Меню

Опен эйр медное озеро



Опен эйр медное озеро

Вероника Полянская

Open Air «Медное Озеро» был организован в 1998 году. Тогда это был скромный пикник музыкантов и ди-джеев, которые собрались вместе хорошо отдохнуть на природе. К 2003 году мероприятие выросло в популярный среди молодёжи музыкальный праздник, который привлек внимание известных промоутеров и музыкантов. О мероприятии «Медное Озеро» появилась информация в прессе и на телевидении. Мероприятие получило неофициальный статус — «самый крупный некоммерческий Open Air» . Из года в год почти каждый промоутер имел возможность выставить свою сцену и продемонстрировать свое мастерство. С 2007 года вместо 20ти плохо подготовленных танцплощадок, на территории карьера расположилось 5 сцен оснащенных великолепным звуком и светом. Количество артистов переросло в качество, и приезд иностранных звезд стало неудивительным. В этом году мероприятие отпразднует свой юбилей – 10 лет, и это должно стать самым запоминающимся событием лета!

В этом году планируется возвести всего шесть площадок, которые будут представлять не только известнейшие промо-группы, но и определенное направление электронной музыки.

Такая расстановка несомненно повлияет и на качество звука и света, и на артистов, представляющих свою сцену. Планируется, что некое подобие конкуренции заставит ответственных, постараться сделать именно свою сцену незабываемой, ведь юбилейный фестиваль «Карьер на Медном озере — 2008» — это уникальная возможность для диджеев выступить перед огромной аудиторией.

20 ИЮНЯ 2008 ГОДА — «КАРЬЕР НА МЕДНОМ ОЗЕРЕ» В КРОНШТАДТЕ!

Источник

27. Оупен-эйры (1998–2001)

27. Оупен-эйры (1998–2001)

А еще в том году, когда Хлобыстин вернулся из Европы, в Петербурге открылся клуб «Порт»: последний масштабный проект техно-революции.

DJ Федор Бумер: На момент появления радио «Порт-M» и клуба «Порт» за нами уже стояла целая толпа людей, огромная тусовка. То есть на наши вечеринки приходило, может быть, не очень много народу, но зато это были нереальнейшие модники, которые врубались во всю историю. Мы будто сидели на динамите. Мы верили: не сегодня-завтра выстрелим. В то время мы были техно-романтики, верили во что-то неземное. Все думали, что наступит момент, и технокультура победит. Вот это раннее техно-движение, оно было сродни хиппи. Все ждали какого-то отличного, охуенного рейва, когда всё станет так здорово. Но как ни странно, чем больше народу к нам приходило, тем всё становилось хуёвее и хуёвее. А после того как закрылся «Порт», все, можно сказать, и совсем кончилось.

Олег Назаров (промоутер): В Москве был такой парень Игорь Поддубный. Он был владелец компании «Техносервис», – в то время самого крупного поставщика сигарет в России. И он вложил в проект «Порт» два с половиной миллиона долларов.

Олег Назаров (промоутер): «Порт» сначала строил Леша Хаас с одним московским чуваком, которого звали Данила. Этот Даня резанул из бюджета пятьдесят тысяч долларов и проиграл их в казино. К счастью, голову им отрывать не стали, а просто выгнали и вместо них позвали модного архитектора Мишу Бархина.

Бархин до этого жил в Москве. Петербургскую специфику он знал не очень хорошо. И он позвал меня. А мы тогда как раз устроили рейв в Знаменке. И хозяева «Порта» сказали:

– Вот это да! Вот это мероприятие! Очень вменяемые чуваки! Давайте возьмем их к нам на зарплату? Нашему клубу такие нужны!

Денис Одинг (промоутер): Оупен-эйр в Знаменке сделали Бархин и Назаров. Сперва я очень обиделся, что все это было проведено без меня. Потому что о том, чтобы провести open-air в императорском Константиновском дворце, где сейчас резиденция Путина, я думал уже несколько лет подряд. Мне сперва казалось, что ребята украли у меня идею. Но потом поостыл, сам туда съездил, и мне очень все понравилось.

