Меню

Как была названа река яик после восстания пугачева ответ



Яик — река казацкая

Яик — река казацкая

Многое перевидали берега Яика-реки, где начались события, в которых славную роль сыграл выходец с Дона Емельян Пугачев.

Ко времени, когда Емельян Иванович появился на Яике, земли вокруг пего давно были официально включены в состав России. Появление здесь русских людей произошло довольно рано. Связано это было с формированием казачества.

Уже с конца XV века, то есть с образованием единого Русского государства, начался и затем в течение следующих столетий все более нарастал приток беглых на окраины страны, на земли, где не было крепостного ярма, лихих бояр и дворян, воевод и приказного семени. Русские беглецы-переселенцы появлялись и селились по берегам Дона и Терека, Волги и Яика. Мечты о свободной землице и волюшке вольной постоянно влекли бедняков на новые места. Так из столетия в столетие делали и русские, и украинцы, и белорусы, и многие другие — все те, кого манили дальние дороги, сулившие желанную свободу. В новых местах основывали они поселения, сорганизовывались в сообщества вольных людей — казаков, как они стали себя называть. Так возникли казацкие «христианские республики», как их назвал К. Маркс, — Запорожская Сечь, Войско Донское, Войско Терское, Войско Яицкое и другие.

Яицкие казаки еще в XVIII столетии помнили и бережно хранили преданий о начале своего войска. За полстолетия до Пугачева яицкие атаманы Ф. Рукавишников и Ф. Михайлов, оказавшиеся «по войсковому делу» в Москве, повестовали своим собеседникам: «В прошлых давних годах прадеды и деды…, то есть первыя яицкия казаки, пришли и заселились здесь, на Яике-реке…, собравшись русский, с Дону и из ыных городов, а татара из Крыму и о Кубани и из других магометанских народов», Они же подчеркивали, что от начала «их заселения или паче на Яик-реку приходу ныне будет гораздо более двухсот лет». Далее атаманы, явно ошибаясь и преувеличивая, еще более «удревнили» время появления своих предков: «…Первых яицких казаков на Яик-реку приход и заселение было в самые те времена, когда… Тамерлан разные области разорял». Рукавишников и Михайлов имели в виду походы знаменитого Тимура (Тимурленга, Тамерлана) из Средней Азии на Северный Кавказ и в Нижнее Поволжье в конце XIV столетия, когда его войска наголову разгромили военные силы золотоордынского хана Тохтамыша и дотла разорили его владения. В эти бурные и жестокие годы, опаленные вихрями кровавых нашестий и погромов, вряд ли могли появиться на Яике русские переселенцы — казаки.

Яик-река и ее окрестные места дали приют и первым поселенцам, и многим новым пришельцам. Их число со временем увеличивалось все быстрее, тем более что со второй половины XVII и начала XVIII века, после массовых и жестоких расправ с участниками Второй и Третьей крестьянских войн в России (движений, возглавленных на определенных этапах Разиным и Булавиным), началось решительное наступление царской власти на права и привилегии донского казачества. Ухудшалось положение запорожцев и терцев. Такова же была и участь яицких казаков.

Долгое время, в течение нескольких столетий, защищали яицкие казаки свои порядки, столь дорогие сердцу этих независимых, вольных и гордых людей. С малых лет с молоком матери впитывали они представления о своем войске, где нет ни крепостного ярма с барином, ни царских надсмотрщиков и карателей. Все казаки совместно владели землей и водой, пастбищами и лесами. Все вместе выходили на рыбную ловлю, охотились свободно, на равных основаниях, делали все, что необходимо, чтобы добыть хлеб свой насущный.

Сыны Яика Горыныча, прославленного в народных песнях и легендах, казаки — народ удалой и отчаянный — с молодых лет умели держать в руках саблю. Их не смущали никакие лишения походной или сторожевой службы, а во время сражений они показывали не раз свою неустрашимость. В.А. Перловский, командовавший Хивинской экспедицией в начале 1840 года, не переставал дивиться на них: «Вот уж чудо-казаки: стужа, бураны для них ничего, больных весьма мало, умерших почти нет; пока шли вперед, какая бы ни была погода, распевали удалые песни… Работают более, лучше и охотнее всех. Без них плохо бы было всему отряду!»

Большая их часть проживала в Яицком городке. Здесь находились войсковая изба, или канцелярия, управлявшая всеми делами, склады, оружейные мастерские. Все вопросы жизни Яицкого войска решались на общей сходке. П. Паллас, побывавший в конце 60-х — начале 70-х годов на Яике во главе академической экспедиции, говорит, что ни одно важное дело у яицких казаков нельзя обсудить и решить «без собрания народа, которое у них круг называется». На него звоном колокола (набата) созывались все казаки — служащие и неслужащие, иногда и женщины. Но с проведением переписей и ограничением числа людей, имевших казачьи права, стали допускать только так называемых действительно служащих, проживающих в Яицком городке. Созывался круг на главной площади, около церкви и войсковой канцелярии. Все присутствующие окружали помост-рундук с перилами, на котором стояли старшины. Сюда же выходил войсковой атаман, одетый празднично, с насекой (булавой) в руках. Следовали взаимные поклоны старшин казакам, казаков — старшинам. Затем есаулы «громкими голосами» объявляли, по какому делу собрали народ.

Круг выбирал и смещал руководителей войска, в первую очередь — войскового атамана. Он имел власть над всем войском. Ему в помощь для исполнения решений избирали двух войсковых старшин. Два других его помощника — есаулы — имели военно-административные, полицейские функции. Войсковой писарь, или дьяк, возглавлял войсковую канцелярию, следил за выполнением законов; ему подчинялись казначей, до шести писарей.

Это устройство, демократическое по своей сути, постепенно менялось в сторону бюрократизации, подчинения центральной власти. В этом направлении шли, с одной стороны, меры правительства, с другой — желания старшины, стремившейся к сговору с Петербургом и ограничению, а то и вовсе уничтожению контроля круга за своими действиями. Последние нередко решали дела без круга, а власти поощряли их, вели курс на реформирование войска, введение в нем «регулярства», ограничение прав и привилегий казачества. Старшина, мечтавшая об обогащении, дворянстве и офицерских званиях, только этого и ждала. Она постепенно забирала в свои руки решение тех вопросов, которыми раньше мог заниматься только круг (войсковой суд, верстание беглых в казаки, замещение должностей и др.). К XVIII веку старшины во главе с атаманом стали, по существу, хозяевами Яицкого края, допускали беззакония — взяточничество, утаивание войсковых средств, правительственного жалованья. Даже Екатерина II в 1772 году признавала, что причина выступления яицких казаков против старшины лежит в «несправедливости, лихоимании, предпочитании собственной прибыли общей, притеснении и похищении старшинами народного сбора для собственного обогащения неправильного».

Но все же в отличие от порядков, существовавших, скажем, в центре Европейской России, пароду на Яике жилось лучше. Все указанные черты общественной жизни казаков имели, таким образом, известный демократический характер. Недаром даже современники, например в XVIII веке называли подобное устройство «республиканским». Правда, в среде казаков постепенно складывается прослойка богатых, влиятельных людей. Это в первую очередь старшина во главе с войсковым атаманом, затем другие разбогатевшие казаки. Именно в их руках сосредоточились немалые богатства — в результате военных походов, захватов земель и скота в казачьих областях. Немалые доходы получали представители старшины, исполняя свои прямые обязанности в войске. Один из источников — распределение жалованья (деньги, хлеб, вино, воинские припасы) из Москвы. Дело в том, что царское правительство в первые века существования казачьих областей не имело достаточных сил, чтобы расправиться с ними, хотя они немало досаждали русским боярам и дворянам, принимая к себе многих беглых крестьян, холопов, посадских людей и прочий обнищавший, обездоленный люд. Более того, нуждаясь в казаках как защитниках границ от внешних нападений (Крым, Турция, восточные ханства), московские власти поддерживали с ними связи. Интересно, что отношения с казаками Москва вела через Посольский приказ, в XVIII веке — через Коллегию иностранных дел, принимала от них посольства (станицы), вела с ними переговоры, заключала соглашения. Казаки получали от правительства не только подарки (оружие, сукна и др.), но и жалованье, более или менее регулярное. Правда, царь и бояре выступали как бы п. роли опекунов казачьих областей, выговаривали им неправильные, с их точки зрения, поступки — прежде всего нападения на владения русских феодалов, прием беглых из их владений, «шарпанье» на Волге и других реках, от которых страдали не только купеческие, но и боярские и даже царские торговые караваны. Нередко, для того чтобы наказать непослушных, оказать на них давление, им не выдавали жалованье, задерживали его.

Однако, несмотря на некоторую зависимость от Москвы, постепенно возраставшую, несмотря на развивавшееся у казаков социальное неравенство, их жизнь, быт, порядки в глазах народных низов были очень привлекательными. Простые люди с надеждой смотрели на Дон и «Запороги», на Терек и Яик, многие стремились пробраться туда и стать вольными казаками. Те, кто не мог это сделать (а таких было, конечно, большинство), видели в казаках своих союзников в борьбе с феодальным гнетом, с господами. Во время народных восстаний, очень частых в XVII—XVIII веках, их участники называли себя казаками, вводили в районах, освобожденных от контроля царских властей, казацкие порядки (круги, выборы атаманов и т. д.). Особенно это характерно для четырех крестьянских войн. Все подневольные мечтали о том, чтобы получить, как и казаки, волю, свободу от крепостного ярма. В 1648 году в разгар городских восстаний в Европейской России, житель города Козлова Андрей Покушелов, рассказывал друзьям о том, что «на Дону и без бояр живут и в Литве панов больших побили и повывели ж» (имеется в виду восстание во главе с Богданом Хмельницким в Запорожской Сечи на Украине, которая входила в состав Польско-Литовского государства — Речи Посполитой).

