Меню

Озеро байкал находится под защитой



Чем новый проект Минприроды грозит Байкалу

Минприроды опубликовало проект нового перечня видов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Это один из самых опасных для экосистемы Байкала документов последнего времени.

Разберу по пунктам, чем так уж плох этот проект. Пожалуйста, заварите себе чаю, сделайте кофе или разведите в кружке варенье — это долгий разговор.

Перечень « запрещённого» во многих случаях не будет действовать

Согласно 2-му пункту нового документа, этот самый перечень не распространяется на инвестиционные проекты, реализуемые на основании актов федерального правительства, указов, распоряжений, поручений президента России.

Таким образом, в центральной экологической зоне Байкальской природной территории можно реализовать любой инвестпроект, если он разрабатывается на основании постановлений или распоряжений правительства либо указов, распоряжений и даже поручений Владимира Путина.

Что такое распоряжение правительства? Разберём на примере того же Байкала. Вот, например, распоряжение правительства о внесении изменений в распределение объёмов субсидий на модернизацию и строительство очистных сооружений для очистки загрязнённых сточных вод, поступающих в озеро Байкал и другие водные объекты Байкальской природной территории, укрепление берегов озера Байкал, совершенствование и развитие объектов инфраструктуры, необходимых для сохранения уникальной экосистемы озера Байкал на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов.

Чисто хозяйственное решение, в данном случае правильное. Однако, если новый перечень будет принят, таким распоряжением фактически можно будет разрешить строить на Байкале любой объект, хоть целлюлозно-бумажный комбинат, хоть атомную станцию. Или разрабатывать то же Холодненское месторождение полиметаллических руд, отмены лицензии на разработку которого удалось добиться именно благодаря тому, что эта деятельность запрещена в центральной экологической зоне озера.

А статус поручения ещё ниже.

Например, глава какого-нибудь из байкальских регионов может написать президенту, что есть инвесторы для производства, например, бумаги на Байкале, и президент поручит правительству рассмотреть это предложение. И формально это будет являться поручением. Вот и всё: стройте завод, рубите лес.

Помимо этого, 2-й пункт нового перечня прямо противоречит федеральному закону «Об охране озера Байкал». Статья №5 этого закона говорит:

«В целях охраны уникальной экологической системы озера Байкал на Байкальской природной территории устанавливается особый режим хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой в соответствии с принципами:
— приоритета видов деятельности, не приводящих к нарушению уникальной экологической системы озера Байкал и природных ландшафтов его водоохранной зоны;
— сбалансированности решения социально-экономических задач и задач охраны уникальной экологической системы озера Байкал на принципах устойчивого развития».

Смотрим 6-ю статью того же федерального закона об охране озера:

«На Байкальской природной территории запрещаются или ограничиваются виды деятельности, при осуществлении которых оказывается негативное воздействие на уникальную экологическую систему озера Байкал».

Перечень видов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне, утверждает федеральное правительство. То есть если какие-то виды деятельности запрещены перечнем, вести их на Байкале нельзя. И никаких исключений закон не делает. Новый же документ говорит, что если правительство или президент одобрят, то — пожалуйста.

Стоит помнить, что принятый Государственной думой 15 июля 2020 года федеральный закон разрешает до конца 2024 года не проводить экологическую экспертизу инвестиционных проектов, предусматривающих возведение объектов капитального строительства для модернизации и расширения магистральной инфраструктуры.

А это значит, что расширение железной дороги и строительство инфраструктуры к ней на берегах озера не только не могут быть запрещены в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (а новый перечень такое разрешает), но и не будут проходить предварительной оценки на предмет их экологической безопасности. Из-за этого могут повториться аварии и катастрофы, аналогичные по своему масштабу Норильской.

Принятие нового перечня в текущей редакции приведёт к существенному нарушению уникальной экосистемы озера Байкал, ухудшению ее природоохранного, рекреационного, водорегулирующего потенциала, что, безусловно, отрицательно скажется на качестве жизни людей, как проживающих на прилегающих к озеру территориях Иркутской области и Республики Бурятия, так и приезжающих на Байкал со всей территории страны.

21 июля 2020 года Владимир Путин подписал указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Одним из показателей, характеризующих достижение национальных целей России к 2030 году , является экологическое оздоровление озера Байкал. Поэтому предложение Минприроды законодательно закрепить возможность строительства на Байкале практически любого объекта плохо стыкуется с необходимостью выполнения этих задач.

Нельзя забывать и про то, что озеро Байкал является объектом всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Его включили в список при условии, что будет принят специальный закон об охране озера.

Именно так появился федеральный закон об охране Байкала, который устанавливает необходимость специальных ограничений (перечень запрещенных видов деятельности) в центральной экологической зоне, границы которой совпадают с границами объекта всемирного наследия.

Новый перечень не только не следует нормам федерального закона о Байкале, он ещё и противоречит сам себе. Его принятие станет грубым нарушением международных договорённостей России и повлечёт за собой перевод объекта ЮНЕСКО «Озеро Байкал» в позорный для любой цивилизованной страны список всемирного наследия, находящегося под угрозой.

Проект ссылается на нормы, которые подлежат отмене

Новый перечень содержит большое количество отсылочных норм — он опирается на нормы других нормативных правовых актов — в отличие от действующего перечня: там-то были прописаны конкретные виды деятельности.

Например, согласно 11 пункту запрещается строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, определённых в соответствии с Критериями отнесения объектов к I, II, III и IV категории опасности, утвержденными постановлением правительства № 1029 в 2015 году . Столь запутанная схема норм крайне затрудняет их применение людьми, не имеющими специального юридического образования.

Но самое «замечательное» в том, что постановление Правительства № 1029, на которое ссылается новый перечень, подлежит отмене с 1 января 2021 года в рамках того же механизма «регуляторной гильотины», отменяющего и действующий байкальский перечень.

То есть новый перечень запрещённой на Байкале деятельности, который вступит в силу с 1 января 2021 года, ссылается на постановление, которое с 1 января будет отменено.

А до тех пор, пока новое постановление о критериях не принято, невозможно точно сказать, какие объекты будут отнесены к I, II, III и IV категории опасности, а значит тут явно имеет место неопределенность правовой нормы.

Согласно Методике проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, к коррупциогенным факторам относится наличие бланкетных и отсылочных норм. Проект нового байкальского перечня именно их и содержит.

Запрет на строительство очистных сооружений

Согласно упомянутому постановлению 1029, ко II категории опасности относится деятельность по сбору и обработке сточных вод, а именно — строительство канализации. Все остальные очистные сооружения должны относиться к III категории. Таким образом по новому перечню их установка в центральной экологической зоне будет запрещена.

