклятьем. «Стронциевой проблемы» хватит на поколения.

Умеете ли вы пользоваться дозиметром? А вот каждый житель ранее режимного города Озёрск, что в Челябинской области, умеет.
Причина для беспокойства у местных отнюдь не безобидная — не далее, чем в десяти километрах от жилых домов, местного рабочего посёлка, расположилось печально известное озеро Карачай.

Читайте также:  Лесные озера минская область

Собственно, само озеро ни при чём — всё дело в построенном тут, в послевоенное время, легендарного химического комбината “Маяк”.

Оно знаменито своей продукцией на весь мир. Полное его название на сегодняшний день звучит как «Государственное предприятие федерального уровня по производству компонентов ядерного оружия, изотопов, хранению и восстановлению отработанного ядерного топлива».
В его задачах, утилизация ядерного топлива с АЭС, с российских атомоходов, ледоколов и подводных лодок. Так же производство оружейного плутония для военных систем из более тяжелого и нестабильного урана.

Особенностью технологии получения, промышленных радиоактивных материалов, является появление отходов. В виде «тяжёлой воды». Насквозь, пропитанной радиацией.

Технология хранения, рассчитана на близкое нахождение от производства. Подобные отходы требуется складировать где-то неподалёку.
В 1951-м, одним из восьми, оборудованных, мест складирования и хранения жидких, радиоактивных отходов, стал объект № В-9. А по факту, это обычное озеро, известное как Карачай.

Хочется отметить, что озеро, до варварского использования людьми было полноводным и богатым рыбой.

В Карачае до засыпки водились двуполые карпы и однополые серебряные караси. Это как вы понимаете, после последствий радиации. Появлялись новые рыбы. Карп светил в ночи, как петербургский фонарь с набережной Мойки, а у карачаевских карасей не было ни глаз, ни хвоста, чешуя росла не к хвосту, а к голове.

Это лишь один пример того, что делает с растительным и животным миром радиация. «Фонари» теперь на дне Карачая, хотя бы в этом сомнений нет, светить перестали.

В день торжественной засыпки озера, в конце ноября 2015 года, челябинские СМИ дружно сообщили, что в регионе наконец-то усыпили «два Чернобыля».

Акватория радиоактивного озера на территории ПО «Маяк» была полностью отсыпана скальным грунтом. «Однако об окончательной ликвидации объекта ядерного наследия говорить можно будет не раньше, чем через пять лет, а может быть и никогда» – так написал один из местных журналистов.

На Карачай, в первые годы деятельности, завода «Маяк», работники и руководство предприятия, приходили на охоту и рыбную ловлю.
После увеличения нагрузки на производство, в периодически пересыхаемое лоно озера начинался массированный сброс радиоактивных отходов.

Объём цезия-137 и стронция-90 за всё время использования объекта № В-9 как хранилища достигает уровня в 120 млн кюри, создавая реальную опасность заражения подземных грунтовых вод.

Самое опасное, было при сезонном пересыхании водоема, когда с обнажаемого дна, ветром выдувалась часть радиоактивного грунта и разносилось на многие километры, заражая прилегающие территории.

После подобных инцидентов в 1967 году были спешно приняты программы по контролю уровня воды в озере и сокращению площади его свободной поверхности.

Водоём с неприятным содержимым частично засыпали и углубляли. После этого ядерный могильник перестал доставлять серьёзные неприятности, вплоть до начала девяностых. Тогда изменение метеоусловий спровоцировало большее количество дождей. Стояла угроза выхода из берегов, и затопления радиоактивной водой.

Стоит согласиться, что основную опасность экосистеме и близлежащим городам, в числе которых присутствует Челябинск, представляет сам завод “Маяк” с начала ввода в эксплуатацию его первого в СССР промышленного уран-графитового реактора в июне 1948 года, на комбинате произошло более тридцати аварий или чрезвычайных и нештатных ситуаций. Часть из которых привела к гибели персонала или его серьёзными травмами.
Иногда в результате нарушения протоколов безопасности при научно-исследовательских экспериментах, иногда вследствие несовершенства технологии производства не удавалось избежать инициирования самоподдерживающейся цепной реакции в радиоактивных материалах и происходили микровзрывы или большие выбросы излучения, Чернобыль в миниатюре.

