Меню

Кто переплывал реку урал



Две версии смерти Чапаева (оказывается, «утонул, когда переплывал Урал» — не основная)

Сложно найти человека в России, который бы не видел картины «Чапаев» братьев Васильевых. Но знаете ли вы, что в фильме представлена совсем не основная версия его смерти, и что по паспарту он был не Чапаев, а Чепаев?

Ольга АНИСИМОВА

Ольга АНИСИМОВА

В журналистике с 2014 года. Работала в различных изданиях, в частности ИА «Что происходит», «Новости регионов России», «ЮГ-новая общественная газета», автор канала в «Яндекс.Дзен».

Ольга АНИСИМОВА

Ольга АНИСИМОВА

Две версии смерти Чапаева (оказывается,

По фильму мы помним, что Чапаев утонул, когда переплывал реку Урал, да вот только, как оказалось, это не основная версия его смерти.

Смерть в реке

ЧапаевВ. И. Чапаев в группе комсостава Красной гвардии/ Фото: © Википедия

Снимать свой фильм братья Васильевы стали на основе романа. Именно благодаря ему «Чапаев» стал известным на всю страну, хоть и был рядовым солдатом советской армии.

Согласно произведению Дмитрия Фурманова, Чапаев погиб осенью 1919 года на территории Лбищенска (сейчас там расположено с.Чапаев) при столкновении с белыми казаками.

Как было в художественном фильме, Чапаев со своими товарищами, пытался переплыть Урал с раненной рукой, чтобы попасть на Бухарскую сторону (в степь к кочевникам).

Первых двух солдат убили практически сразу, а вот двоим, среди которых и был Чапаев, удалось проплыть дальше.

Эта версия смерти Чапаева, как оказалось, была не основная. Местные жители и солдаты 25-ой дивизии говорили, что, якобы, он плыл сам. Другие свидетели вообще уверяют, что Чапаев не утонул в реке.

В 1927 году в рязанской газете «Рабочий клич» вышла статья-письмо, подписанная инициалами «Т.З.В.», в которой мужчина уверял, что плыл рядом с Чапаевым, и что на самом деле его смерть произошла не так, как рассказывается в романе.

По сведениям «Т.З.В.», они плыли по реке в действительности, но только тогда Чапаев не был ранен, и вообще никакой стрельбы не было. Он просто плыл в одном нижнем белье, а река была холодной. Чапаев, с его слов, просто устал и больше не смог плыть — пошел ко дну.

«Венгерская» версия

чапаевВасилий Иванович Чапаев — начдив Красной армии/ Фото: © Википедия

Об ещё одной версии удалось узнать благодаря дочери Чапаева. По её словам, она получила письмо уже после Великой Отечественной войны. Оно пришло из Венгрии.

Клавдии (так звали дочь Чапаева) рассказали, что умер её отец совсем не так, как пишут в романе. По сведениям этого письма, последними с Чапаевым были венгры-интернационалисты.

Эти люди, якобы, положили раненного в живот Чапаева на створку от ворот, и таким образом решили переправить на другую сторону реки. К сожалению, или во время переправы, или уже на том берегу, он погиб от потери крови. Почему об этом не сообщили сразу — загадка до сих пор…

Не смотря на это, некоторые пытались найти захоронение Чапаева в том месте, и, якобы, им это удалось. Сообщали даже, что тело удалось опознать. Данные эти так и не были обнародованы (можно предположить, что это были всего лишь слухи). Когда туда прибыла дочка Клавдия, они не смогли найти труп. Хотя, это был уже 1960-ый год, поэтому все могло произойти, тем более, что река часто меняла русло.

Чапаев выжил?

чапаевЧапаев в фильме: Фото: кадры из фильма

Ещё одна версия самая интересная для поклонников «Чапаева». По ней, фронтовик Василий Ситяев встретился с неким товарищем Чапаева по службе. Тот и рассказал, что, действительно, в спасении солдата принимали участие венгры, более того, им удалось это сделать.

По сведениям сослуживца Чапаева, он отправился в Самару к Фрунзе. Он был уверен в том, что его товарищ жил, и даже оставил для него его вещи с войны.

Нашлись люди, которые видели Чапаева после войны. Так, в 1998 году об этом сообщил житель Томской области Онянов. Мужчина рассказал, что «герой» ослеп и стал жить под другой фамилией, поскольку партия сделала из его смерти пропагандистский миф.

В 1941-ом даже был снят фильм о том, как Чапаев перебрался через реку и ушел на коне в Уральскую степь. Возможно, это правда? Узнать точно теперь уже сложно (раньше камер на каждом углу не было).

Подпишитесь на RRNews.ru

Получайте самые интересные и свежие публикации на вашу почту

Источник

Смертельная ошибка Чапаева

Скоро исполняется 100 лет, как красный командир Василий Иванович Чапаев впервые вторгся со своим отрядом на территорию Уральского казачьего войска (конец апреля 1918 года). Никто его сюда не звал, никто не был рад его появлению на земле Уральских казаков. Сидел бы себе тихо – мирно в Николаевском уезде Самарской губернии, и никто бы из Уральцев о нём не знал, и никто бы не желал ему скорейшей погибели. Но, нет же, пришёл «Антихрист» с огнём и мечом на казачью землю, убивал, грабил и насиловал со своими верными товарищами.

Из – за волжских гор зелёных
На Яицкий городок
Большевистские громады
Потянулись на Восток.
Много есть у них снарядов,
Много пушек и мортир,
И ведёт их, подбоченясь,
Сам Чапаев – командир.
Хочет он Яик мятежный
Покорить, забрать в полон.
И горят, дымятся села,
И народный льётся стон…
Почитай во всех посёлках
Казни, пьянство и грабёж…

(Отрывок стихотворения взят из романа Д. Фурманова «Чапаев»)

Только, сколько веревочка не вьётся, конец всегда найдётся. В небольшом уездном городе Лбищенске нашёл Василий Чапаев смерть на свою буйную голову. Убили уральские казаки легендарного красного командира В. И. Чапаева, в ночь на 5 сентября 1919 года. Да так скрытно убили, что до сих пор спорят историки и краеведы, как это случилось и, что же произошло на самом деле тогда. Самое интересное, что все свидетели и очевидцы боя, случившегося той сентябрьской ночью, не говорили правду об убийстве В. И. Чапаева. Выжившие в ту роковую ночь красноармейцы, в один голос, рассказывали о героической гибели своего командира. Уральские казаки, о таком знаменательном для них событии, как по команде хранили упрямое молчание или откровенно врали. «Разговорить» уральского казака было тяжело, а уж иногороднему (не казаку), он, вообще, ничего не расскажет…

«Может быть, – задавался вопросом Е. Коротин, – на их упрямство влияли ещё жившие тогда старообрядческие традиции. Но в большей степени, – тут же, констатировал Евгений Иванович, – боязнь: как бы чего не вышло. Память о том жестоком геноциде, которому подверглись уральские казаки после революции, накрепко засела в головах. Уже потом, когда мы сблизились и сдружились, поведали о здешнем случае: в колхоз «Кушумский» был назначен новый председатель. Как – то вечером, направляясь из правления домой, подошёл к старикам, которые сидели на завалинке, и вступил с ними в разговор (видимо, хотел показать себя):

– Ну, казачки, расскажите, как вас Чапаев бил?

Один из казачков мрачно заметил:

– А где Чапаев – то?

– Ну как где? Вы же его убили!

– А ты говоришь он нас бил. Это мы его били.

На другой день старичков увезли».

Помню в моём детстве, которое совпало с «хрущёвской оттепелью», родители постоянно говорили мне и братьям, чтобы ничего лишнего не болтали на улице. В нашей семье тогда проживала прабабушка – казачка, бывшая свидетелем и очевидцем многих событий гражданской войны на берегах Урала. Однажды, ей довелось разговаривать с Чапаевым, который заехал на автомобиле в посёлок Кушум. Было это накануне Лбищенского боя, после которого жизнь казачьего населения Кушума и окрестных посёлков превратилась в сущий ад. Рассказы старой казачки об ужасах геноцида, усилившегося после гибели Чапаева, надолго врезались в мою память. Ей довелось побывать в заложниках, дважды быть подвергнутой публичной порке шомполами, чуть было не расстрелянной, за невзначай сказанную фразу. Мне, советскому школьнику, с трудом верилось, что все эти зверства чинили бойцы Красной армии. Нам то, ведь, в школе внушали другое: «красные» были хорошие, а «белоказаки» – плохие…

Мой отец был родом из Калёновского посёлка. Именно оттуда, по версии многих историков, начался знаменитый Лбищенский рейд (1 – 5 сентября 1919 года), завершившийся полнейшим разгромом штаба 25 – й дивизии и уничтожением злейшего врага Уральского казачества Василия Ивановича Чапаева. Однако, я никогда не слышал от отца, чтобы калёновские казаки участвовали в этом рейде. А, ведь, деду Михаилу было 13 лет, когда на его глазах происходили драматические события лета и осени 1919 года. Впоследствии, он рассказывал о них писателю Валериану Павловичу Правдухину, во время его приезда в посёлок Калёный, а позже, своему сыну – моему отцу. Если дед Михаил не боялся рассказывать сыну о своих беседах с «врагом народа», расстрелянным в 1938 году писателем В. П. Правдухиным, то мог бы рассказать и об участии калёновских казаков в налёте на Чапаева. Однако, не рассказывал…

«По рассказам земляков и из книги Д. Фурманова о Чапаеве, – вспоминал Правдухин, – я знал, сколь ожесточённой и упорной была в этих местах гражданская война. Но то, что я увидел своими глазами, превзошло мои ожидания.

Эта приуральная полоса, где я теперь проезжал, от Уральска до Калёного, пострадала больше всего. Красные стояли в Сахарновском посёлке, в десяти верстах от Калёного, когда казаки свершали свой знаменитый обход по Кушумской долине. Мимо Чижинских болот и со стороны Сламихина вышли на Лбище, где стоял Чапаевский штаб и находились тыловые склады. Красноармейцы, отступая от Сахарного, в порыве гнева жгли казачьи станицы, где из каждого закоулка на них ощеривалась тупая ненависть и из каждого окна плевалась огнём смерть».