Речь идёт обо всех очистных сооружениях, которые должны быть построены в населённых пунктах и на туристических базах по берегам Байкала. И раз строительство очистных сооружений будет запрещено, в Байкал и дальше будут поступать неочищенные стоки, что приведёт к ещё большему загрязнению озера и разрастанию зловредной водоросли спирогиры. Воздействие на экосистему Байкала возрастёт.

Во-первых, что это вообще такое, «санитарно-оздоровительное»? Но пойдём по порядку с самого начала по 3-му пункту проекта. В нём запрещается проведение сплошных рубок лесных насаждений, а в кедровых лесах — всех видов рубок, за исключением предусмотренных пунктом 4 настоящего перечня.

Из текста пункта не ясно, относятся ли слова «за исключением предусмотренных пунктом 4 настоящего Перечня» ко всему пункту или только к кедровым лесам.

4-й пункт перечня запрещает санитарно-оздоровительные рубки погибших и повреждённых лесных насаждений, за исключением указанных рубок при введённом режиме чрезвычайной ситуации федерального и регионального характера, связанной с распространением вредителей леса, и (или) за пределами границ зоны чрезвычайной ситуации федерального и регионального характера.

При этом в действующем законодательстве отсутствует понятие «санитарно-оздоровительные рубки». Есть понятие «санитарные рубки», которые бывают как выборочные, так и сплошные, и «санитарно-оздоровительные мероприятия», в число которых входят и сплошные, и выборочные санитарные рубки, а также рубка аварийных деревьев и уборка захламлённости согласно Лесному кодексу и Правилам осуществления мероприятий по предупреждению распространения вредных организмов.

То есть, исходя из текста этих двух пунктов нового байкальского перечня, в случае введения режима чрезвычайной ситуации, связанной с вредителями леса (такого ещё никто никогда не вводил), в том числе регионального характера, в кедровых лесах — а возможно и не только в них — может быть разрешено проведение как выборочных рубок, так и сплошных санитарных рубок, причем не только погибших, но и повреждённых (то есть живых) деревьев.

Режим ЧС регионального уровня вводят органы власти субъектов федерации. Вот только в действующем законодательстве отсутствует специальный порядок введения режима ЧС, связанного со вспышкой вредителей.

Если губернатор региона объявит о введении режима ЧС из-за вредителей, тогда в центральной экологической зоне можно будет провести сплошные санитарных рубки.

Вот только федеральным законом «Об охране озера Байкал» (а именно — в 11 статье) сплошные рубки в центральной экологической зоне запрещены. То есть, 3-й и 4-й пункты нового перечня противоречат федеральному законодательству.

Если предлагаемый Минприроды перечень примут и сплошные санитарные рубки вблизи Байкала разрешат проводить без учёта специфики этой уникальной территории, это неизбежно приведёт к значительному росту масштабов лесных пожаров и загрязнения озера. Почему так? Основных причин две.

Во-первых, в рамках существующей системы управления лесами сплошные санитарные рубки могжно проводить в сколько-нибудь значительных масштабах только как коммерческие мероприятия — за счет доходов от продажи заготавливаемой древесины. При существующем и предполагаемом на ближайшие годы уровне финансирования лесного хозяйства, в том числе переданных Бурятии и Иркутской области лесных полномочий, новым бюджетным деньгам на проведение сколько-нибудь значительных площадей санитарных рубок на Байкале взяться будет неоткуда. Перераспределение же существующих денег в пользу расходов на санитарные рубки неизбежно приведёт к снижению защиты лесов от пожаров.

Рубки будут назначать в первую очередь на участках с наибольшими запасами коммерчески ценной древесины, на которых по формальным основаниям можно назначить сплошную санитарную рубку. А действующая система правил в сфере санитарной безопасности устроена так, что при желании обосновать назначение сплошной санитарной рубки можно практически в любом диком лесу, тем более в лесу, хотя бы немного затронутым пожаром — таких на Байкале большинство. И сложившаяся практика проведения санитарных рубок в российских лесах такова, что их используют как способ обхождения запретов и ограничений на коммерческую заготовку древесины, нежели в качестве санитарно-оздоровительного мероприятия.

Наглядным примером этого служит ситуация в государственном природном заказнике «Туколонь» в Иркутской области, где под видом санитарной рубки провели заготовку древесины на миллионы рублей.

Таким образом разрешение сплошных санитарных рубок вблизи Байкала на практике будет означать лишь разрешение на обычное коммерческое лесопользование на этой уникальной природной территории в границах объекта всемирного наследия ЮНЕСКО. Именно такое использование лесов в Байкальском регионе как раз и является одной из главных причин лесных пожаров — львиная доля этих пожаров начинается вблизи объектов инфраструктуры и самих рубок.

С учётом недавно состоявшегося объединения китайских импортеров российской древесины в специальный отраслевой союз, который явно упростит и удешевит закупку и вывоз из России ценного древесного сырья — разрешение сплошных санитарных рубок вблизи Байкала может привести к радикальному росту разорительного для лесов коммерческого лесопользования вблизи озера в самые ближайшие годы.

Во-вторых, рубка леса в горных условиях с использованием обычной лесозаготовительной и дорожной техники всегда ведёт к стремительной эрозии почвы. Существуют, конечно, технологии, позволяющие эту эрозию несколько уменьшить, но они очень дороги (то есть чтобы оправдать их применение, придется рубить значительно больше сравнительно здоровых лесов), и они в любом случае не решают проблему полностью. Чем больше будет сплошных санитарных рубок вблизи Байкала — тем больше глины и песка будет смываться в озеро и впадающие в него реки. С учетом же характерного для таёжных регионов дефицита квалифицированных лесных кадров, острой нехватки специализированной лесной техники, технологического нигилизма и тому подобных обстоятельств, справедливо предположить, что общая загрязнённость рек и ручьёв в центральной экологической зоне Байкальской природной территории в результате сплошных санитарных рубок вырастет многократно.

Учитывая, что значительная часть лесов в границах объекта ЮНЕСКО «Озеро Байкал» пройдена катастрофическими пожарами 2015-2016 годов, есть основания полагать, что в сплошные санитарные рубки будут отводиться в первую очередь леса, не погибшие от пожаров или восстановившиеся после них, а полностью погибшие деревья останутся. В результате состояние оставшихся живых лесов ухудшится, а кроме того увеличится пожарная опасность в связи с развитием дорожной сети.

Читайте также:  Озеро пыхово челябинская область

Предлагаемый Минприроды проект перечня в части разрешения сплошных санитарных рубок представляет угрозу для Байкала и окружающих его лесов. При существующей системе государственного управления лесами новый перечень приведёт только к хищническому истреблению лесов, росту масштабов лесных пожаров и загрязнению озера.

К тому же юридико-лингвистическая неопределённость — употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера относится к коррупциогенным факторам. Вы поняли, какие рубки можно назвать «санитарно-оздоровительными»? И никто не понял, потому что их юридически не существует.