DJ Лена Попова: В Знаменке, я помню, играла в одних трусах и в варежках. И еще у меня была страшно модная куртка. Помню, там на кого-то упали… или кто-то откуда-то сверху свалился… в общем, я играю, а ко мне подходят и говорят:

– Там девочка разбилась насмерть!

Я играю и плачу. Я плачу и думаю: да как вы можете танцевать?! Человек погиб! Потом, правда, оказалось, что вроде все ничего, девушка жива, просто здорово разбилась.

DJ Федор Бумер: Как раз после того рейва в Знаменке я и познакомился с Мишей Бархиным и со всеми остальными участниками проекта «Порт»… И Назаров сказал, что помимо клуба у них будет еще и свое радио.

– Всё, пиздато! Я буду в этом участвовать!

Олег Назаров (промоутер): Развести москвичей еще и на радио – это была моя идея, потому что я узнал, что продается волна. Это был стопроцентный развод. Было понятно, что больше полугода радио не протянет и все это время будет жутко убыточным. Так, кстати, и получилось. Минус был порядка тридцати тысяч долларов в месяц. То есть радио сжирало тысячу долларов в день.

Сергей Мельников (теле-и-радиоведущий): По городу ползли слухи, что затевается открытие чего-то нереального. Какого-то мега-клуба! И мы решили съездить, снять для программы «Камыши» еще не открывшийся «Порт»…

Вадим Воронов (теле-и-радиоведущий): Мы заходим во двор, где расположен клуб… Белянкин летит впереди, мы с камерой семеним за ним. И он комментирует происходящее, а там во дворе помойка, какие-то бачки, бегают драные кошки. Попахивает мочой… В общем, ужас. А потом Белянкин звонит в дверь, нам открывают, и вдруг за железной дверью мы видим фантастический мир будущего. Все эти механистические конструкции – невиданная роскошь по тем временам. Какие-то гигантские блестящие штуки, высоченные потолки, все сверкает. Вышел Миша Бархин давать нам интервью и сказал, что это будет клуб для друзей. Я тогда еще подумал: у зала вместимость минимум тысяча человек. Ни хрена себе, сколько у этого парня друзей!

Олег Назаров (промоутер): Перед тем как провести открытие клуба «Порт», мы проводили такой эксперимент: составляли списки знакомых. То есть каждый, кто приходил в клуб, должен был вписать в эти списки тех, кого знает. И после двух тысяч персонажей список стал повторяться. То есть, несмотря на то, что электронная музыка существовала уже восемь лет и постоянно открывались новые клубы, сама компания людей, все это слушавших, почти не выросла. В этом смысле мы очень рассчитывали на влияние нового радио. Потому что если бы и оно не изменило ситуацию…

DJ Лена Попова: Мы все будто вернулись на несколько лет назад. Я помню, на этом радио всегда было весело. Мы всей компанией отмечали праздники. На первое апреля записали кучу смешных джинглов, а ребята в прямом эфире сказали, что Лена Попова вышла замуж за DJ Карла Кокса.

DJ Федор Бумер: В то время Интернета, считай, не было. Поэтому все наши эфиры на радио люди записывали, а потом выпускали на кассетах. Ты приезжаешь в какой-нибудь Екатеринбург, а там уже продается твой диск. Культурная значимость всего, что тогда происходило, была крайне велика. То, что сейчас происходит в течение года, не может сравниться даже с одним месяцем в то время. Потому что вся история происходила именно тогда. Жалко только, что нынешняя молодежь этого не застала.

Олег Назаров (промоутер): С «Рекордом» я тогда полностью испортил отношения. Они как раз стали звать меня делать программы и устраивать вечеринки. А тут – раз! – я у них за спиной открываю радиостанцию! И все люди, которые работали у них, теперь начинают работать у меня! Зарплата на «Порт-M» была $12 в час. Огромные деньги! На радио тогда никому столько не платили! Плюс – делай, что хочешь. Полная свобода! Конечно, у «Рекорда» резко упали рейтинги. Меня там до сих пор за это ненавидят.