Московские правители (Иван III, Иван IV, Борис Годунов и др.) стремились ограничить «буйства» казаков, прекратить приток к ним беглых из внутренних русских областей. Принимали суровые меры — натравливали на них соседей (например, ногайцев, казахов, калмыков и др.), требовали от своих воевод в пограничных районах хватать казаков и беглых людей, сажать их в тюрьмы и казнить. Особенно жестоко расправлялись власти с участниками восстаний. Так, в ходе Второй крестьянской войны от рук карателей погибло более 100 тысяч повстанцев. То же творилось и в других случаях.

Жизнь казаков была нелегкой. В суровой борьбе с внешними и внутренними врагами приходилось отстаивать свое право на существование. Военные походы, тяжелый труд, опасности, угрожавшие со всех сторон, закаляли характер казака измлада, делали его суровым, отважным, вольнолюбивым. С ранних лет он должен был быть прекрасным наездником, хорошо владеть оружием — саблей, копьем, ружьем и, если необходимо, стрелять из пушки. Географ И. Георги, посетивший Яик в 1770 году, писал о тамошних казаках, что они «здоровые, бодрые и сильные люди…, необузданы…, решительны и храбры». За год до него здесь же побывал П. Паллас, по словам которого казаки «добронравный и чистоту наблюдавший народ», «ростом велик и силен, да и в женском поле немного находится малорослых».

Яицкие казаки, как и донские и другие, попали под контроль Москвы, правда, не сразу. Предания, сохранявшиеся в XVIII веке, связывали это с именем царя Михаила Федоровича — первого из династии Романовых (1613—1645). Уже упоминавшийся атаман Ф. Михайлов в «распросных сказках» (показаниях) поведал, что в свое время их предки были «людьми вольными», «жили они… немалое время своевольно, ни под чьею державою». Но однажды они, «собравшись, думали, у кого им быть под властию». Думали долго, наконец «послали от себя двух казаков — русского да татарина — к государю Михаилу Федоровичу с челобитьем, чтоб он, великий государь, их пожаловал, принял под свою протекцыю». Тот согласился и приказал дать казакам грамоту — им во владение жаловались-де Яик и земли около него «с вершин той реки до устья», они получали право «набираться на жилье вольными людьми», «служить казачью службу по обыкновению».

Трудно сказать, насколько рассказ атамана соответствовал действительности. Во всяком случае, яицкие казаки исходили в своей повседневной жизни из тех норм, которые упоминаются в условиях помянутой «протекцыи». Главное из них, конечно, — это неограниченный прием беглых, всякого рода вольных, охочих людей; это право формулировалось в известной тогда поговорке: «С Дона выдачи нет», одинаково применявшейся во всех казачьих областях. Правда, право это все больше стеснялось, особенно в XVIII веке. Петр I, например, послал в 1707 году на Дон карательный отряд князя Ю. Долгорукого, начавший жестокий розыск и возвращение беглых их владельцам. Но донцы во главе с К. Булавиным перебили всех карателей (около тысячи человек), и так началась Третья крестьянская война в России, продолжавшаяся до 1710 года. После ее подавления независимость Войска Донского была сильно стеснена.

Та же угроза надвигалась и на Яицкое войско. Так, в 1718 году на Яик прибыли поручик Темецкий и Кротков. Многих выявленных беглецов они вернули помещикам; непослушных, возражавших казаков били «смертным боем», выполняя царский указ — «с Яику пришлых помещиковых людей и крестьян отдавать по-прежнему помещикам с того году, как таковых отдавать велено с Дону» (то есть выдавать всех бежавших после 1695 года). Тогда же, по указу 3 марта 1721 года, казаков передали из ведения Коллегии иностранных дел в Военную коллегию.

Положение яицких казаков сильно ухудшается. Они протестуют, посылают станицы в Петербург, возлагая надежды на «доброту» царя, сетуя на его «неосведомленность», но всякий раз терпят неудачу. Их наивные иллюзии, вера в «хорошего» царя наталкивались на жестокость и непримиримость власть имущих во главе с их императорами и императрицами.

Правительства, одно за другим, шлют на Яик следственные комиссии, арестовывают челобитчиков, понуждают казаков к повиновению, неуклонно вводят новые порядки и правила, подчиняя Яик своему жесткому контролю. В этом они находили поддержку со стороны яицкой старшины, богатых казаков (домовитые, «послушная сторона»), которые стремились к сговору с властями в ущерб интересам основной массы бедных казаков (непослушные, «войсковая сторона»).

В марте 1723 года комиссия во главе с полковником Захаровым при содействии войскового атамана Мер-кульева в ходе розыска арестовала и приговорила к казни предводителей непослушных казаков, в том числе Ф. Рукавишникова, который незадолго перед этим ездил в столицу с челобитной. Он был арестован и выслан на Яик, где и погиб. В этом и следующем году на Яике провели перепись. После нее годными к службе признали только около 3,2 тысячи человек, остальные (а их было намного больше) потеряли казачьи права. Атаман и старшины стали, по существу, назначаться властями. Заменили старые воинские знаки: войсковой атаман вместо прежней насеки (посох в виде булавы, олицетворявший его власть) получил из столицы новую, «с надписью и государственным гербом»; оттуда же поступили новые клейноты — знамена, трубы.

Всем этим остались довольны лишь войсковой атаман и старшина — распоряжения Петербурга если и не избавляли их полностью от контроля круга, то, во всяком случае, значительно его ослабляли. В 30—40-е годы царские власти назначали войсковыми атаманами своих ставленников — Прыткова, И. Бородина, А. Бородина (его даже произвели в подполковники). Последний, управляя Яицким войском два десятилетия — с 1748 по 1768 год, допускал такие злоупотребления и издевательства над рядовыми казаками, что даже правительство вынуждено было его сместить и назначить нового атамана — Тамбовцева. Впрочем, он оказался ничуть не лучше своего предшественника.

Наступление правительства на Яицкое войско шло и по другим линиям. Со всех сторон оно постепенно окружалось крепостями, точнее, целыми линиями крепостей, городов с гарнизонами. В 30-е годы возводят крепости от Волги до Яика в районе города и реки Самары; так кладется начало Самарской линии, или дистанции. С основанием (в 1744 году) Оренбургской губернии с центром в Оренбурге также строятся многие крепости у северо-восточных и восточных пределов Яицкого войска. Последнее как бы берут в клещи с востока (Оренбург) и запада (Астрахань, Царицын, Саратоз, Самара). Возникает Оренбургское казачье войско, ставшее ядром Оренбургского корпуса, организованного в 1753 году. Численность последнего должна быть по указу, изданному два года спустя, «не только не менее, но и более Яицкого». Его, как и Яицкое войско, подчинили оренбургскому губернатору. Земли для поселения корпуса отхватывали у того же Яицкого войска. В ход шли земли и угодья по среднему течению реки. Более того, власти нацелились и на южные земли — появился проект поселения дворян по реке от Яицкого городка до Гурьева, а в последнем хотели разместить Казанский драгунский полк. Казаки быстро поняли, чем это грозит, и предложили свой план — они сами будут охранять Яик, выстроив здесь укрепления. Правительство согласилось. К 1745 году к югу от столицы Яицкого войска они построили семь крепостей и одиннадцать форпостов. Крепости отстояли друг от друга в 20—30 верстах и тянулись на 700 верст, составляя Нижнюю Яицкую линию (дистанцию). Вверх по течению реки от Яицкого городка до Оренбурга стояли крепости и форпосты Верхней Яицкой линии (дистанции). Гарнизоны во всех форпостах и крепостях насчитывали одну тысячу человек.

К 1767 году по Яицкой линии в целом проживало, по данным И. Георги, около 15 тысяч семейств. Форпосты и крепости имели укрепления, высокие каланчи для караула. В степи на возвышенных местах располагались маяки из деревьев, обвязанные травой и хворостом; здесь дежурили пикеты (реданки) из трех казаков на каждом — если приближался неприятель, то они зажигали маяк, давая знать другим маякам, форпостам и крепостям. Весть о приближении врага быстро доходила таким образом до Яицкого городка, и там принимали меры.

Читайте также:  Река ануй петропавловский район

Служба по охране границ была очень обременительна и опасна. Ведь, помимо этого, казаки исполняли и другие обязанности (участие в походах, разные «командирации», подчас весьма дальние — на Волгу, в Оренбург, в Башкирию). В наказе в Уложенную комиссию 1767 года Яицкое войско жаловалось, что казаки с 1720 года по нарядам Военной коллегии «употреблялись уже в тех службах беспрестанно». К этому нужно добавить строительные работы, содержание дорог и мостов и др.