Использование термина «санитарно-оздоровительные рубки» является коррупциогенным фактором.

Застройка территорий, не затронутых хозяйственной деятельностью

Согласно пункту 10, запрещается строительство на территориях, расположенных за границами населённых пунктов, зданий и сооружений (или их частей), функционирование которых не связано с созданием и развитием особых охраняемых природных территорий федерального и регионального значения, особых экономических зон туристско-рекреационного типа.

Таким образом из перечня исключается запрет на строительство объектов на незатронутых природных территориях, включая земли лесного фонда, водоохранные зоны и прибрежные защитные полосы озера Байкал и впадающих в него рек, как в границах, так и за границами населённых пунктов. Строй что хочешь.

При этом у большинства населённых пунктов в центральной экологической зоне нет установленных границ, поэтому они могут расширяться практически бесконтрольно.

То есть остаётся вполне ощутимая угроза включения в границы населённых пунктов ценных природных территорий, где в том числе обитают и произрастают редкие и находящиеся под угрозой исчезновения животные и растения. Например, монгольская жаба и ольхонская полевки, занесённые в Красную книгу Иркутской области, места обитания которых могут быть полностью уничтожены. Или орла-могильника, популяция которого в Байкальском регионе внесена в 1 категорию Красной книги России, то есть этот вид уже находится под угрозой исчезновения.

Приведу три важных момента:

  • В соответствии с Федеральным законом «Об охране окружающей среды» (статья 3), деятельность органов государственной власти России, органов государственной власти субъектов федерации, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться по принципу приоритета сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов;
  • В соответствии с Федеральным законом «Об охране окружающей среды» (статья 60) запрещается деятельность, ведущая к сокращению численности растений, животных и других организмов, занесенных в Красные книги РФ и субъектов РФ, и ухудшающая среду их обитания;
  • В соответствии с Федеральным законом «О животном мире» (статья 24) действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или нарушению среды обитания объектов животного мира, занесенных в Красные книги, не допускаются.

Вывод сделать несложно. Исключение из нового перечня запрета на строительство на территориях, не затронутых хозяйственной деятельностью, противоречит двум федеральным законам нашей страны.

Принятие проекта перечня в том виде, в каком он опубликован для общественного обсуждения, приведёт к разрушению уникальной экосистемы Байкала и прилегающих территорий. Его принятие послужит причиной перевода Байкала в позорный список «всемирное наследие под угрозой». Мы не должны этого допустить. До 3 августа у нас есть время показать чиновникам, что судьба Байкала небезразлична многим гражданам России. Пожалуйста, потратьте ещё 3 минуты, чтобы сохранить Байкал!

Greenpeace — некоммерческая организация, мы существуем только благодаря поддержке частных лиц. Наша финансовая отчётность доступна и открыта для всех. Сторонники Greenpeace в начале каждого года могут запросить справку с суммой пожертвований за прошлый год, и с её помощью получить налоговый вычет в размере 13 %. Чтобы мы могли планировать свою работу на следующие годы, нам нужна ваша постоянная поддержка.

Источник

Спасение Байкала: как сохранить уникальное озеро

Газета.Ru 08.11.2019 Отдел «Наука» © Depositphotos К 2024 году сброс загрязненных сточных вод в озеро Байкал сократится на 30%

Сохранение озера Байкал – это один из важнейших национальных приоритетов. Самое глубокое и, возможно, самое древнее озеро в мире нуждается в экологическом оздоровлении. В рамках нацпроекта «Экология» к концу 2024 года планируется сократить сброс загрязненных сточных вод в озеро Байкал и другие водные объекты Байкальской природной территории на 28,2%. Кроме того, стоит задача по сокращению общей площади загрязненных территорий, оказывающих воздействие на озеро, на 448,9 га.

Байкал находится на границе Иркутской области и Республики Бурятия. Озеро внесено в список всемирного наследия ЮНЕСКО в 1996 году. Это крупнейший резервуар пресной воды — до 20% мировых запасов. Особую ценность представляет собой не только водный объект, но и его естественное окружение: леса и болота, богатая фауна и флора, необычные формы рельефа.

Неслучайно сохранение Байкала стало частью нацпроекта «Экология». Меры по оздоровлению озера выделены в отдельный федеральный проект.

Глава республики Бурятия Алексей Цыденов рассказал, что на территории региона будет вестись строительство 21 очистного сооружения. Ввод в эксплуатацию позволит решить проблему малых стоков на побережье Байкала. На эти очистные сооружения будут свозиться сточные воды с турбаз и частных домовладений. 94% сбрасываемых в озеро вод приходится именно на Бурятию.

Реконструкция очистных сооружений в Улан-Удэ на главном притоке Байкала реке Селенга обойдется в 2,1 млрд рублей до 2020 года включительно. При этом большая часть средств будет выделена из федерального бюджета.

С очистных сооружений в столице Бурятии в главную артерию озера ежегодно сбрасывается 22 млн кубометров сточных вод. Сооружения нуждаются в реконструкции из-за высокого износа. Качество очистки сточных вод уже не соответствует существующим нормативам. С вводом новых очистных сооружений мощностью 185 тыс. кубометров в сутки масса загрязняющих веществ, сбрасываемых в Селенгу, будет снижена.

В Иркутске планируется реконструкция канализационных очистных сооружений, берегоукрепление озера Байкал в Листвянке, а также ликвидация отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

К тому же региональные власти намерены построить 16 канализационно-очистных сооружений, реконструировать четыре и модернизировать одно. Также будут организованы два приемных пункта нефтесодержащих, хозяйственно-бытовых и твердых коммунальных отходов с судов в акватории Байкала.

Вместе с тем серьезный вред озеру наносят не только промышленные предприятия, но и люди, который оставляют мусор на берегу Байкала.

Руководитель проекта «Сохраним Байкал», директор АНО «Центр развития экологических и социальных проектов» Максим Токарев рассказал, что работа по устранению мусора с берегов озера уже ведется, передает НСН.

«Все территории несанкционированных свалок сейчас закрыты. Появление там грозит большими штрафами. Сейчас среди населения внедряется тариф за сбор мусора», — рассказал Токарев.

Ежегодно на берегах Байкала увеличиваются объемы мусора и сливаемых неочищенных сточных вод, поэтому решительные действие нужны уже сейчас, констатирует Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура.

В 2018 году регион посетили 1,7 млн гостей. По данным областного агентства по туризму, ежегодно турпоток увеличивается на 3-4%. Байкал становится все популярнее, но и количество мусора нарастает.

Президент России Владимир Путин в сентябре поручил властям Бурятии, Забайкальского края и Иркутской области принять меры для снижения негативного воздействия туризма на экосистему озера.