Может прав был Правдухин, написав, что казаки «мимо Чижинских болот и со стороны Сламихина вышли на Лбище»? Может быть, он знал то, чего не знали другие советские писатели, в частности, Д. А. Фурманов? Может быть, ему земляки – калёновцы поведали какие – либо особые тайны? Возможно, что так и было. Ведь, обширный район Чижинских разливов был местом базировки многих партизанских отрядов уральских казаков. Здесь располагались хутора богатых казаков – скотоводов. И красный командир Чапаев об этом знал, поэтому и не совался в этот район, до поры до времени. А его комиссар Фурманов писал: «… территория казацкая – вся широкая степь, по которой будет он скакать вдоль и поперёк, в которой всюду найдёт привет казачьего населения, будет жить у тебя в тылу, будет неуловим и бесконечно вреден, – серьёзно, по настоящему опасен».

К сожалению, В. П. Правдухин (1892 – 1938) не был уральским казаком. Его отец, Павел Иванович, на рубеже веков (1899 – 1903) служил простым священником в Калёновской единоверческой Пророко — Ильинской церкви. Ещё подростком, Валериан, подружился со сверстниками – казачатами, и оставался верным этой дружбе до конца жизни. Однако, не думаю чтобы ему, «иногородцу», незнакомые уральские казаки могли доверить самые сокровенные тайны гражданской войны.

«На пустынной Лбищенской площади больших размеров безлюдно и тихо, – вспоминал позже Правдухин. – Лишь в дальнем углу, на завалинке около кооператива, сидят трое казаков и лущат семечки. Воспользовавшись часовой остановкой, я направляюсь в лавку за папиросами. Приостанавливаюсь около казаков и спрашиваю у них, где здесь квартировал Чапаев в памятную ночь казачьего набега со стороны Сламихина.

– Вот здесь, – указали они на разрушенный кирпичный дом.

– Из вас не видел ли кто, как он погиб?

– Как не видать. Народ видел. Этим порядком, сказывают, отступал, – махнул казак рукой вдоль улицы. – Там вот повернул переулком, а на Красном яре в Урал спустился, – с еле уловимой усмешкой под усами неторопливо объяснял мне казак.

Я поспешил к автобусу. Казаки продолжали тихо беседовать, не оглядываясь в мою сторону».

Фраза: «Как не видать. Народ видел», могла означать, что у кого не спроси, все скажут одно и то же, а, точнее, общепринятую версию гибели Чапаева. Младший сын Чапаева, Аркадий, когда приезжал в Лбищенск, во второй половине 1930 – х годов, тоже получил такой же ответ. Его увещевания к старикам – лбищенцам, рассказать ему правду о гибели отца, остались без ответа. Казаки – старики хранили упрямое молчание.

«Еле уловимая усмешка под усами» означала, что казак говорил с явной иронией и, наверняка, врал незнакомому иногороднему интеллигенту, в обличие которого перед ними предстал столичный писатель Правдухин. Например, эксперты на государственной службе легко определяют, врёт человек или нет по его улыбке. У людей при воспроизведении ложных сведений на лице может непроизвольно появиться улыбка. Встречаются и жизнерадостные люди, для которых такая манера поведения – норма, но для остальных неуместная улыбка выражает ложь по отношению к заданному вопросу. Объясняется это тем, что благодаря лёгкой усмешке человеку удаётся внутренне скрыть волнение и произносить ложь намного правдоподобнее.

«В Лбищенске я спросил у казачонка, – вспоминал Правдухин, – вертевшегося около автобуса, помнит ли он что – нибудь о войне в их крае.

– Маманька сказывала: мужики по станицам шли. Казаков били. Сам – то я малой был. Не видал. Пожары, быдто, помню, да как папанька уезжал, помню».

По воспоминаниям калёновцев, Валериан Павлович не только охотился, но и собирал рассказы стариков о былом житье – бытье, о гражданской войне. Однако, рассказать правду в своей книге путевых заметок и воспоминаний «По излучинам Урала», он не смог. В его очерках не называются, даже, настоящие имена собеседников, за исключением, Матрёны Даниловны и Георгия Косаревых. Упоминая о событиях гражданской войны, Правдухин ссылался на роман Д. А. Фурманова «Чапаев». По сути, это первая книга, положившая начало процессу мифотворчества о легендарном начдиве – 25, герое гражданской войны Василии Ивановиче Чапаеве (1887 – 1919). Надо заметить, что роман Д. А. Фурманова, хотя и написан на основе реальных событий, но не является документальной хроникой. Это художественное произведение, в котором присутствует вымысел. Поэтому, доверять ему полностью и безоговорочно, нельзя.

«И казаки решили сделать последнее отчаянное усилие, – писал Фурманов, – обмануть бдительность своего победоносного противника и ударить его прямо в сердце. Они решили проделать из – за Сахарной глубокий рейд мимо Чижинских болот по Кушумской долине, – как раз мимо тех мест, где по весне у Сломихинской била их Чапаевская дивизия, – выйти незаметно в тыл красным войскам и внезапным ударом сокрушить всё, что сгрудилось в Лбищенске».

Однако Д. Фурманов «посылая» казаков в глубокий рейд по Кушумской долине, вероятно, запамятовал, что Чапаев сам же и оставил в своём тылу казаков. «И Чапаев нащупывает пути, – писал Фурманов, – которые бы вели к намеченной цели. Усихинский маневр – не то, совсем не то, что надо. И войска сгруппировываются, лобовым ударом берут вторую уральскую столицу – Лбищенск… Потери… да, потери, но результаты уже более серьёзные. Пяток таких ударов – и кончено. ». В. И. Чапаев бросил все силы своей дивизии на казачьи станицы, расположенные вдоль Урала, а «зачистку» широкой степи южнее железной дороги Уральск – Саратов, отложил до «лучших времён».

По сути, это была смертельная ошибка, которая стоила В. Чапаеву жизни. Вероятно, чтобы сокрыть этот стратегический просчёт Чапаева, делающий его полководческий талант «нулевым», была придумана версия о глубоком рейде казаков, с хорошо спланированной операцией, которую возглавил опытный генерал Сладков.

«На операцию свою возлагали они надежды очень крупные, – писал Фурманов, – и потому во главе дела поставили опытнейших военных руководителей… Над Лбищенском собирались чёрные тучи, а он не знал, что так близка эта ужасная катастрофа…».

Не зря говорят: «у страха глаза велики». Боевой соратник В. И. Чапаева, принявший командование 25 – ой дивизии после его гибели, И. С. Кутяков предполагал, что Лбищенск атаковал 2 – й конный корпус казаков под командой генерала Сладкова в составе двух казачьих дивизий. Он же, обвинил в измене лётчиков, не сообщивших Чапаеву об опасности.

«Многие из нас были убеждены, – писал Иван Семёнович, – что лётчики, обслуживающие Чапаева, были чужими людьми в Красной Армии. В течение шести суток, совершая утренние и вечерние рейсы, как они не могли не заметить врага. Если даже предположить, что 2 – й кавалерийский корпус казаков не мог быть обнаружен на марше, так как он передвигался исключительно ночью, то днём то он стоял на месте в 25 километрах от нашего аэродрома! Как бы не густы были камыши, всё же пяти тысячам сабель не укрыться в них от лётчиков. «Близорукость» лётчиков была поэтому очень подозрительна. Личный состав авиаотряда безусловно был контрреволюционным. Так оно и оказалось. Пятого сентября в 10 часов утра все четыре аэроплана перелетели к врагам в Калмыков, чтобы сообщить об уничтожении белыми базы и штаба Чапаева».

Как бы в подтверждение своих домыслов, И. С. Кутяков привёл в своей книге «Василий Иванович Чапаев» показания начальника штаба Уральской армии полковника Моторнова, который так описывал события в Лбищенске: «Лбищенск взят 5 сентября с упорным боем, который длился 6 часов. В результате были уничтожены и взяты в плен: штаб 25 – й дивизии, инструкторская школа, дивизионные учреждения. Захвачено четыре аэроплана, пять автомобилей и прочая военная добыча».

Старожилы Лбищенска – старые казаки, промеж себя говорили, что ещё до начала основного штурма, половина красноармейцев была перебита во сне, без лишнего шума, холодным оружием. Среди выживших красноармейцев поднялась такая паника, что ни о каком упорном сопротивлении не могло быть и речи. Казаки с наступлением темноты сняли дозорных и начали вырезать красных на квартирах по окраинам города, задолго до штурма. Потом, прогремели взрывы гранат, поднялась беспорядочная стрельба из винтовок, и начался общий штурм. Чапаев к тому времени был уже мёртв. Казаки в плен никого не брали. В суматохе уличного боя, нескольким красноармейцам удалось вплавь переплыть реку Урал.

Вот, Дмитрий Фурманов, и придумал героическую гибель Чапаева в водах Урала: раненый Чапаев пытается доплыть до противоположного берега, но сражённый казачьей пулей тонет в реке. Тело Чапаева среди убитых не нашли, а так, как говорится: «и концы в воду».

«А Чапаев – где он? – как бы спрашивал себя Фурманов и далее писал. –
В окопах долго удержаться не удалось, – и сюда проникли по берегу казаки. Надо отступать к обрыву… Чапаеву пробило руку. Он вздумал утереть лицо и оставил кровавые полосы на щеке и на лбу… Петька был всё время подле.

– Василь Иваныч, дайте голову завяжу! – крикнул он Чапаеву.

– Ничего… голова здоровая…

Они шаг за шагом отступали к обрыву. Не было почти никакой надежды – мало кто успевал спастись через бурный Урал. Но Чапаева решили спасти.

– Спускай его на воду! – крикнул Петька.

И все поняли, кого это «его» надо спускать. Четверо ближе стоявших, поддерживая бережно окровавленную руку, сводили Чапаева тихо вниз по песчаному срыву. Вот кинулись все четверо, поплыли. Двоих убило в тот же миг, лишь только коснулись воды. Плыли двое, уже были у самого берега – и в этот момент хищная пуля ударила Чапаева в голову. Когда спутник, уползший в осоку, оглянулся, – позади не было никого; Чапаев потонул в волнах Урала…»

Читайте также:  Обрушение берегов в реках

После скоропостижной кончины Д. А. Фурманова (1891 – 1926) процесс мифотворчества не угас, а начал набирать всё новые обороты. А когда на экраны страны вышел художественный фильм «Чапаев» (1934) братьев Васильевых, версия гибели раненого Чапаева в волнах Урала утвердилась, как хрестоматийная. Эта версия возникла сразу после Лбищенского боя, когда выжившие свидетели будто бы видели Чапаева на правом берегу Урала, но на левый (бухарский) берег он не приплыл, и трупа его не нашли – как это явствует из разговора по прямому проводу между членом Реввоенсовета 4 – й армии И. Ф. Сундуковым и временным военкомом чапаевской дивизии М. И. Сысойкиным.