С целью усилить надзор за казаками в 1748 году войску дали новое деление — на семь полков (раньше — на сотни), в них стали царить армейские порядки. Часто появляются офицеры — ревизоры, присылаемые правительством. В том же наказе 1767 года говорилось, что офицеры «чинят расставку по форпостам старшинам и казакам по своей воле…, походных старшин штрафуют, а на место их других определяют, тако ж казаков наказывают, да и самих походных атаманов от команды отрешают». В отдельных случаях наказными атаманами власти без обиняков назначают тех же офицеров (в 1763 году — полковника Углицкого, в 1767 году — гвардии капитана Чебышева). Правительство в лице Военной коллегии, императрицы становится верховным арбитром во всех делах Яицкого войска.

К 1767 году Яицкое войско насчитывало 4,2 тысячи «действительно служащих» казаков, хотя, если было необходимо, могло выставить до 12 тысяч воинов, считая отставных и малолеток. Оренбургское начальство по распоряжению правительства с целью увеличения войска приписывало к нему так называемых сверхкоштных, то есть сверхштатных — таковыми соглашались быть беглые казахи, калмыки, татары и другие, убегавшие от своих феодалов. Из них собрали специальный корпус.

Так, в труде и невзгодах, в радостях и печалях, текла жизнь яицких казаков. Проходили годы, менялись столетия, люди и установления, которым они не могли не подчиняться. Неизменной оставалась их любовь и привязанность к своему Яику, окрестным землям, которые уже не одно столетие давали им приют и пищу. О Яике казаки складывали хорошие, задушевные песни:

Яик ты наш, Яикушка,

Яик, сын Горынович!

Про тебя ли, про Яикушку,

Идет слава добрая.

Про тебя ли, про Горыныча,

Идет речь хорошая?

Водилось в Яике много всякой рыбы — осетра, севрюги и белуги и другой — здесь и стрелядь, и сазан, и шип, и белая рыбица, и чехонь, и прочая, всего не перескажешь. Славились эти места рыбой и икрой не только в России, но и в окрестных странах. К. Плотто, ученый-экономист из немцев, писал, что только в Яике и Волге имеется рыба, «из которой добывают столь известную в Германии и всей Европе икру», а «яицкая икра считается самой превосходной».

Весной (для метания икры) и осенью (на зимовку) огромные косяки рыбы шли из Каспия в Яик-реку, нередко такой густой массой, что ломали учуги — заборы (заколы из бревен, вбитых в дно реки). Приходилось стрелять из пушек, чтобы отогнать ее. Трижды в год казаки собирались на лов красной рыбы — весной, осенью (плавни) и зимой (багренье). Промысловое рыболовство кормило казаков, давало немалый доход от продажи рыбы и икры. Недаром казаки посвящали Яику самые ласковые слова в своих песнях:

Золочено у Яикушки

Его бело донышко,

Серебряны у Яикушки

Его белы краешки,

Жемчужные у Горыныча;

Его круты бережки.

Добыча и продажа соли на Узенях и Индерском озере (километрах в четырехстах от Яицкого городка), добыча зверя, скотоводство, лесной промысел, зерновое земледелие, садоводство, бахчеводство, огородничество, разведение риса и хлопчатника, занятия ремеслом — все это давало дополнительные возможности для получения доходов. Для ведения хозяйства казаки, не все конечно, имели хутора в степи, более богатые — у старшины, победнее или попросту убогие — у основной массы хозяев.

Немалое место в жизни казаков занимала торговля. Продавали рыбу, икру, соль, лошадей, скот, шкуры, покупали хлеб, оружие, одежду, снасти. Товары с Яика шли не только на внутренний рынок, но и за границу (икра, рыба, лошади, армяки). На Яик привозили товары из Бухары, Хивы, Индии (ткани, пряности, оружие, сафьян и пр.).

К 70-м годам XVIII века на Яике проживало до 50 тысяч человек, в том числе в Яицком городке примерно 30 тысяч человек. Гурьев, остальные крепости и форпосты имели население небольшое. В них проживали, помимо русских, татары, казахи, башкиры, туркмены, калмыки и другие.

Ведущие позиции во всей войсковой жизни занимала старшина. К середине столетия она вышла, по существу, из-под контроля круга. Войскового атамана и его помощников назначало или утверждало правительство. Старшинские должности превращаются из выборных в несменяемые, переходят от отца к сыну — таковы фамилии Меркульевых, Бородиных, Тамбовцевых, Митрясовых, Логиновых и др. Богачи часто нанимали вместо себя на службу бедняков, взимали с казаков лишние поборы, присваивали деньги из казны. Тамбовцев и его помощники совсем не выдавали жалованье казакам, эксплуатировали бедняков (они охраняли хутора богатых, служили за них по найму). Они же получали наибольшую долю доходов от ловли и продажи рыбы, икры, лошадей, скота и пр. Неудивительно, что «капитальное» казачество скапливало немалые богатства. Некоторые его представители владели стадами лошадей и крупного скота во многие сотни голов, овец — в тысячи голов, получали доход ежегодно в десятки тысяч рублей. Тот же Тамбовцев, когда его выдвигали на должность атамана, рассчитывая на помощь капитана Чебышева, «учинил подарок» ему ни много ни мало в пять тысяч рублей! Для сравнения можно привести пример — казак за трудную военную службу по найму получал от «капитального» человека «на подмогу» от 10 до 30 рублей в год. На такие деньги нести службу было тяжело — оружие, лошадь, снаряжение и пр. стоили немалых денег; например, за лошадь среднего достоинства платили 7—10 рублей, за породистую — 50 рублей, за ружье — 4 рубля, простую саблю — 2 рубля (посеребренную — 8—10 рублей, позолоченную — 20 рублей). Нередко семьи казаков, несших службу в отдаленных местах, ходили по миру, питаясь именем Христовым. Многие, прежде всего пришлые, люди нанимались в работники к богатым односельчанам. Среди наемных немало было гулящих людей, беспаспортного люда, проживавшего, часто тайно, по хуторам и уметам. Принимали их не только богатые, но и бедняки, как, например, С. Оболяев (Еремина Курица). Паспорта он у них не спрашивал и в ответ на вопрос следователей (его арестовали по делу о Пугачеве) о причинах подобного снисходительного отношения к беглецам ответил:

— Да как же… не прийнять-та, вить слово божие повелевает странных призирать и питать, так же мне что нужды спрашивать прихожева, имеет ли он пашпорт или не имеет?

— Поэтому ты хоть разбойника, так примешь?

— Да мне… что до етова нужды, хотя бы он с виселицы был; вить не я в ответе — он; а я должен исполнить слово божие!

Таких работников из беглых на Яике было немало; здесь «каждому беглому пристань открытая», как сказал за два года до этого случая генерал-майор Фрейман — душитель Яицкого восстания 1772 года. Особенно много работников имели богатые казаки, старшины, нещадно эксплуатировавшие их почти даровой труд.

Разногласия, ненависть между старшинской («согласной», «послушной», невойсковой) стороной и «непослушной» («несогласной», народной, войсковой) стороной к 1750-м — началу 1770-х годов приняли открытые, резкие формы. Это признавали и яицкие старшины, и само правительство. Бородин, один из яицких старшин, в июне 1773 года, незадолго до начала Пугачевского движения, писал оренбургскому губернатору Рейнсдорпу: «Не только Вашему высокопревосходительству, но, уповательно, всему государству уже известно, что войско Яицкое лет от десяти и более до самого нынешнего времени на две разделилось части, из которых одна называема была здесь старшинскою и больше малое, нежели видное, в себе людей количество составляла; а другая — войсковою, которая наиболее потому так называлась, что не только служащие, но отставные, да и самые малолетние все до нее почти принадлежали». Официальный Петербург выражал крайнее недовольство тем, что яицкие казаки, «разделясь на две партии», выбирают атаманов «не общим приговором» и присылают их в столицу «каждая партия от себя». На Яик из центра направили гвардии капитана Дурново, чтобы тот выяснил, «давно ли та их вражда так до великого градуса усилилась, что уже войско разделено на две противные стороны — послушную и непослушную».

Состав той и другой «партии» был довольно сложным и пестрым. Среди «послушных» имелись не только богатые казаки, но и другие, которые, как о них говорили, «войску изменили» и «прилепились для покормки к старшинам». А к «непослушным» присоединялись и часто руководили ими богатые казаки, отдельные старшины, имевшие хутора, и т. д. Они делали это по разным причинам — одни выступали в защиту старых прав и вольностей Яика Горыныча, другие были недовольны засильем той или иной группы старшин и т. д.

В начале 60-х годов, когда злоупотребления старшин (атаман Бородин и др.) стали особенно безобразными, посыпались жалобы в Петербург. На Яике появляются одна за другой следственные комиссии — генерала Брахвельда (1762 год), генерала Потапова и др. «Непослушные» говорили о злоупотреблениях старшин, не хотели им подчиняться. В конце 1766 года прибыл новый следователь генерал Черепов, человек беспощадный, самодур и крепостник. «Согласные» возликовали.

— Забудете… вы, — злорадно говорили они «несогласным», — при нем много зевать, он вам зажмет рот-то!

Действительно, Черепов приступил к решительным действиям. Всех казаков собрали на площадь к канцелярии. Тут же их окружили драгуны. Генерал потребовал, чтобы казаки признали старшин и признали себя виновными во всем.

— Помилуй, Ваше превосходительство, мы не знаем за собой никакой вины! — закричали казаки.

