Меню

Озеро где утонули дети карелия



Трагедия на Сямозере. Кто виновен в смерти 14 детей

МОСКВА, 18 мар — РИА Новости, Виктория Дубовская. Четырнадцать погибших, шесть обвиняемых и несколько уголовных дел — спустя почти три года после трагедии на Сямозере Петрозаводский суд приговорил экс-директора детского лагеря Елену Решетову и координатора Вадима Виноградова к 9,5 года колонии общего режима. Инструктор лагеря Валерий Круподерщиков получил восемь месяцев колонии-поселения, однако из-за истечения срока давности от наказания был освобожден. Еще троих фигурантов оправдали.

Преступное молчание

Утром 17 июня 2016 года дети из лагеря «Парк-отель «Сямозеро» отправились на рафте и двух каноэ на прогулку по озеру. Всего в группе был 51 человек, в том числе четверо взрослых. В первый день группа преодолела только часть намеченного пути, на закате причалила к пляжу, чтобы заночевать. Следующим утром путешественники двинулись дальше по маршруту, к одному из островов. Вскоре на озере разыгрался сильный шторм, рафт прибило к берегу, а два каноэ вынесло на открытую воду. Метровые волны перевернули обе лодки, и 14 детей утонули.

Спасательная операция началась лишь утром 19 июня, когда одна из выживших участниц водной прогулки Юлия Король добралась до поселка Кудама на берегу озера и сообщила местным жителям о случившемся.

Оперативные службы могли бы отреагировать на ЧП раньше. В день трагедии, 18 июня, один из участников похода набрал «112» на мобильном телефоне и дозвонился до отделения скорой помощи. Подросток сообщил, что дети тонут в озере, но дежуривший фельдшер Ирина Щербакова не поверила услышанному и не передала информацию дальше. Впоследствии недоверчивого медика приговорили к трем годам колонии-поселения за халатность. Следователи установили: если бы Щербакова отреагировала на звонок, спасательная операция могла бы начаться на 18 часов раньше. В тот день в радиусе 100 километров находилось подразделение спасательной службы, имевшее технические возможности, чтобы выйти на озеро и приступить к операции. В суде Щербакова частично признала вину и назвала случившееся ошибкой.

В итоге первыми спасением детей занялись жители поселка Кудама. Они отправились на лодках к островам и обнаружили несколько выживших подростков, которые всю ночь ждали помощи. Позднее участников этого похода и выжившую девочку Юлию Король, которая не только сообщила о трагедии, но и сама спасла нескольких товарищей, представили к государственным наградам.

Уголовные дела

После трагедии лагерь «Парк-отель «Сямозеро» закрыли. Завели сразу несколько уголовных дел и в ходе расследования выявили множество нарушений в работе персонала.

Выяснилось, что организаторы прогулки знали о надвигающемся шторме, но группу в лагерь не вернули. Причем детей посадили на неисправные перегруженные лодки и в спасательных жилетах не по размеру, а сопровождающие взрослые не были подготовлены к такого рода путешествиям. Кроме того, следствие считает, что руководители лагеря умышленно не сообщили о чрезвычайном происшествии в экстренные службы, опасаясь общественного возмущения.

Директору лагеря Елене Решетовой, координатору Вадиму Виноградову и инструкторам Валерию Круподерщикову и Павлу Ильину в зависимости от роли каждого предъявили обвинения в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, и в оставлении людей в угрожающем жизни и здоровью состоянии.

Кроме того, по обвинению в халатности задержали бывшего руководителя Управления Роспотребнадзора по Республике Карелия Анатолия Коваленко и его заместителя Людмилу Котович. По версии следствия, Коваленко и Котович еще за год до трагедии знали о многочисленных нарушениях в детском лагере, однако ни во что не вмешивались. После инцидента на Сямозере волна проверок детских лагерей прокатилась по всей стране.

Вину не признали

Рассмотрение уголовного дела в отношении персонала Парк-отель «Сямозеро» началось в апреле 2018-го. Из шести обвиняемых только координатор лагеря Виноградов признал вину.

Гособвинение попросило назначить директору лагеря девять с половиной лет заключения, Виноградову — восемь лет, инструкторам — шесть и четыре года колонии общего режима. Бывшим сотрудникам Роспотребнадзора — шесть лет в колонии-поселении.

