Меню

Как быть знает река как улететь знают все облака



Текст песни Зоя Левада — Подруга-дорога

Музыка —Константин Минин
Слова —Виктор Васильев

Кто-то с порога родного
С грустью, тревогой
Посмотрит мне вослед.
Кто-то подбодрит немного:
Доброй дороги тебе,Человек!
Тебе,Человек!
Где-то ждут дальние страны,
Разные люди и песни о любви.
Где-то снега и туманы,
Холодные звёзды и тёплые дожди.

Как уплыть знает река,
Как улететь знают все облака,
И о любви сердце знает так много!
Чтобы жизнь выпить до дна,
Мне нужна только одна-
Верная мне Подруга-Дорога!

Знаю,вернусь я нескоро.
Нескоро напьюсь воли хмельной!
Знаю, когда-то дороги
Сойдутся в одну дорогу-домой!

Как уплыть знает река,
Как улететь знают все облака,
И о любви сердце знает так много!
Чтобы жизнь выпить до дна,
Мне нужна только одна-
Верная мне Подруга-Дорога! Music —Konstantin Minin
Words —Viktor Vasiliev

Someone at the door of the native
With sadness , anxiety
I look vosled .
Someone cheer up a bit :
Good way to you, man !
You the man!
Somewhere waiting for distant countries ,
Different people and love songs.
Somewhere in the snow and fog ,
Cold stars and the warm rains .

How to swim the river knows ,
How to know all the clouds fly ,
And about love heart knows so much!
To enjoy life to the full,
I only need however
Loyal friend to me , dear!

I know I ‘ll be back soon.
Will not soon get drunk drunk !
I know, once the road
Converge into one — way home!

How to swim the river knows ,
How to know all the clouds fly ,
And about love heart knows so much!
To enjoy life to the full,
I only need however
Loyal friend to me , dear!

Источник

Зоя Левада — Подруга-дорога | Текст песни

Музыка —Константин Минин
Слова —Виктор Васильев

Кто-то с порога родного
С грустью, тревогой
Посмотрит мне вослед.
Кто-то подбодрит немного:
Доброй дороги тебе,Человек!
Тебе,Человек!
Где-то ждут дальние страны,
Разные люди и песни о любви.
Где-то снега и туманы,
Холодные звёзды и тёплые дожди.

Как уплыть знает река,
Как улететь знают все облака,
И о любви сердце знает так много!
Чтобы жизнь выпить до дна,
Мне нужна только одна-
Верная мне Подруга-Дорога!

Знаю,вернусь я нескоро.
Нескоро напьюсь воли хмельной!
Знаю, когда-то дороги
Сойдутся в одну дорогу-домой!

Как уплыть знает река,
Как улететь знают все облака,
И о любви сердце знает так много!
Чтобы жизнь выпить до дна,
Мне нужна только одна-
Верная мне Подруга-Дорога!

  • Зоя Левада Зоя Левада «Подруга-Дорога»
    Канал «Ля-Минор», программа «К нам приехали. «, эфир от 30.06.2011 г. Живой звук. Песня «Подруга-Дорога» — муз. К .
  • Зоя Левада Зоя Левада «Подруга-Дорога»
    Зоя Левада «Подруга-Дорога». Зоя Левада. SubscribeSubscribed . Зоя Левада Shared on Google+ · 1 year ago .
  • Зоя Левада Зоя Левада
    Зоя Левада. Зоя Левада . Зоя Левада «Подруга-Дорога» — Duration: 3:20. by Зоя Левада 5,723 views. 3:20 . Зоя .
  • Зоя Левада Меня позови! Зоя Левада Меня позови!
    Зоя Левада «Меня позови» муз. К. Минин, сл. Л. Архипенко Официальный сайт www.zo-ya.ru Организация концертов +7 916 824 70 50.

Источник

Текст песни Зоя Левада — Подруга-дорога

Оригинальный текст и слова песни Подруга-дорога:

Музыка —Константин Минин
Слова —Виктор Васильев

Кто-то с порога родного
С грустью, тревогой
Посмотрит мне вослед.
Кто-то подбодрит немного:
Доброй дороги тебе,Человек!
Тебе,Человек!
Где-то ждут дальние страны,
Разные люди и песни о любви.
Где-то снега и туманы,
Холодные звёзды и тёплые дожди.