— Огонь! — скомандовал генерал.

Драгуны выстрелили, но, по словам казаков, «пустили пули вверх». Какой-то драгунский урядник смело потребовал у генерала, указ, который позволял бы ему «безвинных людей убивать». Но тут генеральский помощник майор Новокрещенков скомандовал драгунам стрелять «не вверх, а в колено». Новый залп уложил насмерть трех или четырех казаков, шестерых ранил. Но казаки упорствовали, не признавали «вины». Генерал и старшины, угрожая им, что оставят их ночевать на улице «в самые лютые морозы», добились своего — казаки дали подписку: «Мы богу и государыне виноваты завсегда».

Генерала, действовавшего столь свирепо, отозвали. На Яике появился новый следователь — капитан Чебышев. Он вынужден был признать факты злоупотребления старшин, рекомендовать их смену и не одобрил действия Черепова. С согласия властей новым войсковым атаманом круг избрал Тамбовцева, богатого казака, не пожалевшего денег для подкупа Чебышева. Но и при нем продолжались те же беззакония-) какие казаки терпели от Бородина и других старшин. Последние сохранили, кстати говоря, свои должности и влияние, не уплатили штраф и не возвратили удержанное у казаков жалованье, хотя Чебышев согласился по этим пунктам с требованиями несогласной стороны. Но капитан уехал, а Тамбовцев, человек слабохарактерный, быстро перешел на сторону старшинской партии.

Начались новые несогласия. Тамбовцев не выдавал казакам жалованья. На рыбную ловлю допускались только «послушные». В 1769 году многих казаков насильно отправили на службу в Кизляр, замучив до смерти нескольких человек, не соглашавшихся туда ехать. За год до этого началась война с Турцией, и правительство распорядилось сформировать так называемый Московский легион в помощь действующей регулярной армии. В него предполагалось включить и часть яицких казаков.

— Не желаем, погрешно! — кричали на кругу «непослушные» при обсуждении приказа. Они боялись «регулярства», превращения в солдат. А это грозило бритьем бород, что казаки, как раскольники, принять не могли, нарушением давних традиций, обычаев.

Узнав о неповиновении, Екатерина II прислала новую комиссию с командой солдат. Ее возглавляли генерал-майор Давыдов и ее личный уполномоченный гвардии капитан Дурново. Новые репрессии и несправедливости обрушились на казаков. К тому же последние отказались выполнить еще одно распоряжение — в 1771 году значительная часть калмыков, спасаясь от притеснений чиновников и феодалов, направилась на восток, через яицкие и казахские земли. Они хотели перебраться в Джунгарию (западная Монголия), откуда пришли в Россию их предки. Казаков хотели послать в погоню за ними, но они отказались, а более 200 из них бежали вместе с калмыками. Лишь «согласные» участвовали в карательной экспедиции.

Комиссия Давыдова-Дурново при поддержке Тамбовцева и старшин предложила правительству примерно наказать казаков — 43 «главных возмутителей» прогнать «через тысячу человек но десяти раз» и отдать навечно в солдаты, остальных 1965 человек (из «непослушных», конечно) «наряжать в отдаленные команды… без очереди по три раза». Приступили к арестам. Часть казаков скрылась, спрятавшись в степи по уметам и буеракам.

Казаки снова жалуются в Петербург на комиссию и старшин — там появляется их депутация из 20 человек во главе с сотником Кирпичниковым. В конце июня 1771 года они подали жалобу императрице. Но та соизволила ознакомиться с ней только спустя пять месяцев с лишним. В инструкции генерал-прокурору Сената князю Вяземскому Екатерина II написала, что жалоба «кажется многими лжами и клеветами наполнена», а те, кто ее подал, — «это самые плуты, кои для своей корысти… раздувают беспокойство междоусобное на Яике». Особенно не понравилось «матушке-государыне», что казаки жалуются на вице-президента Военной коллегии графа Чернышева и капитана Дурново. Она распорядилась арестовать Кирпичникова и его товарищей. Военная коллегия немедленно приступила к действиям — арестовала шестерых жалобщиков (остальные сбежали), распорядилась наказать казаков по представлению следственной комиссии.

Кирпичников и еще 13 челобитчиков, переодевшись в «ямское платье», 28 декабря скрылись из Москвы и в начале января 1772 года прибыли домой. Яик бурлил. Вместо Давыдова здесь уже орудовал другой следователь — генерал-майор фон Траубенберг, человек характера решительного и жестокого. Он приказал высечь плетьми семь казаков, особенно упорных — из тех, кто не хотел ехать на службу в Кизляр. Им обрили бороды и под конвоем направили в Оренбург. Но по дороге до 300 конных казаков напали на конвой и отбили шестерых товарищей.

Траубенберг собирал круги, грозил и требовал. Казаки не соглашались, не ходили на круги, отсиживались по хуторам. Утром 9 января разнесся слух, что подъезжает Кирпичников с делегацией. Более 500 человек встречало его у города. Попытка Траубенберга захватить челобитчиков не удалась — не дали казаки.

— Что велено Дурново исполнять? — спрашивали у Кирпичникова.

— Велено учинить в силу указав.

Кирпичников, как и другие казаки, да и вообще большинство простого люда России, искренне верил, надеялся, что все их невзгоды и несчастья идут от вельмож, а не от императрицы. Именно так он и истолковывал смысл того, что произошло в Петербурге, в разговоре с земляками.

— Что привез нам из Петербурга? — спрашивали его.

— Ничего, кроме письма от графа Орлова к капитану Дурново. На поданную нами челобитную никакой резолюции не последовало, и для получения ее оставлено в Петербурге пять человек казаков при сотнике Горохове (имелись в виду шестеро арестованных).

Все это делает граф Чернышев, — продолжал Кирпичников, — государыня того не ведает, а всегда велит нам удовольствие делать. Если мы за себя не постоим, то граф (Чернышев. — В. Б.) и всех нас с детьми изведет, ибо и генерал (Траубенберг. — В. Б.) прислан от него же, без ведома государыни и наемный старшинам. Если мы не уступим, то государыня почтет это себе за удовольствие, ибо она, ведая, что граф все мудрствует, о вотчине своей (то есть о Яике. — В. Б.) весьма сожалеет.

Казаки собирают сходки, требуют отрешить от должности старшин, взять с них штраф. Стычки менаду «непослушными» и «послушными» заканчиваются взаимными арестами, ранениями. Первые собирались на Кабанкиной улице (или Толкачевой — здесь, у дома казака Толкачева, своего рода штабс-квартиры «непослушных», и происходили сходки), вторые — у войсковой канцелярии при поддержке Траубенберга. Обстановка сильно накалилась.

Четыре дня — с 9 по 12 января — продолжались переговоры враждебных сторон. Одни казаки настаивали на том, чтобы идти к генералу и подать просьбу об «отрешении» старшин. Другие говорили, что от Траубенберга нельзя ждать ничего хорошего, и предлагали «сделать самим управу», «поступить воинским отпором». Но первые настояли на своем.

Развязка наступила 13 января. Траубенберг расставил пушки (так, чтобы они могли простреливать улицы, подходившие к канцелярии), солдат и «послушных» казаков, послал донесение в Оренбург с сообщением о бунте казаков и просьбой о помощи.

Огромная толпа казаков собралась у дома Толкачева. Решили идти с образами к генералу и просить от имени всего войска, чтобы он исполнил их требования, представляя их как «высочайшее повеление».

Казаки посылали депутации к Дурново. В одной из них был М. Шигаев, впоследствии активнейший сподвижник и помощник Пугачева.

— Зачем пришли? — спросил у них капитан.

— Мы просим исполнить все по указу, — ответил Шигаев.

— Пусть войско разойдется по домам, и я, конечно, удовлетворю их желание дней через семь, а много через десять.

— Войско просит сделать им эту милость сегодня.

— Как же, батюшка, быть? Войско сомневается в этом; не можно ли вам сесть на коня и подъехать к войску подтвердить ваше обещание?

— Да, благодарствую, — усмехнулся Дурново, — может, вы меня же и уходите (убьете. — В. Б.)! Нет! Вед:, я велик у государыни-то!

Читайте также:  Мост через реку волгу в ульяновске

Капитан отошел, а члены делегации продолжали разговаривать со старшинами — поп Михаил Васильев с атаманом Тамбовцевым, Шигаев — с Бородиным и Суетиным.

— Для чего же вы, — обращался Шигаев к своим собеседникам, — упорствуете, и стоите за свои чины, и доводите войско до крайности?

— Мы нимало за чины свои не стоим, — отвечали те с поклонами и видимым смирением, — и рады теперь же их с себя сложить. Если это угодно войску, то сочтем сие за милость и готовы заплатить 100 рублей, чтоб из беды освободиться.

— Ну, так ведь стоит вам только прийти пред войско и принести покорность, так и вся вражда минуется. А ежели вы этого не сделаете, так доведете, помилуй бог, до кровопролития. Войско теперь не отстанет от своего предприятия, приступит Сергея Дмитриевича (Дурново. — В. Б.) просить, а он и генерал не допустят, может, оное до себя и будут палить из пушек. Народ не утерпит тогда, и вы сами знаете, выйдет дело дурное.

