Меню

Мост в лабинске через реку лаба



В Адыгее из-за угрозы разрушения моста приступили к внеплановым работам на р. Лаба

В связи с интенсивным процессом разрушения береговой кромки на участке берега Лабы от моста, соединяющего Лабинск и село Вольное может возникнуть ЧС

Специалистами Адыгеи и Краснодарского края принимаются превентивные меры по предупреждению чрезвычайной ситуации, которая может возникнуть в связи с интенсивным процессом разрушения береговой кромки на участке длинной 200-250 метров на реке Лаба, выше по течению от автомобильного моста, соединяющего город Лабинск Краснодарского края и село Вольное Кошехабльского района Адыгея. Развитие процесса обрушения береговой линии грозит нарушением автомобильного движения по федеральной автодороге «М-29 Подъезд к городу Майкоп».

«В результате процесса разрушения левый берег был вымыт водами реки Лаба на несколько метров. Русло реки стало обходить левобережные предмостовые берегозащитные сооружения с тыльной стороны и началось разрушение габионной кладки крепления предмостовой дамбы», – сообщил руководитель ГУ МЧС РФ по Адыгее М. Гунажоков.

Он подчеркнул, что необходимо принять срочные меры по недопущению размыва левого берега реки Лаба в районе автомобильного моста через реку Лаба выше по течению от села Вольное Кошехабльского района.

Как добавили в пресс-службе, в соответствии с республиканской целевой программой «Развитие водохозяйственного комплекса Республики Адыгея на 2013-2020 годы» капитальный ремонт данного участка берега запланирован на 2018-2019 годы. Однако стихия потребовала принятия срочных, оперативных мер, которые были обсуждены специалистами и представителями профильных ведомств и организаций как со стороны Краснодарского края, так и Республики Адыгея.

«Для недопущения возникновения чрезвычайной ситуации в районе автодорожного моста через реку Лаба в районе с. Вольное в сжатые сроки до наступления паводкоопасного периода будут проведены аварийно-восстановительные работы крепления левобережного устоя моста, и расчистка подмостового русла на длину 100 метров выше и ниже по течению реки», – отметили в пресс-службе ГУ МЧС РФ по РА.

Как сообщали ЮГА.ру, в настоящий момент на участке по мосту через реку Лаба на км 53+247 федеральной дороги Р-217 «Кавказ» введено ограничение движения.

Кроме того, собственнику автодорожного моста через реку Лаба в районе села Вольное рекомендовано произвести расчистку подмостового пространства от наносов, карчей и определить зоны ответственности между муниципальными образованиями «Вольненское сельское поселение» и «Город Лабинск» для обеспечения необходимой пропускной способности.

Источник

Предание о переправе

В Некрасовской утверждают, что в 1942 году, отступая, части Красной армии взорвали у станицы мост

С Некрасовской связано немало интересных исторических фактов, что не удивительно. Это один из самых старых населенных пунктов района с казачьим укладом жизни и крепкими традициями. На этот раз поводом для приезда корреспондентов «СН» в станицу послужили события 77-летней давности. Жива легенда, что во время Великой Отечественной войны, в 1942 году, через реку Лабу был сооружен, а затем уничтожен понтонный мост. Якобы конструкцию построили специально для отступающих советских войск. Местные старожилы уверяют, что после взрыва моста на дне реки осталась техника: по одной версии трактор, по другой – танк.

Сегодня очевидцев строительства моста в станице практически не осталось. Но о том, что временная деревянная переправа была возведена и практически сразу же разрушена, в Некрасовской наслышаны многие.

Перед приходом оккупантов

Документального подтверждения строительства плавучего моста в районном архиве мы не нашли. Поэтому можем отнести его к сохраненным станичниками легендам. Единственное зафиксированное свидетельство факта взрывов мостов в Усть-Лабинском районе, в том числе и некрасовского – материал Ю. Никифоровой «Мосты города Усть-Лабинска», опубликованный во втором выпуске альманаха «Земля Усть-Лабинская».

«В 1942 году при отходе из станицы Усть-Лабинской партизанами были взорваны мосты через реку Кубань, под обстрелом вражеских самолетов они вброд переправились через Лабу на сторону Адыгейской области, – написано в журнале. – В организации отряда активное участие принимали Н.Ф. Копачев, И.П. Келюх, Г.И. Кладько, Г.И Константинов, Г.И. Безугленко.