Активнее всех уборкой мусора с байкальских берегов занимаются волонтеры, усилиями которых самые популярные места отдыха в последние годы стали заметно чище, пишет ТАСС.

В Иркутске снизить негативное воздействие на экосистему Байкала планируют за счет изменений правил организации туризма.

«Были выделены 11 рекреационных зон, где рекомендовано организовывать туризм. Для каждой из них была просчитана своя норма (количество туристов), также прописаны виды туризма, которые возможны в каждой зоне», — говорила руководитель агентства по туризму Иркутской области Екатерина Сливина.

При этом об ограничении турпотока на Байкале речи не идет, отметила член правления Сибирской Байкальской ассоциации туризма Марина Григорьева.

«Столько лет вкладывали бюджетные деньги в развитие въездного туризма в регионе, в том числе на Байкал, добились определенных результатов, туристы к нам поехали. А теперь пошли разговоры о том, что их слишком много и это нужно прекращать. Туризм должен быть в районах, близких к Байкалу, где запрещена любая промышленная деятельность», — указала Григорьева.

Следует внимательно относится к этому уникальному мировому водному объекту – богатству России, говорил «Газете.Ru» руководитель программы ООН по окружающей среде в России Владимир Мошкало.

«Если мы будем продолжать его загрязнять, мы его просто потеряем. Иными словами, нужна серьезная экологическая реабилитация. Опять же концепция «зеленой» экономики должна действовать, и, прежде всего, необходимо обеспечивать очистку всех сточных вод, не говоря уже о загрязнении пластиком и микропластиком. Этому нужно уделять особое внимание, поскольку от этого зависит здоровье человека», — отмечал он.

На федеральный проект «Сохранение озера Байкал» в общей сложности будет направлено более 33 млрд. рублей.

Всего на исполнение нацпроекта «Экология» в 2019-2024 годах планируется потратить 4 трлн 41 млрд рублей (из федерального бюджета — 701,2 млрд рублей, из бюджетов субъектов РФ — 133,8 млрд рублей, из внебюджетных источников — 3 трлн 206,1 млрд рублей).

«Сохранение озера Байкал» — это лишь одна часть нацпроекта. В его рамках реализуются программы «Чистая страна», «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами», «Инфраструктура для обращения с отходами I-II классов опасности», «Чистый воздух», «Чистая вода», «Оздоровление Волги», «Сохранение уникальных водных объектов», «Сохранение биологического разнообразия и развитие экологического туризма», «Сохранение лесов» и «Внедрение наилучших доступных технологий».

Источник

Федеральный закон об охране озера Байкал

Уникальные природные объекты, представляющие научную ценность, в обязательном порядке защищаются государством. В ФЗ № 94 рассматривается особенности охраны озера Байкал. С 1996 года оно внесено в список Всемирного Наследия.

Описание федерального закона № 94

Органы государственной власти разработали документ, отвечающий за природную неприкосновенность данной зоны, — ФЗ № 94 «Об охране озера Байкал», вступившего в силу с 01.05.1999.

В законопроекте определена территория, подлежащая охране: на ней запрещена покупка и продажа участков земли, осуществляется контроль за состоянием озера. Рассмотрены в документе аспекты организации туристической деятельности, определены границы пределов воздействия вредных факторов на экосистему.

Основные положения

В первой главе закона об охране озера Байкал содержатся 3 статьи, описывающие его основные положения:

  • правовое регулирование охранной деятельности, включающее в себя источники контроля (нормативный правовой акт и ФЗ РФ) и приоритет правил и ограничений;
  • экологическое зонирование: в статье указаны граница территории, выделены зоны (центральная, атмосферного влияния и буферная). Порядок деления на зоны установлен Правительством РФ;
  • территориальные границы, водоохранные и рыбоохранные зоны, которые контролируются органами власти — Республики Бурятия, Иркутской области, Забайкальский край. В их обязанности входит информирование населения о границах территории и обеспечение ее охраны.

Допустимая норма вредных воздействий на среду Байкала

Так как основная задача закона — это сохранение территории в первоначальном виде, то в главе 3, включающей в себя статьи 13 и 14, рассмотрены нормы по вредным воздействиям на озеро Байкал.

В статье 13 содержится информация об установлении нормативов, ограничивающих воздействие на экосистему: описаны инстанции, решающие организационные вопросы, следящие за исполнением закона.

В обязанности органов исполнительной власти входит разработка и утверждение перечня веществ, способных нарушить экологическую обстановку на охраняемой территории. Их классифицируют на следующие категории:

  • умеренно опасные;
  • опасные;
  • высоко опасные;
  • особо опасные.

Нормативы по охране разрабатываются с учетом класса веществ и степени их влияния на экологическую среду озера, описаны в статье 14.

Согласно 1 пункту, по результатам научных исследований должен быть установлен максимально допустимый объем выброса ядовитых веществ, а также методы утилизации и размещения отходов.

Во 2 пункте статьи 14 описаны максимально разрешенные объемы выброса опасных и высоко опасных веществ на охраняемой местности. Их количество не должно превышать границы объема при изъятии водных ресурсов с объектов. Общая концентрация веществ согласно требованиям, не превышает нормативов, разработанных для каждой экологической зоны.

Текст закона

Программа по охране озера Байкал предусматривает ограничение любых видов деятельности, способных нарушить экологическую обстановку на территории: химическое загрязнение отходами или вредными веществами, физическое изменение температурных режимов воды или стоков в озеро. Не допускается загрязнение Байкала путем разведения биологических объектов, не принадлежащих экологической системе данной территории.

Все животные и растения, проживающие на охраняемой территории, подлежат охране. Органы исполнительной власти контролируют объем и правила добычи и охоты, устанавливают сроки их проведения. Подлежит контролю и оружие, использующееся охотниками. Исключен отлов животных и сбор растений, занесенных в Красную книгу.

Рубка и изъятие лесного фонда на территории запрещена. Исключением являются выборочные санитарные рубки, организованные органами власти.

При обнаружении на природной территории хозяйственных объектов, признанных экологически опасными, проводится их ликвидация или перепрофилирование в соответствии с порядком, утвержденном законодательством Российской Федерации.

Финансирование законопроекта происходит за счет федерального бюджета или других источников, установленных законодательством субъектов РФ.

Последние изменения, внесенные в закон об охране Байкала

Редакция законопроекта проводилась 28.12.2013. В результате работы были внесены следующие изменения:

  • название и содержание 3 статьи было дополнено информацией о границах водоохранной и рыбоохранной зон;
  • дополнен 2 пункт статьи 11, содержащий информацию о запрете перевода земель лесного фонда из центральной зоны в другие категории. В результате изменений было сделано исключение для территорий, находящихся под особой охраной.
  • в 1 части 14 статьи указываются объемы выбрасываемых веществ. После редакции внесен запрет на размещение в центрального экологической зоне отходов, относящихся в 1–3 классу опасности;
Читайте также:  Озеро ядовитое около заводов

В старой редакции статья 17 содержала описание процесса и особенности экологической паспортизации хозяйственных объектов на охраняемой территории. Изменения от 2013 года — это смена предмета рассмотрения. Им стал государственный учет объектов, способных негативно влиять на окружающую среду Байкала.