Читайте также:  Бессточные озера мира чад

DJ Федор Бумер: Все это счастье продолжалось три месяца. Ровно через три месяца все понемногу стало портиться.

Еще в самом начале мне было сказано:

– Насчет формата не парься. Рекламодателей мы найдем.

Потом пришли рекламщики, и они были в шоке. Нас интересовало не то, что скажут спонсоры, а творчество в чистом виде. И мы нарушили вообще все возможные правила. Например, диджеи у нас почти ничего не говорили. Шел нескончаемый микс танцевальной музыки, а на коммерческих станциях так не бывает.

Пока во главе проекта стояли нормальные люди, я мог делать, что хотел. А потом у клуба сменились учредители. Вся старая команда ушла. У радио тоже сменилось руководство. Миша Бархин ушел, – ну, и я с ним.

DJ Слон (Олег Азелицкий): Когда Бумер ушел, Вета Померанцева звала меня работать на этом радио. Она говорила, что «Портом» теперь станут заниматься Лена Попова, Демидов и Кефир. Вот сейчас они сделают сетку вещания, и все начнется по-настоящему. Да только до составления сетки дело так и не дошло.

Денис Одинг (промоутер): «Порт» – это был мощнейший проект. Просто Миша Бархин – он ведь художник. Манипулировать людьми не умеет. А кроме Миши там были очень странные ребята, которые в конце концов всех и выжали. Очень быстро весь этот проект – клуб, радио, кибер-кафе – превратился в убогую дискотеку. Романтические мечты, которыми мы жили, столкнулись с суровой правдой жизни.

Олег Назаров (промоутер): Клуб «Порт» был неоправданно большим. Было ясно, что без регулярных выступлений коммерческих музыкантов он не протянет. Чтобы собирать такое помещение под завязку, нужны были громкие имена. Их не было. И постепенно с зарплатами стали закручивать гайки. Мне это не понравилось, я собрал все бумаги и ушел.

DJ Лена Попова: Почему закрылся «Порт»? Там очень остро стоял вопрос денег. Ну, и люди сложные. С нашей стороны выступали Миша Бархин и Олег Назаров. Они, в общем-то, знают, как чужие деньги использовать правильно. Медленно, но верно они свое дело делали. Но вот люди, которые давали деньги, явно хотели чего-то другого. Они, кажется, хотели просто вложить деньги и быстренько их отбить. А этого не получилось.

Павел Стогар (промоутер): Хотите я расскажу вам, как выглядела самая последняя вечеринка в клубе «Порт»? Закрытие «Порта» стало реально концом большой эпохи. А устраивал ее я.

На эту вечеринку пришла налоговая полиция. Ворвались и спрашивают:

Я отвечаю, что нет. Хозяин – Вета Померанцева, а я координатор. Ничего не знаю, ни за что не отвечаю. Они подходят к Вете, а та глазами хлопает, и понятно, что добиться от нее внятного ответа не выйдет. Тогда эти ребята встали у кассы и сказали, что будут пересчитывать все собранные мною деньги. Тогда я объявил, что сегодня вход бесплатный. Они в ответ собрали все деньги, которые уже лежали в кассе в коробку, и собрались ее опечатать, но каждый раз, как только они отворачивались, я быстро хватал деньги из коробки и пихал себе под куртку. Просто руками воровал и под куртку запихивал. Мне надо было потом еще рассчитываться с артистами. Так что куртку я отдал маме, и мама убежала с этой курткой и спрятала ее в машину. Причем маме на тот момент было шестьдесят шесть лет, и она у меня была оформлена в клубе грузчиком, а папа числился охранником.

Потом про меня показали 15-минутный сюжет в программе «Криминальный вестник». Это были мои пятнадцать минут славы. Потому что там такого понаговорили: и деньги-то, украденные у государства, я отмываю и наркотиками-то торгую. Меня превратили в какого-то авторитета. После этого сюжета мне все начали жать руку. За полкилометра меня видели и бежали здороваться. А как иначе? Попробуй не поздоровайся с авторитетом!