Старшины перепугались. Им действительно угрожала в этот момент серьезная опасность. «Непослушные» везде расставили караулы, никого не пропускали, следили за действиями противной стороны. Они задерживали «послушных», «где б только увидеть могли, всех захватывая, били и в погреба сажали» (из показаний Бородина).

Среди «непослушных» были и служащие и отставные, и взрослые и малолетки. Одни имели в руках ружья, другие — палки. Много пришло стариков, женщин, детей.

Траубенберг выслал к казакам нескольких офицеров и старшин, и те от его имени потребовали, чтобы войско разошлось по домам, послало команду в Кизляр.

— Не доводите себя до беды, расходитесь по домам! — говорили они казакам.

— Воля его (Траубенберга. — В. Б.), — отвечали те, — ведь мы идем не со злодейством каким, а со святыми образами, для того что авось-либо они по нас и не станут стрелять, и умилосердится их сердце.

— Ежели подойдете ближе, велено будет по вас стрелять из пушек.

Но казаки не поверили этому и решили идти к генералу.

— Более пересылки (переговоров. — В. Б.) мы иметь уже не будем, — сказал один из них, сотник Краденов, — но на начинающего бог (т. е. если генерал и его солдаты, старшины начнут в них стрелять, то бог-де их накажет).

Толпа двинулась вперед — первыми шли Краденов, Шигаев, старики с иконами, потом остальные. Боковыми улицами и по высокому берегу реки Чаган, притока Яика, продвигались вооруженные казаки из «непослушных». Шествие подошло к площади, и тут же раздались залпы из всех пушек и ружей. Более ста человек каратели убили, еще больше ранили. Но казаки, за немногим исключением, не растерялись — они атаковали врага, быстро перебили прислугу у артиллерии и обратили пушки против солдат и старшин. В азарте боя казаки вкладывали в пушки слишком большие заряды, и две из них разорвало.

Восставшие побили многих из регулярной команды и старшин. Траубенберг, Дурново и другие офицеры после разгрома их команды скрылись в каменном доме у Тамбовцева. Но это их не спасло — казаки ворвались в дом, нашли Траубенберга (он спрятался под крыльцом) и, изрубив его саблями, бросили на мусорную кучу. Та же участь постигла атамана Тамбовцева, многих старшин и офицеров. Оставшихся в живых разоружили и посадили под караул (более 100 человек). Полностью разгромили походную канцелярию Траубенберга, изорвав все имевшиеся в ней документы. То же сделали и с документами следственной комиссии.

Вечером 13 января на круге восставшие сместили старых старшин и выбрали «для управления народом» новых. Называли их поверенными или присутствующими, судьями. Это были В. Трифонов, Т. Сенгилевцев, А. Лабзенев и другие. Власть в Яицком городке и всем войске перешла к восставшим казакам «непослушной» стороны.

На следующий день, 14 января, по приговору круга казнили некоторых старшин, особо ненавистных рядовым казакам. Остальных привели к присяге войску. Еще через день они составили прошение на высочайшее имя — объясняя все происшедшее неправедными действиями Траубенберга и старшин, они просили «вверить» их для управления «в дирекцию одной персоны», например, графа Г.Г. Орлова или графа И.Г. Орлова, как при Петре I по его указу они были «под дирекциею» генерал-фельдмаршала графа Б.П. Шереметева, «а не от Военной коллегии». Тем самым они давали понять, что не хотели бы подчиняться главе этой коллегии Чернышеву, от которого, по их мнению, и шли все их неприятности и мучения.

Этот наивный подход, деление правительственных деятелей, вельмож на «хороших» и «плохих», «добрых» и «злых» постоянно присутствуют в мыслях и поступках людей той поры, участников восстаний в том числе. Яицкие «непослушные» надеялись на помощь то императрицы, то Орловых, то еще кого-то, но, как всегда, горько просчитались. Власти и не подумали серьезно разобраться в причинах восстания на Яике 13 января и тем более помочь казакам. Их реакция была, конечно, другой — прибывших в Петербург с челобитной Шигаева и трех других арестовали, и 16 февраля их допрашивали в Военном совете. Присутствовали среди прочих и графы З.Г. Чернышев и Г.Г. Орлов.

— Для чего вы, — задали вопрос казакам, — надругались над мертвыми генералом и солдатами и для чего долго их не хоронили?

— Надругательства над ними никакого не делали, — ответил Шигаев, — а похоронили их чрез три дня, потому что земля мерзлая, так не скоро могилы вырыли.

— Где же вы их похоронили?

— Так вы в добром месте их положили, — заметили некоторые генералы, а многие рассмеялись, — а мы думали, что на степи.

Подобный разговор, его тон подали челобитчикам надежду, что все сойдет хорошо. Но они ошибались — их самих посадили в Петропавловскую крепость, на следующий день власти приняли решение немедленно командировать из Москвы на Яик генерал-майора Фреймана, придать ему корпус, наказать восставших и реорганизовать Яицкое войско.

Между тем в Яицком городке войсковые поверенные, новые старшины, надеясь на мирный исход дела, освободили из-под стражи солдат и офицеров, разрешили им вернуться в Оренбург.

Яицкие события всколыхнули соседей — Волжское казачье войско, основанное в 1733 году с помощью донских казаков-выходцев. Волжские казаки, как и яицкие, отказались весной 1772 года вступить в Московский легион. 30 марта они выдвинули самозванца Федота Ивановича Богомолова, из крепостных графа Р.Л. Воронцова. Он провозгласил себя «императором Петром III». Среди простых людей снова поползли слухи: Петр III не погиб-де, а спасся и снова, как и раньше, хочет дать облегчение народу, освободить людей от крепостного состояния. Казаки, определенные в легион, восстали на хуторе старшины Персидского и хотели идти в Дубовку — центр Волжского войска. Но восстание было быстро подавлено. Богомолова и его «государственного секретаря» Долотина арестовали и посадили в царицынскую тюрьму.

Об «императоре» быстро узнали на Дону — казаки Пятиизбянской и Трехизбянской станиц хотели его освободить, поднять под его знаменем восстание. Донцы тоже с неудовольствием встретили распоряжение о формировании из них полка и направлении на фронт. В Царицыне при переводе Богомолова из тюрьмы на гауптвахту, в более крепкое место, его было отбил возмущенный народ. Солдаты по приказу городского коменданта полковника Цыплетева открыли огонь, но восставшие царицынцы ранили его самого и разогнали команду. Но в Царицын пришла помощь из Астрахани, и волнения властям удалось подавить. Богомолова тайно отправили в ссылку, в Нерчинск. По дороге он умер.

На Яике, конечно, для властей в результате январского восстания все оказалось гораздо сложней. Они приступили к решительным действиям.

Пока яицкие поверенные судили и рядили, посылали в столицу новую станицу, Рейнсдорп и Фрейман стягивали военные силы к Рассыпной крепости. Они потребовали выдачи с Яика «зачинщиков». Среди казаков согласия не было — сказывался их пестрый социальный состав. Поверенные склонялись к компромиссу, многие верили в «милосердие» Екатерины II. «Матушка» же, узнав 17 февраля о прибытии Дурново в Оренбург, написала ему, что услышала «о происшедшем от яицких казаков никогда не ожидаемом разврате и смятении с тем большим неудовольствием, что такой большой разврат произведен столь предерзостными и отчаянными злодеями, коих преступление есть самое величайшее перед богом и нами».

Колебания казаков, их разногласия, соглашательская политика и нерешительные, а порой попросту предательские действия поверенных, тайное противодействие «послушных» закончились поражением — 3—4 июня корпус Фреймана (более 3,6 тысячи человек, около 20 орудий) разбил на реке Ембулатовке (верстах в 60 от Яицкого городка) казачье войско (менее 2,5 тысячи человек). 6 июня генерал занял Яицкий городок.

По распоряжению императрицы каратели «временно» упразднили казачий круг. Войсковую канцелярию или избу сменила «Управляющая войском Яицким комендантская канцелярия». Комендантом гарнизона назначили подполковника Симонова. Вводилась должность полицмейстера, им стал Тамбовцев, двоюродный брат убитого восставшими войскового атамана. Вскоре его сменил старый недруг «непослушных» казаков старшина Бородин. Из «послушных» же прежде всего организовали команду из 500 человек для охраны порядка в городке. В августе в Оренбурге учредили новую следственную комиссию (ее возглавил полковник В.В. Неронов), которая сразу же начала розыск. Всюду искали и ловили повстанцев.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Река Уже запутавшись в сетях, Очередьми перебегая, На запрокинутых огнях Река плывет, как неживая. Ей сквозь туман, как легкий бред, Ей, сквозь вуаль недоуменья, Наутро в пять, чуть брезжит свет Уже шептать про наводненья. Ей просыпаться, скажем, в пять, Сквозь блеск и

«Казацкая вольница»

«Казацкая вольница» Вспоминается одна из наших детских забав.Володя, я и двоюродный брат изображали из себя «казацкую вольницу».Вооружившись длинными деревянными пиками, мы носились по полям, лугам и овражкам. Кое-где у ручейков делали привалы и подкреплялись взятыми с

Река и зеркало

Река и зеркало <2>За правду колкую, за истину святую, За сих врагов, царей, — деспо?т Вельможу осудил: главу его седую Велел снести на эшафот. Но сей успел добиться Пред грозного царя предстать — Не с тем, чтоб плакать иль крушиться, Но, если правды не боится, То чтобы басню