Однако после почти года заседаний суд признал виновными лишь троих из шестерых обвиняемых. Согласно приговору, обвинению не удалось доказать причастность к случившемуся сотрудников Роспотребнадзора и одного из инструкторов.

Кроме того, суд частично удовлетворил требования о компенсации семьям погибших. Бывший директор лагеря должна выплатить родителям нескольких утонувших детей в общей сложности 21,1 миллиона рублей, экс-координатор лагеря — 18,8 миллиона, бывший инструктор лагеря — 1,1 миллиона.

Обвинение уже заявило, что обжалует приговор.

Источник

Трагедия на Сямозере: воспоминания выживших и реалии отдыха за лагерным забором

В Москве и Карелии 20 июня объявлен траур по детям, погибшим во время шторма на Сямозере. Жертвами трагедии стали 13 человек. Все школьники, взрослых среди них нет. Процедура опознания практически завершена. Уголовным делом занимается центральный аппарат Следственного комитета. Уже задержаны пятеро подозреваемых. Им грозит до 10 лет заключения. Лагерь сейчас закрыт. По всей стране начались внеплановые проверки в местах детского отдыха. И в первую очередь внимание уделяют требованиям безопасности. Установлено, что лагерь на Сямозере не имел разрешения на проведение сплавов по воде. Дети жили в ужасных условиях. Не имели должной квалификации и люди, которые отвечали за их безопасность.

— Ему 11 лет. Ему не исполнилось двенадцати и ему уже никогда не исполнится двенадцать.

Тяжелейшая процедура опознания в центре судебно-медицинской экспертизы на юге Москвы. Шок и оцепенение. 13 погибших школьников.

О нравах, царящих в Сямозере, теперь пишут подробно и в деталях. Лагерь встречал своих гостей сваленными в кучу один на другой чемоданами. Не удивительно, что на воровство денег и телефонов здесь жаловались постоянно. Кадр из походной жизни: покосившиеся палатки и грязные спальные мешки на сырой земле меркнут по сравнению с тем, что отдыхали подростки впроголодь.

Два года назад Анастасия Величковская отправляла отдыхать туда сына. Через три недели он вернулся с серьезной травмой и сильно истощенный.

«На завтрак давали стакан молока и апельсин. На обед — горстка пюре, кусочек колбаски и салата. Суп был не всегда. Хлеб стоял на подносе, но можно взять только один кусок, второй — нельзя, потому что ты вор», — поясняет Анастасия Величковская.

А ведь вопросы безопасности в этом лагере становились предметом расследования и раньше. В 2011 году замдиректора учреждения после совместной пьянки до смерти избил охранника — зарубил топором. Но и после этого лагерь не раз вызывал нарекания родителей. Еще в прошлом году о «лагерном безобразии» — это заголовок — писала местная районная газета. Впечатления мамы, отправившей дочь в то самое «Сямозеро».

«Девочек 12-13 лет заставили готовить пищу на костре и мыть котлы, вожатые в это время спали в палатках. Во время рафтинга вожатый кричал на детей: «Гребите, ****» и курил прямо в рафте, а на привале заставил девочек камнем открывать консервные банки», — ужасается мама отдыхавшей на Сямозере девочки.

А вот отзывы родителей на форумах в Интернете.

«Обещали разместить детей по корпусам, но мест, как оказалось, в корпусах нет. Хотя там они должны были пробыть первые 5 дней до походов. Пришлось размещаться в старых палатках. Без конца льет дождь, одежда вся мокрая и грязная, даже негде высушить. Через несколько дней у ребенка обострился хронический бронхит (все справки подтверждающие состояние здоровья были предоставлены). Ребенок, обратившись в медпункт с жалобой на озноб, получил валерьянку со словами — «успокойся», — пишет мама заболевшего ребенка.

Читайте также:  Карстовое озеро у новой деревни

«Младший сын оказался в палаточном лагере. Неделю жили под дождем. Драки, воровство. Медицинскую помощь не оказывают. Со старшим связи нет. Сопровождающая не знает своих прямых обязанностей. Невозможно узнать в каких отрядах дети, и по каким телефонам с ними можно связаться», — сообщают родители другого ребенка.

Теперь следователи выясняют: как лагерь прошел такие проверки? Обыски прошли в управлении регионального Роспотребназдора.