Денег, которые я напихал в куртку, хватило, чтобы я смог рассчитаться с артистами. В итоге вечеринки мы все равно подзалетели, но как-то уже не очень серьезно. По-моему, мне пришлось продать машину, и все. После этого «Порт» полностью сменил формат. Такого, как было раньше, больше не было. И вообще, вся эта история в тот вечер закончилась навсегда.

Пятнадцать лет назад, у себя дома на Шпалерной, Тимур Новиков открыл первую частную галерею в стране. Эти пятнадцать лет стали самыми свободными в истории России. Все веселились и танцевали, и делали, что хотелось. Долго так продолжаться, ясное дело, не могло.

Кончались 1990-е, и веселье тоже кончалось. Все устали. Всем все надоело. Пришла осень, и теперь люди просто собирались в теплых местах. Им хотелось всего лишь выпить и поболтать.

Десять лет назад в городе было двадцать сквотов. К концу 1990-х выжил всего один – «Клуб Речников». Где все началось, там же и закончилось: «Речники» живут почти напротив дома, где располагалась нови ковская АССА.

«Клуб» был организован парнем из Индии, которого звали Джордж. Для Петербурга Джордж был немного нетипичный: весь в уголовных татуировках и вечно с ножом в кармане. Въехав в пустующее здание, он первым делом написал на дверях: «Fuck the System! Kill the cops!».

Потом Джордж ограбил магазин и на эти деньги уехал в Данию. А в его сквоте стали жить «Речники». Черт его знает, почему эти парни так называются. Занимались-то они вовсе не флотом, а проведением open-airs: танцулек на открытом воздухе.

Мероприятия были такими же криминальными, как индийский парень Джордж. Танцы планировались с таким расчетом, чтобы в этот день у ОМОНа хватало дел в пределах городской черты.

«Речники» выбирали место, привозили туда фуру аппаратуры, запускали слух: такого-то числа! там-то и там-то. а когда под утро танцоры наконец падали с ног, опять растворялись в воздухе.

Лучше всего вечеринки удавались в старинных кронштадских фортах. Рядом с Кронштадтом существует целая система из 19 фортов и морских батарей. Построены они были лет сто – сто пятьдесят назад и с тех пор ни разу не ремонтировались. Говорят, при коммунистах в некоторых фортах квартировали секретные военные лаборатории.

То есть вы понимаете, да? На расстоянии часа езды от города лежат руины старинных крепостей. Их фундаменты уходят под воду… их атмосфера пропитана тайной… можно ли было не провести там танцы?

Самый первый фестиваль был проведен в Фортах еще в 1997. Поиграть пригласили парочку британских звезд. Ди-джейский пульт на месте сварили из кабин гигантских армейских грузовиков. По ходу дела неожиданно пошел дождь, но это было ничего.

Милиция в тот раз все равно приехала. Но их был всего один наряд на ГАЗике, а на руинах крепости танцевало семь тысяч здоровенных парней, и что могли сделать в этой ситуации постовые?

Их хватило только на то, чтобы на ГАЗике въезжать в центр толпы и кричать в мегафон: «Дискжокеи! Прекратить дискотеку!». За вертушками стоял Хаас. Он умудрялся включать звук милицейской сирены в свои музыкальные сеты, словно заранее прописанный семпл…

Танцы в Фортах оказались коммерчески успешным продуктом. Кронштадтские таксисты зарабатывали за ночь больше, чем за три предыдущих месяца. К концу десятилетия сюда съезжалось больше публики, чем на любое другое техно-мероприятие в Европе… а может быть, и во всем Старом Свете. Во всех окрестных крепостях стали проводиться похожие рейвы: в Выборгском замке, в Шлиссельбургской крепости, на развалинах укреплений в Приозерске…

Читайте также:  Пищевая цепь характерная для озера

Новый уровень требовал совершенно иного подхода. Устроители решили поделиться куском пирога. Форты-2000 были проведены смешанной командой: к проекту подключили богатый московский клуб «Цеппелин».