Как уплыть знает река,
Как улететь знают все облака,
И о любви сердце знает так много!
Чтобы жизнь выпить до дна,
Мне нужна только одна-
Верная мне Подруга-Дорога!

Знаю,вернусь я нескоро.
Нескоро напьюсь воли хмельной!
Знаю, когда-то дороги
Сойдутся в одну дорогу-домой!

Как уплыть знает река,
Как улететь знают все облака,
И о любви сердце знает так много!
Чтобы жизнь выпить до дна,
Мне нужна только одна-
Верная мне Подруга-Дорога!

Перевод на русский или английский язык текста песни — Подруга-дорога исполнителя Зоя Левада:

Music —Konstantin Minin
Word —Viktor Vasiliev

Someone at the door of the native
With sadness, anxiety
Look me followed suit.
Someone cheer up a bit:
Good road to you, man!
You the man!
Somewhere waiting for distant countries,
Different people and love songs.
Somewhere in the snow and fog,
Cold stars and the warm rains.

How to know to sail the river,
As everyone knows fly clouds
And love heart knows so much!
To enjoy life to the full,
However I need only
Give me back my friend, dear!

I know I’ll be back soon.
I will not soon get drunk drunk!
I know that once the road
Converge into one-way home!

How to know to sail the river,
As everyone knows fly clouds
And love heart knows so much!
To enjoy life to the full,
However I need only
Give me back my friend, dear!

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Подруга-дорога, просим сообщить об этом в комментариях.

Источник

Имя на поэтической поверке. Вадим Егоров

Лев Баскин Бард Вадим Егоров с гитарой объездил весь мир.

Концертные поездки в Израиль, Германию, Швецию, Швейцарию, Францию, Нидерланды, США, Канаду, Австралию, Австрию.

В первый раз Вадим Егоров был выпущен за границу в 1984 году, ещё при К.У.Черненко (в Англию, в служебную командировку по делам, не связанным с музыкой и поэзией), но он пел везде, куда его приглашали: в посольство, торгпредство, частные дома.

С тех пор, когда он приезжает за рубеж, его сразу «рвут на части» наши соотечественники.

В США, например, он, дал однажды, за полтора месяца 42 концерта в 34-х городах, а был он в этой стране 6-ть раз.

Ждут везде. Его никогда не надо представлять – он выходит на сцену, и его сразу узнают.
Этот человек честно и талантливо делает своё дело. Именно поэтому он стал всенародно любимым и знаменитым.

Вадим Егоров, считается одним из классиков жанра авторской песни и наряду с Б.Окуджавой, А.Галичем, В.Высоцким, Ю.Визбором, А. Городницким, Ю. Кимом, Ю.Кукиным, А.Дольским, С Никитиным – внесён во Всемирный биографический энциклопедический словарь.

У каждого автора есть «знаковая» песня – своего рода «визитка»: так вот, «Дожди» — городская зарисовка в размытых акварельных тонах, немного странная, словно незавершённая книга, узнаваемая песня Вадима Егорова.

По собственному признанию, Вадима Владимировича, он ощутил себя известным с появлением песни «Дожди», которая «шквалом пронеслась по стране», а в 1970 году появилась на гибкой пластинке в журнале «Кругозор».

Я вас люблю, мои дожди,
мои тяжёлые, осенние,
чуть-чуть смешно,
чуть-чуть рассеянно –
я вас люблю, мои дожди.

Читайте также:  Движение рыбы по рекам

А листья ластятся к стволам,
а тротуары – словно зеркало,
и я плыву по зеркалам,
в которых отражаться некому,

где, как сутулые моржи,
машины фыркают моторами
и вьются рельсы монотонные
как серебристые ужи;

где оборванцы – фонари
бредут шеренгою заляпанной,
и осень огненный парик
сдирает ливневыми лапами…

Спасибо вам, мои дожди,
Спасибо вам, мои осенние,
За всё, что вы во мне посеяли,
Спасибо вам, мои дожди,
Спасибо вам, мои дожди!
1966 год.

Благодаря удивительным текстам, моментально ложащимся на память, и лёгким мелодиям, многие песни Вадима Егорова давно живут совершенно самостоятельно, автономной жизнью, став почти, что городским фольклором.

