Меню

Кристина астафьева живая река



Тело одного из сорвавшихся в горную реку туристов нашли в 60 км от места ЧП

В Адыгее ищут двоих молодых людей, которых унесло бурным потоком горной реки Белая. Всего их было трое, но тело одного из них обнаружили. Вода в Белой ледяная, и человек без гидрокостюма может находиться в ней считанные минуты.

Уже почти неделю спасатели, волонтеры и полицейские прочесывают русло и прибрежную полосу. Пешком, на лодках, с воздуха и даже привлекли конный отряд. Как уверяют очевидцы, воодушевленные красотой природы туристы из Астрахани — Андрей Колесников и Максим Седов — хотели сделать селфи, но сорвались в воду. Валентин Зимовцев был единственным, кто бросился на помощь утопающим. Но сам не смог удержаться на скале.

Юрий Зимовцев, отец Валентина: «Его прямо сорвало, Валентина. Как с трамплина. А те, кто наверху был, говорят, они так вместе кувырком пошли, но вместе. Тот его не отпускал».

Все это, рассказывает отец пропавшего парня, произошло на глазах у семьи Валентина — жены и двух маленьких дочек. Менеджер банка, отличный пловец приехал в горы из Ставрополя на майские праздники. Но не смог пройти мимо чужой беды.

Юрий Зимовцев, отец Валентина: «Это у него не первый раз. Он под лед проваливался, вытаскивал своего одноклассника. Полез, а никаких спасательных средств, ни веревки, ни палки. Какое-то обостренное чувство справедливости. Но это уже воспитание, понятно, я сам такой».

Каждый метр, который приходится преодолевать спасателям и волонтерам вдоль берега в поисках пропавших без вести, дается с трудом. После сильнейших дождей река поднялась, идти приходится буквально наощупь, чтобы самому не упасть в бурный поток. И так километр за километром. Передвигаться на рафтах вряд ли легче — судно кидает из стороны в сторону. Но нужно заглянуть под каждую корягу. Приходится грести против течения. И лишь во время небольшой передышки спасатели кричат в надежде, что кому-то удалось выбраться на берег.

Впрочем, надежды на благополучный финал тают на глазах. Спасатели уже обнаружили тело одного из пропавших — Андрея Колесникова — более чем в 60 км от места происшествия на окраине хутора Грозный. В Следственном комитете начали проверку.

Источник

Теперь официально: В Адыгее нашли тело одного из туристов, унесенных рекой

Мужчину обнаружили в 60 километрах от места происшествия, на окраине хутора Грозный Майкопского района. Двух других туристов до сих пор ищут.

Поиск туристов, которых унесло течением реки Белой в Адыгее, продолжается. Сейчас спасатели проводят повторное обследование русла водоема и береговой линии в районе Хаджохской теснины, а также ниже по течению в направлении ГЭС в Майкопе. Зона поиска разбита на участки.

Всего от РСЧС привлекались 65 человек, 13 единиц техники, 2 плавсредства, в том числе от МЧС 52 специалиста, 9 единиц техники, 1 плавсредство, 1 БЛА. Также туристов помогают искать добровольцы и всадники «Шыу хасэ».

Вчера, 11 мая около 14:00 сотрудниками МЧС было обнаружено тело одного из унесенных течением реки мужчин. Его нашли в 60 километрах от места происшествия, на окраине хутора Грозный Майкопского района,

— отметили в пресс-службе СУ СК РФ по Адыгее.

Тело, по некоторым данным, принадлежит одному из пропавших туристов из Астраханской области — Андрею Колесникову.

Напомним, несчастный случай произошел 8 мая в 15:00. Двое мужчин из Астраханской области гуляли в районе Хаджохской теснины.

На берегу реки Белая один из них решил сделать снимок. Чтобы кадр получился эффектным, турист зашел в воду. Но, не сделав и пары шагов, бурный поток стал сносить его с ног. На помощь ему бросился друг, но в итоге мощная река сбила и его.

Один из очевидцев, 36-летний житель Калмыкии Валентин Зимовцев, увидев происходящее, решил, что сможет вытащить утопающих. Но он переоценил свои силы — его тоже унесло вниз по течению реки.