Заключение

Федеральный закон позволяет сохранить первоначальный вид территории и ее экологическую среду. За его нарушение лицо привлекается к ответственности согласно преступлению.

Источник

Кто продал Байкал. Единороссы отменили природоохранный статус территорий вокруг озера

Депутаты Госдумы приняли ряд законов, касающихся Байкальской природной территории. В частности, 15 июля в третьем чтении принят законопроект «Об особенностях регулирования отдельных отношений в целях модернизации и расширения магистральной инфраструктуры и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», который позволит до 31 декабря 2024 года не проводить государственную экологическую экспертизу для всех объектов, связанных с модернизацией транспортной инфраструктуры. Также, согласно законопроекту, на территории разрешены виды деятельности, позволяющие увеличить пропускную способность Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей.

Если говорить проще, теперь закон позволяет переводить земли лесного фонда в земли иных категорий и, соответственно, вырубать столько леса, сколько это покажется необходимым.

«Строительство, реконструкция объектов инфраструктуры (объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры), необходимых для увеличения пропускной способности Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей, на землях лесного фонда допускаются с проведением сплошных рубок и переводом указанных земель в земли иных категорий» — указано в законопроекте.

По словам специалиста в природоохранном законодательстве, эксперта «Гринписа России» Михаила Крейндлина, этот законопроект опасен именно из-за того, что он отменяет экологическую экспертизу, которая является единственной законодательно закрепленной формой экологической оценки инфраструктурного объекта. Также экспертиза обеспечивала права граждан на получение информации о том, что планируется делать на их территории, то есть жители страны могли влиять на принятие экологически значимых решений.

Из-за законопроекта теперь Байкал можно застраивать без общественных слушаний.

Вероятно, что пункт, в частности об отмене экспертизы, лоббировался, потому что чиновники и сами осознают, каким плачевным для Байкала может стать строительство транспортных объектов, несмотря на публичные высказывания о том, что их возведение будет контролироваться и не нанесет серьезного вреда.

Председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Государственной думы Николай Николаев объяснил решение о вырубке леса тем, что экология сегодня является большой политикой. По его словам, БАМ и Транссиб принесут большую выгоду для России и Китая, так как по магистралям можно будет перевозить товары из Китая в Европу.

«Чтобы расширить БАМ, нужно убрать полоску леса. Хочу напомнить, что, согласно принятому закону об обязательном лесовосстановлении, эта полоска должна быть в обязательном порядке высажена на территории данного региона. Изначально эта железная дорога строилась как магистраль, которая связывает Дальний Восток с Центральной Россией. И это единственная подобная магистраль», — заявлял Николаев.

Никаких ограничений касательного того, каких размеров может быть «полоска» леса, законопроект не предусматривает.

Внесением законопроекта «Об особенностях регулирования отдельных отношений в целях модернизации и расширения магистральной инфраструктуры и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» в Госдуме занимаются депутаты Н.Н. Гончар («ЕР»), И.В. Сапко («ЕР»), Р.В. Кармазина («ЕР»), П.М. Федяев («ЕР»), В.И. Афонский («ЕР»), И.М. Гусева («ЕР»), Н.В. Малов («ЕР»). Однако эксперта «Гринписа России» Михаил Крейндлин предполагает, что основными лоббистами являются Минтранс и заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин, который отвечает за строительство и развитие инфраструктуры.

Также Министерство природы вынесло на обсуждение обновленный перечень видов деятельности, которые запрещены в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Хотим напомнить, что Байкальская природная территория поделена на три части: центральную, буферную и зону атмосферного влияния. При этом центральная является особо охраняемой природной территорией, и ее границы входят в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

В новом перечне от Минприроды указано, что действовавший ранее запрет на хозяйственную деятельность по берегам Байкала теперь не будет распространяться как на инвестиционные проекты, реализуемые на основании актов федерального правительства, так и на указы и распоряжения президента России.

«Этот проект вообще чудовищный. Например, гипотетическая ситуация: какой-нибудь китайский инвестор приходит к губернатору Бурятии и говорит, что он хочет построить какой-нибудь целлюлозно-бумажный комбинат на Байкале и вырубить для этого весь оставшийся лес. Губернатор пишет письмо президенту, президент назначает рассмотрение этого вопроса. Это значит, что — все, он будет построен», — объясняет Михаил Крейндлин возможные последствия нового перечня от Минприроды.

То есть обсуждаемые сейчас законопроекты буквально развязывают руки для строительства даже самых опасных объектов у Байкала.

Теперь все будет зависеть от того, насколько умело тот или иной чиновник станет объяснять президенту, что именно ему кажется необходимым для возведения на Байкальской природной территории.

Экологические общественные организации, в числе которых «Социальный экологический союз», «Реки без границ», требуют, чтобы Минприроды отказалось от принятия нового перечня запрещенных действий на Байкале.

Недавно в Сети появилась петиция, адресованная правительству РФ и Минприроды, которая призывает запретить вырубку лесов у озера. «Один из главных пострадавших — озеро Байкал: исчезновение леса по берегам втекающих в него рек является важной причиной наблюдаемого в последние годы обмеления «великого моря», — отмечают в своем обращении активисты.

В 1996 году озеро Байкал было внесено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО по всем возможным критериям. Когда озеро включали в список ЮНЕСКО, руководству России был предъявлен ряд рекомендаций, одним из которых являлось принятие Федерального закона об охране озера Байкал. Также было рекомендовано увеличить ресурсное обеспечение деятельности прилегающих к озеру заповедников и национальных парков, которые и планируется вырубить для строительства транспортных объектов.

Экологи считают, что подобное отношение к озеру и прилегающим территориям приведет Россию к репутационным потерям на международной арене.

«ЮНЕСКО очень пристально наблюдает за тем, что происходит на Байкале. Фактически раз в два года они требуют от России отчетов и пишут потом о своей обеспокоенности. Мы и наши коллеги сообщили им обо всех этих новациях. И с очень большой вероятностью Байкал будет включен в список всемирного наследия, находящегося под угрозой. Это совершенно позорный факт, потому что он означает, что государство, которое само предложило внести тот или иной объект в список всемирного наследия, вообще не обеспечивает его сохранность.

Никакая цивилизованная страна не будет такому рада. И основные объекты, которые под угрозой, находятся в таких странах, как Демократическая Республика Конго или Гондурас. Очень не хотелось бы, чтобы наша страна вошла в этот список, но она все делает, чтобы войти», — говорит Крейндлин.