Ну и все! Сквоттеров оттерли, попросили просто постоять в стороне, а билеты в Форты теперь стоили до $300, и для московских VIP-персон в крепости оборудовали уютный чилаут с дорогим баром – в общем, реальное веселье кончилось.

Тимур Новиков начал со сквота, а потом Русский музей счел за честь выставлять его полотна. «Речники» начали тоже со сквота, но если они не успокоятся, то скоро их просто посадят в тюрьму.

Кончались 1990-е, и веселье тоже кончалось. Все устали. Всем все надоело. Пришла осень, и теперь люди просто собирались в теплых местах. Им хотелось всего лишь выпить и поболтать.

DJ Лена Попова: опен-эйров стало проводиться очень много и разных. Но первым настоящим оупенэйром в России была, конечно, наша вечеринка на дамбе, неподалеку от знаменитых Кронштадтских фортов. Площадка там не очень приспособленная. Место диджея располагалось прямо в кабине распиленного грузовика. Вертушки висели подвешенные на каких-то резиновых эспандерах. А для дискжокея оставалось место на лежащей между колес досочке. Нужно было умудриться встать, как-то удержать равновесие, чтобы не грохнуться, и при этом еще и еще вертеть пластинки.

В какой-то момент пошел дождь. Причем не просто дождь, а жуткий ливень. Мы как раз играли с Анжелкой, и нас вместе с грузовиком просто накрыли полиэтиленовой пленкой, чтобы не заливало пластинки. Мы играли в этом темном мешке, но было страшно весело. Еще я запомнила, что там была девушка-диджей – немка и беременная. А чуть в сторонке располагался очень красивый старинный пирс, который ребята расчистили и поставили там свечки, украсили все это лампочками. Это был туалет.

Павел Стогар (промоутер): Необычных мест с особой атмосферой в Ленинградской области хватает. И в каждом таком месте можно что-нибудь устроить. Например, в поселке Лебяжий когда-то существовал офигенный клуб «Вентель». Он находился в огромной цистерне. То есть там была котельная, а прямо под котельной огромный бак, цистерна. В баке была пропилена дыра: ты идешь-идешь и вдруг неожиданно попадаешь в этот бак. Это металлический пузырь, наполовину закопанный в землю. И внутри там стоит пять киловатт звука. Причем этому звуку совершенно некуда там деваться. Когда включалась музыка, люди просто вылетали – их выносило волной звука. Это было похоже на аттракцион – ты включаешь музыку и возникает эффект свободного падения. А прямо рядом с котельной там было маленькое озеро, такое болотце. И летом рейверы выскакивали из цистерны и прямо в одежде прыгали в воду.

Денис Одинг (промоутер): О том, чтобы провести мероприятие в Фортах, мы думали еще в 1993-м. Но в то время Кронштадт был закрытым военным городом. Потом его открыли, но я тогда уже был занят Казантипом. А потом все как-то сложилось, и вместе с архитектором Мишей Бархиным мы решили сделать большой оупен-эйр. Варианта было два: либо устраивать все в Константиновском дворце, либо в Фортах.

Еще одним участником проекта был промоутер Эдик Мурадян. Мы встретились, поговорили, и Эдик сказал, что у него есть знакомый нефтяной магнат – увлекающийся человек и любитель электронной музыки. Тот был готов давать под такие проекты деньги. Мы показали ему оба места, и он сказал:

– Давайте, лучше Форты. Дворец – это тоже не плохо, но Форты как-то красивее. Кроме того, у меня есть яхта, – я прямо на ней сюда и приплыву.

Он дал нам двадцать тысяч долларов. Тогда этого было достаточно. Большинство диск-жокеев играло бесплатно, поэтому мы уложились в эту сумму. Наш спонсор тоже приехал на вечеринку, правда, не на яхте. Ему все очень понравилось. Понравилось настолько, что вскоре нас подвинули, и вечеринки в Фортах москвичи стали делать самостоятельно.