У меня на видном месте, на столе, постоянно лежит книга Вадима Егорова «Вадим», за 1991 год, содержащая стихи и две поэмы «Лоскуты» и «Два дома». Эта книга и подвигла меня написать повествование о жизни и творчестве Вадима Егорова, настолько поразили его самобытные стихи и поэмы.

Кто из нас в школьно-лагерные времена не переписывал в тетрадку «Облака»:

Облака (памяти школьников выпуска 1941 года).

Над землёй бушуют травы, облака плывут, как павы,
А одно – вон то, что справа – это я, это я, это я.
И мне не надо славы.

Ничего уже не надо, мне и тем, плывущим рядом,
Нам бы жить, и вся награда, нам бы жить, нам бы жить, нам бы жить,
А мы плывём по небу…

Эта боль не убывает, где же ты, вода живая,
Ах, зачем война бывает, ах зачем, ах зачем, зачем нас убивают.

А дымок над отчей крышей всё синей, синей и выше
Мама, мам, ты услышишь голос мой, голос мой,
голос мой,
Всё дальше он и тише.

Мимо слёз, улыбок мимо облака плывут над миром,
Войско их не поредело, облака, облака, облака…
И нету им предела!

18 июня 1976 год.

Кто в студенческие годы не пытался подобрать на гитаре «Друзья уходят» — беспроигрышный хит, поворачивающий на лирический лад любую вечеринку:

Друзья уходят как-то невзначай,
друзья уходят в прошлое,
как в замять,
И мы смеёмся с новыми друзьями,
а старых вспоминаем по ночам,
а старых вспоминаем по ночам.

А мы во сне зовём их, как в бреду,
асфальты топчем, юны и упруги,
и на прощанье стискиваем руки,
и руки обещают нам: «Приду»,
и руки обещают нам «Приду».

Они врастают – тают – в синеву,
а мы во сне так верим им,
так верим!
Но наяву – распахнутые двери,
и боль утраты – тоже наяву,
и боль утраты тоже наяву.

Но не прервать связующую нить,
она дрожит во мне и не сдаётся.
Друзья уходят – кто же остаётся?
Друзья уходят – кем их заменить?
Друзья уходят – кем их заменить?

Друзья уходят как-то невзначай,
друзья уходят в прошлое,
как в замять,
и мы смеёмся с новыми друзьями,
а старых вспоминаем по ночам,
а старых вспоминаем по ночам.

Мы порой не знаем, что у этих песен один автор, и кажется, они были всегда.
Я никак не могу понять, говорит Вадим Владимирович, одну странную вещь… Последние годы меня на полном серьёзе – ну, может быть, с лёгкой долей иронии – называют «классиком», «основоположником течения»…

На самом деле, это совсем не так.

Я действительно нахожусь где-то в первой десятке ныне живущих и поющих бардов, но публика, думаю, знает меня куда меньше, чем остальных.

Дело в том, что слушатели песни не соотносят их с фамилией «Егоров».
И правильно делают: фантастически блеклая фамилия, вот уж подфартило! В Якутии – половина жителей – Егоровы…

Так и сложилось: песни поются, а автор не запоминается. «Кто сочинил? Егоров? Ну и фиг с ним».

В общем, увы, по-настоящему классиком я себя не ощущаю. Но оказался вполне востребованным: выступаю – и даже прилично этим зарабатываю.

Вадим Владимирович Егоров родился 7-го мая 1947 года, в городе Эберсвальде, в 40 км. от Берлина, Советская зона оккупации Германии, советский и российский поэт, бард, автор более 200-от песен и 500 поэтических произведений.

Отец – Владимир Алексеевич Егоров и мать – Ревекка Иосифовна Гуревич – учителя.
Интересно, что Вадим родился в Эбервальде, а в те годы – с 1947 по 1949, там жил с родителями Владимир Высоцкий, Правда, он был постарше Вадима на 9-ть лет.

Пути их вряд ли пересекались – Высоцкий ходил в школу, а Вадим ещё ходил под себя, в коляске.

А вот то, что азам русского языка и литературы 9-летнего Володю учил отец Вадима – это факт, потому что он единственный преподавал эти предметы в гарнизонной школе, военные и их семьи жили компактно в военном городке.