Источник

От кого спасать Байкал: «китайский тоннель» и другие угрозы

«Вирусное» сообщение о том, что китайцы роют непонятный (но явно приближающий нас к катастрофе! ) тоннель под Байкалом, наделало шума в соцсетях. Многие, озаботившись этим «безобразием», забили тревогу и стали рассылать информацию по знакомым и друзьям. Правда, выходов на загадочную организацию с пафосным названием «Лучезарный Байкал», раструбившую о тоннеле, так, кажется, никто и не нашел. Разум подсказывает, что такие анонсы «конца Байкала» силами восточных соседей смахивают на «конспирологический бред». Как это — выкачать или слить весь Байкал? С другой стороны, появляются мысли: что нет дыма без огня, и какие-то работы в районе «типа тоннеля» все же ведутся.

Пока самые упертые активисты пытаются распутать этот клубок информации, «АН» обратились к ученым и попросили резюмировать более очевидные угрозы. Тем более что в Год Байкала в Иркутской области обещают особое внимание уделить проектам, связанным с экосистемой озера. В научном сообществе заявляют: вовсе не китайцы являются главным источником опасности.

Древние котельные, устаревшие законы

Игорь Бычков, академик, директор Иркутского филиала СО РАН, научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН:

— Байкал — уникальный природный объект, находящийся под защитой ЮНЕСКО. Есть и федеральный закон «Об охране озера Байкал», согласно которому Правительство РФ берет на себя обязательства по сохранению уникального озера и по ликвидации нанесенного ему ущерба. Тем не менее мы имеем целый комплекс проблем, которые необходимо решать.

Ликвидация ущерба от деятельности БЦБК, который загрязнял Байкал более 50 лет. Завод, увы, не закрыт, его деятельность приостановлена. Поэтому нет единой программы ликвидации нанесенного ущерба и природоохранных мероприятий. Например, миллионы тонн лигнина (отходов переработанной древесины). Это токсичная масса, напоминающая кисель, находится в картах (неглубокие, водонепроницаемые ванны в земле). Но Байкал расположен в селе- и сейсмоопасном районе. И в случае стихии вредные соединения могут попасть в воду и нанести озеру огромный вред.

Стоит вопрос и разборки здания, демонтажа промышленной площадки БЦБК, их обеззараживания. Существует проблема ТЭЦ, которая обслуживала комбинат и до сих функционирует, работает на угле и отравляет атмосферу выбросами.

Следующая проблема — чистое тепло- и энергоснабжение центральной экологической зоны. Практически все поселения на берегах Байкала не имеют качественных котельных. Они старые, неэффективные, загрязняющие воздух остатками угля.

Отсутствие очистных сооружений сточных вод. Из-за этого, полагают ученые, идет эвтрофикация — процесс, сопровождающийся массовым зарастанием озера водорослями, в первую очередь нитчатки. В воду попадает большое количество фосфора и азота, водоросли их поглощают и разрастаются. Затем нитчатку выбрасывает на берег, она вновь смывается в Байкал и разлагающиеся остатки становятся пищей для новых водорослей. Вот такой замкнутый круг. Выход — строить современные КОСы в каждом поселении. У муниципалитетов нет на это денег. Так что проблему надо решать в рамках федерального финансирования.

Маломерный флот. Сегодня по Байкалу ходят несколько тысяч судов, и все отходы человеческой жизнедеятельности вместе с горючим попадают в озеро. На сегодняшний день судоходство загрязняет озеро более чем 250 тоннами нефтепродуктов, 30 тоннами фекальной органики, 8 тоннами минеральных форм азота, 3 тоннами фосфора и 2500 тоннами мусора. Одно из решений — переход на более экологичное газомоторное топливо.

Байкал — место притяжения туристов со всего мира. Но важно рассчитать нагрузку на рекреационную территорию: какое оптимальное количество человек можно принять, какая для этого необходима инфраструктура и т.д.

Законы о сохранении Байкала принимались почти 20 лет назад. Их надо пересмотреть с учетом современных реалий — вопросов определения границ природоохранной зоны, прибрежной части. Все это надо привести в порядок. Требуется планомерная, совместная работа ученых и юристов. Законы должны приниматься на уровне Правительства РФ и Госдумы.

Наконец, социально-экономическое развитие территорий вокруг Байкала. Только когда там будут организованы современные, безопасные для экологии предприятия, а люди будут получать достойную зарплату — тогда к озеру будут относиться не потребительски, а бережно. Надо развивать «зеленое» производство, привлекать IT-компании для создания таких производств, которые не будут наносить ущерб окружающей среде. Это задача и властей, и бизнеса. На дворе XXI век, а котельные топятся углем и дровами! Люди носят воду с колонки. Как жители будут заботиться об окружающей среде, если у них нет элементарных условий для жизни и нормальной работы? Уровень жизни должен повыситься. Тогда, надеюсь, появятся и хорошие дороги, и комфортные гостиницы, и современные производства.

Олег Тимошкин, доктор биологических наук, заведующий лабораторией биологии водных беспозвоночных Лимнологического института СО РАН:

— С момента обнаружения учеными ЛИН СО РАН так называемого экологического кризиса в 2010-2013 гг. мало что изменилось в лучшую сторону, скорее наоборот. Это касается и законодательной базы о Байкале, и конкретных природоохранных мероприятий. Попытки принять «обновленный» закон №63 об охране озера общеизвестны. Они взволновали все мировое лимнологическое сообщество. Если вспомнить вопрос о запрете (либо ограничении) использования фосфатсодержащих моющих средств, то он уже лет восемь «висит в воздухе». Тем не менее регулярно появляются статьи, в которых вредоносность фосфатов для экосистемы Байкала подвергается сомнению. Фосфаты лимнологами всего мира признаны вредными для водных экосистем. Однако авторы статей, по-видимому, полагают: то, что вредно для рек и озер мира, может быть «не очень вредно» или даже безопасно для Байкала… Байкал уникален, но не до такой же степени!

Что делать? Прежде всего нужно признать очевидное: экосистема Байкала находится в опасности. Научных аргументов, опубликованных на эту тему в ведущих мировых журналах по лимнологии, более чем достаточно. Не признавать их могут лишь далекие от науки люди либо бизнесмены, доход которых может пострадать от правдивой экологической информации.

Читайте также:  Озера краснокамского района республики башкортостан

Например, экспансия чужеродной спирогиры в экосистему озера продолжается. Ее появление и значительное развитие обусловлено поступлением в Байкал неочищенных сточных вод. Ученые не нашли этому других научно обоснованных причин. Данный вид водорослей является четким природным индикатором антропогенного загрязнения.