По некоторым данным, 36-летний Валентин Зимовцев был жителем Ставрополя, а не Калмыкии. Он родился в республике, но прожил на Ставрополье всю сознательную жизнь и имел местную прописку. Пока эта информация правоохранителями не подтверждается.

Источник

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Его называли «деревенским» писателем, наряду с Валентином Распутиным, Беловым и Шукшиным. Все детство Виктора Астафьева прошло в селе Овсянка под Красноярском, на берегу могучего Енисея. В «Край, убаюканный тысячеверстной тишиною..». Там и правда ощущаешь всю мощь и красоту природы

Виктор Петрович Астафьев родился в селе Овсянка 1 мая 1924 года. Его родное село расположено в 20 км к юго-западу от Красноярска, в настоящее время оно входит в состав городского округа Дивногорск и насчитывает около двух тысяч человек населения.

Отец Астафьева в годы сталинских репрессий отбывал срок за «вредительство». Мать писателя, Лидия Ильинична, утонула в Енисее, когда мальчику было семь лет. Витя жил у бабушки — Екатерины Петровны Потылицыной, ставшей впоследствии главной героиней его повести «Последний поклон». Сегодня этот период его жизни можно изучить, посетив музей — дом бабушки Екатерины.

Читайте также:  Как называется река в праге карлов мост

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Меня не покидало ощущение, что Виктор Петрович наблюдает за нами.

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Для меня это очень близко. Примерно такой же дом был у моей бабушки.

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

За столом — по-прежнему бабушка, а рядом играют маленький Витя и его двоюродный брат Алёша.

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

В 1980 году он купил домик, рядом с бабушкиным и прожил в нем до самой смерти. В 2004 году возле дома были установлены мемориальные скульптуры писателя и его жены: супруги сидят на лавочке в тени живых деревьев.

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Очень скромная обстановка. Все сохранили, как было при жизни

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

За соседнем забором копают картошку

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Можете прикупить домик, всего 6.5 миллионов стоит) Овсянку называют Красноярской Рублевкой.

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Дорога к Енисею, по которой ходил Астафьев от дома. Согласитесь выглядит глубоко символично, как связь времен. Старый и новый забор, мусор и бурьян под ногами, а впереди, как луч света — широкий Енисей.

Овсянка, в гостях у Астафьева или Красноярская Рублевка

Любимое место Астафьева на берегу Енисея, говорят, что именно это бревно унесло течением. Посидев на похожем бревне, «пораскинув мозгами», я лучше стал понимать любовь Астафьева к деревенской жизни.

Источник

Виктор Астафьев

Т яжелое детство, сиротский приют, война — на долю Виктора Астафьева выпало много испытаний. Свое первое произведение он написал в 27 лет, рассказ «Гражданский человек» стал первым в литературной карьере Астафьева. Он правдиво писал и о красоте сибирских деревень, и о суровых военных буднях: автор считал, что главное — «оставаться верным писателем жизненной правде».

«Беспризорничество. Сиротство. Интернат»

Виктор Астафьев родился 1 мая 1924 года в деревне Овсянка недалеко от Красноярска. Его родители были небогатыми крестьянами, Виктор был единственным ребенком в семье, две его сестры умерли в раннем детстве. «Я всю жизнь ощущал и ощущаю тоску по сестре и на всех женщин, которых любил и люблю, смотрю глазами брата», — писал Астафьев в автобиографии.

Детство будущего писателя было тяжелым. Родители — Петр и Лидия Астафьевы — плохо ладили между собой. Семьи коснулось и раскулачивание: советские власти национализировали мельницу, которая много лет помогала Астафьевым прокормиться.

1931 год стал особенно трагичным для Виктора Астафьева: погибла его мать, а отца осудили на пять лет, признали врагом народа и отправили в Карелию — на строительство Беломорканала. Мальчик остался на попечении бабушки. Этот период его жизни лег в основу сборника «Последний поклон» и рассказов «Фотография, на которой меня нет» и «Конь с розовой гривой».

Осенью 1934 года отец Виктора Астафьева вернулся в Овсянку. На стройке Беломорканала его признали ударником пятилетки и освободили досрочно. Вскоре Петр Астафьев женился второй раз, на Таисии Черкасовой, и вместе с ней и сыном перебрался в небольшой город Игарка.