Сундуков: «Товарищ Чапаев, видимо, был сначала легко ранен в руку и при общем отступлении на бухарскую сторону пытался тоже переплыть Урал, но ещё не успел войти в воду, как случайной пулей был убит в затылок и упал у самой воды, где и остался».

Сысойкин: «Относительно Чапаева это правильно, такие показания давал казак жителям форпоста Кожехаровский, последние передали мне. Но на берегу Урала трупов валялось много, товарища Чапаева не было. Он был убит на середине Урала и утонул на дно».

Как было сказано выше, уральские казаки про убийство Чапаева упрямо молчали, или врали. Но, вероятно, жители Кожехарова сказали комиссару Сысойкину правду, не подумав о последствиях. Да, и лишнего времени заводить с кожехаровцами «задушевные» разговоры, у красного комиссара не было. Из Сахарновской чапаевская дивизия панически бежала, но уже за Лбищенском её арьергардные части догнали казаки, и грянул бой.

«Во Лбищенске отдыхали недолго, – писал Фурманов, – снялись и пошли… Тут настигли преследовавшие от Сахарной казацкие части, и завязался бой – бой не на жизнь, а на смерть».

Посёлок Кожехаровский следовал за Лбищенском, отстоял от него в 15 верстах. Вероятно, первый бой с казаками завязался на подступах к нему. Поэтому жители посёлка, надеясь на скорую победу над красными, могли смело заявить комиссару дивизии Сысойкину, что «антихрист» Чапаев был убит уральскими казаками в Лбищенске, наповал.

Надо заметить, что под влияние «Чапаевского» мифотворчества попали и уральские казачьи офицеры – эмигранты Павел Андреевич Фадеев (1893 – 1977) и Леонтий Лукьянович Масянов (1894 – 1978). В воспоминаниях они ссылались на книгу Д. Фурманова, или на фильм братьев Васильевых. Как известно, мифы и легенды передаются из уст в уста и плотно фиксируются в подсознании. Мифы – это «гремучая» смесь из правды и лжи. Поэтому дальнейшей задачей моего исследования будет попытка отделить правду от вымысла, который имеется в воспоминаниях казачьих офицеров – эмигрантов, участников Лбищенского рейда.

Сразу оговорюсь, что не буду рассматривать архивные материалы П. А. Фадеева, которые взял за основу при написании своих очерков историк Сергей Балмасов («Гибель Чапаева по документам белых», «Лбищенский рейд и уничтожение штаба Чапаева», «Чапаева – уничтожить!»). Считаю, что это ремейк фильма «Чапаев», дополненный элементами фантастики и приключений. Вероятно, Павел Андреевич написал этот очерк сенсации ради, исключительно для добычи «хлеба насущного». Известный факт, что большинство белоэмигрантов влачило крайне нищенское существование. Не исключаю, что данный материал мог быть написан в недрах КГБ, а уже после смерти Фадеева был помещён в фонды Госархива. Наоборот, очерк «Гражданская война на Уральском отдельном фронте», опубликованный П. А. Фадеевым в журнале «Родимый край» в 1967 году, содержит много интересных сведений о Лбищенском рейде. Хотя, и в нём переплелись мифы и реалии. В частности, довольно сомнительным является участие автора воспоминаний, а также Т. И. Сладкова в Лбищенском рейде.

«Он, – писал Масянов о полковнике Сладкове, – командовал такими великолепными боями, как Шиповский и, особенно, Лбищенский. И, несмотря на это, к нему было какое – то предубеждение, а, может быть, и зависть. Но, казалось, что он не искал популярности, а был всегда весел и ровен со всеми в своих отношения».

Вероятно, в приведённом выше отрывке речь идёт о первом Лбищенском бое, про который редко вспоминают историки. «Во главе своего полка Т. И. Сладков принял самое активное участие во взятии Лбищенска 17 апреля 1919 года, – пишет Д. Ю. Дубровин. – После ряда тяжелых атак уральцам удалось прорвать оборону красных и при активной поддержке своей артиллерии взять город. Победителям достались огромные трофеи…».

Полковник Тимофей Ипполитович Сладков (1884 – 1956), 2 апреля 1919 года был назначен командующим Лбищенским конным полком, который входил в состав 2 – й Уральской казачьей дивизии. В составе этой же дивизии находился 1 – й Партизанский конный полк, в котором служил есаул Фадеев, под командованием Абрамова. Полковник Т. И. Сладков принял 2 – ю дивизию летом 1919 года. Он не был «кровным» казаком, поэтому офицеры – уральцы относились к нему предвзято. Несмотря на его неоспоримые достижения в борьбе с красными, полковник Сладков так и не стал генералом в Уральской отдельной армии.

К сожалению, историк Д. Дубровин поторопился объявить Т. И. Сладкова «победителем Чапаева». На самом деле, Чапаева, этого злейшего врага уральского казачества, уничтожил сводный отряд двух Уральских конных дивизий под командованием полковника Н. Н. Бородина! К такому выводу меня подвели воспоминания П. А. Фадеева и Л. Л. Масянова.

6 – ая Уральская конная дивизия была сформирована 31 июля 1919 года в районе Сламихинской и Глиненской станиц, из частей действовавших на Сламихинском фронте. Формально входила в состав 3 – го Урало – Астраханского корпуса Уральской отдельной армии. Летом 1919 года её силы составляли: 37 офицеров, 1455 шашек, 350 штыков, 4 орудия, 38 пулемётов. К августу 1919 года в её состав входили: 1 – й Новоузенский конно – партизанский полк, 3 – й Чижинский конный полк, Царёвский пеший полк (позднее передан 1 Уральском корпусу) и отряд степных партизан (позже развёрнут в 4 – й Сламихинский партизанский конный полк), 7 и 8 артиллерийские батареи (8 орудий). Командовал 6 – й конной дивизией полковник Николай Николаевич Бородин, который имел боевой опыт стремительных захватов городов Новоузенск и Александров Гай.

«Красные, медленно, временами с упорными боями, – вспоминал Фадеев, – продвигались на юг и в конце июля заняли Лбищенск (в 120 верстах от Уральска). Левый фланг Уральск. Отд. Армии вёл непрерывные бои по хуторам, уничтожая высаживающиеся красные части и оставаясь постоянно немного уступом по отношению к главному направлению».

«Хутора», которые упоминал П. А. Фадеев, располагались в долине реки Кушум, которая брала начало от посёлка Кушум, постепенно удаляясь от Урала, она уходила в степь и терялась в урочище Камыш – Самарских озёр. Если от Лбищенска до реки Кушум было расстояние в 35 вёрст, то уже на высоте Калёного до Кушумской лощины было около 70 вёрст.

«За август красные продвинулись ещё на 100 вёрст и после упорного боя заняли Сахарный, – писал далее Фадеев. – В это время нахождение конных частей на фланге и сзади не было уже необходимостью, и дивизия была вызвана на главное направление».

Вероятно, не вся 2 – я конная дивизия отошла за Калёный. Полк героя – партизана полковника В. Г. Горшкова остался в тылу красных. И вместе с частями Сламихинского фронта участвовал в налёте на Лбищенск. Там же, полковник Горшков вступил в командование 6 – й дивизии, после гибели Н. Н. Бородина. По сути, это и определило судьбу 2 – го Партизанского полка, который позже официально включили в состав 6 – й дивизии.

«В конце декабря 1919 года, – писал Масянов, – 6 – ая дивизия в составе полков: Сламихинского, Чижинского, 2 – го партизанского и Поздняковского иногороднего, находилась в Рын – песках, недалеко от Ханской ставки Букеевской орды.
Командовал ею полковник Горшков, вместо убитого в Лбищенске полковника Н. Н. Бородина».

Изучив расстановку сил на 1 сентября 1919 года, я пришёл к выводу, что не было никакого «глубокого рейда в тыл красных». На Лбищенск напали части Сламихинского фронта и степные партизаны, которые, по сути, уже находились в тылу красных войск. И. С. Кутяков явно преувеличил число нападавших на Лбищенск казаков, – пять тысяч! На самом деле, в налёте на Лбищенск участвовало около одной тысячи человек. Большему числу, просто неоткуда было взяться. Многие казаки, в том числе атаман В. С. Толстов, на тот момент болели тифом.

«Когда убедился Чапаев по мергеневскому бою, – писал Фурманов, – что лобовой удар надо временно оставить, – Сизову дал задачу идти по большому пути, а Шамарина направил к Кушумской долине, на Кзыл – Убинский посёлок, чтобы выходом против Сахарной облегчить захват этой станицы Сизову.
В это же время сюда из – под Сломихинской двигались казацкие полки; они набрели на хутор, где задержался ивано – вознесенский обоз. Начались ужасные расправы. Случайно спаслись, убежали только три красноармейца. Они и сообщили о случившемся. В бригаде затревожились – отсюда казаков не ждали. Повернули полк опять на хутор, на выручку обоза. Но вернуть его целиком не удалось – всё лучшее захватили казаки с собой, с боем отступая от хутора».

Вероятно, красный обоз стал лёгкой добычей казаков – партизан, которые действовали на Сламихинском фронте, и не позволяли красным частям закрепиться в степи за Кушумом.

А вот, что писал казачий офицер – белоэмигрант П. А. Фадеев:

«30 – 31 августа дивизия под командой полк. Т. И. Сладкова выступила из Калёного в степь, – утверждал Фадеев. – Состояла она из конных полков 1 – го Партизанского с полк. Н. Абрамовым, Лбищенского с полк. Н. Лифановым, 2 – го Партизанского с полк. В. Гаршковым и Кавалерийского с полк. Ф. Поздняковым. Были приданы два орудия из только что полученной батареи английских пушек с командиром батареи ес. А. Юдиным. Чтобы не быть замеченными красными, дивизия за ночь должна была углубиться в степь, днями отдыхать, а ночами выйти на высоту Лбищенска. К этому же времени туда же должен был подойти с частями Сламихинского фронта полк. Бородин, который и будет командовать всем отрядом.