Само производство, словно гигантский насос, перекачивает тысячи тонн воды, часть которой надолго принимает в себя тяжелые радиоактивные элементы.

Многострадальная река Теча, в которую до 1951-го года сбрасывались эти “грязные” кубометры, не зря называется мёртвой.

Порядка ста двадцати тысяч жителей прибрежных сел демонстрировали симптомы проявившейся лучевой болезни. Показатель общей смертности в этих районах превышал среднестатистический на двадцать процентов.

Никакие медико-экологические исследования на то время, в регионе не проводились, а если они и были, то об объективных результатах могли знать исключительно первые люди из руководства страны.

Только в 1989 году, Комитет Верховного Совета СССР по вопросам экологи, начинает поднимать вопрос о последствиях функционирования комбината и о скрытой дополнительной стоимости продуктов ядерного характера для народного хозяйства, выраженной в искалеченных судьбах, жизнях и потери экологического баланса.

Данные, представленные на заседаниях в парламенте, содержали смягченную, успокаивающую статистику и “радиоактивная” правда, всплыла несколько позже.

За сорок лет функционирования ПО “Маяк”, около 25 млн.кюри радиоактивности, поразили общую площадь более шестисот двадцати семи тысяч квадратных километров, Уральской земли, и стали причиной переселения до двадцати тысяч человек, в результате программ по борьбе с последствиями аварий на опасных производствах.

Это производство принято считать самым радиационно-опасным местом в мире. ПО “Маяк” гордость или предубеждение?

Смертельность озера для людей, при коротком контакте, не доказана, а вот легенды гласят, что в 1995 году стая гусей села на «воду» и больше никогда не взлетела. 342 тушки мертвых птиц вытащили спасатели.

Сразу, можно разоблачить, этот миф. Так как, данное событие было в том же году на озере Беркли-Пит. Кстати, в интернетах, часто путают два этих озера. И фотографии озера Беркли-Пит выдают как за фотографии Карачай. К сожалению хороших и качественных фотографий, совсем нет.

В конце 2015 года, озеро Карачай, целиком было закатано в бетон, но для надежного захоронения такого количества отходов одного бетона недостаточно.

Необходимо несколько гидроизолирующих слоёв и проведение работ, по постоянному наблюдению за состоянием объекта, иначе грунтовые воды разнесут заразу по всей округе. Работы в рамках программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности на период конца 2015 года были объявлены полностью выполненными. Верить ли этому?

Почвы, прилегающие к ПО «Маяк», загрязнены долгоживущими нуклидами стронция-90, цезия-137, плутония-239, 238, 241 и продуктами их распада. Официальной и достоверной информации о газо-аэрозольных выбросах радиохимических заводов и содержании плутония нет. Официальной картографической информации о загрязнении плутонием территории Челябинской области тоже нет. Вполне понятно почему. Но известно, что с юга, востока и северо-востока у границ санитарно-защитной зоны ПО «Маяк» в районах посёлка Новогорный (7 километров от озера Карачай) и совхоза Худайбердинский (12 километров от Карачая) есть участки с загрязнением до 0,1 Ки/км2.

Читайте также:  Озеро комо где лучше остановиться

Это соответствует зоне чрезвычайной экологической ситуации. И с этим что-то тоже надо делать.

Более миллиарда кюри радиоактивности скопилось в озёрах, траншеях, хранилищах Челябинской, Свердловской и Курганской области. Особую опасность представляют могильники траншейного типа, в которых хранится 150 тыс. тонн низкоактивных отходов.

Например у жителей посёлка Новогорный содержание плутония в организме в 14 раз превышает глобальный уровень. Жители городов Касли (40 тыс. жителей), Кыштым (40 тыс.), Озёрск (80 тыс.), Новогорный (10 тыс.) являются носителями плутония в уровнях, в десятки раз превышающих глобальные выпадения. Те же, кто проживает в Верхнем Уфалее, Тюбуке, Багаряке, Кунашаке, Аргаяше, Долгодеревенском, подвергаются опасности накопления в организме плутония в 4–7 раз выше глобального.