О жизни в Игарке Астафьев вспоминал с горечью и болью: отец и мачеха мало интересовались им, и вскоре новая семья буквально выставила мальчика на улицу — он оказался в детском доме. «Беспризорничество. Сиротство. Детдом-интернат. Все это пережито в Игарке. Но ведь были и книги, и песни, и походы на лыжах, и детское веселье, первые просветленные слезы», — вспоминал он об этом времени.

Игнатий Рождественский, преподаватель русского языка и литературы в детском доме, стал его другом на долгие годы: писатель уважал его за «требовательность и человеческое внимание». Другим наставником Астафьева был директор детского дома Василий Соколов. И Рождественский, и Соколов заметили, что мальчику легко даются литература и русский язык, и советовали ему подумать о писательской карьере.

В 1941 году Виктору Астафьеву исполнилось 17 лет, и по закону он больше не мог оставаться в детдоме. К этому моменту он закончил только шесть классов — его несколько раз оставляли на второй год из-за проблем с арифметикой. «Я должен был начинать самостоятельную жизнь, кормить и одевать сам себя, думать о дальнейшей судьбе», — писал он. Мечты о высшем образовании он отложил: на учебу не хватало денег.

Астафьев пошел работать на завод коновозчиком, затем поступил в железнодорожную школу.

«Война — везде и всюду»

Занятия в железнодорожной школе начались в декабре 1941 года, а закончились в мае 1942-го. К этому моменту вовсю шла Великая Отечественная война, ее отголоски были слышны в Красноярском крае. Туда спешно эвакуировали жителей европейской части России, налаживали производство военной техники.

Виктор Астафьев, как и многие его сокурсники, не захотел оставаться в тылу и пошел добровольцем на фронт. В первых боях он участвовал уже в конце 1942 года. На войне Астафьев сменил несколько специальностей: служил разведчиком, водителем и связистом. Он воевал на Первом Украинском фронте, участвовал в Корсунь-Шевченковской операции, форсировании Днепра, наступлении Красной армии под Каменцем-Подольским. Во время войны Виктор Астафьев получил несколько наград: ордена Красной Звезды, медали «За отвагу», «За освобождение Польши», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

Читайте также:  А в деревне люди проще потому что быт другой рядом речка рядом роща

В боях под польским городом Дукла осенью 1944-го Астафьев был ранен и несколько месяцев провел в госпитале. После лечения от строевой службы его отстранили, и победу он встретил во вспомогательных частях Первого Украинского фронта в Ровно. Там же он познакомился со своей будущей женой — медсестрой Марией Корякиной. Они поженились вскоре после войны — 26 октября 1945 года. Затем супруги переехали в Пермскую область, в родной город Марии Корякиной — Чусовой.

Первые книги и журналистские работы

Фронтовые ранения мешали Виктору Астафьеву работать по основной специальности, позже он писал:

За первые послевоенные годы Астафьев сменил несколько профессий: дежурный по вокзалу, слесарь, рабочий литейного цеха, кладовщик, подсобный рабочий. Такая жизнь ему быстро надоела: он даже расстался с женой и уехал домой, в Сибирь, однако вскоре вернулся в семью. В 1947 году у Астафьевых родилась дочь Лидия, но прожила она всего полгода. «Какое это горькое горе и чувство — родительское бессилие, тяжелое, жестокое, совершенно немилосердное», — писала Мария Корякина.

Смерть дочери усугубила разлад в семье, и Виктор Астафьев вновь уехал из Чусового — на этот раз на полгода. Не остановила его даже вторая беременность жены. Астафьев вернулся в семью уже после рождения дочери Ирины, устроился в артель слесарем и решил закончить среднюю школу. В 1950 году у супругов родился сын Андрей.

Астафьев не мог заниматься тяжелой работой, поэтому устроился вахтером в колбасный цех. Жизнь ему скрашивали встречи литературного кружка при местной газете. Именно они вдохновили его на написание первого художественного произведения. В 1951 году рассказ «Гражданский человек» напечатали в городской газете «Чусовской рабочий».