Почему в такую погоду они вышли на озеро и имели ли инструкторы хоть какое-то образование, сейчас проверяют следователи, но ошибки в работе персонала карельского лагеря — уже налицо. О своем походе в МЧС, как это должно быть, никто не сообщил, предупреждения о штормовом ветре проигнорировали, тревогу забили лишь спустя сутки – 19 июня.

Премьер-министр Дмитрий Медведев собирает профильных чиновников, чтобы потребовать немедленного расследования.

«Очевидный результат преступной халатности, совершенно вопиющей. Проблема в том, что у нас нет уверенности, что в других лагерях нет такой ситуации, — подчеркивает Медведев. — Значит, тем не менее, понимали, что в случае принятия подобных решений, и в отношении хозяев этого оздоровительного учреждения, и в отношении тех, кто принимает на себя функции воспитателя, инструктора будут предприниматься все меры ответственности, даже если нет тяжких последствий, что в этом случае они просто действуют с превышением своих полномочий. Будут нести либо дисциплинарную, либо уголовную ответственность».

«Полное нарушение всяких норм, правил. То, что произошло с детьми, вообще не поддается никакому описанию. То есть в лагере нарушено все: не было квалифицированных инструкторов, элементарно нарушены правила, которые были нарушены даже вопреки здравому смыслу. Я не говорю уже о должностных ответственностях, сейчас идет проверка Следственного комитета, и все виновные понесут полную ответственность», — заверила зампред российского правительства Ольга Голодец.

После ЧП массовые проверки детских лагерей — по всей стране. Ростов, Приморье, Урал. Особое внимание — местам отдыха у воды. Злополучную базу в Карелии уже закрыли.

«В Советском Союзе я двадцать пять лет занимался водным туризмом. Были школы: школы начальной подготовки, средней подготовки. Оттуда выпускались люди, которые получали звание инструктора. И только этот человек, имеющий звание инструктора, имел право водить в походы, понимаете? А как можно доверить было детям сорок семь детишек, четырем этим как бы инструкторам? Которые просто не понимают ничего в воде», — возмущен президент Федерации рафтинга Москвы Александр Новиков.

В советское время система детского отдыха была строго регламентирована. И не только законодательно. Институт кураторства и социальной ответственности, когда вожатый — и друг, и наставник, и воспитатель, и опекун.

«В советское время это был феноменальный опыт. Прежде, чем попасть работать в «Артек», воспитатели проходили отбор на местах, они учились, стажировались, после этого проходили три месяца практики и только после этого принималось решение — будут они работать или нет. Не могу за всех говорить, но многие сейчас решили просто сделать бизнес, а когда делаешь бизнес и не знаешь, как сделать, не знаешь – сложно», — подчеркивает директор лагеря «Морской» МДЦ «Артек» с 1987 по 1999 годы, кандидат педагогических наук Александр Рябинин.

Чем больше детей и ниже квалификация персонала, тем больше доход, который для организаторов бизнеса на детях был, очевидно, важнее. Уже известно, что в лагере находилось гораздо больше детей, чем положено, а нанимали на работу вчерашних школьников, которые немногим старше своих подопечных. Кстати, сайт компании, которая и продавала путевки — Karelia.open — все еще предлагает «уникальный продукт — эко-этно-приключенческий туризм». Из обещанных «приключений» — «холодные ночевки», «выживание при минимуме снаряжения».

Фотографии с сайта: дети на озере без спасательных жилетов, лезут по скалодрому в тапочках и без спецодежды. И, похоже, такое отношение к вопросам безопасности было обычным делом. В этот раз спасательные жилеты были, но не по размеру.

«Помню вожатых советских времен. Эти ребята, они были, как правило, студентами. За несколько месяцев до лагерной смены их натаскивали, обучали. А сегодня — общая безответственность», — констатирует писатель, сценарист, автор детских книг Эдуард Успенский.

Спасенных на Сямозере детей доставили в Москву спецбортом МЧС. 28 школьников сейчас в центре «Коньково», помощь оказывают и врачи, и психологи. Еще пятерых — развезли по столичным больницам, дети — в состоянии средней тяжести. У всех сильное переохлаждение.