Дело в том, что в тот период, когда ситуация секретности связывала по рукам и ногам, – рассказывает доктор медицинских наук, профессор Виктор Кирюшкин, – было указание ставить в больничные листы, которые поступают в общую сеть, зашифрованный диагноз лучевой болезни. Так называемый невралгический синдром. Это и делали. Под этим подразумевалась лучевая болезнь.

Источник

Радионуклидное озеро Карачай похоронили, но гремучий рассол под землёй ищет выходы

Буквально несколько дней спустя после публикации в «Нашей Версии» (№ 45 от 23.11.2015) материала «Чёрная вода» о затянувшейся на 30 лет эпопее с ликвидацией в Челябинской области самого опасного на планете озера глава Росатома Сергей Кириенко торжественно отчитался наконец о его засыпке. Напомним, речь идёт о радионуклидном озере Карачай на территории производственного объединения «Маяк», которое на протяжении десятилетий не давало спокойно жить челябинцам.

Как сообщается, Росатом потратил на засыпку Карачая почти 17 млрд рублей. Задраил «люки», отряхнул руки, что называется. Но можно ли ставить точку? «Наша Версия» решила продолжить своё расследование.

Увы, местный люд продолжает называть Карачай по аналогии с японской Хиросимой, но на русский лад – Херосимой. Видимо, потому, что «Маяк» продолжает сбрасывать радионуклиды в открытую гидрографическую сеть. Радиоактивный же «рассол» озера Карачай никуда не делся. Нет только открытого водного зеркала. Так что остаётся лишь гадать, в какую сторону поплывут радиоактивные подземные воды.

Карп-фонарь и карась без глаз и хвоста

В Карачае до засыпки водились двуполые карпы и однополые серебряные караси. Карп светил в ночи, как петербургский фонарь с набережной Мойки, а у карачаевских карасей не было ни глаз, ни хвоста, чешуя росла не к хвосту, а к голове. Это лишь один пример того, что делает с растительным и животным миром радиация. «Фонари» теперь на дне Карачая, хотя бы в этом сомнений нет, светить перестали.

В день торжественной засыпки озера, в конце ноября, челябинские СМИ дружно сообщили, что в регионе наконец-то усыпили «два Чернобыля». Акватория радиоактивного озера на территории ПО «Маяк» была полностью отсыпана скальным грунтом.

«Однако об окончательной ликвидации объекта ядерного наследия говорить можно будет не раньше, чем через пять лет, а может быть. никогда» – так написал один из местных журналистов.

Вот те на. В чём же дело?

Невралгический синдром и могильники с глиняным замком

Нет пока повода вздохнуть с облегчением после того, как засыпали Карачай, и вот почему. В течение всего периода консервации озера Карачай как будто бы осуществлялся радиационный мониторинг озера. В соответствии с программой контроля определялись гидрологические параметры водоёма, радиоактивное загрязнение воды, донных отложений, почвы, воздуха и грунтовых вод в районе водоёмов. Приблизительно раз в 5–10 лет проводились комплексные обследования водоёмов. Но в окружающую среду уже выброшено около 25 млн кюри радиоактивности. Она охватила более 625 тыс. квадратных километров территории, захватив Челябинскую, Свердловскую и Курганскую области. Более миллиарда кюри радиоактивности скопилось в озёрах, траншеях, хранилищах и могильниках. Это создаёт реальную угрозу катастрофы. Особую опасность представляют могильники траншейного типа с глиняным «замком», в которых хранится 150 тыс. тонн низкоактивных отходов. На них нет контрольно-измерительной системы. И до сих пор не найдены все могильники.

Николай ЛАВЁРОВ, академик:

– Вокруг «Маяка» находится около 200 млн кюри. Я имею в виду Карачай. В Чернобыле было 40–50 млн кюри, на территории комбината «Маяк», получается, все четыре Чернобыля. Такова цена создания ядерного оружия. Кроме того, под озером Карачай образовалась линза подземных вод. Язык от этой линзы и перемещается к водозаборам.