Павел Стогар (промоутер): К концу 1990-х на первый план вышло совсем другое поколение, которое слушало уже другую музыку и желало совсем других развлечений. Старые герои не могли удержать позиции, а молодежь только и делала, что отплясывала на оупен-эйрах.

Вечеринки в Фортах стали известны очень быстро. Но самым массовым оупен-эйром стали не Форты, а «Медное озеро». Эти мероприятия тоже устраивались на свежем воздухе, но поскольку вход там был бесплатным, то съезжалось на «Озеро» больше тридцати тысяч человек.

Появилось все это почти случайно. Ребята из клуба «Мама» как-то решили устроить барбекю. У кого-то из них рядом с Медным озером на Карельском перешейке была дача, и они знали эти места. Знали, что там мешать им никто не будет. В первый раз приехали человек пятьдесят. На следующий год уже несколько сотен. Желающих было так много, что людей заранее собрали в городе и организовали для них централизованный выезд на природу. А потом все пошло по нарастающей.

На третий год там творилось уже вообще непонятно что. Это был тот самый год, когда прямо во время сета DJ Слону в руки прилетела голая баба. Вообще диджею постоянно что-то бросают, и Слон привык: прилететь может все что угодно. Но чтобы голая баба?

В разгар веселья эта дура залезла на колонку ElectroVox, разделась и стала танцевать. Причем уколбашена она была конкретно. Ну и наебнулась, – упала прямо на вертушки Слону, ногой порвала мне динамик. Я влетел на 150 евро. Отличная была party!

DJ Федор Бумер: Все эти массовые огромные мероприятия выглядят очень увлекательно. Но основная идея из них давно ушла. На большие рейвы сегодня ходят толпы слушателей, которые и понятия не имеют о том драм-энд-бэйсе, который играл я. Так что настал момент, когда я сказал:

– Нет, ребята! Это не мой драм-энд-бэйс! Я к этому никакого отношения не имею и иметь не хочу! Я сделан из другого теста.

Павел Стогар (промоутер): А мне большие мероприятия нравятся. На «Медном озере» я ведь почти ничего не зарабатываю, больше трачу. Но это отдых, замечательный отдых, за который не жалко платить. По большому счету, я организую этот фестиваль для себя, а если туда придет еще 34 999 человек, – ну что ж, прекрасно!

Сегодня мне тридцать три года, и я не чувствую никакой усталости. Вообще ни от чего – ни от бизнеса, ни от вечеринок! Знаешь, бывает, в таком возрасте люди начинают жаловаться на жизнь, – а я не могу! Сейчас мне вообще охуенно. Я чувствую себя прекрасно! Недавно поставил себе в машину звука на три с половиной тонны баксов, – и счастлив! Нормальный человек ведь не поставит себе в машину звук за три с половиной тысячи долларов, как думаешь? А я поставил! Зато если теперь включить у меня в машине музыку, то звучит отлично! Сейчас вот жесткач с фестиваля Mayday слушаю. Никогда еще не чувствовал себя так замечательно!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

1998-1999

1998-1999 Портрет Старовойтовой, 1998, оргалит, масло, 60х48 см. Юстиция, 1998, холст, масло, 75х75 см. Толедо, 1998, холст, масло, 60х70 см. Панический ноябрь, 1998, холст, масло, 104х80 см. Развоплощение поэта, 1998, холст, масло, 90х75 см. Магия Венеции, 1998, холст, масло, 50х79 см. Толедо мост святого

Читайте также:  Озеро острог где находится

в газете «Московские новости» 2001-2005, в журналах

в газете «Московские новости» 2001-2005, в журналах Кто породил высокую модуАркадий Ипполитов, автор «Эксперт Северо-Запад»С платьев Чарльза Ворта в портновском искусстве начался разгул творческого индивидуализма В Эрмитаже открылась выставка «Законодатель европейской