Мэр Москвы Сергей Собянин навестил в палате 12-летнюю Юлю Король, которая, доплыв до берега, каким-то чудом добралась до ближайшей деревни, и рассказала первой о том, что произошло. Сергей Собянин пообещал помощь всем пострадавшим.

«Врачи делают все возможное, — отметил мэр Москвы Сергей Собянин. – Будут выплачены компенсации по миллиону погибшим и 300 тысяч пострадавшим».

Специалисты столичного департамента соцзащиты продолжают работать в Карелии. Там же — следователи, полиция. В Карелии еще остаются полторы сотни подростков, скоро они уедут домой.

Источник

Выжившие на Сямозере рассказывают шокирующие подробности трагедии

Неделя прошла под знаком беды — обсуждали, переживали, расследовали — все о трагедии на Сямозере в Карелии. Страшные, шокирующие подробности рассказывали выжившие дети — как живые держали за руки мертвых, дожидаясь спасения. Как подростки умирали от холода на берегу, так и не дождавшись. Как один из взрослых спасся и грелся у костра, забыв о детях. Как дозвонившемуся до спасительной земли мальчику, самому маленькому в отряде, не поверили — женщина-медик, которой он плакал в трубку, решила, что это розыгрыш и просто ушла спать. Этот мальчик теперь – в списке погибших. В списке арестованных по делу уже трое: директор лагеря, ее заместитель и начальник Роспотребнадзора республики.

И это — страшная история обо всем — равнодушии, безнаказанности, коррупции, жадности и цинизме взрослых, которым поручено защищать детей. Ведь есть документы, где черным по белому: лагерь не имеет права организовывать походы. Есть сотни жалоб: это не лагерь, это бардак. Есть слова директора лагеря Решетовой: «Я ничего не знала о походе». Этим занимаются следователи. Родители оплакивают тех, кто не вернулся, и пытаются вернуть к жизни тех, кто все это пережил. В лагерях по всей России — проверки.

Когда начался поход по островам, который можно увидеть на видео тренировочного выхода на каноэ из архива выживших, никто и не думал, что команды вожатого — это смертельный отсчет.

«Ему 11 лет, ему до сих не исполнилось 12, ему уже никогда не исполнится 12», — говорит отец погибшего мальчика Игорь Заслонов.

Горе родителей и ужас детей, переживших то, что и не каждому взрослому под силу.

«Мы его называли просто Фома, он Фомин Игорь, и просто дружили с ним, и мы попали в один отряд второй раз. Сегодня я видела его мертвым, его загримировали, это было страшно», — рассказывает Юлия Савельева.

Читайте также:  Байкал самое красивейшее озеро россии

Юля говорит почти без интонации — только что тринадцатилетняя девочка вернулась с похорон друга. В тот день на озере ей, можно сказать, повезло — она оказалась в надувном рафте, который штормом прибило к острову.

«Было страшно тогда, когда мы вылезли из рафта, и просто я стояла и не могла пошевельнуться. Я шла босиком, у меня все намокло, я искала кроссовки», — вспоминает Юлия.

Замерзая на ветру и пытаясь развести костер, ребята еще не знали, что случилось с теми, кто был на двух каноэ — из виду их давно потеряли, потом пропала и связь. На тренировках никто не рассказывал, как с виду спокойное Сямозеро может оказаться таким опасным.

Карельские озера не зря называют коварными — погода здесь может измениться в считанные минуты, волны доходят до двух с лишним метров. Это серьезное испытание даже для морского баркаса, чего уж говорить о каноэ, которое и на спокойной воде легко переворачивается.

Волны в тот день были такими, что даже крепкая деревянная лодка едва держалась на плаву. «Была опасность, что ее просто разобьет о волны», — говорит инструктор турбазы Андрей Севериков.

Андрей — инструктор соседней турбазы, он был одним из первых, кто вышел на поиски детей. Вряд ли он когда-нибудь забудет тот момент, когда увидел первую группу. «Яркий цвет на острове. Потом оказалось, что это пять детей. Они завернулись в пленку, чтоб теплее было. И вот они кучей спали», — рассказывает Андрей.