Выйдя на высоту Лбищенска, дивизия остановилась в складке местности, возле колодцев зимовника в 15 верстах от Лбищенска. Подошёл и отряд полк. Н. Н. Бородина, остановившийся на днёвку для восстановления сил конского состава, что было необходимо после утомительных походов по степям.

На следующую ночь отряд приблизился к Лбищенску, полки спешились, оставив коноводов. В этом деле, как и весной при первом разгроме Лбищенска, 1 – ому Партизанскому полку достался тот же участок, а 2 – ой Партизанский также остался в резерве. Как и весной, полк. Абрамов должен был командовать участком в степи, а пишущий эти строки, как и тогда – вести полк в атаку».

Как говорится, всё бы ничего, но «Кавалерийский с полк. Ф. Поздняковым» – это же 1 – й Новоузенский конно – партизанский полк, воевавший на Сламихинском фронте. Этот полк состоял из богатых мужиков Новоузенского уезда, которые далеко от родных мест не уходили. Другой участник Лбищенского боя, служивший в 3 – м Чижинском полку прапорщик Л. Л. Масянов, иначе обрисовал боевую обстановку, которую представил П. А. Фадеев. Кстати сказать, Масянов в отличие от Фадеева, особо не афишировал своё участие в налёте на Лбищенск 5 сентября 1919 года.

«Решено было, чтобы поправить немного положение, – писал Масянов, – атаковать красных в городе Лбищенске, где находился штаб Чапаева, его курсанты и масса провиантских складов и резервные части.

Назначенным отрядом командовал полковник Т. И. Сладков.

Отряд выдвинулся в степь и прошёл скрытно 120 вёрст и очутился на высоте города Лбищенск. По дороге встретили массу порубленных красных, валявшихся непогребёнными. Это Уральцы незадолго до этого разгромили отряд красных, шедший с линии в степь».

Как видим, в рассказе Л. Л. Масянова речь идёт об единственном отряде. Вероятно, Масянов ошибочно указал в качестве командира отряда Т. И. Сладкова, а нужно было показать полковника Н. Н. Бородина. Это отряд Бородина скрытно проделал путь по степи в 120 вёрст, от Сламихина до Лбищенска. Маршрут отряда Н. Н. Бородина пролегал мимо тех самых Чижинских разливов (или болот), о которых писал Фурманов. Эти разливы оставались у отряда, всё время с левой стороны. Надо заметить, что в степи за Кушумом, помимо массы беженцев, находились хутора конезаводчиков, тучные табуны которых паслись в Чижинских разливах. Поэтому красные лётчики могли не обращать внимания, на часто встречающиеся скопления людей или лошадей в степи за Кушумом. А судя по последнему абзацу, в степи случались частые столкновения красных войск с казачьими частями. Поэтому командование красных, и лично Чапаев, реагировали на это, как бы уж, через – чур «спокойно».

«Когда Батурин сидел у Чапаева, – писал Фурманов, – мимо Петьки, несмотря на сопротивление, прорвалась к ним какая – то доброжелательная казачка, у которой сын служил в Уральске, и впопыхах старалась рассказать и убедить, что приближается опасность, потому что «в поле ездют», но и это предупреждение не имело никакой силы: Чапаев и Батурин только усмехнулись, подумав, что женщина говорит про тот самый разъезд, который наскочил на обозников…

Уж полночь давно осталась позади, чуть дрожали предрассветные сумерки, но спит ещё станица спокойным сном.

Передовые казацкие разъезды тихо подступили к околице, сняли часовых… За ними подъезжали, смыкались, грудились, и когда уже довольно накопилось, двинулись чёрной массой».

Как видим, Чапаева погубила банальная беспечность. Разве могли знать казаки, что красные пропустят мимо ушей сообщения о предстоящей опасности. По рассказам местных жителей, красные накануне налёта на Лбищенск, не только не выставили дополнительные караулы, но вдобавок, ещё, и перепились изрядно. Понадеялись чапаевцы, что белоказаки далеко, а Лбищенск – это глубокий тыл. Потому и царило в их рядах спокойствие.

«Что у казаков была связь со станичниками, – писал Фурманов, – в том нет никакого сомнения. По крайней мере, в некоторых избах сразу обнаружились засады; оттуда били и винтовки и пулемёты; склады и учреждения дивизионные указывались чрезвычайно быстро, – всё подготовлено и рассмотрено было заранее…»

Вероятно, когда полковник Бородин повёл свой отряд на Лбищенск, то он планировал напасть на склады, чтобы пополнить дивизию боеприпасами и амуницией; попутно разгромить штаб 25 – й дивизии, деморализовав тем самым, на некоторое время, командование красных войск. Однако, когда разведка донесла, что в Лбищенске находится сам Чапаев, да ещё беспечно отдыхает со своими приближёнными, решение созрело мгновенно: Чапаева – уничтожить! Что, собственно, и было исполнено без «лишнего» шума.

«На зорьке 5 – го сентября спешились казаки и ворвались в город, – писал Масянов, – и начался ужасный уличный бой.

Фурманов, в своей книге «Чапаев», довольно верно его описал.

Разгром красных был полный, несмотря на то, что они упорно сопротивлялись, только единицам удалось бежать, переправившись на Бухарскую сторону через Урал.

И сам Чапаев был убит на Урале, когда он бежал на лодке. Казаки потеряли 150 человек, в их числе замечательный полковник Бородин. Захвачено много пленных и масса трофеев. Этот блестящий бой, можно сказать, был лебединой песней уральских казаков. Уральцы окончательно выдохлись, станицы были полны больными тифом. Каждое утро нагружали большие рыдваны трупами умерших – этим занимались пленные красные».

По сути, неважно, как и где был убит Чапаев: на квартире, на Урале, на лодке или переплывающим реку в плавь. Главное, что казаки знали, что они убили своего злейшего врага Чапаева. Выполнив сложную задачу, казаки забрали трофеи и двинулись в сторону Уральска, а дойдя до посёлка Коловертного повернули в степь, взяв направление на Сламихин.

«После этого разгрома красных в Лбищенске, – вспоминал Масянов, – их головной отряд, бывший в Сахарновской станице, струсил и начал отходить по направлению к Уральску. Разгромить этот отряд Уральцам не удалось, он, уходя из станицы Сахарновской, наложил снаряды в великолепный собор Псковского стиля и подорвал его.

Прошёл этот отряд Лбищенск и увидел весь ужас бывшего здесь боя, так как трупы ещё не были убраны. Выйдя из Лбищенска, отряд начал сжигать все станицы и посёлки до самого Уральска на протяжении около 200 вёрст. А некоторое время спустя красные, оправившись, снова повели наступление вниз по Уралу и на станицу Сламиинскую, и ясно увидели, что в сущности воевать – то им уже не с кем.

В станицах они увидели полные избы умирающих людей и на улицах трупы умерших».

Ещё одна причина сомневаться в участии П. А. Фадеева в налёте на Лбищенск, заключается в незнании им реальных потерь, понесённых казаками в том бою. Про смерть Н. Н. Бородина сообщалось в приказе по Уральской отдельной армии, а про другие потери знали только участники Лбищенского рейда.

«Наши потери, если не считать полк. Бородина были ничтожны, – писал Фадеев. – В 1 – ом Партизанском полку, кроме Ур. Юшкина, было ранено ещё 2 – 3 казака. В других потери были также незначительны. Смерть полк. Бородина была большой потерей не только для нашего отряда, но и для всего Войска. Посмертно он был произведен в генералы.

К вечеру 5 – го сентября, после короткого отдыха, полки 2 – ой Партизанский, Чижинский и Позднякова выступили из Лбищенска на Уральск».

Судя по воспоминаниям П. А. Фадеева, в Лбищенске остался отряд из 1 – го Партизанского и Лбищенского полков, под командованием Сладкова. Этот отряд встретил на подступах Лбищенска отступающие красные части и даже пытался, якобы, их сдерживать. Отряд Сладкова отступал с боями до Прорвинского посёлка, пока не оказался зажатым в «клещи» меж двух красных дивизий: отступающей от Сахарновской станицы и подошедшей им на выручку из Уральска. Полковник Сладков повернул свой отряд в сторону реки Кушум, а красные не стали его преследовать. Там, у Кушума, отряд Сладкова отыскал лётчик, посланный из штаба Уральской отдельной армии.

«По получении сведений от лётчика о полном крушении красного фронта, – писал Фадеев, – отряд полк. Сладкова повернул на линию р. Урала и, совместно с преследовавшими красных каз(ачьими) частями с фронта, выбили большевиков из Богатского, Прорвинского и Янайского посёлков. Красные зацепились на хорошей для них позиции в Скворкинской станице, где и задержались на целый месяц».

Последнее утверждение также ставит под сомнение факт участия Фадеева в Лбищенском бое 5 сентября 1919 года. Вероятно, отряд полковника Т. И. Сладкова, в составе 1 – го Партизанского и Лбищенского конных полков, участвовал в преследовании отступающих красных войск из — под Сахарной. И полковник Абрамов мог быть ранен в Лбищенске, но не во время боя 5 сентября, а двумя днями позже, в ходе погони за отходящими красными частями. И самый главный вопрос: почему полковник Сладков не ударил в тыл отступающим красным частям? Всё это даёт основание считать, что П. А. Фадеев допустил умышленный вымысел, называя себя участником Лбищенского рейда и боя 5 сентября 1919 года.

«Как после первого разгрома Лбищенска, – писал Фадеев, – 2 – ая Конная дивизия и в её составе 1 – ый Партизанский полк, которым я временно командовал (и командовал до конца существования Урал. Отд. Армии) после ранения полк. Абрамова в Лбищенске, была отправлена на левый фланг Армии с задачей препятствовать подходу красных пополнений со стороны ЖД станций Шипово и Зелёный».