«Река мала…»

«Река мала…» Река мала… Ах, как она подходит Для маленького чешского села! И на Койсу далекую походит, Как будто с гор она разбег брала. Я замер. Стоит только оглядеться — И сотни совпадений я найду. Уйду по этой самой тропке в детство, За плугом, словно сеятель,

Река детства

Река детства Не многоводна ты, не широка, И не на каждой карте ты пока, Но снишься мне в квартире городской, Сияя первозданной красотой. Луга в цветах лежат по берегам, Волной ты нежно ластишься к ногам. Я так хочу вернуться в отчий дом: Во мне не гаснет память о

Казацкая земля

Казацкая земля К несчастью, и на эту, природой исключительно наделенную землю вечно радеющее о благе своих подданных начальство обратило свое недремлющее око и изобрело мероприятия, долженствующие, насколько возможно, способствовать уничтожению достигнутого. Когда я в

Река Уруп

Река Уруп Это единственное в моей жизни место, где я ощутила миг детства. Наша речка Уруп быстрая, горная. Помню, через нее свисала кладка — так назывался натянутый на проволоке длинный мостик. Никто никогда не ремонтировал его. От дыр на месте отсутствующих досок

РЕКА КУБАНЬ

РЕКА КУБАНЬ Но утром мы узнали, что перешли всего только протоку реки Кубани, а самая река впереди. Снова заамуничили, поседлали, и батарея пошла дальше.Скоро дошли до Кубани. Тут столпилось масса частей и обозов. Саперы оканчивали чудный широкий понтонный мост.К моей

19. Река жизни

19. Река жизни Спустя неделю состоялся симфонический концерт. Он был дан австрийским филармоническим Обществом в театре „Кертнертор“. В программе концерта стояли увертюра к „Розамунде“ Шуберта, симфония ля мажор Бетховена и симфония соль минор Моцарта.– Чисто

Река Когда одна я, совсем одна, И вечер свеж после жарких дней, И так высоко стоит луна, Что земля темна и при ней, И холодный ветер пахнет травой, И веки смыкаются в полусне, — Тогда является мне на стене Река . и чёлн теневой. А в том челне старина Гек Финн Стоит

1. Река времен

1. Река времен Теперь Клязьма несудоходна.А еще во второй половине прошлого века, каких-то тридцать лет назад ходили по Клязьме «Робеспьер» и «Зорька», белые пароходы …Еще не состарились вязниковцы, которые помнят их, одушевленных любовью горожан. Они величаво чалились у

Река Удай

Река Удай Я не удержался на склоне и полетел вниз под обрыв. Там нашел Орлова, десять-пятнадцать командиров и шесть орудийных номеров. Увидел обвитую бинтами голову, старший лейтенант, один из связных полковника. Он сказал, что большая часть людей оттеснена в юго-восточном

И СНОВА ДОН, КАЗАЦКАЯ РЕКА. 1872–1875

И СНОВА ДОН, КАЗАЦКАЯ РЕКА. 1872–1875 Семь лет в Старой Калитве священник Снесарев был и настоятелем Успенской церкви, и помощником наставника в сельском училище. За труды свои удостоен набедренника.А осенью 1870 года ревностного, толкового священнослужителя направляют

РЕКА Оденсе царила над городом, хотя была ниже всех его домов. Есть высокая справедливость в том, что город называют по имени реки, дающей ему жизнь.Оденсе — сердцевина города, река всегда старше города, и он её сын. Она родилась сама по себе, но

Источник

Пугачевское восстание: дата, причины и итоги

  • 17 Декабря, 2019
  • События
  • Евгения Юшкова

Эпоху правления Екатерины II принято называть «золотым» веком русской истории. Стремление венценосной особы превратить Россию в цивилизованную культурную державу находило поддержку среди дворян и купеческой знати. В это время крепло российское государство, расширялись границы владений, развивались наука и искусство. Восстание Емельяна Пугачева стало настоящим кошмаром просвещенного века.

Причины пугачевских волнений

Первые указы Екатерины освободили юношей дворянского сословия от военной и государственной службы. Помещикам императрица предоставила свободу заниматься своими хозяйственными делами, используя бесплатную рабочую силу: крепостных крестьян. Последние не имели права даже выказывать недовольство в адрес своих хозяев, они должны были работать и молчать.

Екатерина Великая

Реформы коснулись национальных окраин. Жителей насильно сгоняли с родовых земель, вводили запрет на иное вероисповедание, кроме христианства. На освобожденных территориях появлялись заводы и фабрики. Трудившиеся там рабочие жили не лучше крепостных: изнурительный труд, малая плата, отсутствие прав и свобод.

Круто изменилась жизнь в казачьих станицах. Вольный народ, проживающий вдоль реки Яик (ныне Урал), веками беспрепятственно удил рыбу и поднимал соль. Государственные указы лишили их этой возможности. Недовольные выступления казачьего братства были проигнорированы.

Тяжелое положение усугублялось злоупотреблением властью заводчиков и высшего чиновничьего аппарата, самодурством помещиков и местных правителей. Недовольство низших слоев населения России достигло критической точки. Народ верил в чудо и ждал заступника, доброго царя-батюшку.

В эту благодатную для раздоров землю упало зерно, брошенное раскольником Емельяном Пугачевым. Объявив себя государем Петром III, он сумел поднять и повести за собой толпы обиженных и униженных.

Личность предводителя бунтовщиков

Достоверных сведений о жизни Емельяна Пугачева практически нет. Представитель донского казачества и уроженец Зимовейской станицы появился на свет в 1742 году. С юности трудился в казачьей артели. Был умен, находчив и непоседлив. По словам соратников, имел средний рост, был широкоплечим, сухощавым, смуглым, черноглазым, волосы стриг на казачий манер. Славился отвагой и выносливостью, отлично владел воинским делом, знал все об артиллерии. Был участником войн с Пруссией и Турцией, бывал в Польше, на Кубани и Кавказе.

Емельян Пугачев

Скитаясь в поисках счастья, осенью 1772 Пугачев появился в Заволжских степях. Справил удостоверение для поселения в долине реки Иргиз и прибыл в Мечетную слободу (сегодня город Пугачев). Будущий атаман обосновался у старообрядцев, от них узнал о последних событиях на реке Яик.

Яицкие казаки

С давних времен жители этих мест охотились, добывали рыбу, соль, беспрепятственно ходили по реке их торговые ладьи. В 1754 году, введенные правительством запреты на свободную добычу и продажу соли, лишили их прибыли. Кроме того, жизнь казачьих станиц регулировалась выборными атаманами. Теперь же атаманы назначались по указу столичных чиновников. Все челобитные в Петербург не меняли положения дел.

В начале 1772 года волна возмущения казачьего братства беспределом местных властей достигла точки кипения. Взяв иконы и хоругви, они отправились в Яицкий город за правдой. Их требования сводились к тому, чтобы им вернули исконные привилегии и дозволили избирать атамана и старшин народным голосованием.

Колонна была расстреляна солдатами. Зачинщики жестоко казнены. Полторы сотни человек отправили по этапу на вечное поселение в Сибирь, десятки были забриты в солдаты. Остальных заставили присягнуть на верность государыне. Страсти поутихли, но спокойствия уже не было. Недовольство своим положением низших слоев населения России нарастало. В этом была главная причина Пугачевского восстания.

Как все начиналось

В то время общественность широко обсуждала слухи о свержении Петра III – безвольного супруга императрицы. Говорили о том, что добрый царь готовился дать свободу крепостным, но дворяне, не желавшие этого, пленили государя. Гонителям не удалось лишить его жизни. Он спасся и скоро взойдет на свой трон.

В голове Емельяна Ивановича рождается гениальный план: объявить себя императором, поднять казаков и увести за собой на свободу. Одевшись купцом, он явился в Яицкую слободу, чтобы на месте выяснить настроения казачества, найти единомышленников и людей, на которых можно рассчитывать. Он назвался императором и рассказал о своих планах небольшой группе казаков. Местные не доверились незнакомому человеку и написали донос. Вернувшись обратно, Пугачев был схвачен и заключен в тюрьму.

Читайте также:  Зайцев нет зеркало река

В конце 1773 года дерзкий и находчивый острожник сбежал. Дорога снова привела его в Заволжье. Теперь он не пошел в город, а остановился в 60 верстах от него, в Таловом умете Степана Оболяева. Мятежник снова провозглашает себя чудом спасшимся императором, обещает вернуть казакам их права и установить народовластие.

Вести о приезде выжившего царя-заступника поползли по улицам казачьих поселений. Вокруг самозванца начали собираться недовольные властью. В первых числах сентября 1773 сформировался первый отряд повстанцев, состоящий всего из 80 яицких храбрецов. Принародно был зачитан первый манифест нового императора Петра III, в котором им даровалось пожизненное владение рекой «с вершин и до устья, и землею, и травами, и денежным жалованьем, и свинцом, и порохом, и хлебным провиантом».

На следующее утро отряд бунтаря вырос до 200 бойцов. На вооружении самодеятельной армии были луки со стрелами, сабли, ружья. Конные формирования составляли степные народности: башкиры, казахи, калмыки. Воодушевленное войско, развернув знамена, выступило к Яицкому городищу. Восстание Пугачева началось.