На разных островах Андрей нашел 11 выживших. На берегу, пока ждали врачей и спасателей, им помогали как могли — отвели в баню и накормили. Взрослые до сих пор в шоке от детских рассказов

«Одна девочка сказала, что в полпятого вечера они перевернулись, 18 числа, и лично она четыре часа провела в воде, не могла справиться с этим ветром, со стихией, и через четыре часа ей удалось выйти на землю. Им пришлось переночевать еще целую ночь и достаточно большую часть утра», — рассказывает директор турбазы Наталья Столярова.

Почти сутки их никто не искал — ответ на вопрос «почему» появился на следующий день. Как считают следователи, директор лагеря Елена Решетова не хотела поднимать шум, а ее заместитель Вадим Виноградов ждал указаний начальства. Оба сейчас под арестом. Кто первым позвонил спасателям до сих пор неизвестно — или сотрудники турбазы с другого берега озера, или жители деревни Кудама — в один из домов постучалась двенадцатилетняя Юля Король, она сама смогла добраться до берега.

«Если бы не она, нас бы только 20 числа искали, потому что директор ни МЧС, никому не говорил, что дети отплыли и не могут вернуться в лагерь», — говорит Александр Браун.

Своим спасением, уверен Саша, он обязан Юле. Сейчас девочка в больнице. На этой неделе ее навещал мэр Москвы. Вспоминать об этом походе Юле сейчас очень тяжело, но Саше она успела рассказать, как спасала других.

«Она взяла ребенка на воде, принесла на сушу, положила. Он ей сказал «спасибо», и погиб», — передает Александр рассказ Юли.

Почему эта девочка и другие дети оказалась один на один со смертью — вопрос, на который теперь пытаются ответить десятки взрослых. И ответы иногда попросту ставят в тупик. Уже через пару дней после трагедии выяснилось: сотрудники лагеря вообще не имели права организовывать походы.

«Вся походная деятельность была запрещена; черным по белому в документах написано: только исключительно в стационарных условиях. Поэтому не рассматривался никоим образом вопрос ни палаточных лагерей, ни сплавных средств, на которых сплавляются дети и так далее», — говорит уполномоченная по правам ребенка в республике Карелия Оксана Старшова.

Но это — на бумаге. В реальности существование палаточного лагеря на территории «Парк-отеля Сямозеро», было залогом успеха бизнеса, и, как выясняется, не один год.

Отдыхавший в лагере 2015 году Егор рассказал: «Мы не могли просто так остаться в лагере в домиках, потому что просто не хватало места. Было слишком много детей, и кто-то обязательно должен быть в палатках, в походе».

Вот так и получилось: шторм на озере походу не помеха. Отказаться не могли ни дети, ни вожатые, самому старшему из которых исполнилось 19 лет. Все — студенты педучилища. В лагере они проходили практику. Из года в год правила не менялись.

Это был приказ, а если отказаться – отчислят, рассказывают вожатые. «Нас даже предупреждали, что если вы сбежите с лагеря или еще что, из колледжа просто отчислят, и все. У нас выбора не было — нужно ехать, и все», — рассказывает один из вожатых.

Не было выбора и в день трагедии. Дети, которым удалось спастись, теперь боятся, что вожатые окажутся крайними.

«Вожатые спасали детей как могли. Люда, это вожатая нашего отряда, она была в каноэ, она плыла четыре часа и тащила за собой девочку, у которой были проблемы с сердцем. Валера, вожатый, он тащил на себе шесть человек, и просто он был в таком шоке, когда мы его увидели», — вспоминает Юлия Савельева.

Винить во всем неопытных студентов нет смысла. Путешественник Матвей Шпаро уверен: проблема в желании руководства лагеря сэкономить. Но есть и другая — та, что ставит под угрозу жизни тысяч детей по всей стране.

«На данный момент в нашей стране нет понятия, нет профессии «детский инструктор», нет профессии «инструктор по туризму», нет профстандарта к этой профессии и нет утвержденных программ обучения этой профессии», — подчеркивает путешественник, член координационного совета по детскому туризму при правительстве России Матвей Шпаро.

В руках у Матвея Шпаро 300 страниц инструкций, по ним уже много лет работает его лагерь — тоже в Карелии. Безопасность здесь на первом месте. Секрет активного отдыха без происшествий, говорит путешественник, в ответственности организаторов. И тех, кто именно так подходит к делу, в стране немало.