Читайте также:  Сплав по реке продолжался около трех часов

Ещё один веский аргумент, вызывающий сомнения в правдивости рассказа Фадеева, это одинаковое содержание первого и второго Лбищенских боёв. Судя по его воспоминаниям, эти два боя в точности повторялись для 1 – го Партизанского полка и для него лично, что в принципе невозможно. Не зря же говорят, что «снаряд в одну воронку дважды не падает». Воспоминания П. А. Фадеева были опубликованы в 1967 году в Париже, а сборник Л. Л. Масянова «Гибель Уральского казачьего войска» появился в Нью – Йорке (США), в 1963 году. Надо заметить, что П. Фадееву очень не понравилась характеристика, данная Л. Масяновым действиям илецких казаков в ходе гражданской войны, которые интересы Илецкой станицы ставили выше общевойсковых. Например, в критический момент боёв, Бархансков увёл своих илецких казаков с фронта. Кроме того, Фадеев в воспоминаниях не привёл ни одного правдоподобного эпизода Лбищенского боя 5 сентября 1919 года. Почему то, сцены боя в его очерке, самым чудесным образом перекликаются с книгой Фурманова или с фильмом братьев Васильевых. Наоборот, Л. Л. Масянов привёл в своей книге эпизод, который полностью подтверждает его участие в последнем Лбищенском бое.

«Я раньше упомянул о сходе мужиков, – вспоминал Масянов, – собранных по приказанию командира казачьей сотни в громадном селе Перелюб. Они отказались нам оказать помощь. Здесь очень оправдалась русская поговорка «Гром не грянет, русский мужик не перекрестится.

В последнем бою в Лбищенске мне достался портфель одного советского комиссара, где были официальные документы, где говорилось о том, как в окрестностях этого села Перелюб вспыхнули крестьянские восстания, и как крестьяне уничтожили два карательных отряда и, наконец, третий отряд, гораздо более сильный, с артиллерией, жестоко подавил эти восстания.

А ведь, только два – три месяца перед этим казаки их звали на борьбу, предлагая оружие и всё необходимое. И уже после Лбищенского боя, к нам выбежало оттуда 4 человека, пройдя расстояние не менее 300 – 400 верст. Они полностью подтвердили эти документы. Один из них штабс – капитан, фамилию не помню, поступил в наш Чижинский полк, оказался очень боевым и, бедняга, в первом же бою был убит».

Слова Л. Л. Масянова во многом подтверждает перелюбский краевед Юрий Иванович Бычков, который на основании архивных материалов написал замечательную документальную книгу «Родина рассветная моя».

«Многие годы спустя, – пишет Бычков, – один из командиров белоказаков вспоминал, как настороженно и враждебно встретили их в Перелюбе. Казаки тогда, а было это в июле 1918 г., собрали на площади села многолюдный митинг, звали добровольцев на борьбу с советской властью. Им ответили, что ни красным, ни белым они ни одного человека не дадут. Уехали казаки, не солоно хлебавши, а уже через месяц в Чапаевской дивизии оказалось около 400 жителей с. Перелюб и округи».

А уже летом 1919 года в Перелюбском районе началось «восстание зелёных». В Пугачёвском архиве сохранилась подробная докладная записка милиционера М. И. Антонова, который стал вольным или невольным свидетелем начала мятежа против коммунистов. Милиция поймала несколько дезертиров и предала их суду, на котором для всех просили расстрела. Народ же, потребовал освободить своих односельчан. Ночью в село нагрянул карательный отряд по борьбе с дезертирами и увёз с собой арестованных. На другой день каратели вновь появились в селе, а там уже вовсю шёл митинг.

«Точно установить нельзя, – пишет М. И. Антонов, – открыли приехавшие стрельбу или нет, но толпа встретила карателей оружием. Несколько человек убили, а часть ускакала. Дезертиры кинулись в погоню, но никого не догнали».

«Так началась «зелёнка», – пишет Бычков. – Восставшие расставили везде караулы, разъезды, вели активную разведку и большую агитацию. В Смоленке появились четыре офицера, которые возглавили восстание, и «масса попалась на их удочку».

В Перелюб нагрянули два карательных отряда, но дезертиров взять не удалось. Более того, перелюбцы разоружили оба отряда (обошлось без крови) и арестовали милиционеров…, крепко избив их. Правда, вскоре двоим милиционерам удалось бежать из – под ареста. После этого «офицерами и другими паразитами велась среди масс активная агитация на тему: «Долой войну и коммунистов!». Как сообщает Антонов, в боях, по частным сведениям, убито около 500 человек».

Таким образом, можно констатировать, что Л. Л. Масянов говорил правду. А то, что он не стал детализировать Лбищенский бой, а сослался на книгу Д. Фурманова, по – человечески понять его можно. Кому же будет приятно вспоминать ужасные сцены расправ казаков над красноармейцами.

«Теперь сопротивления уже не оказывали нигде, – писал Фурманов. – Казаки гонялись за убегавшими, нагоняли их, ловили и зарубали на месте…
Если захватывали группу, командовали:

– Жиды, комиссары и коммунисты – выходи!

И те выступали вперёд, не желая подводить под расстрел красноармейцев, – только не всегда их этим спасали».

Возможно, таким же образом уральские казаки расправились и с Василием Ивановичем Чапаевым. По слухам, его убили на пороге избы, в которой он стоял на постое…

К сожалению, жестокость во время гражданской войны была обоюдная. Только уральские казаки защищали свою землю от непрошенных «гостей», а Чапаев выступал в роли жестокого завоевателя – «антихриста», против которого на священную войну поднялся и стар и млад. Представился сей удобный момент, и уничтожили уральские казаки Чапаева – антихриста, а «во след им улыбался старый дедушка Яик…».

Бычков Ю. И. Родина рассветная моя. – Саратов, 2013.

Дайнес В. О. Чапаев. – М., 2010.

Дубровин Д. Ю. Победитель Чапаева. Боевой путь полковника Т. И. Сладкова//Казачьи ведомости. 2005 г. №№ 8 – 9.

Коротин Е. И. Из истории собирания, публикации и изучения фольклора уральских казаков/Интернет – ресурс: new.yaik.ru/forces…

Кутяков И. С. Василий Иванович Чапаев. Л., 1935.

Масянов Л. Л. Гибель Уральского казачьего войска. – Нью – Йорк, 1963.

С Правдухиными по Уралу./Авторы — составители: Комаров А. К., Комарова О. А., Васильева Н. А./. — Уральск, 2017.

Фадеев П. А. Гражданская война на Уральском отдельном фронте//Родимый край. 1967 г. №№ 70 – 77.

Источник

Правда о Василии Ивановиче: утонул ли Чапаев в Урал-реке? 1 мин. на чтение

Правда о Василии Ивановиче: утонул ли Чапаев в Урал реке?

Из анекдота. Чапаев подходит к Анке:
— Пойдем на Урал искупаемся?
— Да ну вас, Василий Иванович, опять ночью одной возвращаться?

Василия Ивановича Чапаева — героя гражданской войны и по совместительству также многочисленных анекдотов — в нашей стране знает и стар и млад.

Широко известен Чапаев стал, в основном, благодаря знаменитому фильму братьев Васильевых. Было время, когда в школьной программе по литературе изучался роман Фурманова «Чапаев». Сейчас, насколько мне известно, у школьников несколько иная программа, и узнать о том, кто же такой Василий Иванович, они могут только из фильмов. Но благодаря анекдотам Чапаев стал своеобразным фольклорным героем, и, возможно, через некоторое время о нем станут складывать былины, и к трем богатырям прибавится четвертый — на лихом коне и шашкой в руках. Тем более что образ Чапаева и так уже достаточно мифологизирован.

В фильме братьев Васильевых, по которому мы в основном и судим о Чапаеве, очень мало что соответствует действительности. Начнем с того, что фильм создавался при непосредственном участии лучшего друга всех кинематографистов, а заодно и вождя всех народов — Сталина. Вначале Васильевы отсняли куски фильма, где чапаевских командиров играли реальные люди, которые воевали вместе с Чапаевым. Но Сталину это не понравилось, он сказал, что так и не увидел в этих фрагментах фильма про Чапаева. По его указанию для пробуждения и воспитания патриотизма, в сценарий ввели четырех главных героев: комиссара Фурманова, командира Чапаева, одного рядового бойца Петьку и героиню Анку, чтобы показать роль женщины в гражданской войне.

Конечно, образ Фурманова в фильме идеализирован, а иначе и быть не могло — все-таки комиссар, направляющая сила партии большевиков. Но ссоры с Чапаевым у настоящего Фурманова были не из-за идеологии, а из-за более прозаичных вещей. К примеру, Фурманов привез с собой на фронт жену. Чапаев потребовал ее отослать, чтобы не подавать пример женам других командиров. Фурманов отказался. Тогда они оба послали телеграммы Фрунзе, что друг с другом работать больше не будут. В конце концов с женским вопросом разбиралась комиссия во главе с Куйбышевым, которая и решила Фурманова отозвать и наказать.

Что касается Петьки, то Петр Исаев не был ординарцем Чапаева. Он был командиром полка, потом комиссаром полка, а затем офицером по особым поручениям. Анка — это вымышленный персонаж. Была, правда, в чапаевской дивизии Мария Андреевна Попова, послужившая прототипом Анки. Но она была не пулеметчицей, а медсестрой и подносчицей боеприпасов. Лишь однажды ей пришлось стрелять из пулемета, когда раненый пулеметчик не то что попросил, а, скорее, заставил ее это сделать. Вот как об этой истории рассказывает дочь Чапаева Клавдия Васильевна: «Она носила на передовую боеприпасы и уносила раненых. Однажды она принесла одному из пулеметных расчетов ленты. А там помощник пулеметчика погиб, и сам пулеметчик тяжело ранен. Вот он ей и говорит: „Ложись рядом и нажимай на эту кнопку, а я здоровой рукой пулемет водить буду“. Мария говорит: „Ты что, с ума сошел? Я боюсь“. И собралась уходить. А пулеметчик ей вслед и выстрелил. Говорит: „Следующая пуля — в тебя“. Что делать — легла, отвернулась, зажмурилась, так и стреляла. А „Анкой“ назвали потому, что главным консультантом фильма была жена Фурманова Анна Никитична».