Всем известно, что «в район первой вошла 223-я горнострелковая дивизия со стороны станицы Тенгинской, освободив станицы Новолабинскую и Некрасовскую. Город Усть-Лабинск взяли «в клещи», часть дивизии атаковала со стороны Некрасовской, другая – со стороны аула Хатукай. И так как мосты были взорваны, а места переправ постоянно бомбили, преодолеть реку Кубань можно было только ночью. Немцы занимали преимущественную позицию на обрыве, а советские войска – снизу. Кубань была форсирована с 30 на 31 января».

Читайте также:  Как определить направление движения реки

Территория района была оккупирована более шести месяцев — с 8 августа 1942 года по 5 февраля 1943 года. В станице Некрасовской немцы держали власть с 8 августа 1942-го по 31 января 1943-го. То есть временный мост через реку Лабу был возведен и разрушен как раз в начале августа, перед приходом фашистов.

А был ли трактор?

Чтобы оказаться на месте, где когда-то, по свидетельствам очевидцев, находился мост, нужно от начала улицы Свердлова пройти примерно 500 метров по крутому спуску по узкой грейдированной дороге к реке. Глубокий овраг слева от холма знаком местным жителям как Кизиловая балка – здесь растет много кустов кизила, и летом станичники приходят сюда за ягодами.

На берегу Лабы часто собираются рыбаки, а пастухи поблизости пасут коров. Именно здесь в 1965 году снимали живописные сцены у реки для знаменитого советского фильма «Стряпуха» — мальчишки у воды с удочками, подвесной мост на канатах. Он был построен в начале 1960-х годов на собранные жителями деньги и служил для связи станицы Некрасовской с адыгейским хутором Пустоселов. В начале 1980-х мост снесли.

В нескольких десятках метров от подвесного, за зарослями ив, и находился тот самый понтонный мост, построенный для отступления красноармейцев. Его примерное расположение нам указала местный краевед, учитель кубановедения школы № 12 Нелли Степанова.

– Моя бабушка, Варвара Алексеевна Рева, мне еще в детстве рассказывала о строительстве моста, – вспоминает педагог. – В качестве материалов для его сооружения использовали доски и бревна, которые брали на местных фермах. Для этого разбирали целые корпуса. Вначале через переправу прошли военные машины, некоторые из них тянули артиллерийские орудия. В машинах везли раненых, кто мог, шел самостоятельно. Бабушка жила в Пустоселове и наблюдала, как через хутор потоком двигались беженцы. По пыльной дороге шли ребятишки из детского дома, вроде бы из села Белая Глина. Дети плакали. Женщины-хуторянки поили их водой, угощали яблоками и грушами – в хуторе были хорошие сады. С детьми шли воспитатели, некоторые из них хромали из-за стертых в кровь ног. Хуторяне делились с ними более удобной обувью.

Отдельные военные части останавливались в Пустоселове на отдых. Когда же военные подразделения прошли, мост уничтожили, поскольку предполагали, что враг будет двигаться со стороны Некрасовской. Но немцы пришли в Красногвардейский район со стороны Николаевки – так раньше называлось село Красногвардейское. И советским войскам пришлось по прямой дороге через хутор направиться в сторону Белореченска. В белореченских лесах тогда скрывалось много людей.

Из Некрасовской тоже шла эвакуация людей. По детским воспоминаниям станичной учительницы, ныне покойной Дины Федоровны Ткаченко, они с мамой и колхозной активисткой Верой Рябининой на подводе ночью приехали в район Белореченска. Там попали под обстрел и, поняв, что путь в горы отрезан, отдали свои продукты — муку, картошку и банку меда — солдатам, а сами вернулись в занятую немцами станицу.

Очевидцы рассказывали, что во время взрыва в Лабе оказался трактор (кто-то говорит, что это был танк). Колхозники пытались его вытащить. За рулем якобы была тракторист Мария Польшакова. Ей помогал мальчик. До сих пор не известно, вытащили ли трактор из воды. Но когда река мелеет, на том месте, где по преданию утонула техника, вода сильно бурлит, будто вокруг чего-то тяжелого.

По словам местных жителей, после войны любопытные станичные мальчишки ныряли здесь под воду и даже доставали какие-то железные детали. Но были ли это части от затонувшего трактора, сейчас никто не знает.