23. Вечеринка в ядерном реакторе (1996–1998)

23. Вечеринка в ядерном реакторе (1996–1998) DJ Федор Бумер: А я в том году поехал в Крым, выступать на Казантипе. Знаешь, да? Это вечеринка в недостроенном ядерном реакторе.Никита Маршунок (основатель фестиваля «Казантип»): Казантип родился случайно. Первая вечеринка состоялась

25. Радио Re-cord (1997–1998)

25. Радио Re-cord (1997–1998) 1Вадим Воронов (теле-и-радиоведущий): Обиднее всего, что страна не знает своих героев. Но сейчас я вам все расскажу. Сейчас вы узнаете, кому обязаны всем хорошим в своей жизни. Вы ведь хотите узнать правду?Сергей Мельников (теле-и-радиоведущий): Сейчас уже

Глава 18 1998–2008

Глава 18 1998–2008 В 1998 году Жерару Депардье исполнилось 50 лет. Однажды, когда ему было на десять лет меньше, он говорил, что после 12 лет карьеры Фернандель снялся в 30 картинах, Жан Габен – в 25-ти, а он в 55-ти! За последовавшее десятилетие эта цифра увеличилась на 33 фильма. То есть

Источник

Опасные пляски

Озеро, лес, музыка, большая компания. Это не идиллическая картинка загородного отдыха, это то, что называется «Open air» — очень популярные вечеринки на открытом воздухе. Одну из них в минувший уик-энд посетили сотрудники петербургского управления Госнаркоконтроля. Итог – десяток задержанных за употребление наркотиков.

Озеро, лес, музыка, большая компания. Это не идиллическая картинка загородного отдыха, это то, что называется «Open air» — очень популярные вечеринки на открытом воздухе. Одну из них в минувший уик-енд посетили сотрудники петербургского управления Госнаркоконтроля. Итог – десяток задержанных за употребление наркотиков.

Пожалуй, нигде, как в Петербурге, не проводится такого количества музыкальных мероприятий. Последние несколько лет их количество только растет. В первую очередь это касается «рейвов» — массовых шоу на нескольких площадках, проходящих чаще всего за городом. Из специфики – музыка чаще всего электронная: Electro House, Drum&Bass, Breaks, Pumping & Progressive house. Необходимый атрибут этой «культуры» — наркотики. Чаще всего — «химия», амфетаминовая группа, те, что позволяют держаться на ногах целую ночь. Именно широкое распространение на подобных вечеринках наркотиков – главный аргумент за их закрытие.

По словам руководителя пресс-службы петербургского управления Госнаркоконтроля Андрея Панова, прекратить существование open air-ов невозможно, но их число сокращать необходимо. В столице их гораздо меньше и размах не тот – вот и тянутся московские «колбасеры» в столицу северную. Дорогие входные билеты их не смущают. Пока наркополицейские вынуждены искать законодательную базу, чтобы хоть как-то сдерживать столь массовое распространение вечеринок. Летом они проходят за городом, зимой перемещаются в клубы. Главная опасность, это, в первую очередь, то, что очень многие впервые пробуют наркотики именно на «рейвах». Все, конечно, зависит от индивидуальных особенностей, но некоторым достаточно пары раз, чтобы пристраститься. Итог печален: на популярном open air-e «Медное озеро» в прошлом году от передозировки скончались 8 человек.

В ночь с 24 на 25 августа на том же самом Медном озере прошел «Sound Session One». Погода явно подкачала, так что «колбасеров» было совсем немного, в лучшие времена на пляж приезжает до 7 тысяч человек. Посреди леса бродят отдельные группки молодых людей и барышень. У танцполов народу не так уж и много.

На входе несколько крепких парней, но их интересует лишь наличие билета, содержимое сумок они проверяют без особого пристрастия. Появление спецназа и сотрудников Госнаркоконтроля особо никого не взволновало. На них, кажется, никто даже не обратил внимания.