Кадр из фильма «Чапаев» (1934 год)

Что же касается Василия Ивановича, то он хоть и был вспыльчивым, но, по свидетельству его дочери, табуреток не ломал хотя бы потому, что в бытность свою плотником сам их делал. Также в одном из своих интервью Клавдия Васильевна Чапаева развенчивает и миф о том, что Василий Иванович утонул в Урал-реке. На самом деле несколько бойцов переправили тяжело раненного Чапаева через реку на плоту и уже на другом берегу увидели, что легендарный комдив мертв. Там же, на берегу реки, они руками вырыли могилу и похоронили Чапаева, после чего это место заровняли и засыпали ветками, чтобы белые не могли его найти. Впоследствии Урал поменял русло, и ныне могила Чапаева находится на дне реки.

Мало кто знает и о том, что командовал Чапаев вовсе не кавалерийской дивизией, а стрелковой. В нашем представлении Чапаев всегда впереди «на лихом коне», размахивающий шашкой. В действительности все было несколько иначе. Хорошо относясь к лошадям, Чапаев предпочитал все-таки коней железных — вначале у него был ярко-красный автомобиль «Стевер», конфискованный «в пользу революции» у какого-то российского капиталиста, затем — брошенный колчаковцами «Паккард», потом «Форд», развивавший скорость до 50 км в час, что по тем временам было совсем неплохо. А в дивизии Чапаева лошадей было не так уж много, зато имелся 10-тонный сухопутный броненосец «Гасфорд», танки, броневики, боевые аэропланы, разнообразная артиллерия, разветвленная телеграфная, телефонная и мотоциклетная связь.

Как на самом деле погиб Василий Чапаев: история легендарного комдива

Чапаев, Петька и Анка на картине Игоря Симонова из серии «Легендарные герои»

Василий Иванович Чапаев (1887—1919) — военный деятель Российской империи и большевицкой России, участник Первой мировой и Гражданской войны, командир 25-й стрелковой дивизии Красной Армии, кавалер трех Георгиевских крестов. Легендарный красный командир подписывался как «Комдив Чепа» или Чепаев. И нет, наверное, в отечественной истории более уникальной персоны, нежели Василий Иванович Чапаев. Его реальная жизнь была коротка — он погиб в 32 года, однако посмертная слава превзошла все мыслимые и немыслимые границы.

Мы помним Чапаева по книгам и фильмам, рассказываем о нем анекдоты. Но реальная жизнь красного комдива была не менее интересна. Он любил автомобили, спорил с преподавателями военной академии. А ещё Чапаев не настоящая фамилия.

В.И. Чапаев, худ. К.Д. Китайка

Тяжелое детство

Василий Иванович родился в бедной крестьянской семье. Единственное богатство его родителей — девять вечно голодных детей, из которых будущий герой Гражданской войны был шестым.

Как гласит легенда, родился он недоношенным и отогревался в меховой отцовской рукавице на печи. Родители определили его в семинарию в надежде, что он станет священником. Но когда однажды провинившегося Васю в лютый мороз посадили в деревянный карцер в одной рубашке, он сбежал.Попробовал было в купцы, да не смог — слишком уж претила ему основная торговая заповедь: «Не обманешь — не продашь, не обвесишь — не наживешься». «Детство мое было мрачным, тяжелым. Много пришлось унижаться и голодать. С малых лет мыкался по чужим людям» — вспоминал потом комдив.

Знаменитый кадр из фильма «Чапаев» (1934 год)

«Чапаев»

Считается, что семья Василия Ивановича носила фамилию Гавриловых. «Чапаев» или «Чепай» было прозвищем, которое получил дед комдива — Степан Гаврилович. То ли в 1882, то ли в 1883 грузили они с товарищами бревна, а Степан, как старший, постоянно командовал — «Чепай, чепай!», что означало: «бери, бери». Так и прилипло к нему — Чепай, а прозвище потом превратилось в фамилию.

Говорят, первоначальный «Чепай» стал «Чапаевым» с легкой руки Дмитрия Фурманова, автора знаменитого романа, который решил, что «так лучше звучит». Но в сохранившихся документах времен гражданской войны Василий фигурирует под обоими вариантами. Возможно, имя «Чапаев» появилось в результате опечатки.

Василий Чапаев с боевыми командирами. 1918 год

Ученик Академии

Образование Чапаева, вопреки всеобщему мнению, не ограничилось двумя годами приходской школы. В 1918 году он был зачислен в военную академию РККА, куда «согнали» многих бойцов для повышения их общей грамотности и обучению стратегии. По воспоминаниям его однокашника, мирная студенческая жизнь тяготила Чапаева: «Черта с два! Уеду! Придумать такую несуразицу — боевых людей за парту!». Уже через два месяца он подал рапорт с просьбой отпустить его из этой «тюрьмы» на фронт.

Сохранилось несколько историй о пребывании Василия Ивановича в академии. Первая гласит, что на экзамене по географии в ответ на вопрос старого генерала о значении реки Неман, Чапаев спросил профессора — знает ли он о значении реки Солянка, где он воевал с казаками. Согласно второй, в обсуждении сражения при Каннах, он назвал римлян «слепыми котятами», сказав преподавателю, видному военному теоретику Сеченову: «Мы уже показали таким, как вы, генералам, как надо воевать!».

Актер Борис Бабочкин (1904—1975) в роли Василия Чапаева

Автолюбитель

Все мы представляем Чапаева мужественным бойцом с пушистыми усами, обнаженной шашкой и скачущем на лихом коне. Такой образ создал народный актер Борис Бабочкин. В жизни Василий Иванович лошадям предпочитал автомобили.

Еще на фронтах Первой мировой он получил серьезное ранение в бедро, поэтому верховая езда стала проблемой. Так, Чапаев стал одним из первых красных командиров, кто пересел на машину.

Железных коней он выбирал очень придирчиво. Первый — американский «Стевер», он забраковал из-за сильной тряски, от красного «Паккарда», пришедшего ему на смену, тоже пришлось отказаться — он не подходил для военных действий в степи. А вот «Форд», который выжимал 70 верст по бездорожью, красному командиру пришелся по душе. Водителей Чапаев подбирал тоже лучших. Одного из них, Николая Иванова, практически силой вывезли в Москву и поставили личным шофером сестры Ленина — Анны Ульяновой-Елизаровой.

Женское коварство

Знаменитый командир Чапаев был вечным проигравшим на личном фронте. Первая его жена — мещанка Пелагея Метлина, которую так не одобряли родители Чапаева, называя «городской белоручкой», родила ему троих детей, но ждать мужа с фронта не стала — ушла к соседу. Василий Иванович тяжело переживал ее поступок — он любил жену. Часто повторял Чапаев своей дочке Клавдии: «Ох и красивая ты. На мать похожая».

Фельдфебель Чапаев с женой Пелагеей Никаноровной, 1916 год

Вторую спутницу Чапаева, правда, уже гражданскую, тоже звали Пелагея. Она была вдовой боевого товарища Василия — Петра Камишкерцева, которому комдив пообещал позаботиться о его семье. Сначала он отсылал ей пособия, потом решили съехаться. Но история повторилась — во время отсутствия мужа, Пелагея закрутила роман с неким Георгием Живоложиновым. Однажды Чапаев застал их вместе и чуть не отправил неудачливого любовника на тот свет.

Когда страсти поутихли, Камишкерцева решила пойти на мировую, взяла детей и отправилась к мужу в штаб. Детей к отцу пустили, а ее нет. Говорят, после этого она отомстила Чапаеву, выдав белым местонахождение красноармейских войск и данные об их численности.

Скриншот игры-квеста «Петька и Василий Иванович»

Роковая вода

Гибель Василия Ивановича окутана тайной. 4 сентября 1919 к городу Лбищенску, где располагался штаб дивизии Чапаева с небольшим количеством бойцов, подошли отряды Бородина. Во время обороны Чапаев был сильно ранен в живот, его солдаты положили командира на плот и переправили через Урал, но он умер от потери крови. Тело закопали в прибрежном песке, а следы спрятали, чтобы казаки не нашли. Искать могилу впоследствии стало бесполезно, так как река изменила русло. Эту историю подтвердил участник событий. По другой версии, будучи раненным в руку, Чапаев утонул, не справившись с течением.

«А, может, выплыл?»

Ни тело, ни могилу Чапаева найти не смогли. Это породило вполне логичную версию о выжившем герое. Кто-то говорил, что из-за тяжелого ранения он потерял память и жил где-то под другим именем.

Василий Чапаев (портрет)

Некоторые утверждали, что его благополучно переправили на другой берег, откуда он направился к Фрунзе, отвечать за сданный город. В Самаре его посадили под арест, а после решили официально «умертвить героя», завершив его военную карьеру красивым концом.

Эта история была рассказана неким Оняновым из Томской области, который, якобы, через много лет встретил своего состарившегося командира. История выглядит сомнительной, поскольку в непростых условиях гражданской войны было нецелесообразно «разбрасываться» опытными военачальниками, которые пользовались большим уважением у солдат.

Скорее всего, это миф, порожденный надеждой, что герой спасся.

Памятник герою Гражданской войны Василию Чапаеву на Тихорецком проспекте в Санкт-Петербурге

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник

Чапаев не утонул, а Анки никогда не было. Подлинная история красного командира

Коллаж. Фото: © РИА Новости

» src=»https://static.life.ru/posts/2017/02/971435/18db392b6afa0ccf5b976c8a2c85f2ec.jpg» loading=»lazy» style=»width:100%;height:100%;object-fit:cover»/>

9 февраля 1887 года родился Василий Чапаев — самый знаменитый красный командир времён Гражданской войны. Хотя при жизни он был не очень знаменит и особо не выделялся среди других командиров, после смерти он неожиданно выдвинулся в число главных героев войны. Культ Чапаева достиг в Советском Союзе такого размаха, что складывалось впечатление, будто он был самым успешным и выдающимся полководцем той войны. Вышедший в 30-е годы художественный фильм окончательно закрепил легенду о Чапаеве, а его герои стали настолько популярными, что до сих пор являются действующими лицами множества анекдотов. Петька, Анка и Василий Иванович прочно вошли в советский фольклор, а легенда о них заслонила собой их реальные личности. Лайф выяснил подлинную историю Чапаева и его соратников.