Почвы, прилегающие к ПО «Маяк», загрязнены долгоживущими нуклидами стронция-90, цезия-137, плутония-239, 238, 241 и продуктами их распада. Официальной и достоверной информации о газо-аэрозольных выбросах радиохимических заводов и содержании плутония нет. Официальной картографической информации о загрязнении плутонием территории Челябинской области тоже нет. Вполне понятно почему. Но известно, что с юга, востока и северо-востока у границ санитарно-защитной зоны ПО «Маяк» в районах посёлка Новогорный (7 километров от озера Карачай) и совхоза Худайбердинский (12 километров от Карачая) есть участки с загрязнением до 0,1 Ки/км2. Это соответствует зоне чрезвычайной экологической ситуации. И с этим что-то тоже надо делать.

Более миллиарда кюри радиоактивности скопилось в озёрах, траншеях, хранилищах. Особую опасность представляют могильники траншейного типа, в которых хранится 150 тыс. тонн низкоактивных отходов.

У жителей посёлка Новогорный содержание плутония в организме в 14 раз превышает глобальный уровень. Жители городов Касли (40 тыс. жителей), Кыштым (40 тыс.), Озёрск (80 тыс.), Новогорный (10 тыс.) являются носителями плутония в уровнях, в десятки раз превышающих глобальные выпадения. Те же, кто проживает в Верхнем Уфалее, Тюбуке, Багаряке, Кунашаке, Аргаяше, Долгодеревенском, подвергаются опасности накопления в организме плутония в 4–7 раз выше глобального.

– Дело в том, что в тот период, когда ситуация секретности связывала по рукам и ногам, – рассказывает доктор медицинских наук, профессор Виктор Кирюшкин, – было указание ставить в больничные листы, которые поступают в общую сеть, зашифрованный диагноз лучевой болезни. Так называемый невралгический синдром. Это и делали. Под этим подразумевалась лучевая болезнь.

Деревьям не дадут проникнуть в саркофаг

На вопросы журналистов, когда над засыпанным озером можно будет играть в гольф, не боясь «засветиться», представители комбината «Маяк» отвечают неохотно. Оказывается, и здесь всё зависит от финансирования. Все эти годы на ликвидацию озера с радионуклидами выделялись средства по различным федеральным целевым программам – на Карачай шли миллионы. Напомним, что было сделано. Сначала скальным грунтом отсыпали берега озера Карачай, затем его поделили дамбами на сектора, в них топили специальные бетонные кубы без нижней грани, чтобы исключить выдавливание воды на поверхность. К концу ноября минувшего года от поверхности озера осталась лишь лужица площадью в несколько метров. Для того чтобы её засыпать, хватило нескольких рейсов грузовиков со «свинцовой» и биологической защитой.

Читайте также:  Евгений озеро в россии

Ядерщики хотят превратить ядовитое озеро в объект окончательной изоляции радиоактивных отходов. Они собираются сделать «слоёный пирог» из двух гидроизоляционных слоёв, щебня и земли. Выстелить газоны и высадить кустарники, а также уничтожить ростки деревьев, которые могут корнями нарушить целостность «саркофага». Говорят, что создана целая система скважин, которая позволит следить за поведением подземной «линзы» озера.

– Территория «Маяка» и прилегающие к ней земли являются совершенно уникальными по количеству людей, поражённых до степени хронической лучевой болезни, – говорит в заключение профессор Игорь Острецов. – Нигде больше в мире нет такого числа людей, пострадавших от радиации. Поэтому радиоактивную Херосиму надо ликвидировать окончательно. И для этого как минимум нужно постоянное наблюдение за мигрирующей радиоактивной линзой. «Наша Версия» продолжит следить за ситуацией.

Игорь ОСТРЕЦОВ, доктор технических наук, профессор:

– Каждая тонна переработанного ядерного топлива оставляет после себя 600 тыс. кюри радиоактивных отходов, жидких и твёрдых. Высокоактивные отходы сливаются в специальные танки или остекловываются, если работает печь по остекловыванию. Среднеактивные отходы с октября 1951 года и сливались в озеро Карачай, которое долгое время использовалось как приёмник и хранилище жидких радиоактивных отходов. Ежегодно в озеро сливалось 15–20 тыс. кубометров среднеактивных отходов. И эти отходы через Карачай, как сквозь горлышко бутылки, сливались в так называемую линзу. В подземной «линзе» накоплено более 5 млн кубометров жидких радиоактивных отходов. Радиоактивная «линза» мигрирует со скоростью 80–85 метров в год в направлении реки Мишеляк. Это система Теча – Исеть – Тобол – Обь – Северный Ледовитый океан, а также в направлении водозаборов Челябинска, озёр Увильды и Аргази.