С Высоцким – Вадим никогда это не обсуждал, потому что никогда с ним не встречался, а вот его отец моего отца припомнил в разговоре – мужчины-учителя в то время (да и в наше) были редкостью, вспоминал Вадим Егоров.

Вадим Владимирович рассказывал: «Верю, что в фундаменте Владимира Высоцкого – поэта, есть кирпичик, заложенный Владимиром Алексеевичем Егоровым, моим отцом.
Ещё то, что незримо сближает Вадима Егорова и Владимира Высоцкого, оба росли в межнациональной семье.

У Владимира – отец Высоцкий Семён Вольфович(1915-1997),уроженец города Киева, еврей, полковник бронетанковых войск, связист.

Участник Великой Отечественной войны с первых дней, участвовал в обороне Москвы, освобождении Донбасса, Львова, Лодзи, взятии Берлина, освобождении Праги.

Служил помощником начальника связи 4-ой танковой армии по проводным средствам.
Был награждён: орденом Отечественной войны I степени, 2-мя орденами Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, медалью «За оборону Москвы» и другими медалями.

Мать Вадима Егорова – учительница математики, Ревекка Иосифовна Гуревич, была еврейкой по национальности. Вадим Егоров этого факта не скрывал, но и по понятным причинам, не афишировал.

Отец Вадима, Владимир Алексеевич, русский, привил сыну любовь к поэзии – он прекрасно знал её, сам писал стихи. Мать окружила материнской любовью, до последних дней и без которой он был бы другим человеком».

В 1949 году семья переехала жить в Москву. Вадим окончил музыкальную школу по классу скрипки. Стихи стал писать с 1961 года, а с 1963 года начал писать на свои стихи песни.

С детства играл на фортепиано и скрипке, а в 30-летнем возрасте освоил шестиструнную гитару, при этом до 1976 года во время исполнения песен он аккомпанировал себе на фортепиано, позже – на гитаре.

В 1969 году окончил Московский государственный педагогический институт имени В.И.Ленина, имеет диплом преподавателя русского языка и литературы.

Читайте также:  Река одни берег в европе другой в азии

В 1976 году, Вадим Егоров защитил кандидатскую диссертацию по психологии, автор ряда научных работ. С 1977 по 1996 год работал заведующим сектором в Институте дефектологии Академии педагогических наук СССР.

С 1996 года полностью перешёл на творческую работу, в области самодеятельной песни, на свои стихи.

Сегодня одна из самых известных песен Вадима Егорова «Белые панамки», звучит как реквием по всем погибшим на войне детям:

На полянке – детский сад.
Чьи-то внучки, чьи-то дочки,
и панамки их торчат,
словно белые грибочки.

Ах, какая благодать!
Небеса в лазурь оделись,
до реки рукой подать…
до войны – одна неделя.

Вой сирены. Ленинград.
Орудийные раскаты.
Уплывает детский сад
от блокады, от блокады.

А у мам тоска -тоской
по Илюшке и по Нанке,
по единственной такой
уплывающей панамке.

Кораблю наперерез,
Огневым исчадьем ада
«мессершмитта» чёрный крест
Воспарил над детским садом.

На войне – как на войне:
Попаданье без ошибки.
…А панамки на волне,
Словно белые кувшинки.

Боже правый – неужель
это снова повторится?!
Боже правый – им уже
было б каждому за тридцать!

Тот же луг… и та река…
детский щебет на полянке…
И несутся облака,
Словно белые панамки.

Апрель 1981 год.

Сюжет песни, был написан по страшной трагедии, которая произошла теплой осенью 1941 года на Ладожском озере. Была организована эвакуация малышей детских садов из Ленинграда в тыл. Дедушка и рассказал внуку Вадиму эту историю, так как сам был организатором эвакуации детей на корабли.

Мамы и бабушки провожали своих детишек в белых панамках на корабли от войны, и надеялись, потом встретиться после победы. Конечно, все плакали, расставаясь со своими кровинушками.

Так надо было, что спасти детей от гибели во время блокады. И вот, когда корабль отплыл далеко от пристани, все провожающие увидели в небе несколько фашистских самолётов «Мессершмиттов».

Самолёты специально летели низко-низко к кораблям с детьми. Вдруг полетели бомбы. Прямо на корабль!