Чепаев

Коллаж © L!FE Фото: © Wikipedia.org, РИА Новости

Читайте также:  Александр забусов в туже реку

Настоящая фамилия Василия была Чепаев. С этой фамилией он родился, именно так он подписывался, и эта фамилия фигурирует во всех документах того времени. Однако после смерти красного командира его стали именовать уже Чапаевым. Именно так он назван в книге комиссара Фурманова, на базе которой позднее был снят знаменитый советский фильм. Трудно сказать, чем вызвано это изменение фамилии, возможно, это ошибка или невнимательность Фурманова, писавшего книгу, или сознательное искажение. Так или иначе, в историю он вошёл уже под фамилией Чапаев.

В отличие от многих красных командиров, ещё до революции занимавшихся нелегальной подпольной работой, Чапаев был совершенно благонадёжным человеком. Будучи выходцем из крестьянской семьи, он перебрался в провинциальный городок Мелекесс (ныне переименован в Димитровград), где работал плотником. Революционной деятельностью он не занимался и после призыва на фронт с началом Первой мировой войны был у начальства на очень хорошем счету. Об этом ясно свидетельствуют три (по другим данным, четыре) солдатских Георгиевских креста за храбрость и звание фельдфебеля. Фактически это был максимум, которого можно было достичь, имея за плечами лишь сельскую церковно-приходскую школу, — чтобы стать офицером, надо было учиться дальше.

В годы Первой мировой войны Чапаев служил в 326-м Белгорайском пехотном полку под командованием полковника Николая Чижевского. После революции Чапаев тоже не сразу включился в бурную политическую жизнь, долгое время оставаясь в стороне. Лишь за несколько недель до Октябрьской революции он решил примкнуть к большевикам, благодаря чему был выбран активистами на роль командира запасного пехотного полка, дислоцированного в Николаевске. Вскоре после революции испытывавшие острую нехватку лояльных кадров большевики назначили его военным комиссаром Николаевского уезда. Его задачей было создание первых отрядов будущей РККА в своём регионе.

На фронтах гражданской

Весной 1918 года в нескольких сёлах Николаевского уезда вспыхнуло восстание против советской власти. Чапаев был привлечён к его подавлению. Происходило это так: в село являлся вооружённый отряд во главе с грозным лидером и на село накладывалась контрибуция деньгами и хлебом. Чтобы завоевать симпатии беднейших жителей села, они от выплаты контрибуции избавлялись, кроме того, их активно агитировали вступать в отряд. Так из нескольких разрозненных отрядов, возникших стихийно (фактически автономных, под командованием местных батек-атаманов), собранных по местным сёлам, появилось два полка, сведённых в Пугачёвскую бригаду во главе с Чапаевым. Названа она была в честь Емельяна Пугачёва.

В силу немногочисленности бригада в основном действовала партизанскими методами. Летом 1918 года белые части организованно отступили, оставив Николаевск, который практически без сопротивления был занят бригадой Чапаева и сразу же переименован по этому случаю в Пугачёв.

После этого на базе бригады была сформирована 2-я Николаевская дивизия, в которую свели мобилизованных местных жителей. Командиром был назначен Чапаев, но уже через два месяца он был отозван в Москву в академию Генштаба для повышения квалификации.

Учиться Чапаеву не понравилось, он неоднократно писал письма с просьбой отпустить его из академии. В конце концов он просто уехал из неё в феврале 1919 года, пробыв на учёбе около 4 месяцев. Летом того же года он наконец получает главное назначение, которое и прославило его: он возглавляет 25-ю стрелковую дивизию, позднее названную его именем.

Коллаж © L!FE Фото: © Wikipedia.org / Wikipedia.org

Стоит отметить, что с возникновением советской легенды о Чапаеве появилась тенденция несколько преувеличивать его достижения. Культ Чапаева разросся до такой степени, что могло показаться, будто он едва ли не в одиночку со своей дивизией разгромил войска белых на Восточном фронте. Это, конечно, не так. В частности, взятие Уфы приписывается едва ли не единолично чапаевцам. В действительности в штурме города помимо чапаевской принимали участие ещё три советских дивизии и одна кавалерийская бригада. Однако чапаевцы действительно отличились — они были одной из двух дивизий, которым удалось форсировать реку и занять плацдарм.

Вскоре чапаевцы взяли Лбищенск — небольшой городок неподалёку от Уральска. Именно там через два месяца Чапаев и погибнет.

Чапаевцы

25-я стрелковая дивизия, которой командовал Чапаев, обладала весьма раздутым штатом: в ней числилось более 20 тысяч человек. При этом реально боеспособными были не более 10 тысяч. Остальную половину составляли тыловые и вспомогательные части, не участвовавшие в боях.

Командир 25-й стрелковой дивизии Василий Иванович Чапаев (с повязкой на голове) и комиссар дивизии Дмитрий Андреевич Фурманов (слева от Чапаева) среди командиров и комиссаров частей Красной Армии после взятия Уфы. Коллаж © L!FE Фото: © РИА Новости

Малоизвестный факт: часть чапаевцев через некоторое время после гибели командира участвовала в мятеже против советской власти. После гибели Чапаева часть солдат 25-й дивизии была переведена в 9-ю кавалерийскую дивизию под командованием Сапожкова. Почти все они были крестьянами и остро переживали начавшуюся продразвёрстку, когда специальные отряды полностью реквизировали хлеб у крестьян, и уже не у богатейших, а у всех подряд, обрекая многих на голодную смерть.

Продразвёрстка оказала существенное влияние на рядовой состав РККА, особенно на уроженцев наиболее хлебных регионов, где она была наиболее жестокой. Недовольство политикой большевиков вызвало ряд стихийных протестов. В одном из них, известном как восстание Сапожкова, приняли участие некоторые бывшие чапаевцы. Восстание было быстро подавлено, несколько сотен активных участников расстреляны.

Гибель Чапаева

После занятия Лбищенска дивизия рассредоточилась по окрестным населённым пунктам, а штаб расположился в самом городке. Основные боевые силы находились на удалении в несколько десятков километров от штаба, и отступившие белые части не могли контратаковать из-за значительного превосходства красных. Тогда они задумали глубокий рейд на Лбищенск, выяснив, что там расположился практически неохраняемый штаб дивизии.

Для участия в рейде был сформирован отряд из 1200 казаков. Им предстояло пройти ночью по степи 150 километров (днём местность патрулировали аэропланы), миновать все основные боевые части дивизии и неожиданно атаковать штаб. Возглавил отряд полковник Сладков и его заместитель полковник Бородин.

Почти неделю отряд скрытно добирался до Лбищенска. В окрестностях города ими был захвачен красный обоз, благодаря чему стало известно точное местонахождение штаба Чапаева. Для его захвата был сформирован специальный отряд.

Ранним утром 5 сентября 1919 года казаки ворвались в город. Растерявшиеся солдаты из дивизионной школы, охранявшие штаб, толком не оказывали сопротивления, и отряд продвигался вперёд быстрыми темпами. Красные начали отступать к реке Урал, рассчитывая бежать от казаков. Тем временем Чапаеву удалось улизнуть от взвода, отправленного на его захват: казаки перепутали Чапаева с другим красноармейцем, и командир дивизии, отстреливаясь, смог покинуть ловушку, хотя и получил ранение в руку.

Чапаеву удалось организовать оборону, остановив часть бегущих солдат. Около ста человек с несколькими пулемётами отбили штаб у занявшего его взвода казаков, но к этому времени к штабу подтянулись основные силы отряда, получившие трофейную артиллерию. Под артиллерийским обстрелом оборонять штаб было невозможно, кроме того, в перестрелке Чапаев получил тяжёлое ранение в живот. Командование принял на себя начальник штаба дивизии Новиков, который прикрывал группу венгров, переправлявших раненого Чапаева через реку, для чего они соорудили подобие плота из досок.

Бойцы 220-го Иваново-Вознесенского полка 25-й стрелковой дивизии выстраиваются для парада после взятия Уфы. Фото: © РИА Новости

Комдива удалось переправить на другой берег, однако в пути он умер от кровопотери. Венгры закопали его прямо на берегу. Во всяком случае, родственники Чапаева придерживались именно этой версии, известной им непосредственно от самих венгров. Но с тех пор река неоднократно меняла русло, и, вероятнее всего, захоронение уже скрыто под водой.

Однако один из немногих уцелевших свидетелей событий, начштаба Новиков, сумевший спрятаться под полом в бане и дождаться прихода красных, утверждал, что отряд белых полностью окружил штаб и перерезал все пути к отступлению, поэтому тело Чапаева надо искать в городе. Однако среди погибших Чапаева так и не нашли.

Ну а по официальной версии, канонизированной в литературе и кино, Чапаев утонул в реке Урал. Этим и объясняется тот факт, что его тело не нашли..

Чапаев и его команда

Благодаря фильму и книге о Чапаеве ординарец Петька, Анка-пулемётчица и комиссар Фурманов стали неотъемлемыми спутниками Чапаева-легенды. При жизни Чапаев не слишком выделялся, и даже книга о нём, хотя и не прошла незамеченной, всё же не вызвала фурор. Настоящей легендой Чапаев стал после выхода фильма о нём в середине 30-х годов. К этому времени усилиями Сталина был создан своеобразный культ мёртвых героев Гражданской войны. Хотя в те времена в достатке было живых участников войны, многие из которых сыграли в ней большую роль, в условиях борьбы за власть создавать им дополнительный ореол славы было неразумно, поэтому в качестве своеобразного противовеса им стали раскручиваться имена погибших командиров: Чапаева, Щорса, Лазо.

Фильм о Чапаеве создавался под личным патронажем Сталина, который курировал даже написание сценария. Так, по его настоянию в фильм была введена романтическая линия Петьки и Анки-пулемётчицы. Кино вождю понравилось, и фильм ждал самый широкий прокат из всех возможных, он шёл в кинотеатрах несколько лет, и не было, пожалуй, ни одного советского человека, который не посмотрел бы фильм хотя бы раз. Фильм изобилует историческими нестыковками: например, в психическую атаку идёт офицерский полк Каппеля (у которого его никогда не было), одетый в униформу марковской дивизии (воевавшей на совсем другом фронте).