Эндемичные виды животных и растений избегают мест массового развития этих водорослей, и сообщества дна кардинально изменяются. С каждым годом увеличивается число районов прибрежной зоны, в которых спирогира доминирует как осенью, так и круглый год. Это означает, что в этих местах Байкал остается Байкалом лишь на поверхности. А «его экологическая суть» — неповторимые сообщества донных растений и животных — в корне меняются. Изменения эти в ряде мест уже могут быть необратимыми. Либо на их восстановление потребуются десятки лет.

По-прежнему болеют и гибнут эндемичные байкальские губки-любомирскииды. Лимнологи продолжают фиксировать массовые выбросы донных водорослей на берегах озера, у прибрежных поселков обнаруживают измененные сообщества толщи вод (планктон) — все это индикаторы антропогенного воздействия.

По сей день нет единой государственной системы мониторинга экосистемы Байкала, которая могла бы выявлять, учитывать и предотвращать те разрушительные процессы, которые наблюдаются в прибрежной зоне на протяжении последних десяти лет. Более того, существующая система даже и не рассматривает новые, потенциально опасные как для Байкала, так и для здоровья людей, виды антропогенного загрязнения. К их числу относятся, например, загрязнение воды синтезированными человеком химическими веществами, лекарственными препаратами, пластиком. Нужно срочно разрабатывать меры по прекращению и предотвращению этих загрязнений и кардинально пересматривать существующую федеральную систему мониторинга.

Еще одна проблема — отсутствие единой коллекции байкальских организмов, оформленной в соответствии с международными нормами и правилами, нет и единых баз данных по генетическому материалу уникальных байкальских обитателей. Байкал давно заслуживает того, чтобы в России был создан институт, некий единый банк данных по лимнологии великого озера. Это позволит сохранить уникальное биоразнообразие озера «хотя бы в пробирках» (на случай худшего сценария), хранить все оригинальные материалы, собранные лимнологами за полтора века, прослеживать и своевременно предотвращать возможные экологические изменения в экосистеме озера в будущем.

Великолепие в обрамлении мусора

Татьяна Заборцева, заведующая лабораторией экономической и социальной географии Института географии имени В.Б. Сочавы СО РАН:

— Первая серьезная проблема: постановка в Единый государственный реестр, на кадастровый учет всех землепользователей и всех объектов недвижимости, что расположены на побережье Байкала. Хотя единый реестр функционирует с начала 2017 года, многие недочеты слияния остались до сих пор.

Недоучет существующих объектов тормозит выделение новых земельных участков, а в ряде случаев — межевание территории. Примеров из жизни великое множество. Приведу один. В течение многих месяцев не могли легитимно отвести место под один из объектов Института солнечно-земной физики СО РАН, который включен в единый гелиокосмический строящийся и развивающийся комплекс (объект международного значения). А это срыв плановых работ, непростые вопросы с финансированием и т.д. То есть современный грамотный кадастровый учет реальных землепользователей и объектов недвижимости, своеобразный паспорт — это основной инструмент контроля, управления, регулирования на территориях. Залог правильного, экологически ориентированного социально-экономического развития Прибайкалья.

Вторая проблема — обращение с твердыми коммунальными отходами — достигла катастрофических масштабов. 90% всех грантов в последние 10 лет тратят на уборку побережья от мусора волонтерами. Хотя эти средства можно было бы пустить на другие важные дела. Существующая спецтехника по удалению отходов рассчитана только на местное население. Для сравнения: на Байкал ежегодно приезжают 2 млн 200 тысяч туристов, а проживает в поселках у озера только 140 тысяч человек. Туристы говорят: «Байкал великолепен, но, чтобы к нему подойти, надо зажмуриться». Ленты мусора окружают озеро!

Какой выход? Должна активнее формироваться современная инфраструктура по обращению с отходами. Надо создавать сеть по приему утилизируемых твердых коммунальных отходов (макулатуры, пластика, стеклотары, металлолома и др.). Ускорить ввод запланированных объектов по складированию, захоронению отходов (не нынешние свалки, а специально обустроенные инженерные полигоны). Сегодня в госреестр объектов размещения отходов занесен лишь полигон, расположенный в Ольхонском районе. Строится Быстринский полигон. В планах — сооружение нескольких таких площадок и полигонов на Байкале. Но в реальности пока все происходит медленно. Были разговоры о строительстве в Байкальске мусороперерабатывающего завода на базе экологически чистой японской технологии. Но пока это только проект.

Из всего этого (полигоны, заводы, КОС) «вырастет» индустрия чистоты. Она будет способствовать развитию туризма и сохранению природных ландшафтов Байкала, ради которых люди со всего света едут сюда. И эти идеи должны продвигаться на всех уровнях власти: федеральном, региональном, муниципальном.

Екатерина Говорухина, доцент кафедры гидробиологии и зоологии беспозвоночных биолого-почвенного факультета ИГУ:

— В настоящее время в экосистеме Байкала наблюдаются изменения в составе флоры и фауны. В основном они происходят неравномерно, в местах с интенсивной антропогенной нагрузкой. Уже более 20 лет наша группа под руководством профессора Вадима Тахтеева проводит исследования ночного миграционного комплекса, в состав которого входят байкальские гаммариды (рачки-бокоплавы). Рачки совершают суточные миграции в ночное время со дна озера в толщу воды. В последние годы количество рачков увеличилось. Прежде всего это касается южной части озера Байкал, испытывающей наибольший антропогенный пресс. В других районах, удаленных от крупных населенных пунктов и турбаз, обилие рачков-«мигрантов» среднее или небольшое.

Увеличение рачков мы связываем с происходящим в экосистеме Байкала антропогенным эвтрофированием — повышением биологической продуктивности водоема в результате хозяйственной деятельности человека.

Пути решения этой проблемы — в развитии коммунальной инфраструктуры, строительстве очистных сооружений для уменьшения поступления в Байкал хозяйственно-бытовых стоков. Конечно, важно создавать туристско-рекреационную инфраструктуру с учетом экологических норм и нагрузок, а также регулярно проводить исследования для оценки состояния экосистемы озера.

Болезни и гибель лесов

Виктор Воронин, доктор биологических наук, директор Сибирского института физиологии и биохимии растений СО РАН:

— Наш институт занимается проблемой лесов Прибайкалья. Сегодня из-за бактериального заболевания массово гибнет кедр. Плюс к этому жук поедает пихту. Если этот процесс не остановить, хвойным лесам будет нанесен колоссальный вред. Лесные массивы, произрастающие в горных районах, играют водоохранную, водорегулирующую и почвозащитную роль. Их болезни и гибель ведут к нарушению уровня воды в Байкале. А если появляется большое количество сухостоя, вспыхнут пожары. Кроме того, леса на крутых склонах Хамар-Дабана удерживают сели и лавины. При сходе селей пострадает не только транспортная инфраструктура, но и Байкал. Ведь вся масса земли с растениями может оказаться в озере. Выхода я не вижу. Время упущено. Остается только наблюдать.