Всех охватил ужас. Бомбы падали одна за другой. Небо и ладожская вода как бы смешались.

Вокруг стало черным-черно. На фоне рёва моторов самолётов поднялся людской крик. Потом самолёты улетели, и люди увидели на чёрной воде белые панамки.

Этот рассказ дедушки, в детстве, затронул душу Вадима Егорова, и долго не проходило состояние горя от потери, как будто погибли его братишки и сестрёнки.

Тематический диапазон песен и стихов Вадима Егорова необыкновенно широк: от социальной и любовной лирики до юмористических и детских произведений.

Неповторимая авторская манера их исполнения, стиль общения с аудиторией, чрезвычайно притягательны для публики. Недаром в Москве существует «Клуб почитателей Вадима Егорова».

Его стихи – это стихи поэта со своим голосом, который так нужен сегодня, когда всё вокруг грохочет, гремит, угрожает, а с эстрады, где выступает Вадим Егоров, несётся страстный выкрик и нескрываемая тревога за состояние общества и наших душ.

Вадим Владимирович Егоров, по праву, обладатель национальной общественной премии в области авторской песни «Благодарность», присуждаемой за «выдающийся вклад в золотой фонд авторской песни» и золотой медали «Бард России», учреждённой сибирским фондом по увековечиванию памяти Владимира Высоцкого.

На счету Вадима Егорова более 200 песен и 500 стихотворений.

Вадим Владимирович написал книги: «Четыре капли тишины» -1990 год, стихи, «Вадим»-1991 год, стихи, поэмы, «Танцы на пашне» -1998 год, стихи, песни.

Жена Вадима Егорова – Веста Солянина -21.11.1970года, исполнитель авторских песен, лауреат Грушинского фестиваля.

Она великолепный исполнитель авторской песни, обладатель дивного голоса и чуткой души, частицу которой она вкладывает в каждую песню.

Веста Солянина исполняет песни, сочинённые Булатом Окуджавой, Сергеем Никитиным, Вадимом Егоровым, а также другими известными авторами.

Многие называют Весту Солянину примой бардовской песни.

Веста Солянина окончила Санкт-Петербургский Университет Телекоммуникаций, в 1994 году.

Сын – Илья Егоров, врач высшей категории, доктор медицинских наук.
Дочь – Анастасия Егорова, фотохудожник.

Проживает известный бард Вадим Егоров в Москве.

Пожелаем поэту и певцу Вадиму Владимировичу крепкого здоровья, положительных эмоций, творческих успехов, накануне своего 73-летия, которое настанет 7-го мая, этого года.

Из поэтического наследия Вадима Егорова.

Соня Соломянская, девочка из Минска,
ложкой оловянною лопала из миски,

по детдому шастала
в латаной юбчонке
Сонька Соломянская, минская девчонка

Палочку баюкала, в облаках витала,
слушала по радио голос Левитана.

Так она и выросла, слеплена из теста
чёрного, военного,
сталинского детства.

Кореша-приятели,
двести грамм налейте-ка!
Выпьем за советскую сучью диалектику,

по которой Родина –
до чего ж мы дожили! –
от плохого к худшему
развиваться может лишь.

Где ж оно, Отечество!
Справедливость – где ж она?
За хребет негнущийся,
за язык несдержанный

выкручена, выжата, брошена, отсеяна
Соня Соломянская… Софья Моисеевна…

Софья Моисеевна,
дама из Нью-Йорка –
шуба из каракуля, воротник из норки.

Страх её не мучает.
Лень её не гложет.
Софья Моисеевна
пашет, словно лошадь.

Самое тяжёлое вынесено, пройдено,
благосклонна, вроде бы,
к ней вторая Родина,

но в невыразимые бруклинские ночи
Софье Моисеевне одиноко очень.

И во мглу рассветную
всё глядит рассеянно
Соня Соломянская… Софья Моисеевна.
1990 год.

«Этюд для скрипки с гитарой»

Века серёдка. В ней двоечник Бродский
Пьёт лимонад (ещё нет кока-колы).
Угол Палихи и Новослободской.
Первый этаж. Музыкальная школа.

К ней, не познавший ни пива, ни водки,
Я волочусь, белобрысый и хлипкий.
В папочке чёрной – строптивые нотки.
В чёрном футляре – постылая скрипка.