По реке

Единственный очевидец военных событий 1942 года, которого удалось разыскать в станице, – 89-летняя Раиса Онищенко. Большую часть жизни она прожила в хуторе Пустоселове, а в начале 1980-х переехала в Некрасовскую. На момент сооружения понтонного моста Раисе было 12 лет. Вместе с другими подростками и женщинами девочка трудилась в колхозе – собирала скошенную пшеницу в снопы, возила на быках зерно на ток. Управлял звеном, состоящим из женщин и детей, 92-летний старик – единственный оставшийся в хуторе мужчина. Остальные ушли на фронт.

Читайте также:  Прогноз клева рыбы пензенская область река

– Нас у мамы было трое – еще старшая сестра и младший брат. Вместе мы часто бегали к реке, искали растущий там чакан (рогоз), ели его – больше было нечего, – вспоминает Раиса Николаевна. – Высушенные корневища толкли в муку и пекли лепешки. Еще собирали ягоды паслена и корни солодки – из них можно было варить компот. Иногда удавалось раздобыть макуху, но это уже из разряда деликатесов. Во время таких «пищевых» экспедиций к Лабе видели, как солдаты устанавливали в садах зенитки, направляя их в сторону Некрасовской.

На тот момент у нас в Пустоселове находилось много раненых. Во дворе Раисы Онищенко жили врачи, у ее тети по соседству – комсостав, а в большом саду у бабушки располагались раненые бойцы. Каждый день девочка прибегала в домашний госпиталь, чтобы помогать ухаживать за бойцами, кипятила в котле бинты, обрабатывала и перевязывала раны. Медикаменты были в дефиците, но Раиса знала, что у одной местной учительницы в доме есть запас йода, зеленки и пенициллина. Обманывая ее, что дома мама или брат порезали руку, выпрашивала пузырьки и относила больным. Ран не боялась – мечтала стать медсестрой.

– Как строили мост, я не видела, но помню, что разгребали трактором дорогу к реке с кручи, чтобы проехала техника, – рассказывает бабушка. – Когда войска прошли, мост взорвали. Где-то перед обедом мы услышали сильный грохот. Взрывная волна была такой силы, что во многих хатах выбило стекла из окон. Прибежав к реке, увидели, что плывут доски, которые мы старались выловить на топку печи. Еще по воде плыли два убитых советских солдата и прибитая гвоздями к доске девушка. На ней висела табличка с надписью «комсомолка». Мы с ребятами побежали, чтобы выловить тела у заводи и похоронить. Но местные полицаи не дали этого сделать, на лошадях с плетками разогнали нас по домам.

В спешке отступающие войска забыли у нас тяжелораненого молодого командира. Звали его Ваней. Он у нас в доме на печи за ширмой лежал. Дети вместе со взрослыми начали рыть окоп, чтобы там его спрятать от фашистов. Но когда в хутор вернулись разведчики, то забрали парнишку с собой. Правда, довезли только до Белореченска. Там он умер от гангрены.

После освобождения района от фашистской оккупации жизнь в Некрасовской и соседнем с ней хуторе Пустоселове постепенно вернулась в мирное русло. Однако отрезок Лабы, где когда-то находился понтонный мост, еще долго вызывал у местных жителей страх. И хотя никаких признаков присутствия здесь деревянного сооружения не осталось, история о нем, погибших солдатах и затонувшем тракторе передается новым поколениям станичников.

Источник

Как 171 метр превратились в 30 км.

Пример «эффективности» работы дорожников и ответственных лиц.

р. Кубань в районе г. Усть-Лабинска имеет ширину чуть более 100 м. Есть мост а. Хатукай-Усть-Лабинск протяженностью 139 м. И вот путь через речку стал равен 30 км.

Давайте разберемся. Сперва карта Усть-Лабинск-Хатукай с мостами (обведены кружками):

Средний мост имеет протяженность 171 метр и. Не работает с 2003 года. Вообще.

Более 75% населения а. Хатукай работает в г. Усть-Лабинске.

Когда объявили «Сочи-2014» через мост который слева от центра пошли большегрузы с ГПС (гравийно-песчанной смесью) и. В 2008-м году ожидаемо вывели мост из строя. Ремонты этого моста шли до 2013 года когда разрушения достигли той стадии, что косметикой уже не обойтись и вчера мост закрыли на неопределенное время на капитальный ремонт. Вопрос о неизбежном капитальном ремонте с полным прекращением движения был поднят 2 года назад.

За 12 лет мост так и не восстановили. Даже в те 2 года, когда знали, что второй мост неизбежно будет закрыт.