Следующие несколько лет Астафьев работал журналистом «Чусовского рабочего». «Для журналиста в общем-то была возможность развернуться. Но надо помнить, что грамотешка у меня была довоенная — шесть групп, фронт дал, конечно, жизненный опыт, но культуры и грамотности не добавил. Надо было все это срочно набирать. Правда, я даже в окопах ухитрялся книжки иметь и читать. Я знал, что предложение должно заканчиваться точкой, но вот где оно, предложение, заканчивается, точно не представлял», — вспоминал писатель.

В 1953 году в Перми напечатали первую книгу Астафьева — «До будущей весны». В 1955-м там же вышел сборник «Огоньки». Эти книги для детей и подростков читатели встретили хорошо, однако сам Астафьев хотел публиковать более серьезную прозу. Еще в 1954 году он отправил в редакцию журнала «Новый мир» черновик повести «Кража», но там его не приняли. Неудача не остановила Астафьева — он продолжил работать над «Кражей» и другими произведениями. В 1957 году он устроился корреспондентом на Пермское областное радио.

В 1958 году Астафьев стал членом Союза писателей СССР. Тогда же вышел его роман «Тают снега». Рассказы писателя начали публиковать в Москве, в том числе в крупных журналах — «Новый мир» и «Молодая гвардия». В конце 1950-х годов увидели свет повести «Перевал», «Звездопад» и «Стародуб». Вскоре Астафьев отправился в Москву и поступил на Высшие литературные курсы Литературного института им. А.М. Горького.

«Русский Север покорил сразу»: Пермь и Вологда

В 1962 году Виктор Астафьев с семьей переехал в Пермь. Его друг, главный редактор «Пермского книжного издательства» Борис Назаровский, помог писателю купить небольшой дом в уральской деревне Быковка. Сам Астафьев так говорил об этом месте: «В Быковке не было никаких условий, кроме главного — там мне всегда хорошо работалось».

В Перми и Быковке Астафьев закончил повести «Кража» и «Последний поклон», написал несколько новелл и рассказов: «Зорькина песня», «Гуси в полынье», «Осенние грусти и радости». Там же началась писательская карьера жены Астафьева: в литературном журнале «Уральский следопыт» напечатали рассказ Марии Корякиной «Ночное дежурство». Позднее Корякина переработала его в повесть «Отец», которую опубликовали в «Пермском книжном издательстве».

В Перми Виктор Астафьев создал первую редакцию одного из главных своих произведений — повести о любви во время войны «Пастух и пастушка». Сам автор называл это произведение современной пасторалью.

В 1970 году Астафьевы переехали в Вологду. В то время там жили известные советские писатели — Николай Рубцов, Александр Яшин, Василий Белов. Астафьев познакомился и быстро подружился с ними. В Вологде он продолжал заниматься творчеством.

23 декабря 1975 года Виктор Астафьев получил Государственную премию СССР за повести «Кража», «Последний поклон», «Перевал» и «Пастух и пастушка». В Вологде он также попробовал себя в драматургии и создал две пьесы — «Черемуха» и «Прости меня».

В 1976 году была опубликована книга «Царь-рыба» о вмешательстве цивилизации в жизнь провинции. Именно «Царь-рыба» принесла Астафьеву всесоюзную известность. Однако напечатать книгу целиком удалось не сразу: Главное управление по охране государственных тайн в печати изъяло из рукописи две главы — «Норильцы» и «Дамка». Цензоры посчитали повесть «дерзкой, чуть ли не антисоветской продукцией». В урезанном виде «Царь-рыба» была опубликована и завоевала любовь читателей. Два года спустя, в 1978-м, повесть вышла отдельным изданием. Вскоре она удостоилась Государственной премии СССР и была переведена на множество иностранных языков, но без цензурных изъятий вышла только в 1990-е годы.

Читайте также:  Тсж дом у реки

«Вернулся помирать»: последние годы жизни Астафьева

В 1980 году Виктор Астафьев решил вернуться на историческую родину — в Красноярский край. Здесь начался новый период его творчества. В это время он писал как художественную прозу, так и публицистику.

Астафьев купил в родной деревне Овсянке дом, где жил летом, а на зиму возвращался в красноярскую квартиру. Оттуда открывался вид на реку и деревни вдали. На вопрос «Зачем вернулся в Овсянку?» писатель отвечал: «Вернулся помирать».