Речи вождей. Партсобраний трясина.
Ранний узор варикозных прожилок.
Мамочка с папочкой жаждут для сына
жизни получше, чем сами прожили,

жизни, где в жалком семейном бюджете
нет каждодневной копеечной сметы
и – что важнее, чем деньги – ну эти…
аплодисменты… аплодисменты…

К радости папы и к радости мамы,
мы улыбаясь фальшивой улыбкой,
я ежедневно пиликаю гаммы,
я ненавижу проклятую скрипку,

лето в разгаре. За окнами где-то
сверстники в кущах июльского рая
бьются азартно в пристенок. Но это
не для меня – я на скрипке играю.

Бедному сыну со скрипкой не сладить:
скрипка она от Всевышнего, вроде,
только в руках не Егорова Вади,
а Хейфеца Яши и Ойстраха Доди.

Скрипочка, скрипочка, горе-невеста!
Будь ты четырежды благословенна,
ибо не будь ты оскоминой детства,
я не видал бы Парижа и Вены,

ибо, журча, как ручейные струйки,
запах впитав канифоли янтарной,
эти четыре скрипичные струнки
в шесть превратились над грифом гитарным.

Старость под сердцем, саднит как осколок.
Ежевечерне, кряхтя и стеная,
я ухожу в музыкальную школу –
только никто эту тайну не знает.

Читайте также:  Мост через реку миссисипи

Там, как под сводами Божьего храма,
где не до мелких житейских мыслишек,
я с наслажденьем пиликаю гаммы…
Только никто эти гаммы не слышит.

На своих выступлениях, наряду с исполнением песен, Вадим Егоров, по просьбе слушателей читает и стихи. Часто просят его прочитать стихотворение: «Запах банного мыла…»

Запах банного мыла…
Запах банного мыла,
Когда мама меня,
пятилетнего, мыла –
он витал над страной,
он в столетье
вплетался,
он в подкорку мою,
словно в губку, вплетался.

Не забуду вовек,
как в предутренней рани
мы ходили с отцом
в Сандуновские бани,
где уравнивал враз
дохляка и громилу
запах веника
и запах банного мыла.
Этот запах пронзительный
(только не смейтесь!)
запах детства, где все мы
глупы и бессмертны.
Грубоватый, как запах
солдатской шинели,
для меня навсегда
он нежнее «Шанели».

…Мир сегодня иной.
И иная планета.
Мыло банное есть.
А вот запаха нету.
Демократия есть.
Есть чернуха — порнуха.
Бань навалом – но в них
нету банного духа.
Я живу без него
(не живу – доживаю)
и судьбы полотно,
как могу,
дошиваю.
Он бесспорно хорош. Он
талантливо выткан.
В нём любви запоздалой
ярчайшая нитка.
В нём всё так соразмерно,
так разумно на месте.
Запах банного мыла
был бы в нём неуместен.

Не пророчу, что будет.
Не забуду, что было:
В центре грозного века –
Запах банного мыла
И меня поутру
Мама юная будит…
Впереди всё, что было.
Позади всё, что будет.

На смерть Л.И.Брежнева.

Под дощатой тарою
опочил, касатик…
Похоронят старого –
нового посадят.

Поклонимся в ноженьки
Пете или Васе –
будет новый боженька
на иконостасе.

Нравится, не нравится –
но начнём, мудилы,
петь псалмы и славицы
и кадить кадилом,

лестной одой чествовать,
красок не жалея,
крёстным ходом шествовать
мимо Мавзолея

и твердить, как «Отче наш»:
«На трибуне – кто там?»,
и друг друга потчевать
свежим анекдотам.

Пресных дней помешивая варево,
от Святого Слова вдалеке,
с Богом я ещё не разговаривал
на его безмолвном языке.

Дух отринув, немощь плоти вылечу,
новые изведаю азы,
но уже, наверное, не выучу
Господа божественный язык.

Вглядываюсь в Библию,
как в бездну я,
перед этой бездною дрожу,
словосочетания небесные
на земной язык перевожу,

и душа, принять уже готовая,
перевод бубнит, как пономарь…
Не перевести слова, которые
надо с полуслова понимать.