картина Михаила Авилова

Идея о возвращении привилегий и вольностей простому люду была близка и понятна. Это то, чего ждали от батюшки-императора не только казаки. Мечтой о вольной жизни на своей земле жили крестьяне. Мысли о достойной оплате тяжелого физического труда не покидали рабочих заводов и фабрик. Постепенно они пополнили ряды участников волнений. Небольшой отряд казаков стал многочисленным разночинным формированием. Император повел его к Оренбургу.

Пугачев под Оренбургом и на Урале

Центр Оренбургской губернии имел хорошо укрепленные стены. Гарнизон его защитников состоял из трех тысяч обученных солдат. Осада города длилась полгода, но занять Оренбург пугачевцы не смогли, несмотря на то, что их ряды пополнялись ежедневно.

Оренбургская крепость XVIII века

Правительственные подразделения, отправленные в крепость для подавления пугачевского бунта, были разгромлены повстанцами. Положение было серьезным. Екатерина предприняла решительный ход. Она назначила главнокомандующим правительственными формированиями опытного военачальника генерала А. Бибикова. Он сумел переломить ход войны. В марте 1774 лучшие силы народного предводителя были побеждены. В результате наступательной операции более двух тысяч повстанцев остались на поле сражения, около четырех тысяч получили ранения или были пленены. Остальные были вынуждены бежать.

Екатерина вздохнула спокойно: казалось, пугачевское восстание ушло в историю. Но оказалось все иначе. Весной этого же года отряды бунтаря были замечены движущимися на Урал. Восстание под предводительством Пугачева вновь набирало обороты. В районе Троицкой крепости его армия насчитывала более 10 тысяч человек. Руководил этим сборным воинством специально созданный штаб. Но несмотря на все усилия, управлять пугачевской армией было сложно. Действовали борцы за свободу по-разбойничьи: жгли усадьбы, громили заводы, уводили скот. Часть крестьян и рабочих присоединялись к пестрым отрядам Емельяна Ивановича, другие вставали на защиту цехового и личного имущества.

Пугачев в Поволжье

Указы новоявленного императора привлекали в ряды повстанцев отряды поволжских народов. На верность Емельяну Пугачеву присягали удмурты, марийцы, чуваши. Им были близки и понятны лозунги о свободе, призывы к расправе над помещиками и дворянами. Манифесты, на которые был так щедр народный царь, обещали сытую свободную жизнь. Пугачевское восстание воодушевляло нищий народ. Повсеместно возникали стихийные отряды недовольных местной властью. Эти формирования действовали несогласованно и беспорядочно. Часто громили соседние поместья, не доставляя хлопот своим хозяевам.

В середине лета 1774 двадцатитысячное войско вошло в Казань. Но прибывшие на помощь местному гарнизону полки императрицы под началом генерала И. Михельсона выбили их из занятого города. Лжецарь с оставшимися бойцами обосновался на правом берегу Волги. Он принял решение двигаться вниз по реке. Отряд вновь пополнился бурлаками, поволжскими и запорожскими казаками. Небольшие города сдавались практически без боя. На его пути было одно серьезное препятствие – Царицын.

В конце лета отряды под предводительством народного императора были разбиты у этой мощной крепости. Мятежники возвращались на Урал. Атаман с немногочисленным отрядом ушел на левобережную Волгу. В сентябре этого же года верные соратники изменили своему командиру. Царь Петр Федорович стал разбойником Емелькой Пугачевым. Связанного его доставили в Яицкое городище. Далее по этапу направили в Симбирск. Сопровождал лжецаря сам граф Александр Суворов. Пугачев сидел в деревянной клетке, стоявшей на простой деревенской телеге.

Пугачева этапируют в Симбирск

Бывшие соратники атамана пустили слух, что арестант не имеет отношения к царствующей персоне, он беглый каторжник и разбойник. Ряды мятежников поредели. Сил для сопротивления не осталось. Последние отряды были уничтожены в башкирских лесах, по волжским берегам и на Украине. Восстание под предводительством Пугачева было подавлено.

Расправы над бунтовщиками

Приближенные Екатерины жестоко расправились с мятежниками. Императрица считала, что казни должны стать уроком для народа. Нельзя безнаказанно противиться воле государыни. Людей убивали без суда и следствия. По обочинам дорог были оставлены трупы повстанцев. Крестьяне, примкнувшие к пугачевскому войску, были биты плетьми и розгами, посажены на колья. Многие лишились носов и ушей.

10 января 1775 года на Болотной площади Москвы был казнен и сам предводитель. Перед смертью народный атаман поклонился собравшемуся люду и попросил у всех прощения. Вместе с ним повесили его сподвижников. Бунтари лишились своих вдохновителей.

Пугачев перед казнью

Итоги крестьянской войны

Пугачевское восстание никак не облегчило положение крестьян. Реакция правительства оказалась жесткой, крепостное право усилило гнет народа. По царскому повелению крепостными стали украинские земледельцы. Крестьяне не могли менять своего хозяина на кого-то другого.

Казачьи старшины были жалованы всеми правами российского дворянства. Вольные поселения уничтожались. Запорожских казаков переселили на кубанские земли. Оброки и подати с крестьян собирались с прежней регулярностью.

Кратко восстание Пугачева можно назвать яркой, но недолгой вспышкой народного гнева. Императрица сделал все, чтобы стереть из народной памяти события этих лет. Река Яик стала называться Уралом. Уральским стал и одноименный городок. Малую родину бунтаря переименовали в Потемкинскую. Но в памяти простых мужиков остались воспоминания о минувших событиях, была жива надежда на возвращение доброго и справедливого царя.

Пугачевское восстание. Кратко в датах

Более трех лет Россия наблюдала за театром военных действий, развернувшихся в Поволжье и на Урале. Пугачевский бунт взволновал жителей великой державы. Посылом стал 1772 год, когда солдаты расстреляли колонну взбунтовавшихся в Яике. Дальше события развивались стремительно.

Годы восстания Пугачева – 1773 – 1775:

  • 1773 год:
  • январь – арест предводителя, тюрьма в Казани;
  • 19 июня – побег из острога;
  • сентябрь – слух о спасении царя Петра Федоровича;
  • 18 сентября – наступление на Яицкое городище; пал Илец;
  • 27 сентября – падение Татищевой крепости;
  • 5-18 октября – попытка войти в Оренбург;
  • 28 ноября-23 декабря – неудавшийся захват Уфы.
  • 1774 год:
  • январь – войско подходит к Екатеринбургу;
  • 25 января – вторая неудача под Уфой;
  • 8 февраля – захват Челябы (Челябинска);
  • март – отход от Оренбурга;
  • 22 марта – поражение у Татищевой крепости;
  • 1 апреля – неудача под Сакмарой;
  • 12 апреля – проигран бой под Иртецкой крепостью;
  • 16 апреля – освобожден Яицкий городок;
  • 21 мая – неудача под Троицком;
  • начало июня – попытка войти в Казань;
  • 15 июля – императорская армия освободила Казань;
  • 31 июля – Пугачев вошел в Пензу;
  • 7 августа – пал Саратов;
  • 21 августа – провал попытки штурма Царицына;
  • 8 сентября – Пугачев сдан в плен яицкими военачальниками.
  • 1775 год:
  • 10 января – предводитель бунтовщиков казнен, восстание Пугачева подавлено.

Причины поражения пугачевского войска

Мятежники, стремившиеся к свободе и лучшей доле, были обречены изначально. Объединенные общей идеей, они не стали группой единомышленников. Простолюдины не имели четкой стратегии и плана действий. Участники восстания Пугачева стремились к реформам, но понятия не имели о будущем государственном устройстве. Разрозненные племена, народности, общности, примыкая к пугачевскому движению, не хотели становиться его частью, каждый воевал для себя. Не было у них и единства среди руководства.

Армия Екатерины Великой имела современное вооружение и грамотных военачальников. Это были формирования профессиональных военных, обученных действовать в любых условиях. В армии царила дисциплина и порядок.

Пугачевское восстание в художественном творчестве

Героическая борьба простого люда вдохновляла поэтов и писателей на создание произведений о подвигах народного заступника. Первое фольклорное произведение о событиях тех лет появилось в 40-х годах XIX века. Это была «Сказка про Пугачева и вдову Харлову».

Большой интерес к событиям тех лет проявлял А.С. Пушкин. На протяжении двух лет он изучал хронику событий, размышляя над итогами пугачевского восстания, работал над историческим романом «История Пугачева» (1834) и повестью «Капитанская дочка» (1836). В XX столетии к истории народной войны обращался Сергей Есенин в поэме «Пугачев». Историческую правду попытался восстановить В.Я. Шишков в монографии «Емельян Пугачев».

События времен крестьянской войны Пугачева вдохновляют и кинематографистов. Примером могут быть фильмы «Пугачев» (1937) режиссера Павла Петрова-Бытова и «Емельян Пугачев» (1978) Алексея Салтыкова. Притягивает фигура Емельяна Ивановича и современных деятелей кино: Александра Прошкина («Русский бунт», 2000 г.), Екатерину Толдонову («Государыня и разбойник», 2009 г.).

Истории о подвигах во имя правды и справедливости испокон веков захватывали простых людей. Во все времена появлялись свои «Робин Гуды» и стояли на страже их интересов. Плохое забывается. Остается светлое воспоминание о героях, отдавших жизнь за свободу и братство.