Большую часть своих произведений Виктор Астафьев писал по воспоминаниям и впечатлениям. Однако его отношение ко многим событиям постепенно менялось. В январе 1986 года в журнале «Октябрь» опубликовали книгу Астафьева «Печальный детектив». Сам автор называл ее своим первым романом, забывая об опыте 1950-х — произведении «Тают снега». «Печальный детектив» перевели и издали за рубежом. Критики заметили, что Астафьев, раньше воспевавший сибирскую деревню, теперь показал ее темные стороны. Главным героем «Печального детектива» стал бывший милиционер Леонид Сошнин. На службе он получил тяжелое ранение и был вынужден выйти на пенсию. Астафьева упрекали за мрачность этого произведения: в «Печальном детективе» автор показал бюрократию и преступность начала 1980-х годов.

Неспокойна в это время была и жизнь самого писателя: в 1987 году умерла его 39-летняя дочь Ирина. «Давно мы с Марьей живем, многих пережили, а горечь и жалость к умершим, особенно к маме и дочерям — вторая дочь, Ирина, умерла десять лет назад в возрасте тридцати девяти лет, — не утихает, наоборот, с годами становится острее», — писал Астафьев в 1997 году Василю Быкову.

В эти годы Астафьев переосмыслил и тему войны — он работал над романом «Прокляты и убиты». Первая книга романа вышла в свет в 1992 году, вторая — в 1994-м. Писатель признавался, что это произведение отняло у него слишком много сил, а критики заметили, что автор ожесточился и утратил присущий ему светлый взгляд на мир.

В 1995 году за за первые две части романа «Прокляты и убиты» Астафьеву вручили еще одну Государственную премию. Писатель не ушел от военной темы: в 1990-х годах он создал повести «Обертон», «Так хочется жить» и «Веселый солдат», продолжил писать роман «Прокляты и убиты». В 1997–1998 годах в Красноярске выпустили 15-томное собрание сочинений Астафьева с комментариями автора. В 1999-м писателя наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени.

В 2000 году Виктор Астафьев прекратил работу над третьей частью романа «Прокляты и убиты», оставив ее неоконченной. Как признавался сам писатель и подтверждали его друзья, работа над книгой была очень тяжелой. К концу жизни Астафьев устал от нее. Повлияло на его решение и то, что роман получил противоречивые отзывы: например, литературный критик Валентин Курбатов заметил, что «Прокляты и убиты» — это «самая мучительная в русской литературе книга».

29 ноября 2001 года Виктор Астафьев умер. Писателя похоронили на деревенском кладбище недалеко от его родной Овсянки, рядом с дочерью Ириной.

Интересные факты

1. Виктор Астафьев дружил со многими известными советскими писателями. Особенно близко он общался с Константином Воробьевым. Их дружба началась с повести Воробьева «Алексей, сын Алексея», опубликованной в журнале «Молодая гвардия» в 1963 году. Астафьеву так понравилось произведение, что он написал письмо в редакцию с пометкой «Переслать лично автору». Воробьев прислал ему ответ. Переписывались они до самой смерти Константина Воробьева в 1975 году.

Много лет Астафьев общался и с Василем Быковым, творчество которого не раз анализировал в своих публицистических статьях. Встретились они, как говорил Астафьев, «в толчее писательских съездов». «Все прочитанное окончательно меня убедило, что ты — великий писатель русской литературы и таким, может быть, первым войдешь в век двадцать первый» — так писал Василь Быков Виктору Астафьеву в 1998 году.

2. Один из самых необычных литературных памятников России связан с повестью Астафьева «Царь-рыба». Его установили в 2004 году, к 80-летию писателя, на смотровой площадке недалеко от Овсянки. Статуя изображает енисейского осетра — ту самую царь-рыбу.

3. В 1999 году в Красноярске представили балет по повести «Царь-рыба». В спектакле участвовали артисты Большого театра — Марианна Рыжкина, Марк Перетокин и другие. Музыкальной основой постановки стала симфоническая поэма композитора Владимира Пороцкого. Создатели балета подчеркивали, что их «Царь-рыба» сильно отличается от книги Виктора Астафьева, но опирается на нее.

Источник