Свет фонарика в глаза – самый простой способ (по реакции зрачка) определить вероятность того, употреблял ли человек какие-либо допинги. Особо подозрительных забирают в микроавтобус – им прямая дорога на экспертизу. Остальные так же веселятся, фотографируясь на фоне людей в масках, — для них все это, кажется, часть шоу-программы. Попадая в прицел телекамер, молодые люди радостно машут руками и передают приветы.

На этот раз по подозрению в употреблении наркотиков в общественном месте задержали десятерых. Мало? Конечно, но наркополицейские пока физически не могут полностью «отработать» подобное мероприятие – слишком много «клиентов». Но даже такая «профилактика» действенна. Некоторые, увидев, что кого-то забирают, поспешили самостоятельно покинуть поляну и вернуться в город. Ребята, оказавшиеся в милицейской «Газели», похоже, воспринимают действительность несколько неверно – журналистам говорят, что все отлично, ничего страшного в своем задержании они не видят. Девушка в розовых плюшевых тапках, с соской и озорными хвостиками спрашивает, а покажут ли ее в новостях. «Когда? Во сколько?» — вопросов слишком много, ей весело. То-то мама обрадуется.

Меж тем, если экспертиза покажет, что задержанные этой ночью употребляли-таки наркотики, их ждет штраф до 1,5 тысячи рублей или административный арест на 15 суток. При повторном «залете» — внесут в базу и поставят на учет в ПНД. Наркополицейские готовятся к совместной работе с ГИБДД и ФМС. Есть надежда, что через некоторое время соответствующая законодательная база будет готова. В планах – запретить «залетным» хотя бы на полгода получать загранпаспорта и водительские права. С последним, кстати, несколько проще – закон и сейчас не позволяет некоторым категориям состоящих на учете в ПНД садиться за руль.

С момента приезда сотрудников Госнаркоконтроля до завершения операции на Медном озере прошло около часа. Все это время неизвестный молодой человек лежал прямо рядом с автобусом спецназа. Ему первым делом вызвали врача – медиков, вопреки правилам, на мероприятии не оказалось. «Болезного» постоянно пытались привести в чувство милиционеры, охранявшие «рейв». Парень не реагировал. Задержанных уже повезли на Боровую. А за ним, наконец-то, приехала «скорая». Он остался жив, но в себя так и не пришел.

Ксения Потеева,
фото автора
Фонтанка.ру

Источник

Open Air на Медном

Аватара пользователя

Автор темы друх форума
друх форума

Open Air на Медном

Сообщение 22 май 2006, 21:51

Mednoe ozero 2006
полезная информация
Новое место отвечает двум главным требованиям предъявляемыми организаторами, а именно:
большая территория, которая позволит установить не менее 40 арен а также организовать выставочную зону и охраняемую парковку не менее 1 тыс. машин;
удобные подъезды для транспорта;
«Медное Озеро — 2006» состоится на новом месте.
Дата проведения — 1, 2 июля 2006 года.
О месте проведения будет сообщено позже.

В 2006 году мероприятие стартует 1 июля в 12.00 и закончится в 18.00 — 2 июля.

Посетители будут доставляться от двух ближайших ст. метро и обратно специальными автобусами. Первые автобусы стартуют за 1 час до начала мероприятия, последний уйдёт через 1 час после его окончания.
__________________________________________________________
В 2006 году мероприятие будет как и в прошлые года неккоммерческое, но для того, что бы попасть на мероприятие необходимо будет приобрести «Экобилет» доходы с продажи, которых покроют расходы на организацию, аренду и уборку территории. Продажа билетов будет открыта в мае 2006г.
________________________
P.S На самом деле Клуб «Тоннель» собирается провести «своё» мероприятие на традиционном месте проведения «Медного Озера» с названием начинающимся на букву «К. », которое не имеет никакого отношения к настоящему Фестивалю «Медное Озеро». В 2006 году, на самом фестивале, клуб «Тоннель» планирует установить танцпол.
Примероне проведение меропрятия 17.06.2006г

Источник