Фото: © РИА Новости / Павел Балабанов

Тем не менее именно он закрепил миф о Чапаеве на долгие годы. Лихо рассекающий на коне с шашкой наголо Чапаев тиражировался на миллионах открыток, плакатов и карточек. Но реальный Чапаев из-за ранения руки не мог ездить на коне и всюду перемещался на автомобиле.

Отношения Чапаева и комиссара Фурманова также были далеки от идеальных. Они часто ссорились, Чапаев жаловался на «комиссародержавие», а Фурманов был недоволен тем, что комдив положил глаз на его жену и совершенно не уважает политическую работу партии в армии. Оба неоднократно писали друг на друга жалобы начальству, их отношения трудно охарактеризовать иначе как враждебные. Фурманов негодовал: «Мне противны были ваши грязные ухаживания за моей женой. Я всё знаю, у меня документы имеются в руках, где вы изливаете свою любовь и хамскую нежность».

В результате именно это и спасло жизнь Фурманову. За месяц до гибели штаба в Лбищенске его перевели в Туркестан после очередной жалобы, а новым комиссаром дивизии стал Павел Батурин, погибший вместе со всеми 5 сентября 1919 года.

Фурманов прослужил рядом с Чапаевым всего четыре месяца, но это не помешало ему написать целую книгу, в которой реальный Чапаев был превращён в могучий мифологический образ полководца «от сохи», который университетов не кончал, но любого образованного генерала разобьёт.

К слову, сам Фурманов не был таким уж убеждённым большевиком: до революции он примыкал к анархистам и к большевикам перебежал только в середине 1918 года, когда те начали преследовать анархистов, и он вовремя сориентировался в политической обстановке и сменил лагерь. Также стоит отметить, что Фурманов не только превратил Чепаева в Чапаева, но и изменил свою фамилию (в годы войны он носил фамилию Фурман, именно так он именуется во всех документах того времени). Занявшись писательским ремеслом, он русифицировал свою фамилию.

Фурманов умер от менингита через три года после выхода книги и так и не увидел триумфального шествия Чапаева по Советскому Союзу.

Петька также имел вполне реального прототипа — Петра Исаева, в прошлом старшего унтер-офицера музыкантской команды императорской армии. В реальности Петька был не простоватым ординарцем, а командиром батальона связи. В то время связисты были на особом счету и являлись своеобразной элитой в связи с тем, что уровень их знаний был недоступен малограмотным пехотинцам.

С его гибелью также нет ясности: по одной версии, он застрелился в день гибели штаба, чтобы не попасть в плен, по другой — погиб в бою, по третьей — покончил с собой через год после гибели Чапаева, на его поминках. Наиболее вероятной версией является вторая.

Слева направо: Д. Фурманов, В. Чапаев. Июнь 1919. Фото: © Wikipedia.org

Анка-пулёметчица является полностью вымышленным персонажем. В Чапаевской дивизии никогда не было такой девушки, отсутствует она и в оригинальном романе Фурманова. В фильме она появилась по настоянию Сталина, который требовал отразить героическую роль женщин в Гражданской войне, а кроме того, добавить романтическую линию. В качестве прототипа героини иногда называют Анну Стешенко, жену комиссара Фурманова, но она работала в культпросвете дивизии и никогда не принимала участия в боевых действиях. Также иногда упоминается некая санитарка Мария Сидорова, подносившая патроны пулемётчикам, и будто бы даже из пулемёта стрелявшая, но это тоже сомнительно.

Посмертная слава

Через полтора десятилетия после своей смерти Чапаев обрёл такую славу, что по количеству объектов, названных в его честь, встал в один ряд с самыми высокопоставленными деятелями партии. В 1941 году популярного советского героя воскресили ради нужд пропаганды, сняв короткий ролик о том, как Чапаев доплыл до берега и призывал всех на фронт бить немцев. До сих пор он остаётся самым узнаваемым персонажем Гражданской войны, даже несмотря на распад СССР.

Источник

Переплыл ли Василий Чапаев реку Урал на самом деле

Мы помним Чапаева по книгам и фильмам, рассказываем о нем анекдоты. Но реальная жизнь красного комдива была не менее интересна. Он любил автомобили, спорил с преподавателями военной академии. А ещё Чапаев не настоящая фамилия.

Тяжелое детство

Василий Иванович родился в бедной крестьянской семье. Единственное богатство его родителей – девять вечно голодных детей, из которых будущий герой Гражданской войны был шестым.

Как гласит легенда, родился он недоношенным и отогревался в меховой отцовской рукавице на печи. Родители определили его в семинарию в надежде, что он станет священником. Но когда однажды провинившегося Васю в лютый мороз посадили в деревянный карцер в одной рубашке, он сбежал.Попробовал было в купцы, да не смог – слишком уж претила ему основная торговая заповедь: «Не обманешь – не продашь, не обвесишь – не наживешься». «Детство мое было мрачным, тяжелым. Много пришлось унижаться и голодать. С малых лет мыкался по чужим людям» – вспоминал потом комдив.

«Чапаев»

Считается, что семья Василия Ивановича носила фамилию Гавриловых. «Чапаев» или «Чепай» было прозвищем, которое получил дед комдива – Степан Гаврилович. То ли в 1882, то ли в 1883 грузили они с товарищами бревна, а Степан, как старший, постоянно командовал – «Чепай, чепай!», что означало: «бери, бери». Так и прилипло к нему – Чепай, а прозвище потом превратилось в фамилию.

Говорят, первоначальный «Чепай» стал «Чапаевым» с легкой руки Дмитрия Фурманова, автора знаменитого романа, который решил, что «так лучше звучит». Но в сохранившихся документах времен гражданской войны Василий фигурирует под обоими вариантами.

Возможно, имя «Чапаев» появилось в результате опечатки.

Ученик Академии

Образование Чапаева, вопреки всеобщему мнению, не ограничилось двумя годами приходской школы. В 1918 году он был зачислен в военную академию РККА, куда «согнали» многих бойцов для повышения их общей грамотности и обучению стратегии. По воспоминаниям его однокашника, мирная студенческая жизнь тяготила Чапаева: «Черта с два! Уеду! Придумать такую несуразицу — боевых людей за парту!». Уже через два месяца он подал рапорт с просьбой отпустить его из этой «тюрьмы» на фронт.

Сохранилось несколько историй о пребывании Василия Ивановича в академии. Первая гласит, что на экзамене по географии в ответ на вопрос старого генерала о значении реки Неман, Чапаев спросил профессора – знает ли он о значении реки Солянка, где он воевал с казаками. Согласно второй, в обсуждении сражения при Каннах, он назвал римлян «слепыми котятами», сказав преподавателю, видному военному теоретику Сеченову: «Мы уже показали таким, как вы, генералам, как надо воевать!».

Автолюбитель

Все мы представляем Чапаева мужественным бойцом с пушистыми усами, обнаженной шашкой и скачущем на лихом коне. Такой образ создал народный актер Борис Бабочкин. В жизни Василий Иванович лошадям предпочитал автомобили.

Еще на фронтах Первой мировой он получил серьезное ранение в бедро, поэтому верховая езда стала проблемой. Так, Чапаев стал одним из первых красных командиров, кто пересел на машину.

Железных коней он выбирал очень придирчиво. Первый – американский «Стевер», он забраковал из-за сильной тряски, от красного «Паккарда», пришедшего ему на смену, тоже пришлось отказаться – он не подходил для военных действий в степи. А вот «Форд», который выжимал 70 верст по бездорожью, красному командиру пришелся по душе. Водителей Чапаев подбирал тоже лучших. Одного из них, Николая Иванова, практически силой вывезли в Москву и поставили личным шофером сестры Ленина – Анны Ульяновой-Елизаровой.

Женское коварство

Знаменитый командир Чапаев был вечным проигравшим на личном фронте. Первая его жена – мещанка Пелагея Метлина, которую так не одобряли родители Чапаева, называя «городской белоручкой», родила ему троих детей, но ждать мужа с фронта не стала – ушла к соседу. Василий Иванович тяжело переживал ее поступок – он любил жену. Часто повторял Чапаев своей дочке Клавдии: «Ох и красивая ты. На мать похожая».

Вторую спутницу Чапаева, правда, уже гражданскую, тоже звали Пелагея. Она была вдовой боевого товарища Василия – Петра Камишкерцева, которому комдив пообещал позаботиться о его семье. Сначала он отсылал ей пособия, потом решили съехаться. Но история повторилась – во время отсутствия мужа, Пелагея закрутила роман с неким Георгием Живоложиновым. Однажды Чапаев застал их вместе и чуть не отправил неудачливого любовника на тот свет.

Когда страсти поутихли, Камишкерцева решила пойти на мировую, взяла детей и отправилась к мужу в штаб. Детей к отцу пустили, а ее нет. Говорят, после этого она отомстила Чапаеву, выдав белым местонахождение красноармейских войск и данные об их численности.

Роковая вода

Гибель Василия Ивановича окутана тайной. 4 сентября 1919 к городу Лбищенску, где располагался штаб дивизии Чапаева с небольшим количеством бойцов, подошли отряды Бородина. Во время обороны Чапаев был сильно ранен в живот, его солдаты положили командира на плот и переправили через Урал, но он умер от потери крови. Тело закопали в прибрежном песке, а следы спрятали, чтобы казаки не нашли. Искать могилу впоследствии стало бесполезно, так как река изменила русло. Эту историю подтвердил участник событий. По другой версии, будучи раненным в руку, Чапаев утонул, не справившись с течением.

«А, может, выплыл?»

Ни тело, ни могилу Чапаева найти не смогли. Это породило вполне логичную версию о выжившем герое. Кто-то говорил, что из-за тяжелого ранения он потерял память и жил где-то под другим именем.

Некоторые утверждали, что его благополучно переправили на другой берег, откуда он направился к Фрунзе, отвечать за сданный город. В Самаре его посадили под арест, а после решили официально «умертвить героя», завершив его военную карьеру красивым концом.

Эта история была рассказана неким Оняновым из Томской области, который, якобы, через много лет встретил своего состарившегося командира. История выглядит сомнительной, поскольку в непростых условиях гражданской войны было нецелесообразно «разбрасываться» опытными военачальниками, которые пользовались большим уважением у солдат.

Скорее всего, это миф, порожденный надеждой, что герой спасся.

Источник