Подготовка недельной смены на турбазе в Ярославской области заняла не один месяц. Ребята занимались в специальных кружках, а взрослые собирали документы, договаривались с МЧС и медиками. Лагерь прошел обязательную проверку Роспотребнадзора — и так из года в год. С детьми работают опытные инструкторы, и просто так на воде никто оказаться не может.

«Набираю новичков в четвертом классе; год проходит, чтобы научить элементарным правилам безопасности, элементарным навыкам; в первый год о воде речи даже не идет», — рассказывает заслуженный путешественник России, КМС по водному туризму Сергей Хренов.

Четкие инструкции по безопасности детского отдыха обязательны для исполнения лишь в образовательных или спортивных учреждениях. А большинство частных лагерей юридически такими не являются, а, значит, по закону и предъявить что-либо сложно. Во многом поэтому, несмотря на все нарушения, закрыть «Парк-отель Сямозеро» карельские власти так и не смогли.

«За три года было рассмотрено 162 судебных дела по претензиям нашим к этому лагерю и по нежеланию признавать эти претензии. Они по каждому поводу и без повода судились. И прокуратура пыталась закрывать, наши надзорные органы пытались закрывать, но, к сожалению, пробелы в законодательстве не позволяют однозначно и быстро это решать; они зубастые, они обороняли свой бизнес и защищали в судах», — поясняет глава Республики Карелия Александр Худилайнен.

Читайте также:  Адово озеро кировская область

В «Парк-отеле Сямозеро» отдыхали в основном школьники из Москвы, по социальным путевкам. Контракт столичные власти подписали по результатам тендера. И здесь тоже проблема: выигрывает тот, кто предлагает меньшую цену, а проверить соответствие заявленных условий реальным — задача трудно выполнимая.

Министр правительства Москвы Владимир Петросян предлагает «вернуться к лицензированию этой деятельности, к стандартизации этой работы». «Тогда легко будет их проверять. Для того, чтобы дать разрешение, они должны будут соответствовать всем тем параметрам, которые будут прописаны в лицензии или в стандарте», — поясняет Владимир Петросян.

После трагедии проверки начались по всей стране — в Карелии, конечно, особо пристрастные. В итоге власти эвакуировали детей из лагеря «Золото Белого моря» — там комиссия нашла немало нарушений. Хотя школьники и их родители отдыхом были довольны и называют решение перестраховкой.

Тело последнего участника смертельного похода на Сямозере спасатели подняли из воды сегодня. Тринадцатилетнего мальчика искали почти неделю, и до самого конца надеялись найти живым. И не решались говорить вслух, как быстро таяла эта надежда.

Источник

Год после трагедии на Сямозере, где погибли 14 детей. Как пережили страшное горе родители, и движется ли уголовное дело?

Ровно год прошел с того момента, когда на карельском Сямозере случилась чудовищная трагедия. В то утро, 18 июня 2016 года, нашему журналисту поступил звонок. Голос на том конце провода сообщил, что в одном из детских лагерей утонули 10 детей. Поверить в это было сложно. Наши журналисты начали проверять информацию: звонить в МЧС, ЕДДС, в поисково-спасательную службу. Все как один говорили, что «что-то произошло, но что именно, пока не ясно». Но в течение двух часов информации становилось все больше. И уже точно стало известно, что в детском лагере «Парк-отель «Сямозеро» случилось страшное — там действительно погибли дети.

Что произошло?

18 июня 2016 года во многих районах республики был сильнейший шторм, о котором предупреждали в МЧС. Но это не помешало руководству лагеря принять решение отправить 47 детей в поход на рафтах и каноэ. Одна группа детей сумела добраться до начала шторма до острова, переночевать там в жутком холоде и дождаться помощи спасателей. А вторая группа, к сожалению, попала в шторм. Дети и вожатые выпали в холодную воду. Кого-то спасти удалось, а кто-то замерз в ледяной воде и погиб, так и не добравшись до берега. Инструкторам — студентам педколледжа, которые находились в лодках, было от 17 до 19 лет. А детям — воспитанникам лагеря — от 14 до 16 лет. В тот день погибло 14 детей, и если бы не 14-летняя школьница Юлия Король, которая вынесла из воды на себе несколько человек, добралась до ближайшего поселка и попросила помощи у местных жителей, то жертв было бы намного больше.