Источник

Озеро Карачай

Карачай. В его водах хранится столько радиоактивных отходов, что их хватило бы более чем на два Чернобыля! И пусть сверху озеро накрыли бетонной «крышкой», но опасные вещества могут вырваться наружу с подземными водами.

Это яркий пример того, как по недомыслию люди превратили природный водоем в могилу для радиоактивных отходов, в итоге чего озеро Карачай стало самым опасным озером России и, возможно, планеты в целом. Страшно то, что в любой момент может произойти выброс вредных веществ, который приведет к загрязнению окружающей среды. А попадание их в организм человека неминуемо закончится смертью.

Как все начиналось? Семьдесят лет назад Карачай был обычным озером, расположенным неподалеку от городка Озерск, что в Челябинской области. Водоем периодически пересыхал, посему его долгое время не было даже на картах. В озере водилась рыба, потому порыбачить здесь любили местные жители.

В 1948 году в Озерске начало работать предприятие «Маяк», которое в том числе занималось и утилизацией радиоактивных отходов. В 1951 году его руководство решило, что не стоит особо утруждаться вопросами захоронения вредных веществ, когда неподалеку есть ничем не примечательный водоем, в котором можно устроить радиоактивную могилу.

Конечно, доступ людей к озеру был закрыт, а на его берегах установлены предупреждающие об опасности знаки. И с момента начала утилизации в его водах опасных отходов оно стало входить в территорию ПО «Маяк».

И постепенно озеро Карачай превратилось в радиоактивный источник, в толще вод которого на сей момент находится 120 млн. кюри радиоактивных веществ.

Все это время Карачай то наполнялся водой, то периодически мелел, что приводило к опасности попадания утилизированных вредных веществ в воздух и загрязнению окружающей среды — ведь зараженный воздух ветром мог разноситься на огромные расстояния!

В некоторые годы Карачай мелел настолько (1962 — 1967), что частично показывалось его дно с впитавшимися в грунт радиоактивными веществами, а ветерок разносил их по округе.

Правда это или нет — не берусь сказать, но местные жители рассказывают, якобы рыбаки в Карачае начали ловить рыб-мутантов: у каких-то особей не было глаз, у других было по нескольку голов. И все они якобы могли светиться в темноте.

Люди поняли, что дальше так продолжаться не может, и в семидесятые годы прошлого столетия было принято решение засыпать озеро Карачай. Нет озера — нет проблемы. Сначала начали засыпать мелководные участки озера, потом приступили к укреплению и подъему берегов. Но довести работы до логического завершения не удалось — начались сильные дожди, и поступление воды в водоем преобладало над ее испарением. Короче говоря, вода оказалась сильнее, и уровень ее в озере вновь поднялся.

Тогда было решено забетонировать озеро Карачай (засыпать горными породами и покрыть сверху бетонными блоками), что и было выполнено к 2015 году. Стоимость этого проекта превысила 17 млрд.рублей.

Сверху «бетонную крышку» предполагается озеленить, засадив ее кустарниками и цветами, но не деревьями, поскольку их мощные корни со временем могут разрушить бетонные блоки. Красивая картинка, но.

Опасные отходы оказались словно законсервированы в большой бетонной емкости, дно у которой бетонировать никто не стал. И где гарантия, что рано или поздно не произойдет выброс вредных веществ? Да, специалисты периодически сквозь специальные отверстия в «бетонной крышке» озера берут пробы и измеряют уровень радиации, также они якобы контролируют движение подземных водных потоков.

И все же, как мне кажется, вероятность попадания вредных веществ в подземные воды и перенос их в «здоровые» водоемы существует. Пусть эта вероятность мала, но пренебрегать ею нельзя, поскольку это может привести к появлению нового источника радиоактивных веществ со всеми вытекающими последствиями.

Всей этой проблемы не было бы, если в свое время люди, принимавшие решения, напряглись бы и подумали, чем для природы и живущих поблизости людей закончится эта авантюра. Ведь, наверняка, они выясняли, как «ведут себя» радиоактивные вещества в организме человека и к чему это приводит. То же самое касается и «природного» организма.

Источник