Источник

Яик или Урал. От Пугачёва до Чапаева.

Все знают реку Урал и наверняка знают его старое название-Яик. Но почему его переименовали и кто. Что значит слово Яик. Попробую разобраться.

Урал или Яик третья по протяжённости река на евразийском континенте, уступает только Волге и Дунаю. Протяженность 2428 км, находится на территории России и Казахстана, впадает в Каспийское море, а начинается в Уралтау(хребет Южного Урала), в Башкирии.

Ещё Птоломей во II веке нашей эры, на своих картах упомянул выше указанную реку, а называл ее Даикс. Не много похоже на Яик. А само название Яик, происходит от тюркского разливающий, затопляющий.

А в русских летописях 1140 года, река упоминается как Яик.

Все знают события происходящие в XVII веке, это крестьянское восстание под предводительством Емельяна Пугачёва в 1773-1775 годах. Яицкие казаки имели некую автономию и между старшинской верхушкой войска и правительством произошли, мягко говоря разногласия, переросшее в не повиновение , а по сути в открытую гражданскую войну.

После подавления восстания, Екатерина II решила стереть память об этих событиях, вплоть до переименования реки Яик в Урал.

Емельян Пугачёв

«Для совершенного забвения последовавшего на Яике несчастного происшествия»-так обосновывалось переименование реки.

Что характерно, в башкирском и казахском языке, осталось прежнее название.

И вот с 15 января 1775 года Яик стал Уралом. Тоже интересное название. В переводе с мансийского «Ур Ала» — означает вершина горы.

Наши далёкие предки в Древней Руси, если и имели представление о далёких непреодолимых горах, то слово Урал не слышали. А называли просто «Камень», «Каменный пояс».

По мнению учёных, слово Урал, взято у башкирских народов в XVI веке и так и осталось это название в русском языке.

Ну от сюда и переименовали реку Яик в Урал из-за того, что расположен рядом с горами Урала.

Вообще Урал-это тюркское мужское имя. Согласно легенде батыр по имени Урал, победил смерть, но отдал за это свою жизнь. Над его могилой люди насыпали курган, который превратился в горы, а останки батыра Урала со временем преобразовались в золото, серебро и железо.

Яик или Урал. От Пугачёва до Чапаева.

Есть ещё одно значимое событие, которое произошло на реке. Это гибель легендарного комдива Василия Ивановича Чапаева. Согласно официальной версии, он погиб 5 сентября 1919 года. Но как это произошло на самом деле? Никто толком и не знает.

Чапаев В.И.

По одной версии, когда спец отряд хорунжего Белоножкина прорвался к квартире-штабу Чапаева, в суматохе комдив выбежал через дверь на улицу. Белоножкин выстрелил в него и ранил в руку. Но ему удалось скрыться

Позже, Чапаев остановил бежавших красноармейцев и сколотил небольшой отряд. Он начал контратаку, но был тяжело ране в живот и командовать уже не мог.

На досках его переправили через реку Урал и видимо на том берегу, он скончался от полученных ран.

Существует и другая версия. Белогвардейцы внезапно напали на отряд большевиков и погнали их к реке. Многие, спасаясь прыгали в реку и погибли. Погода была по-осеннему холодная и выжить в холодной реке было мало шансов.

А В.И. Чапаева поймали и доставили в Гурьев(ныне Арытау, город в Казахстане) к атаману В.С. Толстову. На тот момент, он был Войсковым атаманом Уральского казачьего войска. На этом след комдива теряется.

Атаман Толстов В.С.

Можно только догадываться, что с ним произошло. Ведь время было лихое и особо не церемонились с пленными, а тут целый комдив.

Вот одни из событий, которые происходили на реке Урал. И эти два события происходили во время войн: крестьянское о восстания 1773-1775 годах и гражданской войны 1917-1922 годах.

Источник

Тест по истории Восстание под предводительством Пугачева 8 класс

Тест по истории Восстание под предводительством Пугачева для учащихся 8 класса с ответами. Тест включает в себя 2 варианта, в каждом варианте по 10 заданий.

1 вариант

1. Назовите три причины восстания под предводительством Е. Пугачёва. Запишите цифры, под которыми они указаны.

1) расширение привилегий крестьян
2) написание трактатов в поддержку отмены крепостного права
3) усиление произвола со стороны помещиков
4) расширение прав дворянства распоряжаться своими кре­стьянами
5) развитие рабочего законодательства
6) несправедливая национальная политика

2. По какой причине участники восстания назвали Емельяна Пугачёва именем «Пётр Фёдорович»?

1) при рождении родители назвали его Петром
2) Пугачёв взял имя «Пётр» в честь Петра I
3) Пугачёв выдавал себя за свергнутого императора Петра III
4) Пугачёв взял имя «Пётр» в честь города Санкт-­Петербурга, где он родился

3. Как назывались письма, которые Пугачёв рассылал для привлечения новых сторонников восстания?

1) чудесные письма
2) прелестные грамоты
3) восхитительные дипломы
4) удивительные записки

4. Назовите дату начала первого этапа восстания.

1) 1762 г.
2) 1773 г.
3) 1775 г.
4) 1785 г.

5. Салават Юлаев — это

1) сподвижник Емельяна Пугачёва, участник восстания
2) глава правительственного отряда, который боролся с ар­мией Пугачёва
3) визирь Османской империи, который предложил воен­ную помощь Пугачёву
4) один из министров Екатерины II

6. Какой город почти шесть месяцев осаждали восставшие, но так и не сумели захватить?

1) Воронеж
2) Оренбург
3) Астрахань
4) Орёл

7. Какую меру наказания определило правительство Екате­рины II для Емельяна Пугачёва?

1) Пугачёв был разжалован в солдаты и отправлен в действующую армию
2) Пугачёв был приговорён к каторге
3) Пугачёв был выслан из страны
4) Пугачёв был приговорён к четвертованию и казнён

8. Название какой реки было официально изменено после по­давления восстания Пугачёва?

1) Днепр
2) Волга
3) Яик
4) Клязьма

9. Как стало именоваться казачество, которое принимало ак­тивное участие в восстании Емельяна Пугачёва, после пода­вления восстания?

1) московским
2) оренбургским
3) уральским
4) хмельницким

10. Отметьте одну из особенностей восстания под предводитель­ством Е. Пугачёва.

1) борьба с царизмом, отказ от монархии, выдвижение идеи республики
2) идея «мужицкого царя», которого понимает и поддер­живает народ и который стремится к освобождению кре­стьян от крепостного права
3) отказ от участия в восстании представителей националь­ных окраин
4) организация отрядов восставших из крестьян и дворян

2 вариант

1. Назовите три причины восстания под предводительством Е. Пугачёва. Запишите цифры, под которыми они указаны.

1) завершение промышленного переворота
2) бесправие крепостных
3) расширение вольностей крестьян
4) тяжёлое положение рабочих на мануфактурах
5) увеличение вольнонаёмного труда на мануфактурах
6) отношение к представителям национальных окраин как к людям «второго сорта»

2. В каком году началось восстание Е. Пугачёва?

1) 1740 г.
2) 1761 г.
3) 1773 г.
4) 1775 г.

3. До начала восстания Емельян Пугачёв

1) воевал и дезертировал из армии
2) воевал и дослужился до офицерского звания
3) уклонялся от военной службы
4) принимал участие во Французской революции

4. За какого государя выдавал себя Емельян Пугачёв?

1) Петра I
2) Петра II
3) Пeтpa III
4) Ивана Антоновича

5. Отряд башкир, которые принимали участие в восстании, возглавлял сподвижник Емельяна Пугачёва

1) И. Зарубин-Чика
2) Салават Юлаев
3) Витус Беринг
4) Исмагил Тасимов

6. Кто возглавлял правительственные войска, которые разбили армию Пугачёва в сражении под Татищевой крепостью?

1) А.И. Бибиков
2) А.Г. Орлов
3) И. 3арубин-Чика
4) А. Овчинников

7. Назовите город на Волге, окраины которого армия Пугачёва взяла на втором этапе восстания и о взятии которого отпра­вили депешу Екатерине II.

1) Астрахань
2) Липецк
3) Казань
4) Курск

8. Как сложилась судьба Е. Пугачёва после восстания?

1) Пугачёв уехал в Турцию
2) Пугачёв был убит при осаде Таганрога
3) Пугачёв был схвачен царскими войсками и помилован Екатериной II
4) Пугачёв был схвачен казачьей верхушкой и выдан для казни правительству

9. Как была названа река Яик после восстания Пугачёва?

1) Волга
2) Нева
3) Урал
4) Ока

10. Отметьте одну из особенностей восстания Е. Пугачёва.

1) присоединение к восстанию крестьян, работных людей и дворян, не желавших участвовать в Русско-турецкой войне
2) совместное участие в восстании крестьян, работных лю­дей и представителей национальных окраин
3) отказ от поддержки восставших со стороны националь­ных окраин
4) активный переход дворян на сторону восставших

Ответы на тест по истории Восстание под предводительством Пугачева
1 вариант
1-346
2-3
3-2
4-2
5-1
6-2
7-4
8-3
9-3
10-2
2 вариант
1-246
2-3
3-1
4-3
5-2
6-1
7-3
8-4
9-3
10-2

Источник