— Это был уже второй день нашего похода, и первый день мы проплыли нормально. А второй день вроде бы была жаркая хорошая погода, а потом ухудшилась сильно. Волны, ветер. У всех были спасательные жилеты, но, видимо, когда мы уже опрокинулись, все начали замечать пустые жилеты, — рассказала девочка Наташа, которая тоже оказалась в том злополучном походе.

Уголовные дела

В тот день лагерь закрылся, а 160 воспитанников на самолете отправили домой. В лагере начались многочисленные проверки, и одно за другим начали возбуждать уголовные дела. Позже стало известно, что одна из девочек прямо с озера сумела дозвониться до фельдшера скорой помощи Ирины Щербаковой. Но та восприняла звонок как чью-то шутку. Вот телефонограмма разговора:

Голос Щербаковой: «Скорая».

Голос девочки: Алло. давай. алло. нет. (множественные детские голоса на заднем фоне). Мы в Карелии. Спасите нас, пожалуйста. Мы в озере.

Голос Щербаковой: У нас записался ваш разговор, номер телефона. Сейчас отправлю полиции.

Голос девочки: Что? Еще раз. (связь прервалась).

К сожалению, Ирина Щербакова не отправила сообщение в полицию. И стала одной из участниц уголовного дела. 4 апреля 2017 года суд Суоярвского района Карелии признал ее виновной, ей было назначено наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Наказание было отсрочено до достижения ее дочерью, которая родилась в 2006 году, 14-летнего возраста. Кроме того, 5 апреля Суоярвский районный суд взыскал с райбольницы в пользу 13 потерпевших по 300 тысяч рублей, в пользу еще одного потерпевшего — 100 тысяч рублей.

Фото ИА Республика

В течение месяца после трагедии были арестованы директор ООО «Парк-отель «Сямозеро» Елена Решетова и ее заместитель, начальник лагеря Вадим Виноградов. Руководителя карельского управления Роспотребнадзора Анатолия Коваленко поместили под домашний арест, но в апреле 2017 освободили под подписку о невыезде, с инструктора лагеря Валерия Круподерщикова так же была взята подписка о невыезде.

13 апреля 2017 года следствие предъявило обвинение в гибели детей инструктору «Парк-отеля «Сямозеро» Павлу Ильину, сейчас парень находится в армии.

5 мая к числу обвиняемых добавился шестой фигурант — заместитель руководителя управления Роспотребнадзора по Карелии Людмила Котович. Сотрудников регионального ведомства обвинили по статье «Халатность», а руководителя и сотрудников лагеря в «Оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, оставление в опасности».

По версии следствия, Решетова, Виноградов, Круподерщиков и Ильин, зная о штормовом предупреждении в большинстве районов Карелии, не отменили водный поход 17 июня 2016 года и организовали выход 47 несовершеннолетних детей в акваторию озера. При этом одно из плавательных средств имело технические неисправности, а пассажировместимость и грузоподъемность были превышены. Также было установлено, что сотрудники лагеря не обеспечили детей спасательными жилетами подходящего размера. 18 июня 2016 г. в результате шторма два туристических каноэ с 24 детьми и сопровождавшим их Круподерщиковым перевернулись, в результате чего 14 воспитанников лагеря утонули. При этом Решетова, Виноградов и Круподерщиков умышленно не сообщили в экстренные службы о происшествии, не желая негативной реакции общественности, которая могла «подорвать деловую репутацию лагеря и принести убытки».

По мнению следствия, халатность руководителя республиканского Роспотребнадзора и его заместителя заключалась в том, что еще за год до трагедии они были осведомлены о многочисленных нарушениях закона в сфере организации летнего отдыха, допускавшихся руководителем «Парк-отеля «Сямозеро». Однако, несмотря на все нарушения, региональное управление Роспотребнадзора выдало «Парк- отелю» заключение о соответствии заявленному организацией вида деятельности, что дало возможность лагерю продолжить работу.

Скандал

В июне прошлого года разразился скандал, вызванный словами уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, обращенными к выжившим при шторме в Карелии детям. Вопрос «Ну что, как поплавали?», заданный омбудсменом, привел к крайне негативной общественной реакции. Позднее уполномоченный объяснил, что его слова были «вырваны из контекста». 9 сентября указом президента Владимира Путина Астахов был освобожден от должности.

Источник