Вроде можно до третьего доехать. Но тут палки в колеса вставила география, а именно р. Лаба и теперь ближайший путь от а. Хатукай до г. Усть-Лабинска (которые, напомню, разделяют 171 м.) имеет такой вид (путь отмечен красной линией):

Вопрос — почему не смотря на массовые и коллективные обращения в течении 12 лет нельзя было отремонтировать моста протяженностью 171 м. и теперь люди едут лишние 30 км. (в т.ч. все те кто едет из р. Адыгея в северную часть Краснодарского края) так и остается в воздухе. Но это — для легковых. Если соблюдать ПДД для грузового транспорта объезд идет через ст. Ладожская (плюсом еще 40 км, но дорога убитая). Нормальная дорога проходит через ст. Тбилисскую, но использовать этот объезд — расстояние уходит за 100 км.

Читайте также:  Было чудесное утро мороз сковал реку изложение

P.S. Мне пофиг кто у власти. Вообще. Тем кто будет минусить вопросы:

Тем кто защищает органы власти в стране — почему такая ситуация вообще возникла? Куда смотрели? Одна трасса проходящая через мост — федеральная, вторая — региональная, третья — местная.

Тем кто защищает либералов — почему Навальные, Собчаки и прочие либерасты которые «любят народ» не стали защищать интересы народа?

Да потому что те кто у власти и те кто критикуют власть прикрываясь либеральными лозунгами друг от друга не отличаются и на простых людей хоть тем хоть другим — просто певать.

Источник

Строительства нового моста через Лабу в станицу Чернореченскую ждать не стоит

По мнению властей, строительство 321-метрового моста, связывающего ст. Чернореченскую и село Гофицкое, нецелесообразно

Автор: Татьяна Гусельникова

972

1

В «Новую газету Кубани» обратились жители станицы Чернореченской Лабинского района. Эту станицу с селом Гофицким связывал мост через реку Лабу. Со временем мост стал разрушаться, и в настоящее время от моста практически ничего не осталось. Особенно сильно конструкции пострадали от наводнений с 2002 по 2007 годы. Для чернореченцев мост был ближайшей дорогой, чтобы попасть в Лабинск. Правда, в настоящее время это сооружение уже и мостом назвать нельзя.

О том, чего ждать станичникам, будет ли в перспективе построен новый мост, и какова судьба оставшегося моста, редакция поинтересовалась в администрации Лабинского района.

Как выяснилось, строительство мостового перехода через реку Большую Лабу началось еще в 1991 году с целью прокладки через реку группового водовода из района станицы Чернореченской в Отрадненский район. Строительно-монтажные работы были приостановлены в 1994 году. Строительство моста велось из расчета нагрузок — A 11 и НК-80, что на данный момент не отвечает современным требованиям, предъявляемым к проектируемым мостовым сооружениям (на данный момент применяется нагрузка А14). Протяженность моста должна была составлять 321 метр.

По состоянию на сегодняшний день, в связи с паводковыми явлениями в течение последних лет (с момента начала строительства прошло более 20 лет), все пролеты частично разрушены или находятся в аварийном состоянии. На сегодняшний день собственник остатков мостового сооружения не определен.

— Стоимость строительства нового 321-метрового моста с подходами 2,3 км составит порядка 500 млн. рублей. Строительство такого сооружения только для связи села Гофицкое и станицы Чернореченской между собой в настоящее время нецелесообразно с учетом того, что запланирован ремонт гравийной дороги станица Ахметовская — станица Чернореченская протяженностью 9 км. В настоящий момент транспортная доступность станицы Чернореченской полностью обеспечена, — заверили журналистов в администрации.

В районной администрации также добавили, что рассматривается вопрос о переводе дороги Ахметовская — Чернореченская из гравийного исполнения в асфальтобетонное исполнение. Правда, сроки, когда это произойдет, в администрации не уточнили.

Еще пять лет назад решением Лабинского районного суда по иску Лабинского межрайонного прокурора на министерство гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Краснодарского края и Кубанское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов была возложена обязанность демонтировать незавершенный строительством мост.

Но это решение было обжаловано в апелляционной инстанции Краснодарского краевого суда. В 2017 году определением Верховного суда РФ апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменено и направленно на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

В итоге, апелляционным определением Краснодарского краевого суда от 22 августа 2017 года министерство гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Краснодарского края исключено из числа ответчиков. Обязанность по демонтажу моста возложена на Кубанское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов.

Но пока мост стоит на месте, а некоторые жители Чернореченской, несмотря на опасность, которую представляет объект, пересекают его под шум бурлящей Лабы.

Источник