Лишь в ладье Харона-перевозчика,
Стикса холод чувствуя в горсти,
в первый раз шепчу без переводчика:
«Не помилуй, Боже, но – прости».

Как живу? Грешу и каюсь
и, востря карандаши,
просто словом откликаюсь
на малейший зов души,

на мельчайшие приметы
дней, летящих без следа,
и Поэзии предметом
все становится тогда.

© Copyright: Лев Баскин, 2020
Свидетельство о публикации №120041801623 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Лев Баскин Вы, Лев, человек глубокий. Человечище Вы.Я Вас уважаю за Ваш благородный труд популяризации поэтов и интересных людей.Вы умничка большой.

Голда Завадская 24.04.2020 16:47 Заявить о нарушении Благодарю, Вас, Голда, за доброе слово.Завтра выложу Льва Куклина- заходите. буду рад. С уважением! Лев.

Источник

Идущий к реке

Я в своем познании настолько преисполнился, что я как будто бы уже
сто триллионов миллиардов лет проживаю на триллионах и
триллионах таких же планет, как эта Земля, мне этот мир абсолютно
понятен, и я здесь ищу только одного — покоя, умиротворения и
вот этой гармонии, от слияния с бесконечно вечным, от созерцания
великого фрактального подобия и от вот этого замечательного всеединства
существа, бесконечно вечного, куда ни посмотри, хоть вглубь — бесконечно
малое, хоть ввысь — бесконечное большое, понимаешь? А ты мне опять со
своим вот этим, иди суетись дальше, это твоё распределение, это
твой путь и твой горизонт познания и ощущения твоей природы, он
несоизмеримо мелок по сравнению с моим, понимаешь? Я как будто бы уже
давно глубокий старец, бессмертный, ну или там уже почти бессмертный,
который на этой планете от её самого зарождения, ещё когда только Солнце
только-только сформировалось как звезда, и вот это газопылевое облако,
вот, после взрыва, Солнца, когда оно вспыхнуло, как звезда, начало
формировать вот эти коацерваты, планеты, понимаешь, я на этой Земле уже
как будто почти пять миллиардов лет живу и знаю её вдоль и поперёк
этот весь мир, а ты мне какие-то. мне не важно на твои тачки, на твои
яхты, на твои квартиры, там, на твоё благо. Я был на этой
планете бесконечным множеством, и круче Цезаря, и круче Гитлера, и круче
всех великих, понимаешь, был, а где-то был конченым говном, ещё хуже,
чем здесь. Я множество этих состояний чувствую. Где-то я был больше
подобен растению, где-то я больше был подобен птице, там, червю, где-то
был просто сгусток камня, это всё есть душа, понимаешь? Она имеет грани
подобия совершенно многообразные, бесконечное множество. Но тебе этого
не понять, поэтому ты езжай себе , мы в этом мире как бы живем
разными ощущениями и разными стремлениями, соответственно, разное наше и
место, разное и наше распределение. Тебе я желаю все самые крутые тачки
чтоб были у тебя, и все самые лучше самки, если мало идей, обращайся ко мне, я тебе на каждую твою идею предложу сотню триллионов, как всё делать. Ну а я всё, я иду как глубокий старец,узревший вечное, прикоснувшийся к Божественному, сам стал богоподобен и устремлен в это бесконечное, и который в умиротворении, покое, гармонии, благодати, в этом сокровенном блаженстве пребывает, вовлеченный во всё и во вся, понимаешь, вот и всё, в этом наша разница. Так что я иду любоваться мирозданием, а ты идёшь преисполняться в ГРАНЯХ каких-то, вот и вся разница, понимаешь, ты не зришь это вечное бесконечное, оно тебе не нужно. Ну зато ты, так сказать, более активен, как вот этот дятел долбящий, или муравей, который очень активен в своей стезе, поэтому давай, наши пути здесь, конечно, имеют грани подобия, потому что всё едино, но я-то тебя прекрасно понимаю, а вот ты меня — вряд ли, потому что я как бы тебя в себе содержу, всю твою природу, она составляет одну маленькую там песчиночку, от того что есть во мне, вот и всё, поэтому давай, ступай, езжай, а я пошел наслаждаться прекрасным осенним закатом на берегу теплой южной реки. Всё, ступай, и я пойду.

Источник