Опасные процессы в Прибайкалье

Дмитрий Гладкочуб, член-корреспондент РАН, директор Института земной коры СО РАН:

— Байкал — уникальный природный объект для изучения процессов развития Земли. На его берегах сохранились как свидетельства далекого геологического прошлого, так и следы современной тектонической активности, не прекращающейся ни на минуту. Именно эти процессы наиболее интересны для ученых.

Котловина озера является одной из затопленных водой впадин Байкальской рифтовой зоны, представляющей собой развивающуюся область внутриконтинентального растяжения. Сейсмическая активность в Прибайкалье обусловлена движением Североевразийской и Амурской литосферных плит, расходящихся друг от друга со скоростью 3,4 мм в год. При движении плит в зонах разломов копится напряжение. Часть его снимается в процессе крипа (медленное движение без землетрясений), часть — при слабых сейсмособытиях. Основные напряжения «разряжаются» в процессе достаточно сильных землетрясений.

В год на территории БРЗ регистрируется до нескольких тысяч землетрясений, в основном слабых. Ощутимые события с магнитудой 5,0 и более происходят в Иркутской области раз в один-два года.

Критерии прогноза землетрясений только нарабатываются, иркутские сейсмологи тоже не остаются в стороне от этих исследований. В 2021 году наш институт при поддержке губернатора и правительства Иркутской области инициировал разработку программы «Сейсмобезопасность Иркутской области». Одним из направлений работ станет комплексный мониторинг, что подразумевает создание пунктов наблюдения с целью выявления и отслеживания ряда физических параметров литосферы и подземной гидросферы в режиме реального времени. Они могут быть предвестниками процессов подготовки крупных землетрясений.

Землетрясения способны спровоцировать проявления других опасных геологических процессов, таких как оползни, обвалы и сели. Институт земной коры СО РАН является базовой организацией для изучения и оценки селевой опасности в Прибайкалье. Исследования проводятся постоянно, одним из полигонов для подобных работ является Юго-Западное Прибайкалье, где эта проблема стоит наиболее остро. Слюдянский район и Байкальск являются особо опасными в этом отношении территориями. В этих местах периодически активизируются селевые процессы. Последний пик был в 1971 году.

Специальное обследование показало, что в обращенных к озеру предгорьях Хамар-Дабана сформировались селевые очаги, прорыв которых может произойти под воздействием аномальной гидрометеорологической или сейсмотектонической активности. Это касается и окрестностей Байкальска, где расположены карты-накопители, содержащие лигнин отходов БЦБК.

Важно не допустить выход селевого потока в Байкал. Организация мероприятий по селезащите является первоочередной задачей. Необходимо дальнейшее изучение селевой опасности на этих территориях: оценка продуктивности и степени «зрелости» селевых очагов, детализация границ селеопасных площадей, уточнение списка находящихся в их пределах инженерных объектов, проектирование и возведение сооружений, обеспечивающих защиту важных элементов социально-экономической инфраструктуры. Работы по этим направлениям начались, а их реализация позволит минимизировать последствия проявления этих опасных процессов для всего Юго-Западного Прибайкалья.

Ресурс неисчерпаемых возможностей

Андрей Иванов, доктор химических наук, директор Иркутского института химии им. А.Е. Фаворского СО РАН:

— Помимо туристической части, которая при умном подходе может принести колоссальный успех, есть еще ресурсная составляющая озера. И это не только вода. Кстати, по поводу воды сегодня идут разговоры, что, дескать, китайцы скоро весь Байкал выпьют. Это чистой воды кликушничество. Читал где-то расчеты специалистов, что все заводы по розливу воды потребляют ничтожное ее количество по сравнению с тем, что уносит из озера Ангара. Как-то был на конференции в Бангкоке. Там всем участникам разносили воду «Волжанка». Правительство Таиланда, как известно, практичное, считающее каждую копейку… и покупает воду из Волги! Вода становится новым золотом. И Байкал со временем станет ресурсом, по уровню доходов сравнимым с большим нефтяным плато. Если, конечно, мы сохраним его.

А еще Байкал — это ресурс знаний и научных возможностей. Биохимический состав живых организмов озера уникален. К примеру, на панцире глубоководного рачка наши коллеги из НИИ биологии ИГУ нашли уникальный антибиотик, который он вырабатывает, защищаясь от врагов. Но для того, чтобы наладить его выпуск, нужны тонны этого препарата в год. Понятно, что рачков в этих целях губить нельзя. Задача химиков — найти другой способ производства. Ученые могут это сделать, копируя природу (полный синтез) и даже ее улучшив.

Таким образом, химик, китаянка Юю Ту разработала препарат от малярии. Для этого множество историков изучали древние трактаты, в которых были обнаружены сведения о лечении этого недуга полынью. Химики буквально разобрали полынь по отдельным молекулам. Так они нашли молекулу, которую потом видоизменили, улучшили с помощью компьютерных расчетов и скрининга. Получился современный препарат от малярии. Юю Ту получила за него Нобелевскую премию по медицине.

Озеро — кладезь таких источников. Есть в нем, например, бактерии, родококки. Они питаются газогидратами, способны поедать нефтяные отходы. Бактерии покрыты оболочкой, по составу напоминающей бактерии туберкулеза, которые известны высокой устойчивостью и адаптивностью. Академик Грачев (ЛИН СО РАН) предложил изучать родококки как модель бактерии туберкулеза, что может значительно улучшить подходы к пониманию механизма действия лекарств от туберкулеза и создавать более эффективные молекулы. Как видите, Байкал — это природная биохимическая лаборатория.

Но озеро нельзя рассматривать в отрыве от прилегающей к нему территории. Предприятия, их выбросы плохо влияют на экологию. Наш институт развивает проекты в области «зеленой» химии. Это новое поколение химического производства, которое не отравляет атмосферу вредными выбросами. И в этом случае мы тоже идем вслед за природой, которая функционирует как безотходное производство: то, что не доел хищник, сметают более мелкие звери и птицы. Мы разрабатываем подходы к созданию производств по кластерному принципу, когда средние и мелкие предприятия используют и перерабатывают выбросы большого. Конечно, такие производства требуют оригинальных научных решений и вложений. Зато они создадут новые рабочие места и не будут отравлять окружающую среду.

Важно воспитывать у людей экологическую культуру, учить их грамотно взаимодействовать с природой. Без этого Байкал не сберечь. И еще — было бы справедливо, мне кажется, рассмотреть вопрос о полном расселении людей с берегов озера. Да, это сложно. Да, многие скажут: мы столетиями тут живем и ничего. Но сто лет назад они еще не наносили природе такого ущерба — не пользовались «Фейри» и антибиотиками. Байкал заслуживает зоны отчуждения.

Источник